Дж. Эллис Баркер

Как совершаются чудеса исцеления. Новый путь к здоровью

Лондон, 1948

Перевод Елены Загребельной (г. Фукуока, Япония)

— 339 —

ГЛАВА XX
Орудия новой науки и некоторые интересные технические подробности

Когда имеешь дело с искусством, цель которого — спасение человеческой жизни, нежелание максимально приложить все свои усилия к тому чтобы стать истинным мастером этого искусства, равносильно преступлению.
Ганеман
Лекарство нельзя считать полностью протестированным, пока оно не проникнет во все части тела и не вызовет там болезненного состояния. Только после этого оно готово для изучения и для использования.
Д-р Дж. Т. Кент, "Лекции по гомеопатической философии"
Существует вещь более тонкая и более чувствительная, чем самые чувствительные инструменты для точных измерений и самые чувствительные химикаты, а именно — живой человеческий организм. Живой организм подвергается влиянию многочисленных факторов и влияний, которые игнорирует и не понимает обычная химия. И эта удивительная чувствительность безмерно возрастает, когда организм находится в болезненном состоянии. Многих пациентов можно считать прямо-таки инструментами для измерения мельчайших величин и использовать их в таком качестве для научных целей.
Д-р К. В. Гуфеланд, "Сочинения"

На страницах этой книги ранее мы называли новый метод исцеления иногда наукой, а иногда искусством. Он является и тем, и другим. Умелый врач должен быть ученым и в то же время обладать оригинальностью, воображением, находчивостью и неограниченной свободой действий художника.

Каждый ученый имеет специальные измерительные инструменты, присущие только его области. У астронома есть телескопы, у физиолога — микроскопы, у химика —

— 340 —

пробирки, и т. д. Без них они не смогли бы выполнять научную работу в своей области. В конвенциональной медицине используется большой набор инструментов, которые все использует и гомеопат, поскольку он тоже закончил курс конвенциональной медицины перед тем как стать гомеопатом. В дополнение ко всем конвенциональным медицинским инструментам и методам, у гомеопата есть его собственные очень ценные инструменты.

Среди врачей и неврачей широко бытует мнение, что гомеопаты лечат людей безвредными сахарными крупинками и порошками, которые не содержат практически никакого лекарства, не могут никому навредить, но также не могут никому и помочь. Они полагают, что гомеопаты — жертвы навязчивой идеи или заблуждения, что их интеллектуальный багаж весьма скуден, что они руководствуются какими-то глупыми общими принципами и странными понятиями, от которых они быстро отказались бы, если бы немного поработали головой и прочитали несколько хороших медицинских книг и журналов. Я обсуждал новую науку и искусство исцеления со многими выдающимися врачами и хирургами и выяснил, что они придерживаются взглядов, близких к тем, которые я только что описал, и что они не имеют никого представления о том, что гомеопаты уже создали собственную огромную и весьма ценную литературу. Вполне естественно, впрочем, что существует такое ошибочное представление о гомеопатии. Конвенциональная медицина бойкотировала гомеопатию еще со времен Ганемана. В огромной и поистине великолепной библиотеке Королевского медицинского общества, обладающей более 100 000 томов, есть только несколько книг по гомеопатии, и я не смог обнаружить в этой чудесной коллекции ни одной хоть сколько-нибудь ценной гомеопатической книги. В других прекрасных медицинских библиотеках в Лондоне, в английских провинциальных центрах, в столицах Шотландии, Ирландии и Уэльса и в больших городах за границей про гомеопатию нельзя найти практически ничего. Самая лучшая частная медицинская библиотека в Лондоне — это Медицинская и научная библиотека Льюиса, выдающая книги на дом. В ней содержится всего

— 341 —

три или четыре устаревших книги по гомеопатии. Врач, заинтересовавшийся новым искусством и наукой исцеления, жаждущий почитать книги на эту тему и обратившийся в медицинскую библиотеку в поиске таковых, либо получит от опытных библиотекарей ответ, что книги по гомеопатии отсутствуют, либо ему скажут: "Мы не держим никаких гомеопатических книг и ничего о них не знаем".

Основу новой науки о лечении обеспечивают испытатели. Ганеман собрал вокруг себя воодушевленных и преданных делу докторов и студентов, которые позволили ему экспериментировать над собой таким же образом, каким он экспериментировал над собой самим. Он и его ученики принимали, как правило, ежедневно, дозы какого-то лекарства, которое нужно было протестировать, и при этом испытатели не знали, какое лекарство им давали. Каждый день дозы лекарства увеличивали, и испытатели должны были каждый день записывать в своих ежедневниках замеченные у себя симптомы, вызванные лекарством.

Конвенциональная медицина проводит подобные опыты на животных. Животных отравляют мышьяком, белладонной или стрихнином. Их судороги и мучения, пока они живы или когда они умирают, записываются, а после того как они умрут, их вскрывают и пытаются установить, какое действие разные лекарства оказали на сердце, печень, мозг, артерии, кровь и т. д. Эти эксперименты очень грубы и малоинформативны. Наиболее сильные яды в то же время являются и наиболее сильными лекарствами. Мышьяк и стрихнин — это одни из наших лучших тоников. Животные не могут говорить. Они не могут рассказать о симптомах и страданиях, которые вызывают у них меньшие дозы лекарств и ядов, которые им дают, равно как и о пользе, получаемой от очень малых доз.

