Дж. Д. Петтит (Англия)

Практика длиною в двадцать один год.
Почему я стал гомеопатом


Heal Thyself (The Homœopathic World), vol. LXXIХ, № 938, February 1944, pp. 53–64

Перевод Зои Дымент (Минск)

Моему сыну двадцать один год, но прежде чем я расскажу вам о своих мытарствах и о том, как гомеопатия спасла положение, когда ортодоксальные врачи ничего не смогли сделать, и я должен был заплатить за их помощь и выполнить работу сам, я должен вернуться к 24 декабря 1913 года. Я был невежественным женатым молодым человеком, и это стало причиной рождения моего первого ребенка. Девочка родилась приблизительно в 20 часов в Рождественский сочельник. Все дело завершилось примерно за два часа и, так как это был сочельник, медсестра оставила меня с женой и новорожденной, предупредив: "Если я вам понадоблюсь, позвоните!" В 23 часа я вошел, чтобы посмотреть, как дела у жены. О, что за зрелище предстало передо мной! Она задыхалась, и я позвонил медсестре. Та пообещала, что явится через несколько минут. Прошел час, медсестра не пришла, поэтому я снова позвонил. "Медсестра в пути", — услышал я в ответ. Я уже знал, что случилось: началось кровотечение, вместе с кровью жизнь покидала жену, и не было никого, кто пришел бы на помощь. Я был невежественен, но понимал, что необходим воздух, поэтому я распахнул окно и, обмахивая жену полотенцем, вернул ее к жизни. Спустя некоторое время — я не знаю, сколько времени прошло, — кровотечение остановилось, жена заснула и спала, пока рождественским утром в 8.30 не пришла медсестра. "Боже мой", — произнесла она, когда она увидела, в каком состоянии была жена. Кровь пропитала матрац и собралась в лужу на полу. Медсестра сказала: "Ради бога, не говорите никому об этом, пожалуйста, не надо!" Будучи невежественным, я успокоил ее, сказав, что никому не расскажу. Я не знал тогда то, что знаю теперь, пройдя через годы слабости и болезней моей жены, тревог и расходов по счетам докторов и на лекарства. Все врачи, лечившие жену, терпели неудачу, пока она не отправилась к врачу-гомеопату, который диагностировал ее случай как кишечный застой, пролапс, вызывающий общую слабость. Он отчасти вылечил ее и упорно трудился, чтобы она восстановилась полностью. Невежество и отсутствие средств остановило хорошую работу, но я должен сказать, что моя жена во всех отношениях чувствовала себя намного лучше, пока 1 сентября 1922 года не родила мальчика.

Прежде чем я расскажу вам об этом испытании, я должен написать о себе. Я был развалиной в физическом и нервном отношении, страдая бронхиальным катаром, неврастенией и слабостью сердца из-за чрезмерного курения. Меня лечили многие врачи, я перепробовал множество рекламируемых тонизирующих средств, но все это не привело ни к чему хорошему. Последний врач сказал моей жене: "Ну, вы видите, г-жа П., ваш муж — очень слабый человек, и мы не можем добиться многого в таких случаях!" Моя слабость была так ужасна, что по пути на работу я много раз присаживался на скамейку в парке и плакал от разочарования и слабости. Я боялся наступления следующего дня. И тогда сосед посоветовал мне обратиться к гомеопату. Хотя этот гомеопат не был указан в медицинском регистре, но он умел помочь многим людям вернуться к здоровью и счастью. В отчаянье я отправился к нему. Он проявил большой интерес и был, на мой взгляд, очень внимателен, задал множество вопросов, таких, какие никто не задавал мне раньше. Было похоже, что он знает свою работу. Он исследовал мою историю самым тщательным образом и прописал различные таблетки и маленькие пилюли, ничего противного, похожего на бром, стрихнин и т.д., которые я обычно принимал, — мерзкая, бесполезная дрянь! Я решил, что его лекарства очень просто и приятно принимать. И вот через некоторое время депрессия и слабость, катар и сердцебиение, одышка и зябкость оставили меня. Это было похоже, как если бы с меня снимали одну одежду за другой, пока я не получил новую жизнь от человека, который не был ни членом коллегии, ни сотрудником госпиталя, но обладал даром исцеления и чувствами целителя, который также страдал и столкнулся с бедой в своей семье, что сделало его способным служить своим ближним.

