Дж. Эллис Баркер

Как совершаются чудеса исцеления. Новый путь к здоровью

Лондон, 1948

Перевод Елены Загребельной (г. Фукуока, Япония)

— 220 —

ГЛАВА XIV
Как лечат и калечат больных с запором. Аппендицит

Очищение кишечника, вызываемое лекарствами, это неестественное состояние, и хотя часто за применением слабительных следует временное облегчение, они имеют склонность вносить беспорядок в те части организма, на которые в основном распространяется их действие. Кишечник — это не гладкая твердая труба, через которую можно насильно протолкнуть все, что в ней находится, ничего не повредив; это часть живого организма, и для того чтобы подталкивать содержимое в нужном направлении, ему не нужно никаких внешних сил, и в то же время, такие силы не могут не принести вреда, если их применить.
Д-р А. Г. Руддок, "Гомеопатический справочник"

До матерей и до всех других нужно донести понимание того, что средства для очищения кишечника имеют два типа действия: первое, краткосрочное, которое слабит кишечник, и второе, которое длится гораздо дольше и его крепит, так что такие средства на самом деле вызывают запор, вместо того чтобы его излечивать.

Д-р Ферги Вудс, "Британский гомеопатический журнал", 1921 г.

Тогда как врачи рассматривают рак как чисто хирургическое заболевание и отправляют больных раком к хирургам, они часто рассматривают запор как нечто незначительное, и относятся к кишечнику как к железной сливной трубе, которую надо промывать и дезинфицировать. К сожалению, все широко используемые средства для очистки кишечника, слабительные и дезинфицирующие, являются его более или менее ядовитыми раздражителями и наносят огромный вред. Одно из самых популярных средств для очистки кишечника — касторовое масло, чрезвычайно опасное лекарство, которое стало причиной болезни и смерти тысяч человек. Лорд Мойнихен, президент Королевской коллегии хирургов и большой

— 221 —

авторитет в болезнях брюшной полости, написал в своих "Очерках хирургии" в связи с аппендицитом:

Первые симптомы приступа аппендицита — это боли. Желание жены, матери или няни при таких симптомах сейчас же дать энергично действующее средство для очистки кишечника выглядит вполне естественным и инстинктивным. Обычным лекарством в таком случае является касторовое масло, и его дают всем подряд. Через несколько часов после того как проглочено слабительное, пациент вдруг начинает мучиться от новых и еще более невыносимых болей. Стенка живота становится твердой, по нижней части живота быстро распространяется болезненность, неуклонно учащается пульс и немедленно появляются все признаки и симптомы острого перитонита.
Уже прошло семь лет с тех пор как я впервые утвердился во мнении, что при аппендиците именно применение слабительных приводит к острому кризису, поэтому я без колебаний говорю, что несомненной причиной почти каждого случая острого перитонита, по моему мнению, является применение лекарства по очистке кишечника. Давать слабительные детям с болью в кишечнике равносильно убийству, однако, насколько я знаю, матери или няне ребенка не приходит в голову ничего другого, кроме этой самой пагубной меры.

За десятилетия до этого врач-гомеопат д-р Э. М. Хейл в своей книге "Новые лекарства" написал:

Никто из тех, кто наблюдал за влиянием касторового масла в больших дозах, не усомнится, что оно вызывает раздражение кишечника. Если каплю касторового масла капнуть в глаз, оно вызовет раздражение, покраснение, конгестию и боль; если его втереть в кожу, оно вызовет покраснение и образование волдырей. Конечно же, оно вызывает аналогичное раздражение в кишечнике.

Несколько лет назад фирма Джона Мюррея напечатала мою книгу "Хронический запор — самая смертоносная и самая коварная из болезней", вступление к которой написал сэр Вильям Миллиган. Может показаться преувеличением представлять запор как "самую коварную и самую смертоносную из болезней", но это правда, и я доказал правильность этого утверждения цитатами из высказываний сотен авторитетов. Хронический запор

— 222 —

приводит к самоинтоксикации, самоотравлению и к огромному количеству других заболеваний. Кроме того, эта проблема приводит к ухудшению любого другого расстройства и заболевания. Нарушение работы "системы канализации" человека так же опасно, как и нарушение работы канализации в доме или в городе.

Доктор конвенциональной медицины лечит запор, прописывая пациенту одно из своих любимых слабительных, как-то: каломель, кору крушины, касторовое масло, соли или клизмы, массажи и т. д. Бóльшая часть слабительных хотя и приносит временное облегчение, вызывает раздражение и повреждения кишечника и усугубляет это расстройство. Клизмы ослабляют кишечник и ведут к трудноизлечимому ослаблению его активности. После нескольких лет такого лечения жертва этой болезни становится рабом лекарств и промываний, все более сильные меры требуются для того чтобы вызвать испражнение, и в конце концов экскреторная система оказывается полностью испорченной, а пациент — доведенным до отчаяния. Однако у 95% больных запор можно полностью устранить диетическими мерами, временно подкрепленными, если это необходимо, жидким парафином, который является всего лишь смазывающим материалом. Мне приходилось встречать престарелых мужчин и женщин в возрасте 80 и 90 лет, которые всю свою жизнь страдали от запоров, но приходили в абсолютно нормальное состояние при употреблении отрубей и т. д.