Из экспериментов на животных мы можем узнать только самые явные и бросающиеся в глаза эффекты лекарств. Кроме того, животные реагируют на них не так, как люди. Часто опасные лекарства пациентам дают в очень больших дозах, потому что докторов

— 342 —

сбили с толку опыты на животных, которые могут оказаться менее чувствительными к какому-то конкретному яду или инъекции, чем люди. Тестирование, или прувинг, лекарств на здоровых и наблюдательных людях при постоянном увеличении количества принимаемого лекарства, выявляет все более тонкие и, наконец, самые тонкие симптомы, вызываемые тестируемым лекарством.

Гомеопаты стараются протестировать лекарства как можно полнее, доводя тестирование до предела, увеличивая дозы, пока испытатели не начинают чувствовать себя совсем плохо или не заболевают. Не так уж редко полные воодушевления испытатели заходили слишком далеко и наносили себе ущерб на всю жизнь, так как героически отказывались от прекращения тестирования до тех пор пока не появлялись самые интересные и самые серьезные симптомы. Конвенциональные врачи после неадекватного тестирования новых лекарств, сывороток и т. д. на животных, пробуют применять их на больных в больницах и частных клиниках, иногда с катастрофическими результатами. Д-р Й. Мозес, врач и член парламента Германии, со жгучим негодованием писал в работе "Борьба за свободу права лечения":

Главный врач больничного комплекса "Дом императрицы Августы Виктории" в Берлине в 39-м номере "Немецкого медицинского еженедельника" за 1928 год сообщал об опытах с препаратом вигантол, проведенных на рахитичных детях: "Мы предприняли эти опыты на материале, состоявшем из 100 крыс и 20 детей, и держали подопытных детей в самых неблагоприятных условиях как в отношении питания, так и света". Это сообщение типично для опытов, описываемых в медицинской прессе. С ужасающим цинизмом больные дети представляются "материалом" наравне с подопытными крысами. Это заявление подтверждает, как такие опыты делают врачей бесчеловечными. Несчастных детей отправили в больницу для того чтобы их там вылечили, а не чтобы над ними ставили опыты как над крысами.
Больницы — это учреждения, которые были созданы с целью лечения больных. Эксперименты в больницах позволительны лишь тогда, когда они не ставят под угрозу и не задерживают излечение. Уже в течение многих лет врачи заражены настоящей исследовательской манией, которая

— 343 —

стала представлять опасность для здоровья людей. Без малейшего учета интересов больных над ними проводятся опыты, которые не имеют ничего общего с искусством исцеления. Конечно, может быть, нужны такие опыты, которые не имеют прямой связи с прогрессом в искусстве исцеления. Однако безнравственность этих опытов заключается в том, что те, кто приходит для того чтобы их излечили, подвергаются серьезнейшему риску теми, кто должен их лечить или кто делает вид, что лечит их. Ни один из докторов, кто, ставя над пациентами опыты, так беззаботно рискует их здоровьем и жизнью, даже не допустит мысли о том, чтобы таким же образом рисковать своим здоровьем или здоровьем своих детей или родственников. Доктора в больницах получают на попечение детей незнакомых им людей, рассматривают этих детей как "материал", но очень стараются не ставить таких опасных опытов на себе самих. Д-р Альберт Молль написал в своей книге "Врачебная этика": "Со все возрастающим удивлением я замечаю, что доктора, одержимые манией экспериментирования, ставят опыты над больными людьми, которые были доверены их попечению в больницах, и делают это способами, несовместимыми с требованиями закона, справедливости и морали. Эти господа уже не видят никакого различия между опытами на животных и опытами на людях. Несчастные пациенты, которые доверили свою жизнь и здоровье докторам для того чтобы их лечили, оказываются обманутыми, ограбленными, и с ними слишком часто обращаются как с кроликами или крысами".
Все рекорды опасных опытов, проводимых докторами на людях, были побиты экспериментальным применением профилактического лечения Кальметта чахотки в Любеке. Хотя лечение Кальметта все еще находится в экспериментальной стадии, этому лечению были одновременно подвергнуты более 250 детей. Этот большой эксперимент я считаю преступлением, так как врачи Любека знали, что в медицинской прессе многие эксперты указывали на опасность. Вопрос о том, была ли трагедия в Любеке вызвана самим лечением Кальметта или невнимательностью врачей, не так важен. Несчастье должно было произойти, потому что доктора Любека потеряли чувство ответственности до такой степени, что решились провести столь рискованный опыт одновременно на 250 детях, получив согласие родителей, которым не сказали, что ведущие специалисты выражали сильные сомнения в полезности этого мероприятия. В

— 344 —

настоящий момент 70 из 250 детей пали жертвами этого эксперимента и скончались, но мы еще не можем говорить о том, сколько из выживших 180 детей искалечены на всю жизнь. Ничто из того, что делают не получившие официального признания целители, не может сравниться с бедствием в Любеке. Общественный прокурор должен был принять меры против ответственных в этом докторов с обвинением в убийстве. Комиссия, расследующая этот случай, осудила действия докторов большинством голосов, за исключением меньшинства из трех участников, докторов поддержавших. Это меньшинство из трех участников состояло из двух врачей и одной жены врача!

Д-р Мозес в своей книге в деталях описал большое количество проводимых над пациентами в немецких больницах опасных опытов, многие из которых сильно ухудшили состояние этих пациентов. Однако не нужно полагать, что такие эксперименты проводятся только в Германии.

Едва ли нужно специально обращать внимание читателя на то, что гомеопатический метод тестирования лекарств на здоровых наблюдательных докторах и студентах-медиках не только бесконечно более человечен, но и бесконечно более продуктивен и научен, чем те методы, которыми пользуются конвенциональные медики. Ганеман протестировал примерно 100 различных лекарств, по большей части ядов, на своих ассистентах и на себе самом. Гомеопатическая Материя медика была создана не на страданиях животных и пациентов, а на страданиях бескорыстных врачей-идеалистов.

