Дж. Эллис Баркер

Как совершаются чудеса исцеления. Новый путь к здоровью

Лондон, 1948

Перевод Елены Загребельной (г. Фукуока, Япония)

— 295 —

ГЛАВА XVIII
Катаракта и другие глазные болезни, глухота и другие болезни ушей

В наше время врач-гомеопат, который не способен выяснить у больного глазные симптомы, равно как и симптомы легких и симптомы любой другой части организма, не должен заниматься медициной. Врач может делать назначения для больных с жалобами на глаза. В гомеопатии нет лечения глаза или любого другого органа тела, а есть лечение пациента не с одним или двумя, а со всеми его органами.
Д-р Дж. Т. Кент, "Материя медика"
Я считаю, что обязанность истинного врача состоит в постоянных попытках ограничения области хирургии за счет расширения области терапии.
Д-р Дж. Комптон Бернетт, "Излечимость катаракты лекарствами"
Следует иметь в виду, что специалисты не решаются назначать лекарства внутренне, они просто хирурги, г-жа д-р Гранди не позволяет им заниматься реальной офтальмиатрией, и даже когда они знают, как, они этого не делают.
Д-р Дж. Комптон Бернетт, "Катаракта: ее природа, причины, предотвращение и лечение"

Отличительная черта современной медицины в том, что в ней сильно развита специализация. Армия специалистов постоянно растет. Врач, который лечит богатого человека, страдающего каким-то непонятным заболеванием, может призвать себе на помощь десять или двадцать специалистов, каждый из которых ограничивает область своей деятельности каким-то отличным от других узким направлением медицины или хирургии. Есть и весомые причины такого постоянно возрастающего расширения специализации в медицине. Современные знания, научные процессы и приборы и

— 296 —

т. д. невероятно возросли в количестве. Все науки и искусства были мобилизированы на то, чтобы помогать врачу, и многие врачи стали заниматься тем, что раньше не считалось принадлежащим области медицины. Есть врачи, которые специализируются в психологии, месмеризме, толковании снов, массаже, электричестве, радиологии, диетологии и т. д., и каждое отделение искусства медицины постоянно подразделяется на новые направления. Кроме того, есть еще притягательная сила высокой платы за услуги. Специалисты получают большее вознаграждение, нежели обычные врачи.

Неискушенные, естественно, воображают, что высокооплачиваемые специалисты обладают особыми знаниями, которых нет у обычного врача, и в некоторой степени это верно. Естественно и то, что пациент желает обратиться к окулисту, если у него проблемы со зрением, к специалисту по ушам, если у него что-то плохо со слухом, к ларингологу, если у него страдает горло, специалисту по сердечным болезням при болезни сердца, специалистам по лечению желчного пузыря, желудка, кишечника, мочевого пузыря, почек, мозга, волос, кожи, нервов и т. д. Доктора не отговаривают пациентов от обращения к специалистам. Пациент, у которого болит горло или желудок, может высказать врачу, который не смог его вылечить, претензии по поводу того, что тот возражал против обращения к специалисту по горлу или желудку вопреки желанию пациента. Кроме того, врач часто оказывается плохо подготовлен технически для лечения своих пациентов от "специальных" болезней. Плата за его услуги низкая, и он вынужден делать работу в спешке, чтобы как-то удержаться на плаву. Он может уделить обычным пациентам очень мало времени, лечит людей как может и делает все, что в его силах, когда дает пациентам укрепляющие, слабительные или успокаивающие средства и т. д., чтобы облегчить их наиболее острые, неотложные симптомы. Для более серьезных случаев он пользуется специфическими лекарствами, упомянутыми в руководствах, как-то: салицилаты при ревматизме, дигиталис при сердечных заболеваниях, бромиды при эпилепсии, мази с мышьяком или серой при кожных заболеваниях и так далее, а если пациенты не поправляются, их отправляют к специалистам, если у первых есть средства оплатить услуги последних,

— 297 —

или в больницы, если у них нет денег, а если ситуация совсем безнадежна, то в дело идет шприц с морфием для облегчения страданий тех, кто находится при смерти.