Запор самого худшего типа часто приводит к операции. Хирург пытается выпрямить изгибы, освободить кишечник от срастаний; части кишечника, которые из-за его постоянной неправильной работы стали бесполезными, вырезаются и т. д. Гомеопаты не лечат запор как местное расстройство, которое следует исправить ежедневным приемом слабительных, использованием клизм и проч. Они также не одобряют дезинфекцию кишечника ядовитыми лекарствами, например, такими, которые имеют отношение к карболовой кислоте и являются особенно опасными. Руководствуясь принципом "подобное излечивается подобным", они выбирают лекарство, которое вызывало у испытателей те же самые симптомы, которые наблюдаются у конкретного больного, и часто успешно излечивают с помощью нескольких малых доз лекарства самые трудноподдающиеся формы вялости кишечника, считающиеся совершенно неизлечимыми среди врачей конвенциональной медицины. Они должны старательно исследовать

— 223 —

все сопутствующие симптомы и признаки, тщательно изучить историю болезни и из более чем тысячи лекарств выбрать то, которое показано больному. Такой труд часто вознаграждается чудесными исцелениями. В двадцатом томе "Хомиопатик уорлд" д-р Джон Г. Кларк сообщил о следующем исцелении:

Пациентка была молодой замужней женщиной двадцати лет от роду. За девять недель до того времени, о котором я говорю, у нее родился второй ребенок, и она была тогда под наблюдением врача-аллопата. Она медленно приходила в себя, у нее была сильная слабость, влагалищные выделения, головные боли и запор. Через две недели после родов наблюдавший ее доктор дал ей унцию (примерно 30 г. — Прим. перев.) английской соли без какого-либо результата. Она страдала запором уже так давно, что уже и не помнила того времени, когда у нее не было запора. Обычно она облегчалась один или два раза в неделю с помощью искусственных мер, но однажды у нее не было стула целых четыре недели. Стул у нее был очень большой по объему, но состоял из маленьких кусочков, и после стула она испытывала сильную боль. Геморроя не было. 25 октября 1879 года я дал ей Natrum muriaticum 6 в каплях для приема три или четыре раза в день. На следующий день у нее был самостоятельный стул. У нее выходило большое количество кала, но не было никаких болей, и она не могла припомнить, чтобы такое случалось с ней раньше. Во время отхождения стула она ощущала слабость. Ее здоровье значительно улучшилось и в других отношениях.
26 ноября она опять была у меня на приеме. Боли не повторялись, но кишечник опять не работал. 4 декабря она была в очень хорошем состоянии в целом, но у нее все еще был запор. Стул бывал только раз или два в неделю. Стул был большой, длинный, твердый и узловатый, но болей не вызывал. Теперь я дал ей Magnesia muriatica 6 по одной капле два раза в день. 1 января 1880 года я опять осматривал ее. Кишечник опорожнялся каждое утро совершенно естественно. Спустя довольно долгое время после этого она снова пришла ко мне на прием, и я узнал, что ее излечение оказалось окончательным.

Дама всю жизнь страдала от запора, который часто длился неделями, и даже целая унция английской соли не смогла принести ей облегчения. Несколько доз

— 224 —

биллионной доли грана Natrum muriaticum, или поваренной соли, и Magnesia, которую аллопатически дают в больших дозах, навсегда излечили даму. Оба лекарства были выбраны с учетом полной совокупности симптомов и характера стула.

У гомеопатов нет специфических лекарств для запоров или для любых других проблем. Свинец и опиум — это лекарства, которые вызывают самую упорную форму запора у тех, кто принимал большие количества этих веществ. По этой причине пациенты, которым их доктора прописали опиум, получают сильные слабительные и средства для очищения кишечника, чтобы противодействовать крепящему действию этого лекарства. Бесконечно малые дозы свинца вылечат запор типа свинца, а бесконечно малые дозы опиума — запор типа опиума. В "Практической Материи медике" д-ра Жильбера Шаретта д-р Эдуард Ваннье из Руана писал:

Непроходимость кишечника, наводящая на мысль об опухоли. — Одна дама вызвала меня к своему мужу, железнодорожному работнику, который несколько месяцев находился в постели из-за сильных болей в животе, сопровождавшихся запором, который все ухудшался, несмотря на сильнейшие средства для очищения кишечника, которые прописывал доктор. Он принимал только жидкую пищу и был сильно истощен. Обследовав пациента, я обнаружил, что живот сильно и неравномерно вздут и наполнен твердыми массами неправильной формы. Диагноз казался ясным, но я обратил внимание, что цвет его лица не был таким желтушным, каким бывает лицо у ракового больного в критическом состоянии. Поэтому я прописал Plumbum в 12-й потенции, принимать по пилюле каждый час. Жене я объяснил, что ее муж находится в очень серьезном состоянии, возможно у него рак кишечника, но что я надеялся, что это не так. Дама не удивилась и сообщила мне, что хирург поставил такой же диагноз и отказался делать операцию, посчитав пациента неоперабельным.
Через месяц я был поражен, увидев, как дама и ее муж входят в мой кабинет, и более того, ее мужу пришлось назваться, так как я не узнал его. Меня позвали втайне от врача конвенциональной медицины, который лечил этого больного. После приема Plumbum в течение четырех дней кишечник,

— 225 —

к удивлению лечащего врача, начал нормально работать, и из пациента выходили огромные количества кала. Мужчина совершенно выздоровел и вернулся к своей работе на железной дороге.