Руководитель испытания, который является единственным человеком, знающим, какое лекарство тестируется, каждый день видится с разными испытателями, наблюдает эффекты, оказываемые на них лекарством, изучает записи, которые они делали относительно действия лекарства, и устраивает им перекрестный опрос, чтобы устранить симптомы, которые могут быть чисто воображаемыми или могли быть вызваны случайностью или каким-то неблагоприятным происшествием, как, например, простуда, психологическое расстройство, неумеренность в пище или еще что-то в этом духе. Конечно, только здоровые мужчины и женщины допускаются к тестированию лекарств, и ожидается, что они будут вести такой размеренный и простой образ жизни, что выявить действие лекарств удастся полностью. Если

— 345 —

лекарство вызовет у них сильный понос, то они должны будут терпеть его до тех пор, пока руководитель тестирования не освободит их от тестирования или не даст им нейтрализующего средства. Если лекарство вызывает у них запор, спазмы, лихорадку, рвоту, ревматические или зубные боли, они должны переносить это и не стараться получить какое-то облегчение по своему усмотрению, что привело бы к нарушению полной картины ничем не нарушаемого действия лекарства. В конце тестирования дневники всех испытателей сравниваются и исключаются любые симптомы, которые внушают сомнение из-за того что испытатель сделал что-то, чего не должен был делать, или же он сам кажется ненадежным. Симптомы, вызванные лекарством у одного испытателя, обычно подтверждаются сходными симптомами у других испытателей. Надежные дневники сводятся в одно целое, и полученная из них информация собирается и сортируется по соответствующим разделам, как, например, симптомы психики, симптомы головы, симптомы глаз, симптомы ушей, симптомы носа, симптомы лица, симптомы зубов, симптомы рта, симптомы горла, симптомы аппетита, симптомы желудка, симптомы живота, симптомы стула и ануса, симптомы органов мочевыделения, симптомы мужских половых органов, симптомы женских половых органов, симптомы дыхательных органов, симптомы груди, симптомы сердца и пульса, симптомы шеи и спины, симптомы конечностей в целом, симптомы рук, симптомы ног, симптомы кожи, симптомы сна, симптомы температуры, общие и неклассифицированные симптомы и т. д.

Иногда прувинги длятся неделями или месяцами. К ним привлекаются как можно больше мужчин и женщин, и важные лекарства проверяются и перепроверяются ведущими врачами, которые организуют прувинги. Конечно же, наиболее полное знание действия лекарства получает врач, который ощутил действие этого лекарства на своем собственном теле и который отчетливо помнит те неприятные ощущения и боли, которые он испытал.

— 346 —

Количество надежных симптомов, вызываемых лекарствами, разумеется, очень велико. Результаты этих прувингов иногда печатаются в деталях. Вот передо мной труд, озаглавленный "Экспериментальный прувинг лекарства общества О. О. и Л. — повторный прувинг Belladonna, то есть экспериментальное исследование патогенетического действия этого лекарства на организм здорового человека, проведенный при содействии Американского гомеопатического офтальмологического, отологического и ларингологического общества и кратко изложенный генеральным директором Говардом П. Беллоузом, магистром естественных наук, доктором медицины, профессором отологии, Бостон, 1906". "Кратко изложенный" текст прувинга, несмотря на краткость, занимает 665 больших страниц и иллюстрирован рисунками, показывающих действие Belladonna на пульс, ткани и т. д.

Пространные записи прувингов дают наиболее полную из существующих и возможных картин всех важных лекарств, использовавшихся последователями Ганемана, но наши знания об этих лекарствах ни в коем случае не исчерпываются полными записями симптомов, вызванных во время эксперимента. Ко всем эффектам лекарств, которые наблюдались у здоровых испытателей, принимавших ради эксперимента различные лекарства, нужно добавить достоверные эффекты тех же лекарств, отмеченные у больных людей, симптомы отравления и т. д. Симптомы, вызванные лекарствами у больных, не считаются достоверными, если они не были подтверждены многократно. Если одному пациенту, больному холерой, принес облегчение Arsenicum, это не значит, что Arsenicum хорош при холере. Если множеству пациентов, больных холерой, одинаковым образом помог Arsenicum, то будет считаться, что Arsenicum помогает на определенных стадиях холеры, и т. д.

Гигантские массы информации, полученной в результате тысяч прувингов и повторных прувингов и десятков тысяч симптомов, отмеченных надежными врачами у больных людей и сообщенных ими в разных профессиональных изданиях, были собраны, переработаны, организованы и реорганизованы в нескольких замечательных книгах, подобных которым нет в медицинской литературе. Я

— 347 —

хотел бы описать некоторые из этих фундаментальных работ, являющихся особыми точными инструментами гомеопатов. В течение 1874–1879 гг. д-р Т. Ф. Аллен опубликовал "Энциклопедию чистой Материи медики, запись несомненных эффектов лекарств на тело здорового человека". Эта огромная работа занимает примерно 7000 густо заполненных страниц и содержит все достоверные симптомы всех гомеопатических лекарств, которые были отмечены пруверами и опубликованы где-либо, начиная со времен Ганемана. В этих десяти томах содержится около 300 000 симптомов.

Д-р К. Геринг начал еще один труд в десяти томах, "Ведущие симптомы нашей Материи медики". Первый том был напечатан в 1879 г., а последний в 1891 г. Эта работа занимает почти 6000 страниц и содержит примерно 300 000 ведущих симптомов, отмеченных частично во время экспериментальных прувингов на здоровых испытателей, а частично у изголовья постели больного. Обе работы являются результатом невероятно усердного труда. Известно, что д-р Геринг провел более сорока лет в работе над "Ведущими симптомами". Он был очень занятым врачом. Для того чтобы найти время, необходимое для его пространного литературного труда, он спал в своей библиотеке и вставал каждое утро в пять часов, чтобы приняться за свою литературную работу.