Есть серьезные причины для того чтобы возражать против распространения специализации и специалистов. Очень часто специалист оттачивает владение лишь узким разделом знаний, в котором специализируется. Он может быть очень хорошо знаком с болезнями мочевого пузыря, уха или глаза, у него может быть большая библиотека по предмету его специальности, и он может быть очень способным человеком. Однако, к сожалению, у него может быть склонность так сильно сосредотачивать свое внимание на своей узкой специальности, что он уже не может бросить широкий взгляд на вещи и посмотреть на пациента как на единое целое. Болезни глаз могут быть следствием септического процесса в зубах или миндалинах, самоотравления, происходящего в кишечнике, заболевания почек, падения или удара по голове, расстройства желудка, нарушения функций печени, кожного заболевания, различных наследственных факторов и так далее. Отличный окулист, чье внимание сосредоточено на структуре глаза, осмотрит глаз пациента с величайшей тщательностью и может, не сомневаясь, порекомендовать очки, использование примочек или другого лекарства для глаз, не выясняя состояния и потребностей конституции пациента. Кроме того, обычный окулист — это всего лишь окулист. Его не учили осматривать пациента и лечить его с помощью лекарств, так как это относится к компетенции других врачей. Если пациент идет к специалисту, то он может получить облегчение симптомов с помощью очков, слуховой трубки, дигиталиса или бромида, но он может и не излечиться. К тому же, если он посетит нескольких специалистов, то все они будут предлагать одно и то же.

Среди врачей и хирургов, которые практикуют новое искусство исцеления, есть много специалистов, но каждый хороший гомеопат, будь он рядовым врачом или специалистом, помнит о том, что, как правило, болезни — это только

— 298 —

местные проявления конституциональной проблемы, которую нужно лечить не местно, а конституционально. Конечно же, он не станет пренебрегать местным лечением там, где оно будет нужно. Если в возникновении проблемы виноваты дефекты структуры глаза, пациенту могут понадобиться очки, а если у него болит горло, его состояние облегчит полоскание или влажный компресс. Однако во многих случаях дефекты глаза или горла, которые можно исправить очками или полосканием, могут быть полностью излечены показанным конституциональным лекарством. В предыдущих главах я показал, что выдающиеся врачи-гомеопаты очень хорошо справлялись с кожными заболеваниями после того как потерпели неудачу все специалисты, что они излечивали животных, которые были неизлечимы в руках ветеринаров, и т. д. В профессиональных гомеопатических журналах можно найти сотни излечений глазных болезней, которые оказались не по силам окулистам, и сотни примеров глухоты и других серьезных заболеваний уха, которые не поддались усилиям всех ушных специалистов.

Д-р Томас Скиннер, которого я неоднократно цитировал на этих страницах, был гинекологом, но, хотя он специализировался по женским болезням, он не отказывался лечить всех, кто обращался к нему с трудноподдающимися болезнями, если думал, что сможет облегчить их состояние или излечить их. В третьем томе своего "Органона" он сообщал о замечательном излечении 14-летнего мальчика, который терял зрение и которому один из выдающихся окулистов сказал, что его "нельзя вылечить". Ему дали сильные очки с выпуклыми линзами и, вероятнее всего, именитейшие окулисты также сочли бы его безнадежным. Через какое-то время мальчик, похоже, ослеп бы полностью. К счастью, его привели к д-ру Скиннеру, который за несколько недель излечил его, так что мальчик смог читать без очков. Вот эта история:

Вильям Т., 14 лет, ходит в школу, но не может учиться из-за нарушения зрения в обоих глазах. Он говорит, что его зрение становилось все хуже и хуже в течение последних 18 месяцев. Когда он пытается читать, то буквы

— 299 —

путаются, одна сливается с другой, так что он не в состоянии читать без мощных очков с выпуклыми стеклами, какие обычно используются после операции по удалению хрусталика при катаракте. Мать отвела его к лучшему окулисту города, который сказал, что "никакого лечения нет, только носить очки с выпуклыми стелками", и выписал рецепт на выпуклые линзы с фокусным расстоянием в 11 дюймов (около 28 см. — Прим. перев.). Если мальчик четырнадцати лет может видеть только с помощью таких очков, то в каком состоянии будет его зрение тогда, когда он вырастет? В глазах его не было никаких органических изменений и у него не было ни одного объективного симптома, который объясняли бы такое плохое зрение, что для аллопатии выглядело безнадежным случаем.
Симптомы его были таковы: помимо проблем со зрением, описанных выше, у него было ощущение слабости, голода и пустоты в желудке каждый день в 11 часов. Жар, поднимающийся к лицу, особенно после умывания; всегда было ощущение вялости, когда он забирался в ванну; холодные ноги; очень робкий, легко пугается; чувствительные зубы и десны, которые иногда кровоточат, хуже при жевании, особенно при разжевывании сыра; после еды у него всегда было ощущение комка в пищеводе; иногда у него бывал волчий аппетит; при беге пища выходила обратно.
3 января 1878 года он получил одну дозу порошка Sulphur 500 000-й потенции. 27 января 1879 года он сообщил, что ему стало гораздо лучше во всех отношениях, а 24 февраля 1879 он позвонил, чтобы сказать, что он "отказался от очков, поскольку сейчас видит в них не так хорошо, как без них". Он добавил, что "сейчас он видит лучше, чем когда-либо в жизни, насколько он себя помнит". Вот что можно сказать о гомеопатии и одной дозе пятисоттысячного разведения Sulphur.