Теперь вернемся к 1 сентября 1922 года. Мой сын появился на свет около 15 часов после преждевременных родов. Роды должны были произойти не ранее ноября. Точно известно, что имелся повод для преждевременных родов. Я увидел сына примерно через час после родов, к тому времени он был умыт и одет. Совершенно чудесный, нежный маленький мальчик. Никогда не сталкиваясь с необходимостью особого обращения с такими детьми, я думал, что все было вполне в порядке. Доктор и медсестра в курсе всего. Так что ребенок был накормлен, вымыт и одет, как обычный ребенок, родившийся в срок 9 месяцев. Все в порядке, врач и медсестра знают свое дело, все должно быть в полном порядке! Но проблемы начались в конце первой недели. Стул плохой; стул отсутствует; затрудненный белый стул, с сильной болью в животике, подтягивание ножек из-за боли и рвота едой. Доктор, которому об этом сообщили, покачал головой: "Даже если вам удастся вытащить его, он долго не протянет".

Через неделю, утром в воскресенье, начались судороги. Я пошел за доктором, который посоветовал дать ребенку бренди и молочную сыворотку. Я давал бренди и сыворотку, пока вечером судороги не остановились. Наконец, ребенок заснул, и, казалось, что ему лучше. После этого мы давали ему меньше еды, что, казалось, подходило мальчику, так как здоровье его улучшалось и боли отсутствовали, пока доктор не посоветовал добавлять в молоко сырые сливки. Беда вновь случилась в воскресенье утром. Весь день у ребенка были судороги. Доктор позвонил вечером и сказал: "Он не доживет до утра. Утром я принесу свидетельство о смерти".

Вот когда появилась книга "Естественный путь в болезни и лечении". Я читал книгу о естественном исцелении, о значении для больных свежих фруктовых соков. Жене, которая все еще находилась в постели, слабая и беспокойная, купили виноград. Вот что я сделал для спасения сына, когда ортодоксальный врач оказался бессилен. Вы скажете, что это непрофессионально? Но я говорю: "Что вы собираетесь делать в критической ситуации, если непрофессионализм может спасти там, где профессионализм потерпел неудачу? Жизнь должна быть сохранена любой ценой, всеми средствами, имеющимися в нашем распоряжении. У профессионалов есть множество способов и средств, чтобы люди комфортно умирали, но их не хватает, чтобы люди комфортно жили".