Эти две громадные образцовые работы из области нового искусства исцеления не переиздаются и стали редкостью. Они стоят примерно 15 фунтов стерлингов каждый и необходимы любому серьезному гомеопату. Это его справочники, к которым он обращается, когда у него возникают сомнения относительно того, какое лекарство нужно дать в том или ином случае.

Из описанной выше основной литературы и многих других сочинений были собраны книги более доступного объема для быстрых справок, такие как "Словарь Материи медики" д-ра Джона Г. Кларка, состоящий из четырех больших томов на 3000 страницах. Д-р Кларк потратил около двадцати лет жизни на написание этой важной работы практически самостоятельно, без чьей-либо помощи. Существует также большое количество подобных справочников, больших, средних, маленьких и очень маленьких. Поверхностный гомеопат, быть может, удовлетворится

— 348 —

несколькими небольшими справочниками. Усердному работнику потребуются три описанных выше образцовых труда.

Лучше всего мы сможем представить себе характер гомеопатической Материи медики, если попробуем изучить какое-то лекарство, и для этой цели я выбрал бы Sulphur (сера. — Прим. перев.). Sulphur — это вещество, которому в конвенциональной Материи медике отводится лишь несколько абзацев. Сэр Лодер Брёнтон в своей "Материи медике" посвятил Sulphur полторы страницы, в "Фармакологии" Кашни ему уделено полстраницы, в "Практической терапевтике" Хэра — полторы страницы, а в "Дополнительной фармакопее" только полстраницы. Для конвенциональных врачей этот минерал не представляет никакого интереса. Давать пациенту Sulphur считается так же старомодно, как назначать пиявки. Конвенциональные лекари используют Sulphur для запоров, для кожных заболеваний и для того чтобы вызвать потоотделение. Пациенты, конечно же, впечатляются больше, если доктор прописывает им самое последнее, наиболее широко рекламируемое и "самое научное" лекарство, недавно представленное публике одним из крупных предприятий по производству лекарств и продаваемое под неким необыкновенным названием и по высокой цене.

Конвенциональные врачи не имеют представления о значимости Sulphur, поскольку у них нет информации о его возможностях. Последователи Ганемана нашли в нем лекарство неизмеримой ценности. Следовательно, в хороших справочниках ему уделяется не страница-две, а значительно больше. Сам Ганеман в своей книге "Хронические болезни" отвел для Sulphur 65 страниц, в "Новом руководстве" Яра ему уделено 36, в "Материи медике" Кента — 28, в "Клинической Материи медике" Фаррингтона — 16, в "Материи медике" Дугласа — 20, в "Материи медике" Т. Ф. Аллена — 25, в "Словаре" Кларка — 24, в "Ведущих симптомах" Геринга — 97, а в "Энциклопедии" Аллена — 138 страниц. "Энциклопедия" Аллена описывает 4089 симптомов, вызванных Sulphur у испытателей.

Для конвенционального врача Sulphur — это

— 349 —

лекарство старухи, совсем вышедшее из моды, и многие тысячи конвенциональных врачей никогда никому его не назначают.

Гомеопат, который изучал свою Материю медику и справочники, знает о лекарствах гораздо больше конвенционального доктора, который очень мало, а иногда и ничего не знает об используемых им самим лекарствах, и который принимает за знания несколько поверхностных абзацев из своего учебника, выученных им, возможно, лишь для того чтобы сдать экзамен. Если мы сравним описания других лекарств в гомеопатической и в конвенциональной Материях медиках, то обнаружим такие же различия, о каком бы лекарстве ни шла речь.

Конечно же, изучение Материи медики новой науки о лечении по толстым учебникам и справочникам, которые мы упомянули, — это чрезвычайно большая задача. Для облегчения изучения лекарств сотни врачей-гомеопатов опубликовали всевозможные краткие Материи медики и руководства. Одним из лучших среди них является труд "Ключевые симптомы ведущих лекарств" д-ра Г. К. Аллена. Начинающие изучать новую науку исцеления стараются запомнить характерные черты основных лекарств путем изучения одного из таких маленьких учебников. Д-р В. Г. Берт в своей книге "Характерные черты Материи медики" писал:

В начале обучения неразумно запутывать и истощать свой мозг всеми мельчайшими деталями информации о лекарстве. Гораздо лучше будет для каждого лекарства выучить несколько характерных симптомов, выделенных жирным шрифтом, до того как вдаваться в детали. Характерные черты создают в уме органичную форму для каждого лекарства, которую впоследствии можно будет в свое удовольствие заполнять конкретными деталями.
У каждого лекарства есть свои основные характеристики, которые выделяют его как отдельную своеобразную сущность, подобно тому как у каждого человека есть свои отличительные черты, которые выделяют его в мире и делают своеобразным.

Давайте посмотрим, как гомеопаты выделили ведущие черты Sulphur из 4089 симптомов, заполняющих 138 страниц "Энциклопедии" Аллена. Д-р

— 350 —

В. А. Дьюи в своей книге "Основные элементы гомеопатической Материи медики" приводит следующие десять характерных черт Sulphur:

1. Грязный, плохо следит за своим телом.
2. Отвращение к воде и мытью.
3. Слабость в желудке в 11 часов.
4. Сон урывками.
5. Жар в макушке головы и жжение в ладонях рук и ступнях ног.
6. Недостаточная реакция, не действуют тщательно подобранные лекарства.
7. Ходит сгорбившись.
8. Много пьет, мало ест.
9. Утренний понос, выгоняющий его из кровати.
10. Сильное ухудшение ночью.