Все окулисты, к которым обратился бы мальчик, осмотрели бы его глаза и, возможно, некоторые из них осведомились бы о его здоровье в целом. Скиннер выяснил его симптомы по-ганемановски. Любой, кто хорошо знаком с гомеопатической Материей медикой, знает, что симптомы слабости, голода и ощущения пустоты в желудке в 11 часов ежедневно, жара, поднимающегося к лицу, особенно после умывания, вялости, когда он забирался в ванну, и разнообразные другие

— 300 —

так определенно указывают на Sulphur, что любой гомеопат сразу же дал бы этому мальчику Sulphur. Поскольку показания в пользу Sulphur были особенно сильны, Скиннер дал ему всего одну дозу Sulphur в 500 000-й потенции, долю грана, которую нужно было бы обозначить единицей с миллионом нулей после нее. Через несколько недель мальчик был полностью излечен и смог обходиться без своих сильных очков. Ни один окулист в мире не смог бы совершить ничего подобного, и каждому окулисту, у которого мальчик консультировался до того как за него взялся Скиннер, это излечение должно было бы показаться поистине чудесным.

Катаракта — это глазная болезнь, которой все очень боятся. Людям, которые страдают от катаракты, никогда не приходит в голову посоветоваться об этом со своим лечащим врачом, но если они и обращались бы к доктору за советом, он бы немедленно отправлял их к окулисту. Он бы откровенно заявлял им: "Я ничего не знаю о глазах". С точки зрения окулиста, катаракта — это чисто хирургическое заболевание. Людям с катарактой, обращающимся к самым выдающимся окулистам, говорят без тени сомнения, что эту болезнь нельзя вылечить, что такие-то глазные капли могут, вероятно, облегчить состояние глаз, но не смогут их вылечить, и что ничего нельзя сделать помимо ожидания, пока катаракта не "созреет", и тогда можно будет ее оперировать. Альтернатива этому — лечение, которое может ускорить созревание катаракты и приблизить операцию. Рак считается чисто хирургическим заболеванием, которое нужно лечить уничтожением новообразования, и никто не обращает внимания на тот фактор, который вызывает рост опухоли, на эту самую главную причину раковой опухоли. Точно так же катаракту рассматривают как сугубо местную проблему механического характера, которую следует лечить только оперативным путем, хотя у катаракты, так же, как и у рака, обязательно есть конституциональная причина. Было бы совершенно логично считать, что и за раком, и за катарактой кроется конституциональное заболевание или конституциональный дефект, и, следовательно, и катаракту, и рак во многих случаях можно излечить лекарственными и диетическими средствами, особенно если

— 301 —

заболевание было захвачено на ранней стадии развития. Гомеопаты отказываются верить, что катаракта — это сугубо местное заболевание, для которого нет иного лечения, кроме ножа. В профессиональной гомеопатической литературе можно найти сотни примеров того, как и рак, и катаракта были излечены лекарствами. Однако у гомеопатов нет специфических лекарств для рака, катаракты или любого другого заболевания, поскольку их лечение основывается на полной совокупности симптомов, на конституциональных проявлениях и особенностях пациента, рассматриваемого как единое целое.

Д-р Рюкерт выпустил большую работу, озаглавленную "Клинический опыт в гомеопатии", в которой он обобщил все примеры излечений, опубликованные в немецких периодических изданиях по гомеопатии в течение ряда лет, и проанализировал способы, которыми были достигнуты эти излечения. В разделе "Катаракта" он описал пятнадцать примеров излечения. Я хотел бы процитировать следующий пример, сообщенный д-ром Моланом:

Мужчина 42 лет желчного темперамента, который за 20 лет до того страдал от кожного заболевания, имел белую твердую хрусталиковую катаракту в левом глазу с полной потерей зрения и сильной головной болью. Sulphur в 30-й потенции устранил головную боль и воспаленное состояние в глазу. Через четыре недели лечения Sulphur была дана доза Silica 30, безрезультатно. Поэтому снова был дан Sulphur. После приема Sulphur в течение некоторого времени у него появилась пустулезная сыпь по всему телу, а четыре недели спустя у него улучшилось зрение, и с тех пор ему становилось лучше с каждым днем.

С учетом старого кожного заболевания, которое, по-видимому, было "излечено" подавлением, д-р Молан дал пациенту дециллионную долю грана Sulphur. Общее состояние здоровья пациента очень улучшилось, вернулось старое кожное заболевание и глаз очистился. По-видимому, кожная болезнь "ударила внутрь" и проявилась в глазу. Конечно, с гомеопатической точки зрения Sulphur не является спецификом для катаракты, да и ни для чего другого, но он специфичен для

— 302 —

всех болезней, общая совокупность симптомов которых ясно указывает на Sulphur.