В той же книге д-р Ш. Бернэ из Лиона писал:

Непроходимость кишечника. — Я наблюдал бедного старого человека, амбулаторного больного больницы Сен-Люк, возрастом 70 лет, которого беспокоили артериосклероз, бронхит и хронический ревматизм и который в последнее время быстро терял в весе. 31 января меня попросили срочно осмотреть его, и я застал его в очень тяжелом состоянии. Его живот был вздут до предела. В течение трех дней он не мог ни сходить твердым стулом, ни выпустить газ, с предыдущего вечера его постоянно рвало, и рвотные массы содержали экскременты и кровь.
Врач конвенциональной медицины, осмотревший его предыдущим вечером, считал его состояние крайне серьезным и предлагал немедленную операцию. Однако пациент был слишком слаб для операции, и его невозможно было переместить куда-либо из его бедного жилища.
Я назначил ему клизму с маслом, напитки со льдом и Opium в 12-й потенции, по одной ложке каждые полчаса, но предупредил его семью, что он в любой момент может умереть. Так как сообщения о его смерти не последовало, я заглянул к нему на следующее утро и обнаружил, что ему стало лучше. Рвота прекратилась, боли уменьшились, но кишечная непроходимость оставалась. Я назначил Opium в 6-й потенции.
На следующий день я получил сообщение, что пациенту было хуже и он стал слабее, что бездействие кишечника продолжалось, но что рвота не возобновилась. Я дал указание продолжить прием Opium в 6-й потенции, как и раньше, и отправился осмотреть его на следующий день. К моей радости, мне сообщили, что предыдущим вечером у него вышло огромное количество черных экскрементов. Живот у него был мягким и безболезненным, но он был очень слаб. Улучшение продолжалось, стул стал регулярным, и пациент полностью выздоровел. В "Чистой Материи медике" Ганемана мы читаем в разделе Opium: "Боли и давящее вздутие живота, как будто он разорвется, прекращение деятельности кишечника и удержание

— 226 —

стула, удержание кишечных выделений, запор в течение 10 дней, постоянная рвота, рвота кровью". Неудивительно, что Opium вылечил больного.

У этих двух больных были хорошо выражены симптомы Plumbum (свинца) и Opium.

В сорок девятом томе "Мансли хомиопатик ривью" д-р Штауфер из Мюнхена опубликовал очень интересный пример тяжелейшего запора, сопровождавшегося геморроем, бессонницей, последствиями сифилиса и отравления ртутью, слабостью бронхов и т. д., от которых больной страдал в течение двадцати лет. Самое современное лечение конвенциональной медицины не помогло, и больной был в отчаянии. Через несколько месяцев [гомеопатического лечения] больной был чудесным образом вылечен. Мы читаем:

Профессор К. в возрасте 61 года страдал от привычного запора в течение примерно двадцати лет. В 1895 году у него случился приступ кишечной непроходимости, который продолжался тридцать пять дней и в конце концов был облегчен только с помощью пальцевых манипуляций, хотя были испробованы бесчисленное количество масляных клизм, все существующие слабительные, клистиры, а также массаж, электричество и гидропатические способы, равно как и посещение разных минеральных источников. Когда ему было двадцать с небольшим лет, его вылечили от крапивницы с помощью ртути. Когда ему было примерно 25 лет, у него была малярия; после этого он два раза болел брюшным тифом… Я взялся лечить его после того как он в течение целого года лечился у одного из главных специалистов по заболеваниям желудка и кишечника, ежедневно проходя сеансы массажа и электрических процедур. Суть его заболевания так и не была выяснена, поэтому это был исключительный случай, и у него не было никакого диагноза, который он мог бы мне сообщить. Тяжелые заболевания, которые он перенес ранее, массивные дозы использованных ранее лекарств и т. д. так запутали его состояние, что "чисто научное" лечение потребовало бы смешения пятнадцати-двадцати лекарств за раз, чтобы справиться со всеми его симптомами.
24 ноября 1902 года. Состояние на тот момент: ведущий симптом — запор. Выхода стула можно добиться, только используя горькую воду и одновременно с этим клизмы с одной или двумя квартами (1 кварта = 1,14 л. — Прим. перев.) мыльной воды. Ночью у него бывают многократные безрезультатные позывы на стул с сильными болями в животе и