Моя жена на ночь перешла спать в другую комнату, оставив меня с ребенком. Его маленькие ножки почернели от застоя, маленькое личико дергалось, и все его тело часто сотрясалось в судорогах. Помолившись о помощи и мудрости, я выжал немного виноградного сока в серебряную ложку и накапал его между маленькими синими губами. Это было примерно в полночь. Я ждал, ребенок вздрогнул, застонал и открыл глаза. Я подумал, что это конец и он уже умирает. Его глаза были закрыты, я ждал и прислушивался. Его дыхание стало ровным и легким, дерганье и судороги прекратились, он спал. Слава Богу, какое облегчение! Я наблюдал за ним еще некоторое время, затем прилег отдохнуть, спал, и проснулся около 7 часов. Ребенок все еще спал и выглядел прекрасно. Я спустился вниз за чашкой чая. Жена услышала, что я спускаюсь по лестнице. Она подумала, что я нес ребенка вниз где-то спрятать его перед похоронами, чтобы она его не увидела. Я дал ей чашку чая и рассказал все о своем ночном эксперименте. Она не могла поверить, что наш мальчик еще жив, пока не увидела, как мирно он спит. Позже пришел врач со свидетельством о смерти, и ему сразу объяснили, что оно не требуется, что ребенок еще жив и будет жить. Я решил, что если я смог сделать одно дело, то смогу и другое. Ребенок был жив, но заслуги врача в этом не было. Я обратился к другому врачу и другой медсестре, и за это время я понял, что ребенок, родившийся преждевременно, требует другого ухода, по сравнению с родившимся вовремя. Его следует купать в оливковом масле, для питания его суставов в них следует втирать рыбий жир, а вот через рот он должен получать минимальное количество еды. Его следует обернуть ватой, завернуть во фланель и поместить в инкубатор на месяц или два. "Инкубатор? — спросите вы. — Как будто инкубатор может найтись в доме рабочего!" Но проблема ли это? Для меня это не было невозможным. Я приступил к работе и сделал инкубатор, а затем равномерно подогревал его и следил за температурой днем и ночью. При таком правильном уходе, когда врач, медсестра и родители работали дружно, у мальчика больше не было судорог, и он постепенно начал расти. Иногда только на унцию в неделю; его вес отмечали на диаграмме. Первая отметка соответствовала двум с половиной фунтам (1,134 кг. — Прим. перев.) в возрасте одного месяца. Вы видели кролика на разделочной доске, верно? Ну, тогда представьте эту картину. Из прекрасно выглядящего новорожденного он превратился в высохшего морщинистого ребенка-старичка к одному месяцу. В двенадцать месяцев он не достиг двенадцати фунтов (5,443 кг. — Прим. перев.), и прошло два года и восемь месяцев, прежде чем мы смогли отдыхать по ночам. Именно в этот тяжелый период я впервые использовал гомеопатию. Прорезывание зубов у ребенка было очень трудным, что не было удивительным при таком неудачном старте в жизни. Из-за постоянного плача и боли я дал ему Chamomilla 6Х. Результат был превосходен. Chamomilla очень помогла мне в лечении моего первого пациента. Как, вы дали лекарство такому крошечному месячному ребенку, весящему всего 2,5 фунта? Да, и результат был изумительным, а лекарство безопасным! С этого момента при всех детских болезнях — кори, скарлатине, ветряной оспе, кашле, простуде, сенной и других лихорадках я лечил всех обратившихся ко мне гомеопатическими лекарствами. Матери, не сделать ли и вам этот выбор? Вы избавитесь от беспокойства и тревог, разочарований и расходов, изучив домашнюю гомеопатию.

Во второй раз гомеопатия послужила мне в критической ситуации, когда у моей жены было рожистое воспаление. Однажды рано утром жена разбудила меня, сильно страдая из-за воспаленного пятна на ноге, жгучего, колющего и зудящего. Позже на ноге появилось еще одно пятно, выше первого, и пятна продолжали появляться на различных частях тела. Я испугался и привез ее к врачу, который, осмотрев ее, велел отправляться домой и отдыхать. Жена была изнурена тревогами и тяжелой работой по уходу за ребенком и получала некоторое время лечение, но улучшения не было. После обеда она отправилась спать. Я сделал необходимые дела во второй половине дня и занимался детьми. Приблизительно в 17.30 я отнес ей чай. Я увидел, что ей стало гораздо хуже, красные пятна появились уже на лице, и она была в полубессознательном состоянии и бредила. Я решил, что ей лучше оставаться в постели остаток дня, и пришел снова посмотреть, как она, в 19 часов. По тому, что я увидел, я понял, что столкнулся с еще одной критической ситуацией, и подумал: "Нет смысла идти за врачом, сделай сам, что сможешь", и так я и поступил. Я вышел из дому, чтобы обратиться за помощью к аптекарю, моему другу. По дороге я встретил другого приятеля, который заметил мое беспокойство. Я все рассказал ему, и он велел мне следовать за ним к нему домой, что я и сделал. Дома он нашел небольшую книгу, вложил ее мне в руку и сказал: "Возвращайся домой, найди болезнь в этой книге, дай то, что рекомендуется при ее симптомах. Делай то, что сказано в этой книге". Я бросился домой, нашел болезнь, выбрал лекарство и вновь побежал к другу-аптекарю. Тот уже собирался покинуть аптеку, так как рабочий день закончился, но вернулся и принес то, что мне требовалось, Belladonna 6Х, которая была указана в книге. Я давал ее жене, которой было очень плохо, каждый час по дозе, пока симптомы не утихли. К моей радости, после четвертой дозы она начала поправляться, и вскоре, поспав, она проснулась утром вполне здоровой.