Д-р Э. Э. Кейс в своей работе "Некоторые примеры из клинического опыта" описал следующее излечение катаракты:

У женщины 47 лет, жены и матери, кортикальные катаракты в обоих глазах, в левом — в далеко зашедшей стадии. У женщины скрофулезная конституция, выглядящая грязной нездоровая кожа, случаются ревматические боли в суставах. Ее месячные приходят поздно и они скудны. Левая часть лица покрыта множеством шрамов от ожога, который она перенесла в раннем детстве.
18 июля 1892 года. Causticum, 1000-я потенция, четыре порошка в течение одного дня. 13 октября. Зрение улучшалось, пока недавно процесс не остановился. Causticum, 40 000-я потенция в растворе, четыре дозы в течение одного дня. 9 февраля 1893 года. Правый глаз очистился, остались небольшие следы катаракты в левом. Causticum, 100 000-я потенция, один порошок. 13 мая. Зрение без помех; ни следа катаракты ни в одном глазу. Она прожила еще 20 лет с хорошим зрением.

Пациентка д-ра Кейса была излечена от катаракты с помощью Causticum, так как ее общие симптомы указывали на это лекарство. К сожалению, краткость описания примера делает случай трудным для понимания непрофессионала.

Д-р Дж. Комптон Бернетт в своей книге "50 причин, почему я гомеопат" следующим образом описывает блестящее излечение катаракты:

Г-жа ___ 81 года стала наблюдаться у меня в конце 1880 г. по поводу катаракт в обоих глазах, которые диагностировали различные врачи и специалисты. Ее зрение было сильно ослаблено; чтение стало невозможным, и она едва могла узнавать знакомых на улице или различать картины на стенах моего кабинета. Думая, что это безнадежная больная, в основном из-за ее преклонного возраста, я не стал с обычной тщательностью вдаваться в ее симптомы, но, основываясь на патологии, дал ей Chelidonium 1Х, пять капель в воде по утрам и вечерам.
2 февраля 1881 г. — Она пришла и сказала, что во рту у нее стало лучше, язык стал менее твердым и более гибким; зрение без изменений. Подумав, что

— 303 —

для почтенной дамы еще есть проблески надежды и, по крайней мере, можно предотвратить полную слепоту, я изучил ее симптомы с бóльшим усердием. Я обнаружил, что у нее иногда бывает диплопия (двоение в глазах), и все предметы кажутся ей отстоящими дальше, чем на самом деле. Но то, что долгое время расстраивало ее, это что ее язык по утрам при просыпании был твердым и негнущимся, как кусок доски. Не было ясно, было ли это как-то связано с катарактами хрусталика, однако это был самый постоянный, необычный и характеристический симптом, и, в конце концов, я остановил свой выбор на Sulphur iodatum (см. симптом № 40 в "Энциклопедии" Аллена). Учитывая общий характер лекарства и патологию заболевания, я не стал тратить время на сомнения, а назначил ей шесть крупинок четвертого сотенного растирания каждую ночь перед сном.
21 марта. — Моя отметка за этот день в регистрационном журнале пациентов такова: "Твердость и тугоподвижность языка прошли, а они беспокоили ее в течение двух лет; это было очень неприятно; отдаленные предметы видит явно лучше".
Она приезжала ко мне на поезде, и ее замужняя дочь обычно встречала ее на станции. Когда она пришла ко мне в первый раз, она не могла узнать свою дочь на платформе, но этим утром она узнала ее уже издалека и определенно, и она могла также с легкостью рассматривать мои картины на стенах. Повторить лекарство.
Июль. — Зрение значительно улучшилось; теперь может читать статьи в газете. Принять Iodium 30.
Август. — Узнал от дочери, что пациентка теперь так хорошо видит, что не желает продолжать лечение. Она без каких-либо проблем читает книги с крупным шрифтом.
15 сентября. — Дама, знакомая пациентки, позвонила по поводу своей жалобы и заметила, что "г-жа ___ теперь читает газету каждый день по полтора-два часа”. Сейчас ей 82 года.

У престарелой дамы самым поразительным симптомом было то, что ее язык был "таким же твердым и негнущимся, как кусок доски" при просыпании [по утрам]. Бернетт дал ей Sulphur iodatum, который вызывал такой симптом у испытателей. За короткое время твердость и тугоподвижность ее языка прошли, и исчезновение этого беспокоившего ее симптома сопровождалось определенным

— 304 —

улучшением зрения. Прием лекарства повторили. Затем дали Iodium, и где-то через шесть месяцев престарелая дама, которая была практически слепа, смогла читать газету по два часа в день.