Д-р Э. Б. Нэш вкратце описал Sulphur в своей книге "Ведущие гомеопатические лекарства" следующим образом:

Кожные высыпания с зудом в любом месте; после чесания появляется жжение.
Жжение везде, общее и местное, особенно в ступнях ног; должен выставлять их из постели, чтобы охладить.
Краснота всех отверстий, как будто вокруг них надавливали и они наполнились кровью (губы, уши, ноздри, веки, анус и т. д.).
Экссудация в серозные полости после острых воспалений.
Слабость, дурнота после приливов жара, за которыми следует потоотделение, особенно в 11 часов.
Ухудшение в 5 часов утра (понос), при стоянии, в 11 часов, в закрытой комнате, на свежем воздухе, от купания, в холодную сырую погоду. Улучшение, если открыть двери и окна, в положении сидя или лежа.

Разные доктора, по-видимому, будут обрисовывать разные картины, если будут стараться сжать огромные количества возможных симптомов лекарства в несколько строчек.

Когда начинающий приобретет некоторые элементарные знания посредством изучения маленьких книг, он принимается изучать труды большего объема, которые дадут ему более детальные сведения. Чтобы показать, как Материя медика организована для того чтобы

— 351 —

желающие могли получить общую картину каждого лекарства и его возможные симптомы в различных органах и т. д., я хотел бы процитировать часть информации о Sulphur, содержащейся в девятом издании "Карманного руководства по гомеопатической Материи медике" Берике:

Его действие центробежно — изнутри наружу — и имеет избирательное сродство с кожей, где оно вызывает жар и жжение с зудом; ухудшение от согревания в постели. Бездеятельность и расслабление мышц и, следовательно, слабость тонуса, характеризует его симптомы. Приступы жара, отвращение к воде, сухие и твердые волосы и кожа, краснота отверстий тела, ощущение слабости в желудке в 11 часов и сон урывками в гомеопатии всегда указывают на Sulphur. Положение стоя — это самое плохое положение для пациентов Sulphur, оно всегда вызывает дискомфорт. Грязные, немытые люди, склонные к кожным проблемам. Отвращение к мытью. Когда тщательно выбранные лекарства не действуют, особенно в острых заболеваниях, это лекарство часто пробуждает силы сопротивления организма. Повторяющиеся жалобы. Общий зловонный характер жидких и газообразных выделений. Очень красные губы и лицо, легко покрывается румянцем. Часто бывает очень полезно в начале лечения больных с хроническими заболеваниями и в конце лечения острых заболеваний.
Психика. — Очень забывчив. Трудно думать. Заблуждения; думает, что тряпье — это красивая одежда, что он невероятно богат. Все время занят. Ребяческая сварливость у взрослых людей. Раздражительность. Искаженные привязанности. Отвращение к делам; бездельничает — слишком ленив, чтобы встать. Воображает, что дал кому-то что-то не то, в результате чего тот умер. Субъекты Sulphur почти всегда раздражительны, подавлены, худы и слабы, даже при хорошем аппетите.
Голова. Постоянный жар на макушке головы. Тяжесть и ощущение полноты, давление в висках. Бьющая головная боль; ухудшается от наклона и сопровождается головокружением. Периодически повторяющаяся мигрень. Сухое раздражение кожи. Сухость волосистой части головы, выпадение волос; хуже от мытья. Зуд; жжение после чесания.
Глаза. Изъязвление краев век со жжением. Ореол вокруг света лампы. Жар и жжение в глазах. Черные пятнышки перед глазами. Первая стадия изъязвления роговицы. Хроническая

— 352 —

офтальмия с сильным жжением и зудом. Роговица как матовое стекло.
Уши. — Свист в ушах. Неблагоприятные эффекты от подавления выделений из ушей. Повышенная чувствительность к запахам. Глухота, которой предшествовала исключительная чувствительность слуха; катаральная глухота.
Нос. — Кожные высыпания по всему носу. Нос заложен в помещении. Воображаемые неприятные запахи. Ноздри красные и покрыты струпьями. Хронический сухой катар; сухие корки, которые легко кровоточат. Полипы и аденоиды.
Рот. — Губы сухие, ярко-красные, ощущение жжения. Горький вкус по утрам. Дерганье в зубах. Отек десен; пульсирующая боль. Язык белый, с красным кончиком и краями.
Горло. — Давление как от комка, как от занозы, как от волоса. Жжение, краснота и сухость. Кажется, что поднимается какой-то шар и закрывает глотку.
Желудок. — Полная потеря аппетита или чрезмерный аппетит. Гнилостная отрыжка. Пища кажется слишком соленой. Пьет много, ест мало. Молоко вызывает несварение. Сильное желание сладкого. Сильная кислотность, кислая отрыжка. Жжение, болезненное давление, как от тяжелого предмета. Ощущение слабости и дурноты примерно в 11 часов; нужно обязательно что-то съесть. Тошнота во время беременности. Выпитая вода заполняет пациента.
Живот. — Очень чувствителен к давлению; внутреннее ощущение ссадины и болезненности. Движения внутри, как от чего-то живого. Боль и саднение в районе печени. Колики после питья…
Модальности. — Хуже во время отдыха, в положении стоя, от тепла постели, при мытье, принятии ванны, утром, в 11 часов, от алкогольных стимуляторов, периодически. — Лучше в сухую теплую погоду, в положении лежа на правом боку, от подгибания пораженных конечностей.
Доза. — Действует во всех потенциях, от самой маленькой до самой высокой. Некоторые из лучших результатов были получены от высоких и не очень часто принимавшихся доз. 12-я потенция хороша для начала лечения, после чего надо идти выше или ниже, в зависимости от восприимчивости пациента. При хронических заболеваниях — 200 и выше. При вялотекущих высыпаниях — самые низкие потенции.