— 227 —

большим количеством газов. Иногда кровоточат геморроидальные узлы. Зуд в анусе. Каждый день в 17.30 происходят сокращения живота то тут, то там; боли усиливаются и переходят в сильнейшие колики. На высоте приступа появляются тошнота, усиленное слюноотделение, позывы к рвоте и рвота горькой зеленой слизью и желчью, часто с остатками пищи, после чего наступает облегчение. Много кислой отрыжки, изжога. Совсем нет аппетита; в особенности рано утром горький вкус во рту. Отвращение к хлебу и мясу, временами неутолимый голод, но при этом ощущение сытости, отвращение к еде и изжога после первых же съеденных кусочков. Боязнь любой тяжелой пищи, поскольку она вызывает сильные расстройства и боли. Бессонница, обычно может уснуть только рано утром; утром чувствует себя усталым и разбитым. Психологически — подавленный, унылый и меланхоличный, нежелание оставаться одному; в то же время раздражительный и несдержанный; все симптомы хуже после того как что-то вывело его из себя. Способность работать очень сильно пострадала из-за его продолжительной болезни, он жалуется на слабость памяти, но лишь иногда.
В моче нет ни белка, ни сахара, но присутствуют постоянные позывы к мочеиспусканию; моча прилипает к сосуду и имеет сильный запах, она часто содержит мелкий и крупный песок. Цвет лица желтый, глаза впалые, с темными кругами вокруг них; несколько мелких и крупных коричневых пятен на лице, особенно на щеках и висках. Наряду с истощением наблюдается вздутый живот, тонкие ноги и очень дряблая кожа. Эмфизема легких. Каждая простуда склонна перерастать в катаральный бронхит. Действие сердца хорошее. Живот сильно вздут и очень болезнен в области печени и с левой стороны в области нисходящего отдела ободочной кишки. Печень на два пальца превышает нормальный размер, край тупой, плотнее обычного, чувствительна к давлению. Во всей левой стороне живота имеется сопротивление, при пальпации ощущается словно большая толстая колбаса, болезненная при давлении. Пациент утверждает, что в течение многих лет он ощущал опухоль, распространяющуюся в сторону тазовой кости, и боли в основном исходят из этой опухоли. Эту опухоль можно было обнаружить только когда пациент стоял, а не лежал; при давлении на нее ощущения в ней возникали не сразу. Паховые железы с левой стороны были увеличены до размера боба.

— 228 —

Не было никаких сомнений относительно того, какое нужно было выбрать лекарство. Пациенту дали Lycopodium 30Х по десять капель в стакане воды, который нужно было выпить в течение ночи. После этого нужно было прекратить прием лекарства на несколько дней, не используя никаких слабительных, за исключением, при необходимости, клизмы с теплой водой. Диету соблюдать такую же, как и ранее.
1 декабря 1902 года. — Колики все еще повторяются в 17.30, но они не такие сильные; боль теперь локализована в нижней левой части живота, она более жгучая, в этом месте ощущается онемение, ощущение сильной усталости. Ночью очень плохо, он должен ходить в туалет шесть-восемь раз, выделение стула происходит самопроизвольно, выделяются небольшие количества тонкого кашицеобразного зловонного старого стула. Рвота прекратилась, аппетита нет, язык обложен белым налетом. Изжога. Сильные позывы к мочеиспусканию; моча выделяется по каплям, вызывает жжение. Моча темная, с осадком. К утру случается энурез. Назначен Lycopodium 30Х, одна доза рано утром, затем перерыв [в приеме лекарства].
8 декабря 1902 года. — Улучшение. В течение последних дней болей не было. Стул до сих пор бывает часто, но более обильный. Выделение мочи менее болезненно и обильней, газов меньше, печень менее чувствительна, но остается увеличенной. Опухоль над тазовой костью сейчас хорошо прощупывается. Она немного толще большого пальца, примерно 8 дюймов (около 20 см. — Прим. перев.) длиной, змеевидной формы, свободно подвижна; когда пациент ложится, она спадает вниз, если проследить ее положение вверху, то можно заметить, что она соединена с подвижной опущенной почкой. Когда почку медленно подталкивают вверх, змеевидная опухоль выпрямляется. Таким образом, стало ясно, что у пациента опущенная почка и что замеченная опухоль — утолщенный мочеточник. Он доставлял неприятности только время от времени и, как мне показалось, лишь тогда, когда кишечник был заполнен и вызывал перегиб змеевидного мочеточника, что вело к переполнению в бассейне почки, и тогда пациенту было легко устранить боли, появляющиеся в этом месте, и получить облегчение.
15 декабря 1902 года. — Улучшение. Стул бывает каждый день два или три раза, колик нет. Спит очень хорошо, силы прибывают. Аппетит замечательный; теперь он без малейшего неудобства может есть пищу, на которую он даже не осмеливался смотреть в течение десяти лет; Lycopodium 30X, одна доза утром перед завтраком.
22 декабря 1902 года. Дальнейший прогресс, уже ничего не беспокоит.