Д-р Бернетт имеет на своем счету значительное число излечений катаракты. Лечение этого заболевания так интересовало его, что он написал две книги, озаглавленные "Катаракта: ее природа, причины, предотвращение и лечение" и "Излечимость катаракты лекарствами". Конечно же, у него не было спецификов для катаракты, которые бывают у окулистов, единственное специфическое средство которых — операция. Он лечил каждого пациента отдельно, что означает в соответствии с общей совокупностью симптомов или в соответствии с каким-либо необычным, поразительным и нетипичным симптомом. Примером последнего может стать цитируемый ниже пример.

В двадцать восьмом томе "Хомиопатик уорлд" была напечатана статья д-ра И. Т. Талбота "Conium и катаракта", в которой мы читаем следующее:

Мисс С. Ф., школьная учительница, 32 года, обычно пребывала в отличном здоровье, но уже три месяца обращает внимание на постепенно увеличивающуюся затуманенность зрения, больше в правом глазу, с неспособностью различать мелкий печатный шрифт. Зрение быстро ослабевает, теперь она может читать только крупный шрифт, и ей стало очень трудно фокусировать взгляд на предметах. Семейный врач решил, что у нее катаракта, и посоветовал ей посетить знаменитого окулиста в Бостоне, который объявил ей, что у нее катаракта хрусталика в обоих глазах и что ничего, кроме операции, не сможет принести ей облегчения. Он сказал ей прийти к нему через месяц для дальнейшего наблюдения, и что, по-видимому, правый глаз придет в состояние, подходящее для удаления катаракты, через два месяца.
В тот же самый день она посетила меня и начала у меня лечиться. Она жаловалась на легкое головокружение при вставании или при переводе глаз с одного объекта на другой, и ей требовалось несколько секунд для того, чтобы снова сфокусировать глаза, после того как она переводила взгляд с одного предмета на другой. У нее было общее состояние вялости и слабости в руках и ногах при движении. Эти и другие симптомы напомнили о прувинге Conium, который и был дан ей в крупинках третьего десятичного разведения четыре раза в день. По прошествии недели она пришла опять и сообщила, что ей стало гораздо лучше —

— 305 —

слабость в руках и ногах практически полностью исчезла, она могла различать предметы лучше, у нее меньше кружилась голова при переводе взгляда с одного предмета на другой. Прием Conium был продолжен, и по истечении десяти недель туманность зрения в правом глазу почти полностью прошла, и она смогла с легкостью читать обычный печатный шрифт.
Через две недели после этого она посетила окулиста и попросила его осмотреть ее катаракту. Сначала, не вспомнив ее как следует, окулист после осмотра сказал: "У вас не больше катаракты, чем у меня", а после того как она напомнила ему, что он сказал ей три месяца назад, он сказал: "Это невозможно, но у меня есть описание вашего состояния в то время". Обратившись к своим записям, он был поражен и сказал: "Что же вы сделали?" Она честно сказала ему, что принимала гомеопатические лекарства. Поскольку он был настроен категорически против гомеопатии, он резко сказал ей: "Мадам, у меня нет времени обсуждать с вами гомеопатию, но я могу сказать вам вот что: гомеопатическое лекарство никогда не смогло бы принести пользы вашим глазам. До свидания". И попросил ее выйти из его кабинета. Это произошло летом 1877 года, после чего только один раз у нее в некоторой степени повторялись эти симптомы, и их опять облегчили несколько доз Conium.

Когда американскую даму тщательно расспросили, как это принято у врачей-последователей нового искусства исцеления, о симптомах, которые у нее имелись, помимо проблемы с глазами, она пожаловалась на головокружение при вставании, на ощущение вялости и слабости в руках и ногах и на другие симптомы, которые заставили д-ра Талбота вспомнить, что подобные симптомы были вызваны у испытателей дозами Conium. Даме прописали Conium, и ее зрение быстро улучшилось, катаракта исчезла, и бостонский окулист, к которому она обращалась и который диагностировал ей катаракту, был поражен, увидев, что у нее не осталось ни следа болезни. Вместо того чтобы порадоваться ее выздоровлению и заинтересоваться им, представитель конвенциональной медицины сухо и грубо выпроводил ее. Он уже решил для себя, что "катаракту можно излечить только с помощью операции", действуя в точности так же, как те хирурги и врачи, которые провозглашают, что "рак неизлечим

— 306 —

иначе, как посредством операции". Излечения, совершенные неконвенциональными методами, это не излечения, и они даже не заслуживают серьезного рассмотрения.