Выше была приведена только часть информации. Были опущены подробности из разделов "Прямая кишка", "Органы мочевыделения", "Мужские органы", "Женские органы", "Органы дыхания",

— 353 —

"Спина", "Конечности", "Сон", "Лихорадка", "Кожа" и т. д.

Читатель заметит, что в гомеопатии и в конвенциональной медицине Sulphur занимает совершенно разное положение. Конечно, сама сера, используемая конвенциональными докторами, довольно инертна. Потенцирование гомеопатическим способом высвобождает необъятные скрытые возможности этого лекарства. Д-р Нэш написал в своей книге "Ведущие гомеопатические лекарства": "Никто, кроме тех, кто использует потенцированный Sulphur, не может и представить, чтó он способен излечить".

Как мы видели, для конвенциональных врачей Sulphur — это старомодное и довольно бесполезное лекарство, используемое для запора, кожных болезней и при отсутствии потоотделения. Аллопат хочет знать специфическое действие лекарства. А гомеопат, напротив, может излечить с помощью Sulphur любое заболевание, каково бы ни было его название, если комплекс симптомов пациента соответствует ведущим симптомам, вызываемым под действием Sulphur у испытателей. Д-р Джон Г. Кларк в восьмом издании "Назначения лекарств" ("Prescriber") писал:

Если у пациента появляются основные симптомы Sulphur, как-то: слабость в эпигастрии в 11 часов, ухудшение симптомов ночью в постели, горячие руки и ноги, жжение в ступнях ног, должен выставлять их из постели, чтобы найти прохладное место — Sulphur будет лекарством для этого пациента вне зависимости от того, что у него за болезнь.

Страдает ли пациент от болезни мозга, эпилепсии, кожных заболеваний, болезней глаз или ушей, желудка или кишечника, диабета, желтухи или чего-то еще, врач-гомеопат будет использовать Sulphur, если пациент ощущает упадок сил в 11 часов, чувствует себя хуже в постели, должен выставлять ступни ног из постели и т. д., и, по всей вероятности, Sulphur вылечит этого больного от любой его болезни, как бы она ни называлась, какие бы органы, ткани или структуры его организма не были поражены. Пациент может прийти к своему доктору и сильно жаловаться на уши,

— 354 —

или глаза, кожу или желудок, и просить обследовать его глаза, уши, кожу или желудок. Гомеопат, конечно, так и сделает, действуя совершенно так же, как и конвенциональный врач, но если он обнаружит, что у пациента присутствуют характерные симптомы Sulphur, он будет рассматривать жалобы пациента, касающиеся глаз, ушей и т. д. как местные проявления загадочного заболевания, которое требует Sulphur и излечимо Sulphur, и он, скорее всего, вылечит больного одним лишь Sulphur, без какого то ни было местного лечения глаз, ушей, кожи, желудка и т. д., которое, вероятно, ожидал пациент. В этой книге я привел значительное число примеров больных, вылеченных Sulphur, к которым и хотел бы порекомендовать обратиться читателям.

В "Карманном руководстве" Берике в разделе, посвященному Sulphur, мы читаем, что наилучшие результаты, особенно при хронических болезнях, могут быть получены с помощью высоких потенций, тогда как при вялотекущих воспалениях, например, при вялотекущих язвах, нужно давать самые низкие потенции. Опытные гомеопаты пользуются всеми потенциями, от самых низких до самых высоких.

Sulphur наиболее полезен в заболеваниях, которые происходят от подавления кожных высыпаний, загнанных внутрь посредством наружных лекарств. В таких заболеваниях Sulphur обычно излечивает человека после того как вновь вызывает появление старых высыпаний на благо пациента. В "Словаре практической Материи медики" д-ра Джона Г. Кларка в разделе "Sulphur" мы читаем:

В его патогенезе присутствуют все черты астмы, и у Sulphur есть чередование раздражения кожи и астмы, что часто встречается у астматиков. Д-р Виллерс рассказывает в пятнадцатом томе "Хомиопатик рекордер" о девушке 22 лет, страдавшей экземой в самых разнообразных видах, по большей части влажной. Все ее тело было обезображено, и единственной частью, которая оставалась белой и нормальной, была ее грудь. Пациентку постоянно лечили в течение 19 лет, а самый сильный приступ болезни последовал за попыткой подсушить высыпания наружными средствами. Тогда случился просто ужаснейший приступ астмы, которая продолжалась до тех пор, пока разъедающие кожу высыпания с неприятным запахом не появились опять. Ее доктор отправил ее к Виллерсу, который взвесил возможность

— 355 —

дать что-то из самых высоких потенциях, какие у него были, и в итоге дал ей несколько крупинок Sulphur в 100 000-й потенции.
Через три дня за ним в сильной спешке послали поздно вечером, и по прибытии он увидел, что пациентка разорвала всю свою одежду, каталась по полу в своей комнате, постоянно стараясь потереть спину и ноги о ножки стульев или косяк двери. Затем она вскочила, принесла нож из кухни и начала скрести все тело. Она ничего не ела и только пила огромные количества холодных напитков. Это продолжалось в течение пяти дней, после чего она спала два дня подряд. Потом высыпания полностью подсохли и отшелушились, как после скарлатины. У девушки всегда были очень слабые месячные; следующие три цикла они с каждым разом усиливались. У нее были очень неприятные выделения из ушей, едкие выделения из век глаз и ужасно мучительные выделенияс ощущением жжения из других мест. Под действием единственной дозы лекарства у нее происходило устойчивое улучшение, и через четыре месяца она превратилась в цветущую юную девицу со всеми телесными функциями в полном объеме и кожей в прекрасном состоянии.