— 229 —

Сон и стул в порядке. Он посещает общество и снова наслаждается жизнью.
29 декабря 1902 года. Гипертрофия предстательной железы; Sabal. ser. 1.
4 января 1903 года. Улучшение проблем с мочеиспусканием. Общее состояние отличное, и это состояние так и продолжалось. Летом 1903 года был чрезвычайно сильный приступ желчной колики, с которым справились с помощью Berberis 6 и Atropinum sulph. 3. От увеличения предстательной железы некоторое время ему давали Pulsatilla 6X, затем Acidum picricum 6Х, так что эта проблема в терпимом состоянии. Примерно раз в две недели больному дают дозы Lycopodium 30X, и при продолжающемся таким образом лечении пациент по сей день чувствует себя хорошо.
Если мы теперь изучим этот пример с точки зрения его главных черт, мы отметим кроме сифилиса (Lycopodium является антидотом хронического отравления ртутью) два приступа брюшного тифа, через которые прошел больной и которые несомненно оставили после себя рубцы в кишечнике, что создало склонность к запору. Это состояние пытались контролировать всеми типами слабительных, что вызвало нечто вроде паралича кишечника. Продукты разложения в кишечнике попадали в печень через систему брыжеечной вены, вызывая раздражение и увеличение печени, а также застой желчи и образование желчных камней.
Выбор лекарства оказался легким делом: печеночные пятна, желтый цвет лица с кругами вокруг глаз, подавленное состояние психики с раздражительностью, усиливающейся от гнева, кислотность в желудке и горькая отрыжка, прожорливость и мгновенное насыщение, ощущение сытости во время еды; колики, увеличение печени, запор самого тяжелого типа, геморрой, разнокалиберный песок в моче, позывы к мочеиспусканию, безрезультатные позывы к стулу — всего этого было достаточно для того чтобы получить ясные показания для Lycopodium. Для такого больного я считаю важнее диагностировать лекарство, нежели диагностировать болезнь. От этого больше пользы, хотя можно получить и двойное удовлетворение, выяснив также в "чисто научной" манере конкретную причину болезни.
Использовалась высокая потенция Lycopodium, так как опыт показал, что это лекарство лучше действует и дает более долговременный результат в высоких разведениях.

Нужно отметить, что д-р Штауфер вылечил этого

— 230 —

безнадежного больного, который не поддавался лечению самыми научными и самыми дорогими способами, несколькими дозами Lycopodium, который был дан в квинтиллионных долях грана. Больному настолько явно подходил Lycopodium, что "выбор лекарства оказался легким делом". Lycopodium и только Lycopodium может вылечить больного, у которого присутствуют все характеристики Lycopodium. Нужно отметить, что в конвенциональной медицине Lycopodium используется исключительно в качестве присыпки и ни для чего более! Однако это одно из самых ценных и самых мощных лекарств гомеопата. Так как он особенно полезен при жалобах, относящихся к брюшной полости, я хотел бы процитировать пример чрезвычайно сильного запора, вылеченного этим же самым лекарством в дозах по одной миллионной грана. Д-р А. М. Кэш сообщал в сорок восьмом томе "Мансли хомиопатик ревью":

Недавно за мной прислали, чтобы я осмотрел пожилую даму, здоровье которой ухудшалось в последние шестнадцать месяцев. Она теряла в весе. Я нашел у нее сильное вздутие живота из-за газов, приступы рвоты и длительные запоры. Она совсем потеряла аппетит, и когда я увидел ее, у нее был болезненный вид, словно она страдала от злокачественного заболевания внутренних органов. Вся толстая кишка была сильно вздута из-за газов, живот был очень большой — 42,5 дюйма (почти 108 см. — Прим. перев.) в обхвате. Увеличенный кишечник давил на печень. Количество мочи было только 7 унций (около 200 мл. — Прим. перев.) за 23 часа, моча была сильно концентрирована. Я дал ей Lycopodium 6Х, 2 грана (около 0,13 г. — Прим. перев.) каждые два часа.
Лечение продолжали в течение 5 дней; после этого у нее было два больших опорожнения, консистенцией и внешним видом напоминавших шпаклевку. Затем я назначил массаж живота в течение получаса вечером и следующим утром, после чего было продолжено лечение Lycopodium. В течение следующих трех дней у нее было в общей сложности 60 таких же опорожнений, когда у нее выходило, по ее описанию, "фунтами вещество, похожее на строительный известковый раствор". Она сообщила, что теперь она чувствовала себя "лучше, чем все последние годы". Количество мочи увеличилось до 26 унций (около 730 мл. — Прим. перев.) за двадцать четыре часа и продолжало увеличиваться, пока не достигло примерно 40 унций (1,12 л. — Прим. перев.). Обхват живота снизился на 7 дюймов (примерно 18 см. — Прим. перев.), и живот сделался мягким. Серые фекалии, которые,

— 231 —

несомненно, накапливались в кишечнике в течение долгого времени, продолжали выходить по нескольку раз в день в течение примерно недели, после чего у нее установился ежедневный стул, и примерно через десять дней внешний вид и консистенция стула стали совсем такими же, какими должны быть у здоровых выделений. Ощущение хорошего самочувствия и силы вернулись к ней чрезвычайно быстро. Это был пример крайне тяжелого копростаза.