В тридцать первом томе "Хомиопатик уорлд" есть статья д-ра Дж. Р. П. Ламберта, в которой цитируется пример излечения катаракты, принадлежащий д-ру Нэнси Уильямс и напечатанный в "Медикэл сенчури". Мы читаем:

Пациентка, престарелая дама 72 лет, пришла для лечения в октябре 1892 года с жалобами на то, что уже в течение двенадцати месяцев у нее портилось зрение. В июле того же года окулист диагностировал ей катаракту, но посоветовал подождать несколько месяцев перед тем как делать операцию. В октябре она могла лишь с огромным трудом читать шрифт в величину газетных заголовков, не узнавала людей, но могла видеть очертания предметов с расстояния 6–8 футов (примерно 1,8–2,5 метра. — Прим. перев.); все для нее выглядело как сквозь густой дым. Ей было прописано принимать Calcarea fluorica 12Х в течение четырех дней, затем сделать перерыв на такое же время, и так продолжать далее. Через четыре месяца у нее было отмечено небольшое улучшение, прием лекарства продолжили, сделав интервалы длительней, так что к концу августа 1893 года она могла узнавать людей через улицу, а в феврале 1894 года могла читать все шрифты обычного размера и сообщила, что ее зрение теперь такое же хорошее, каким было до того как у нее появились с ним проблемы.

В этом случае излечение было совершено с помощью Calcarea fluorica, так как симптомы пациента соответствовали симптомам, которые это лекарство вызвало у испытателей, принимавших его в эксперименте.

В восемнадцатом томе "Британского гомеопатического журнала" д-р Уинн Томас кратко описал несколько примеров излечения катаракты, которые он совершил, но по скромности не претендовал на какое-либо признание своих заслуг. Он высказал интересное мнение о том, что есть три вида катаракты: неизлечимая катаракта; та, развитие которой можно остановить, и та, которую можно вылечить с помощью лекарств. Мы читаем:

Я хотел бы упомянуть один-два примера катаракты, в которых гомеопатические лекарства принесли весьма ощутимую пользу. Мне вспоминается пациентка, которую я лечил много лет назад. Она была практически слепа на правый глаз. На приеме

— 307 —

она сказала мне, что ее зрение в левом глазу постепенно ухудшалось. Я обнаружил у нее начинающуюся катаракту и привел ее к г-ну Ноксу Шоу. Г-н Нокс Шоу сказал, что дал бы ей от восемнадцати месяцев до двух лет, после чего катаракту нужно будет удалить. Я лечил ее с помощью Phosphorus 30 и Silica, и ее зрение, которое было на уровне 6/12, когда она пришла вначале, поднялось до 6/6. Она прожила еще десять лет после этого лечения, и ей не нужны были никакие операции.
Сейчас я веду нескольких больных с катарактой, которых осматривали окулисты и сказали им, что это всего лишь дело времени, что они должны ждать, пока катаракта не созреет, и тогда ее можно будет удалить. Я всегда говорю своим пациентам, что есть три вида катаракт. Есть такие катаракты, которые будут продолжать стабильно ухудшаться, вне зависимости от того, как их лечат, и которые, в конце концов, придется оперировать. Другая категория катаракт — те, развитие которых можно остановить, и иногда происходит улучшение. Катарактам третьей категории очень хорошо помогают лекарства, и болезнь можно довольно успешно вылечить. Лекарства, которые я нашел наиболее полезными, это Phosphorus, Silica, Natrum muriaticum и Calcarea.

Я с легкостью мог бы заполнить целый том многочисленными примерами излечения катаракты. Может оказаться, что в некоторых случаях диагноз был ошибочен, но такого, чтобы он был ошибочным во всех этих примерах, просто не может быть.

Истинные последователи новой науки излечения не ограничивают свою деятельность общей терапевтикой. Они, не колеблясь, берутся за лечение болезней глаз, ушей и т. д., которые обычно считаются исключительной областью специалистов. Д-р Э. У. Берридж в девятнадцатом томе "Хомиопатик уорлд" в язвительном тоне высказался относительно специализации и злоупотребления ее в медицине следующим образом:

Для хирургических операций и даже для диагностики малопонятных заболеваний, может быть, в какой-то степени и необходимы специальности, но для лечения они полностью бесполезны и вводят в заблуждение. Медицинский специалист в силу самого факта, что он специалист, постепенно приобретает привычку совершать две серьезнейшие ошибки: во-первых, он исходит из предпосылки, что каждый пациент,

— 308 —

который обращается к нему, поражен такой болезнью, в лечении которой он, специалист, составил себе репутацию, а, во-вторых, он считает, что орган или ткани, которые он (правильно или ошибочно) считает пораженными, это как раз то, что и требует лечения, поэтому он почти не обращает внимания на конституциональные симптомы и опирается в основном на местное лечение, самое пагубное из всех видом лечения. Ничего иного и нельзя ожидать от полуобразованных аллопатов, которые не имеют представления о простой, но истинной патологии всех болезнетворных процессов, которой учит Ганеман и его последователи, однако ни один настоящий гомеопат никогда не попадет в такую ловушку, как специализм. Истинный последователь Ганемана одинаково сведущ в гомеопатическом лечении всех форм болезни, и он лечит их все строго и исключительно по правилам, перечисленным в "Органоне".