Sulphur, презираемый конвенциональной медициной, произвел чудо, излечив эту несчастную женщину, которая, если бы не д-р Виллерс, так и осталась бы до конца своих дней жертвой уродовавшего ее кожного заболевания, перемежавшегося с астмой. Конечно же, д-р Виллерс не смог бы вылечить несчастную женщину, если бы у него не было гомеопатической Материи медики, этого замечательного точного инструмента, который неизвестен обычным врачам и о котором они даже и не подозревают.

Из гомеопатической литературы легко можно было бы собрать материал на большой том подобных излечений, совершенных исключительно с помощью Sulphur.

Новая наука исцеления имеет много других ценных справочных книг. Д-р Т. Й. Рюкерт в пятитомной работе объемом в 4000 страниц, озаглавленной "Клинический опыт", проанализировал примеры гомеопатических исцелений, которые были напечатаны немецкой гомеопатической прессой на протяжении тридцати шести лет, и классифицировал их по названиям

— 356 —

разных болезней. Д-р Т. С. Хойн в своей работе "Клиническая терапевтика" подобным же образом проанализировал более тысячи примеров излечения больных, опубликованных в англоязычных журналах, и расположил их по разделам, которые были озаглавлены по названиям лекарств, оказавшихся целительными в каждом примере. В разделе Sulphur мы находим среди прочих примеры излечения меланхолии, анемии, менингита, гидроцефалии, апоплексии, белой горячки, головной боли, воспаления глаз в различных формах, слепоты, косоглазия, глухоты, хронического катара, рожистого воспаления, зубной боли, свинки, тонзиллита, дифтерии, коклюша, астмы и многих других, которых слишком много, чтобы их всех упомянуть здесь. Название заболевания совершенно неважно. Sulphur вылечит пациента, если у него есть типичные симптомы, указывающие на Sulphur, равно как и Nux vomica вылечит всех больных с ярко выраженными симптомами Nux vomica.

На первый взгляд может показаться, что та обширная информация, содержащаяся в больших справочных книгах, которые мы описали, представляет собой беспорядочный и сбивающий с толку поток слов, которым никак не сможет воспользоваться занятой врач. Однако есть ценные книги, которые быстро наведут врача на подходящее больному лекарство. Гомеопатическая литература невероятно объемна. Д-р Пьер Шмидт из Женевы утверждал в "Распространителе гомеопатии", что в его библиотеке 4269 книг, брошюр и статей только об Arsenicum, тогда как ведь маловероятно, чтобы его коллекция гомеопатических книг была полной. Подобное количество информации опубликовано и о Sulphur, Carbo vegetabilis, Lachesis и многих других лекарствах.

Занятой врач способен разобраться в неразберихе фактов с помощью разнообразных книг-указателей. Новая наука исцеления имеет несколько книг-списков симптомов, которые обычно называются реперториями. Ключ-указатель к 300 000-м симптомам, опубликованным в "Энциклопедии" Аллена, можно найти в "Общем списке симптомов гомеопатической Материи медики", который занимает 1331 страницу. В этой объемной книге все симптомы расположены в алфавитном порядке по разделам, как-то: back (спина), bathing (купание), beard (борода), bed (кровать), behaviour (поведение), belching (отрыжка), biceps (бицепс),

— 357 —

bilious (желчный), bladder (мочевой пузырь) и так далее. Есть такой же ключ-указатель для десяти томов "Ведущих симптомов" Геринга, который называется "Реперторий ведущих симптомов Геринга". Он был составлен д-ром К. Б. Кнерром, и в этом томе из 1232 страниц все симптомы, содержащиеся в десятитомном труде, проиндексированы в алфавитном порядке. У Кнерра ушло пять лет на то, чтобы составить эту книгу, и он делал это с любовью. Есть еще много больших и малых списков симптомов, таких как "Реперторий болезней глаз" д-ра Э. В. Берриджа, "Терапевтика матки" д-ра Г. Минтона, "Маточные и вагинальные выделения" д-ра В. Эггерта, "Реперторий симптомов головы" д-ра К. Нейдхарда, "Реперторий органов мочевыделения" д-ра А. Р. Моргана, "Реперторий диареи" д-ра Дж. Белла и десятки других, которые помогут врачу быстро найти нужную ему информацию.

Данные, содержащиеся в многочисленных списках симптомов, а также в книгах и журналах, были собраны, обработаны и размещены в нескольких важных справочных книгах. Есть, например, "Реперторий соответствий" д-ра В. Д. Джентри, состоящий из шести томов и почти 6000 страниц, а самая современная и лучшая работа этого типа — "Реперторий гомеопатической Материи медики" д-ра Дж. Т. Кента, который на 1423 страницах содержит примерно 75 000 симптомов, тщательно классифицированных таким образом, чтобы быстро вывести занятого доктора на правильное лекарство или лекарства. Гомеопат, который желает найти правильное лекарство, скажем, для головной боли, найдет более 100 лекарств в общем разделе. Если головная боль начинается в какое-то определенное время дня, он сможет найти лекарства, которые имеют этот конкретный симптом. Если, скажем, она начинается в 11 часов, сконцентрирована в правом виске, вызывает пульсацию, распространяется в заднюю часть головы и облегчается от тепла и давления, он посмотрит в эти пять категорий лекарств и среди большого числа лекарств, упомянутых там, определит два или три, которые имеют особенность вызывать и излечивать

— 358 —

головную боль в правом виске, сопровождающуюся пульсацией, появляющуюся примерно в 11 часов, распространяющуюся в заднюю часть головы и облегчающуюся от тепла и давления. Если у него возникают сомнения, какое из этих двух или трех лекарств нужно дать, он обратится к Материи медике и быстро выяснит, какое из этих лекарств соответствует общей картине симптомов его пациента.