Одно из наиболее ценимых в гомеопатии лекарств — Graphites, материал, используемый в стержнях графитовых карандашей. Как и Lycopodium, Graphites неизвестен врачам конвенциональной медицины. Д-р Ж. Фавр в "Практической Материи медике" д-ра Шаретта сообщал о следующем примере излечения дочери врача конвенциональной медицины:

Мой коллега из конвенциональной медицины, известный доктор из Тулузы, сказал мне: "У меня есть дочь 24 лет, которая всю жизнь страдает ужасным запором, и до замужества, и в замужестве. Часто она проводит 10 или 12 дней совсем без испражнений. Она скоро должна родить второго ребенока, и я держу ее у себя в доме, так как ее первые роды закончились неудачно, в основном из-за аномального состояния ее кишечника. Мы не смогли дать ей облегчения слабительными, промываниями и т. д. Как вы думаете, может ли гомеопатия вылечить такой ужасный случай, поможет ли Nux vomica?" Я ответил: "Nux vomica показана, если есть частые и безрезультатные позывы на стул. Я думаю, что мне лучше осмотреть вашу дочь".
Молодая женщина была стройной, высокой, с приятной внешностью, бледной и с красными пятнами сыпи на лице. Ее отец сказал мне, что они были у нее всегда, и особенно они были заметны тогда, когда у нее был запор. Красные пятна указывали на правильное лекарство, и без каких-либо сомнений я рекомендовал Graphites. Затем я узнал, что женщина была очень чувствительна, нервна, ей было трудно сосредоточиться, у нее был чрезмерный аппетит, неудовлетворительные месячные, ей трудно было вставать по утрам, она ощущала вздутие живота и т. д. Эти показания подтвердили Graphites.
Я посоветовал прекратить все слабительные и клизмы и назначил пациентке принимать по 3 крупинки 12-й потенции Graphites в небольшом количестве воды утром и вечером. Через десять дней мне сообщили, что у пациентки

— 232 —

ежедневный стул. Тогда я дал ей Graphites 30-ю потенцию таким же образом, и через несколько дней мне сообщили, что последнее лекарство оказалось действующим гораздо сильнее первого. Она принимала это лекарство дважды в неделю в течение трех недель, а затем перестала. Запор исчез, она уже не ощущает тяжести, когда просыпается, и у нее практически не осталось и следа от красных пятен, которые ранее так портили ее внешность.

Несколько доз Graphites, который сначала давали квадриллионными, а затем дециллионными долями грана, вылечили упорный запор, тогда как аллопатия совершенно ничего не смогла сделать. И Lycopodium, и Graphites были испытаны лично Ганеманом.

В 14-м выпуске "Учебника гомеопатии" д-ра А. Лутце приведено излечение совершенно безнадежной больной с хроническим запором. Пожилая аристократическая дама в течение сорока лет страдала от ужаснейших подагрических головных болей, тошноты, болей в руках и ногах, геморроя и упорного запора, то есть ее состояние было таким же безнадежно сложным, как и в примере, приведенном д-ром Штауфером. С точки зрения врачей конвенциональной медицины, у нее был ряд разных хронических и неизлечимых болезней. Ее недомогания начались после подавления кожной болезни. Болезнь "ударила внутрь", как любили говорить старые доктора. Лекарство Sulphur имеет способность излечивать определенный тип кожных болезней и вызывать снова подавленные ранее кожные высыпания, принося облегчение пациенту. Даме дали дозу Sulphur в 30-й потенции. И постепенно, как и предполагалось, все ее жалобы пропали после того как вновь появилось старое кожное заболевание. Этот особенно блестящий и интересный пример излечения описан следующим образом:

Г-жа фон Г., проживающая в К., 67 лет от роду, в течение сорока лет страдала от сильных приступов подагрических головных болей, которые возникали с интервалами в две-пять недель, продолжались по три дня, вызывая страшные муки, тошноту, прилив крови к голове. Колющие боли были обычно только с одной стороны головы, шум в голове не давал ей ничего расслышать. Глаза были настолько чувствительны к свету, что она не

— 233 —

могла их открыть. Она жаловалась на сильные боли в спине и конечностях, на геморрой и упорный запор. В детстве у нее была кожная болезнь, и с тех пор ее часто беспокоило рожистое воспаление. После тщательного осмотра дамы я пришел к выводу, что лекарство, которое явно было более всего показано ей, это Sulphur в 30-й потенции. Я дал ей одну пилюлю и предупредил, что у нее, возможно, будет сильное первичное ухудшение, и что у нее могут вновь появиться какие-то из ее старых болезней.
Все развивалось так, как я предполагал. В течение двух недель у нее был сильный запор, после чего кишечник стал работать регулярно. Через четыре недели после того как она получила дозу Sulphur, у нее случился чрезвычайно сильный приступ головной боли. Однако я отказался дать ей какое-либо лекарство, поскольку знал, что смогу вылечить ее, только если я позволю Sulphur закончить его действие без помех. И после того некоторые из ее старых жалоб возвращались к ней каждые две или три недели.
Примерно за 10 лет до того у моей пациентки случились сильные боли в левой руки и левой ноге. Они вернулись, продолжались два дня, а затем пропали. Следующий приступ, который у нее случился, был приступом астмы, которой она страдала 15 лет назад в течение целого года. Приступ астмы длился несколько дней, а затем прошел. Затем вернулись гиперемия и воспаление печени, которые были у нее 20 лет назад в течение восьми недель и которые почти убили ее. Этот приступ длился несколько дней. На третий день приступ достиг такой силы, что пульс поднялся до 130. Я растворил два грана Aconitum в стакане с водой и дал ей из него глоток, который облегчил воспаление. Вполне возможно, что жалобу можно было устранить и без Aconitum. Через два месяца после этого у нее был приступ подагры в бедре, который имел точно такой же характер, как и приступ, который был у нее за 30 лет до того, и после этого у нее возникла боль в левом локте, которая у нее была еще раньше. Тем временем, приступы подагрической головной боли становились все реже и слабее. Через шесть месяцев после того как она вошла в мою клинику, у нее на голове появилась экзема, которая была загнана внутрь, когда она была ребенком. Экзема прошла, моя пациентка вернулась домой и больше никогда не страдала от подагрических головных болей.