Д-р Дж. Комптон Бернетт с презрением говорил об окулистах в целом как о "глазных плотниках", и в своей книге "Излечимость катаракты лекарствами" писал:

Я считаю, что обязанность истинного врача состоит в постоянных попытках ограничения области хирургии за счет расширения области терапии. Лечение катаракты касается в первую очередь терапевта, и только тогда, когда он не справляется, хирурга. Область хирургии, особенно офтальмологического ее отдела, развита на удивление хорошо, она наиболее тщательно исследована, наиболее подробно распланирована, и все в ней точно названо. Да, хирурги-окулисты могут гордиться своим положением и прогрессом. Но где же наши врачи-окулисты? Нигде.

Бернетт считал, что причинами катаракты часто являются подагра, ревматизм, ревматическая подагра, сифилис, злоупотребление солью и сахаром, жесткая питьевая вода и т. д., и лечил своих пациентов с катарактой не только в соответствии с полной совокупностью симптомов, но также и в соответствии с их физическими склонностями, исправлял их питание и проч.

В то время как глазной специалист тратит все свое время на снабжение пациентов очками и примочками и оперирует их, ограничивая объект своего внимания исключительно глазами как

— 309 —

таковыми, ушной специалист концентрирует свою энергию на ушах тех, кто обращается к нему за помощью. Он также исповедует чисто механический взгляд на вещи. Он прочищает уши своих пациентов, продувает их, использует примочки и обеззараживающие средства, пробует операции, и если ни одно из этих местных лечений не приносит успеха, он пожимает плечами и с глубоким сожалением говорит пациенту, что его глухота, или какая-то другая жалоба, неизлечимы. Гомеопатическая литература содержит очень большое количество примеров, когда больные, длительное время страдавшие от глухоты, были излечены врачами-гомеопатами, которые вовсе не обязательно были ушными специалистами, хотя ведущие ушные специалисты, к которым обращались больные, объявляли их абсолютно неизлечимыми. Среди врачей-гомеопатов, специализировавшихся в болезнях уха, был д-р Роберт Купер, который преуспел в излечении очень большого числа больных с глухотой.

В двадцать девятом томе "Хомиопатик уорлд" д-р Купер писал:

Господин, с которым я познакомился не на профессиональной почве, пожаловался, что так сильно страдал от шума в ушах, что одно время он даже совсем было собрался покончить с собой. Он особенно жаловался на ужасные мрачные предчувствия после того как выкурит сигару. Учитывая, что табак так сильно вредил ему, я посоветовал прекратить его использование в любой форме и дал ему одну дозу тинктуры Nicotianum tabacum, которую я сам сделал из свежего растения. Три или четыре дня назад, когда я встретил его снова, он попыхивал сигарой, которая, как он заявил, теперь не действовала на него так плохо, и сказал мне, что шумы в ушах у него полностью прекратились и что его общее состояние значительно лучше, чем было.

В том же самом выпуске "Хомиопатик уорлд" д-р Купер написал и в другой статье:

Я помню, как однажды посетил один дом, и там мне указали на бедную девочку, которая стояла в углу и выглядела воплощением страдания и отчаяния. На первый взгляд она казалась страдающей от идиотизма. Ее друзья сказали мне: "Если бы вы смогли хоть что-нибудь сделать для этой бедной девочки, мы были бы вечно благодарны вам". Она совершенно не могла работать из-за глухоты,

— 310 —

которая наступила после скарлатины за восемь лет до этого. Никто не хотел брать ее на службу, видя, что она не слышала абсолютно ничего, что ей говорили, даже если ей кричали. Я взял эту девочку к себе на лечение в Гомеопатический госпиталь, и примерно через девять месяцев, в основном благодаря Hepar sulphuris, она смогла устроиться горничной и беседовать с кем угодно практически без помех.

В том же томе "Хомиопатик уорлд" д-р Артур Робертс сообщал:

Мать привела ко мне шестилетнюю девочку из-за глухоты. Я диагностировал у нее аденоидные разрастания с золотушной предрасположенностью, но для того чтобы быть уверенным в диагнозе, я отправил ее к одному из лучших ушных хирургов. Его диагноз совпал с моим, и он рекомендовал удаление разрастаний и расширение носовых проходов. Я сказал матери, что надо подождать несколько месяцев и посмотреть, не сможем ли мы вылечить глухоту лекарствами. Я давал ей время от времени Tuberculinum и Calcarea carbonica 30 дозами по утрам и вечерам. Через два месяца девочка могла слышать так же хорошо, как и раньше, и вот уже два года чувствует себя хорошо.

В "Клинической терапевтике" д-ра Т. С. Хойна приведено много примеров излечения глухоты.