Я тогда просто проглотил эту книгу. Я изучил историю жены от А до Я и начал лечить ее в соответствии с написанным, с удивительными результатами. Чтобы запомнить эту книгу, "Назначение лекарств" (Prescriber) Кларка, я переписал ее едва ли не слово в слово. Болезнь жены была в июне. В конце августа ее родственники приехали издалека на праздники. К тому времени ее нервное состояние стало намного лучше, и она окрепла телом. За два месяца я был в состоянии достичь с помощью гомеопатия большего, чем все ортодоксальные врачи за годы лечения. Как-то мы все пошли на пикник на пляж. После обеда жена сказала: "Почему мы не взяли наши купальные костюмы?" Мы все засмеялись, потому что ее слова показались слишком нелепыми. Она меньше чем кто-либо другой должна была думать о купании в открытом море и раздевании на открытом пляже, ведь она даже летом не могла принять ванну, если в комнате не был разожжен камин. Во всяком случае, просто чтобы посмотреть, как она отреагирует, я отправил дочь взять на время костюмы в чайной хижине рядом, и дочь беспрекословно принесла нам по костюму. Мы были приятно удивлены, зная, что прежде жена не желала купаться, а сейчас плескалась, купалась и веселилась вместе со всем. На следующей неделе мы пошли на другой пляж неподалеку. Она опять купалась и выразила желание остаться в коттедже поблизости на праздники, если они смогут разместить нас. Там были свободные номера, поэтому мы вернулись домой, упаковали вещи и назавтра отправились туда на отдых. Жена купалась каждый день и была в полном восторге. Спасибо гомеопатическому лечению!

Следующая критическая ситуация коснулась нас всех. Это произошло во время эпидемии гриппа 1926 года, когда вокруг умирали соседи, друзья и знакомые. Я заболел гриппом в понедельник ночью, сын — во вторник, жена — в среду, дочь — в четверг. Никто за стенами нашего дома не знал о нашем состоянии. Врача мы не вызывали. Критическая ситуация, и никакой помощи ниоткуда. К этому времени у меня была аптечка и 1-2 книги по гомеопатии. В аптечке были Arsenicum 6Х, Baptisia 3Х и Belladonna 6Х, так что я был в безопасности. Для начала я дал каждому Arsenicum 6Х, а затем, с появлением симптомов, я по показаниям давал Baptisia 3Х или Belladonna 6Х. Ночью, во время моего гриппозного кризиса, я чувствовал себя так, будто у меня был пылающий огонь внутри и кипяток снаружи, а во рту — боже, что за ощущение! — будто была жженая кожа. С женой происходило то же самое, и она спросила: "Это опасно?" Я ответил: "Тебе полегчает после полуночи, завтра жар спадет, следующей ночью станет лучше", и так и произошло. Я должен был позаботиться также о двух других пациентах. Таким образом, я должен был действовать как врач, медсестра, повар и горничная, будучи при этом сам пациентом. Гомеопатия сослужила нам хорошую службу. Я вернулся к работе через 10 дней, а дочь вернулась к своим делам двумя днями позже. Те, кто обращался к ортодоксальным врачам, получали помощь, уносившую их в могилу.

Что касается специфических лекарств от гриппа, то от этой заразной болезни имеется несколько безопасных и надежных гомеопатических препаратов. Также имеется много специфических лекарств при септических состояниях всех видов, и они могут помочь, вероятно, лучше, чем широко рекламируемый чудо-препарат пенициллин, который вскоре будет заменен другими чудо-лекарствами, как это бывало в прошлом. Каждый человек должен знать, как позаботиться о своем здоровье. Каждый человек может стать врачом для самого себя и действовать безопасным и приятным способом. Каждые жена и мать должны уметь обеспечить простое, но поистине чудесное лечение для всех в своем семействе, кто находится под их опекой. На сегодняшний день представления здравоохранения о лечении гриппа туманны. Оно гоняется за микробами, но гомеопаты убивают микробы с помощью Baptisia и ничуть не беспокоятся о виде этих маленьких тварей.

Следующая критическая ситуация, с которой я столкнулся, была связана с тем, что у дочери произошел нервный срыв. То же самое случилось также с шестью другими сотрудниками ее отдела. Основной причиной было злобное отношение к ним со стороны начальника отдела. В результате все девушки вынуждены были обратиться к врачу из страховой кассы, чтобы получить свидетельство, удостоверяющее, что они не в состоянии работать, и вот результат. Две девушки умерли от лечения по страховке. Трое не смогли вернуться к делам — тоже от лечения по страховке. Моя дочь вернулась к делам через две недели, получив в период лечения Ignatia 3Х, Kali phos. 6Х и настойку Acid. phos. 1Х после еды. Еще одна девушка вернулась на работу после многих месяцев тяжелой болезни — тоже на лечении по страховке.