— 234 —

Если непрофессионал спросит у доктора конвенциональной медицины: "Что вы даете от запора?", то доктор, возможно, тут же вам ответит: "Кору крушины, касторовое масло, ревень, соли и клизмы — вот все, что мне нужно". Это совершенно верно. С помощью этих средств можно вычистить заполненный кишечник, но нельзя вылечить запор, который останется неизлеченным. Если тот же вопрос адресовать врачу-гомеопату, он честно ответит: "У меня нет специфических лекарств от запора. Любое лекарство в нашей Материи медике сможет его вылечить, если оно вызывало у испытателей тот же самый набор симптомов, который присутствует у человека, страдающего запором".

Запор, который вызывала у испытателей Alumina, характеризуется чрезвычайной сухостью стула в сочетании с подавленным настроением, отсутствием аппетита, коликой, кожной сыпью и т. д. Конь, у которого были все симптомы Alumina, был излечен от хронического запора, в течение трех месяцев не поддававшегося конвенциональным слабительным, д-ром Дж. Сатклиффом Герндоллом, который в тридцать шестом томе "Хомиопатик уорлд" сообщал об этом так:

Ценный гунтер, которого лечили в течение трех месяцев без какого-либо успеха, имел следующие симптомы. Конь постепенно терял форму, ему не шла на пользу еда, у него были частые приступы колик, его шерсть не блестела, была грубой и жесткой, кожа была сухой, в пробежках он был тяжел и неэнергичен, кал у него был сухой, порошковидный, серого цвета, и при выведении его он испытывал значительные трудности; ему часто давали Aloe. Все эти симптомы указывали на Alumina, которую ему дали дозами третьего десятичного разведения в 20 гран (примерно 1,3 г. — Прим. перев.), и которая привела к полному выздоровлению коня в течение одной недели.

Alumina — это оксид алюминия. Малые дозы Alumina могут излечить запор, который характеризуется крайней сухостью стула, депрессией и т. д. Такую форму запора способны вызвать большие дозы алюминия. Сейчас многие готовят в основном в алюминиевой посуде, и так как алюминий легко растворяется в воде, неудивительно, что люди, которые используют алюминий

— 235 —

у себя на кухне, в значительной мере подвержены запорам и всем другим симптомам алюминия, которые возникали у испытателей, принимавших лекарство при его тестировании.

В гомеопатической Материи медике есть лекарство, которое называется Medorrhinum и вызывает поразительный симптом, заключающийся в том, что все жалобы больного очень сильны днем и исчезают ночью. Если человек с запором скажет врачу конвенциональной медицины об этой удивительной особенности, он не обратит на нее ни малейшего внимания. Такая информация будет для него так же интересна, как банкнота интересна слизню. Гомеопат же с большим воодушевлением попробует лечить такого пациента Medorrhinum, если, конечно, остальные симптомы больного также будут указывать на это лекарство. В сорок пятом томе "Хомиопатик рикордер" д-р Крихбаум сообщил о лечении тяжелого и длительного запора, вылеченного с помощью Medorrhinum, следующим образом:

У меня была больная, женщина с поразительной историей болезни, у которой в течение 20 лет не было ни одного раза, когда кишечник опорожнился бы нормально. Я лечил ее, и как-то раз за несколько минут до того, как ей надо было уходить, чтобы не опоздать на поезд, она заметила: "Если бы я только чувствовала себя днем так же хорошо, как ночью, то я была бы в полном порядке. Я так плохо чувствую себя с того момента, когда солнце встает, до тех пор, пока оно не сядет". После этого я больше не задавал ей вопросов. Я дал ей Medorrhinum. У нее как раз был приступ колик, и она думала, что у нее аппендицит. Она села на поезд и уехала. Через две недели она написала мне и, придя опять примерно четыре недели спустя, сказала: "У меня еще были те боли примерно четыре часа после того как я ушла из вашего кабинета, но с тех пор они ни разу не повторялись". Сейчас ее кишечник работает нормально, и мне ни разу не пришлось повторять ей Medorrhinum.

Полное излечение хронического запора было совершено с учетом сильно выраженного симптома, который покажется абсурдным аллопату, но для гомеопата будет иметь исключительную важность.