— 311 —

Я хотел бы процитировать излечение, совершенное д-ром Г. В. Миллером:

Г-жа А., 49 лет, была глуха на правое ухо уже двадцать лет, а на левое пять лет. Она не слышит разговоров, разве что очень тонкими голосами и только если это очень близко. У нее есть ощущение сильного давления и жара на макушке головы, которые распространяются на оба уха, с ощущением болезненности мозга. Ночью у нее горячие подошвы ног, она жалуется на приливы жара к лицу, после которых бывает холодный пот, ее беспокоит запор, она чувствует слабость примерно в 10–11 часов утра. Ей дали Sulphur 300 в течение 12 дней, но улучшения почти не последовало. Доза же Sulphur 6000-й потенции повлекла за собой восстановление слуха в левом ухе и облегчение от болезненности и давления на макушке головы. Постепенно восстановился слух и в правом ухе.

Можно легко найти и процитировать еще множество подобных примеров излечения глухоты.

— 311 —

Время от времени врачу-гомеопату удается вылечить такие чрезвычайно тяжелые и угрожающие жизни заболевания уха, которые он сам считал не излечимыми ничем, кроме операции. Среди наиболее опасных заболеваний уха — воспаление сосцевидного отростка. Оно чрезвычайно болезненно, и болезнь имеет склонность распространяться из уха в мозг. Следовательно, необходимую в таких случаях операцию нельзя откладывать. В книге д-ра Ж. Шаретта "Практическая Материя медика" содержится сообщение о чрезвычайно удивительном излечении воспаления сосцевидного отростка, совершенного д-ром Л. Каттори из Локарно. Мы читаем:

Воспаление сосцевидного отростка, структуры, расположенной позади уха. — Несколько лет назад я лечил больного с острым воспалением уха с перфорацией барабанной перепонки, сопровождавшимся истечением гноя. Пациент, которым был молодой человек 22 лет, вначале чувствовал себя хорошо, но через неделю меня вызвали к нему в большой спешке, так как пациент жаловался на сильную боль в ухе, а особенно за ухом, где можно было обнаружить большой отек с болезненностью. При этом у него была септическая лихорадка с очень высокой температурой и, казалось, ему угрожает воспаление мозга.
Ввиду серьезности положения я отправил пациента в больницу, и двое коллег подтвердили мой диагноз. Они объявили, что больному срочно требуется хирургическое вмешательство, и я договорился об операции на следующий день. Я приготовил все для операции, которую намеревался сделать на следующее утро, но, поглядев в Материю медику, подумал, что больному показан Capsicum, и дал ему одну дозу Capsicum в 100-й потенции перед сном.
Следующим утром все было готово к операции. Мои коллеги прибыли, чтобы помогать мне, но когда вошел пациент, оказалось, что лихорадка прошла, отек в районе сосцевидного отростка спал, и коллеги согласились со мной, что операцию нужно отложить до следующего дня. Я дал молодому человеку еще одну дозу Capsicum, но на следующее утро его состояние настолько улучшилось, что мы оставили мысль об операции, и вот уже много лет у него не было рецидива этих симптомов.

Скромные врачи, которые хорошо подкованы в гомеопатическом законе, часто одерживали верх над самыми крупными

— 312 —

конвенциональными специалистами. Д-р Дж. Т. Кент на стр. 933 своей "Материи медики" писал:

Думайте как можно больше о больном пациенте и как можно меньше о названии патологического состояния органов. Поэтому, когда пациенты говорят: "Доктор, можете ли вы вылечить мой слух?", я отвечаю им: "Во-первых, нужно вылечить вас. Самая первоочередная и важная задача — это вылечить вас". Вылечите пациента, и после этого станет видно, что можно сделать для уха, для слуха. Такое мышление будет держать ваш ум в нужной форме, держать вас в правильной позиции относительно вашего пациента. Если вы будете все время говорить об ухе, пациент вытрясет из вас всю душу по поводу своего уха. "Когда же вы сделаете что-нибудь для моего уха? Когда я смогу слышать?" Начните с понимания того, что лечить нужно пациента в целом. Помните в первую очередь о пациенте, и дайте ему понять это.
Идею отправить пациента к специалисту по болезням ушей не следует поощрять, разве что у вас нет поблизости специалиста-гомеопата. Лечить нужно заболевание всего тела. Нет таких жалоб, как жалобы на уши, которые можно рассматривать отдельно от конституционального состояния самого пациента. У Sulphur есть "частые закупорки ушей, особенно во время еды или сморкания, звуки в ушах". Часто пациенты излечиваются от этих "местных заболеваний" тогда, когда вы выбираете лекарства для пациента, тогда как местные симптомы никогда не привели бы вас к нужному лекарству.

Глава XVII. Правильный и неправильный способы лечения кожных заболеваний Правильный и неправильный способы лечения кожных заболеваний   оглавление книги Эллиса Баркера Оглавление
Загадочные болезни и их излечение Загадочные болезни и их излечение