Какое-то время моя жена была на лечении из-за того, что один доктор назвал гипотиреоидной астенией. Это было новым для меня, так что я вновь проявил любознательность и полностью выложился, изучая эндокринные железы, их функции, дисфункции и патологические результаты последних. Я предложил доктору начать лечение и сделать полезное дело, но он разочаровал меня своим отказом. Если доктора не могут выполнить свою работу сразу, то выглядят потерпевшими поражение и утрачивают к пациенту сочувствие и всякий интерес. Я получил пользу от Natrum mur. 6 и 30, а затем от таблеток Arsen. iod. 3Х.

В другой раз жена нуждалась в лечении из-за изъявления и эрозии шейки матки. Полученное ею местное лечение было успешным, но через несколько месяцев симптомы стали возвращаться, свидетельствуя о том, что основа процесса не была затронута. К тому времени я узнал больше о физиоанатомии, патологии и лечении, поэтому я взялся за лечение и прописал Hydrastis 3Х и спринцевание настойкой Hydrastis. Это привело к быстрому излечению. Тягучие вязкие выделения прекратились, боль в спине и тянущее чувство по всему животу исчезли, а общее здоровье улучшилось, и до сих пор не было рецидивов.

Одно время жене угрожал склероз. Периодически она не могла пользоваться рукой или ногой и дрожала, стуча зубами, словно замерзла. Это вылечил Gelsemium. Я помог ей во время наступления менопаузы с Lachesis, когда он был показан. Я также помог ей при опущении матки, геморрое и при очень упорном запоре. У нее бывали ужасные нервные головные боли и невралгии, много других недугов, так много, что все здесь невозможно упомянуть. При всех этих болезнях я с надеждой обращался к гомеопатии, которая ни разу меня не подвела.

Тогда я снова подумал: "Если я смог выполнить одну работу, то смогу выполнить и другую! Почему бы не использовать с трудом заработанный опыт на благо других людей?'' Я начал вести записи о каждом известном больном и собирать все факты, которые мог найти, о его жалобе, исследовал и рассматривал ее гомеопатически. Решая про себя, что я бы делал, если бы это случилось со мной, я продолжал в том же духе, читал, писал, исследовал в течение многих месяцев, иногда засиживаясь до глубокой ночи. Я всегда носил с собой блокнот, делая массу пометок о результатах своих размышлений и о гомеопатической философии. Так, посредством постоянных расспросов и бесед по медицинским вопросам и болезням, я постепенно стал консультантом. Мои друзья и знакомые расспрашивали меня о своем здоровье и связанных с ним проблемах, и я по их просьбам прописывал им лекарства.

С самого начала я воодушевленно помогал беспомощным, принося спокойствие и радость многим людям, покинутым на берегу отчаяния. Время шло, я узнавал все больше и больше, не оставляя в погоне за медицинскими знаниями ни одной темы без внимания. Я изучал фундаментальные принципы всех вспомогательных методов лечения, чтобы получить широкие знания и научиться так же широко лечить. Но это было больше изучением точек зрения, рассуждений, философии и естественной необходимости существования этих методов лечения, ибо лишь то, что действительно эффективно, полезно гомеопатам, а весь мусор следует выбросить. Когда мы имеем дело с человеческой жизнью, преступно пренебрегать ее исследованием.

Я не смог бы помогать ей, не будь я любознательным и не вникай я в доступные немногим и запрещенные сферы. Я должен был что-то сделать или умереть. Присущее мне стремление к самосохранению и сохранению тех, кто мне близок и дорог, по-настоящему возбудили мой врожденный инстинкт целителя. Никто из нас не был бы жив сегодня и не должен был бы выжить, согласно результатам того медицинского обслуживания, за которое я платил. Так я сохранил себя и своих близких с помощью моего собственного инстинкта, упорства и гомеопатии. Гомеопатия открывает перед нами перспективы. Испытайте ее и судите по результатам.