Аппендицит — это болезнь, связанная с запором. Он очень часто встречается среди тех, кто страдает запором. Любая операция сопряжена с опасностью. Неудачная операция по поводу аппендицита или чего-либо еще может привести

— 236 —

к спайкам, всевозможным осложнениям и плохому самочувствию на всю оставшуюся жизнь. Руководствуясь великим законом исцеления "подобное лечится подобным", врачи-гомеопаты излечили многочисленных больных с аппендицитом с помощью своих крохотных доз, презираемых врачами конвенциональной медицины. Я хотел бы привести два примера лекарственного излечения несомненных и чрезвычайно серьезных случаев аппендицита. На Международном гомеопатическом конгрессе 1927 года одно такое излечение следующим образом описал д-р Пьер Шмидт из Женевы:

Через два дня после моего прибытия в Нью-Йорк, в пансионе, куда я только что приехал, меня позвали помочь французу-учителю, мужчине сорока пяти лет, который страдал от ужасной боли в животе, со стонами лежал на своей кровати, и его рвало желчью. Осмотр показал напряженный живот, очень болезненный при прикосновениях по бокам и в районе правой подвздошной ямки. Более точно локализовать боль не получалось. У него был запор, отсутствовал аппетит, был сильнейший страх движения, которое усиливало боли. Пациент лежал на спине, был раздражен, очень нетерпелив, очень беспокоен, с него градом стекал пот, и он думал, что у него несварение.
У него была температура 38°С, пульс 100. Я дал ему Bryonia в 1000-й потенции, а затем крупинки сахара, не пропитанные никаким лекарством, по разу в час. Причины такого назначения слишком очевидны, чтобы их нужно было объяснять. Я выбрал 1000-е разведение потому что это было единственное разведение, которое у меня было на тот момент, а действовать нужно было быстро, но так как показания были очень ясными, нужно было отдать предпочтение малой дозе. Несмотря на несомненно острое состояние и благодаря тому что симптомы, указывавшие на Bryonia, были очень четкими, я дал ему только одну дозу. Через два часа беспокойство и боли в животе прошли, пациент сказал, что ему лучше, хотя чувствительность к прикосновениям оставалась неизменной. Через сорок восемь часов у него был обильный стул, очистился язык, болей больше не было. Отечность и небольшая чувствительность сохранялись еще несколько дней.

Больной с чрезвычайно острым, несомненным аппендицитом был излечен единственной дозой Bryonia в тысячной потенции, после которой ему дали сахарные крупинки без лекарства. Произошло чудесное исцеление.

На том же конгрессе д-р Эллис Морган сообщал:

— 237 —

Несколько лет назад меня вызвали, чтобы я осмотрел даму, которая была очень слаба. Она была на приеме у специалиста, сомневаться в возможностях которого у нее были весомые причины и который поставил ей диагноз ретроверсии матки и вставил маточное кольцо. Меня позвали осмотреть больную, потому что у нее были сильные боли и полный упадок сил с пониженной температурой. Я обнаружил, что у нее было воспаление аппендикса, который прорвался, и начался острый гнойный перитонит. По ее состоянию мало что можно было понять, кроме того что живот был очень чувствителен. Состояние ее было таково, что ее нельзя было поднять с кровати, чтобы сделать операцию, да я и сомневался, что она смогла бы перенести какую бы то ни было операцию. Я заметил, что она настаивала на том, чтобы окно было открыто, и ее единственным покрывалом была легкая простыня, которую она набросила на нижнюю часть тела. Ее ночная рубашка была расстегнута на горле, и она совершенно не могла переносить, когда что-то было обернуто вокруг шеи. Она могла глотать крошечные кусочки льда.
По полной совокупности симптомов я прописал ей Lachesis 200. Я пять раз заходил к ним в тот день, чтобы быть с пациенткой, когда она будет умирать, но она все еще была жива в полночь. К моему удивлению, когда я зашел на следующее утро, занавеси в доме не были опущены. Когда я вошел к ним, то обнаружил, что ее состояние гораздо лучше, а затем пациентка полностью и так хорошо поправилась, что через три месяца после этого она каталась на двойном велосипеде со своим мужем, и когда я видел ее десять или двенадцать лет спустя, то узнал, что у нее с тех пор не было никаких проблем. Дозы Lachesis я повторял каждый час. Многим другим таким больным, по моим наблюдениям, очень хорошо помогал Colocynthis.

Дама страдала от неправильного положения матки, лопнувшего аппендикса и острого гнойного перитонита. Она была в таком тяжелом состоянии, что ни о какой операции не могло идти и речи. Руководствуясь ее непереносимостью сдавления частей тела или просто давления на них, д-р Морган дал даме несколько доз Lachesis 200 и, к его удивлению, она полностью выздоровела. Ведущий симптом Lachesis"Не может переносить ничего вокруг талии", который выделен курсивом в Материи медике Берике и во многих других Материях медиках тоже.

У обоих вышеописанных больных был аппендицит in extremis (в крайне серьезной, почти смертельной форме. — Прим. перев.), как очевидно из описания.

— 238 —

По всей видимости, обоих больных нельзя было перемещать, а если бы даже и можно было, то нельзя было бы оперировать. Оба больных скорее всего скончались бы, если бы их попробовали оперировать. Обоих спасло новое искусство исцеления. Гомеопатия часто бывает успешна там, где хирургия не помогает.

Рак ؅ укор медицинской профессии Рак — укор медицинской профессии   оглавление книги Эллиса Баркера Оглавление   Новое искусство лечения и злоупотребление хирургией Новое искусство лечения и злоупотребление хирургией