Новая наука о лечении практикуется не только врачами-универсалами, но и специалистами, и многие из них написали ценные руководства по женским заболеваниям, желудку и кишечнику, болезням глаз, ушей, кожи, по хирургии и так далее. Следовательно, врач, который выбрал лекарство для конкретного пациента, руководствуясь его симптомами, может проверить свое назначение, прочитав про заболевание и его лечение либо в одной из больших книг о лечении, либо в одном из специальных руководств.

Из приведенных фактов очевидно, что специальные орудия врача-гомеопата — это его книги, и любой усердный гомеопат должен иметь большую коллекцию таких книг. К сожалению, гомеопатические книги трудно купить и они очень дороги. Поскольку приверженцев методов Ганемана немного, наиболее ценные книги для серьезных учеников печатаются малыми тиражами, и всех самых лучших гомеопатических книг, за исключением нескольких, появившихся недавно, нет в продаже. Чрезвычайно любопытно, что литература по гомеопатии настолько пространна, несмотря на то что из-за небольшого количества покупателей гомеопатические книги обычно печатаются без выгоды, а то и с потерями. Мне не удалось отыскать ни единого серьезного руководства, которое обеспечило бы автору хоть самую малую прибыль. Об идеализме, воодушевляющем учеников Ганемана, можно судить по их гигантскому литературному наследию, существующему, несмотря на такие разочаровывающие финансовые результаты.

В дополнение к бесчисленным книгам и памфлетам, в гомеопатии есть большое количество профессиональных

— 359 —

периодических изданий, в основном ежемесячных. Я знаю пятьдесят или шестьдесят гомеопатических периодических изданий, примерно половина из которых публикуется на английском языке.

Производство гомеопатических лекарств требует огромного труда. В предыдущей главе было вкратце рассказано, как приготовляются гомеопатические лекарства. Конечно же, очень важно, чтобы гомеопатические лекарства были надежными. Не существует никаких измерительных приборов, которые могли бы проверить, содержит ли гомеопатическое лекарство то, что оно должно содержать. От аптекаря требуется очень усердная и тяжелая работа. Если аптекарь желает приготовить различные потенции Sulphur, он должен смешать 1 гран Sulphur с 9 гранами молочного сахара и путем длительной тритурации, то есть растирания в ступке, сделать первую десятичную потенцию, которая записывается 1Х. Если он возьмет 1 гран 1Х и разотрет его с еще 9 гранами молочного сахара, он сделает потенцию 2Х и, повторяя процесс, он сделает потенцию 3Х, потенцию 4Х и т. д. Растворимые лекарства потенцируются путем смешивания их с водой или спиртом, или со смесью воды и спирта, и лекарство распространяется по жидкости встряхиванием. Сотенные потенции называются просто 3-я потенция, 12-я потенция, 100-я потенция и т. д. Потенции из десятичной шкалы называются потенция 1Х, потенция 2Х, тогда как сотенные обозначаются просто 1-я, 2-я, 1000-я, или М (от лат. mille — тысяча. — Прим. перев.) и т. д. Высокие и очень высокие потенции готовятся частично вручную, а частично автоматическими аппаратами, описание которых опускается, так как оно уведет нас далеко в сторону.

Факты, приведенные в этой главе, показывают, что гомеопатия — это не просто медицинская причуда, которая умудрилась выжить в течение более сотни лет, а истинная наука, и ее литература — это и есть ее точные инструменты для излечения больных, которые неизвестны конвенциональным врачам и которые им и не грезились.

— 360 —

Практика медицины постоянно меняется. Руководства, которые были изданы несколько лет назад, совершенно устарели и их уже нельзя продать. Методы лечения, которые считались чрезвычайно научными десять или двадцать лет назад, сейчас считаются устаревшими или просто шарлатанством. Во времена Ганемана врачи руководствовались теорией о плеторе. Наиболее выдающиеся врачи считали, что самые лучшие способы вернуть больных в здоровое состояние — это беспощадные кровопускания, пиявки, прижигания, интенсивная очистка слабительными, рвотой, слюнотечением, потением и проч., которые, конечно же, быстро истощали силы больных и убивали их массами. Затем мода поменялась, по большей части благодаря успеху Ганемана и его последователей, которые пользовались действующими мягко лекарствами. Врачи разработали теорию, что все болезни происходили не из-за плеторы, а из-за истощения, слабости, называемой астения, и вместо того чтобы истощать пациентов кровопусканием, потением, очищением и проч., их стали кормить большими количествами мяса и давать им неимоверные количества вина, бренди, стаута (крепкое пиво. — Прим. перев.) и т. д., чтобы поднять их силы. Был также период злоупотребления лекарствами, когда больным давали большое их количество, за которым последовал период выжидательного наблюдения, когда больным давали очень мало, или совсем не давали лекарств. Медицина, как модница, бросается из одной крайности в другую. Все эти методы лечения, которые в свое время провозглашались самыми научными и совершенными, сейчас считаются дикими заблуждениями человеческого разума, для которых нельзя найти никакого рационального объяснения.

Медицинская мода претерпела еще одно изменение. Сейчас нас учат, что все наши болезни происходят из-за микробов, и что когда их удается обнаружить, то все можно вылечить, уничтожив их каким-то специфическим средством, производимым в лаборатории и впрыскиваемым в кровоток. Эта скоропалительная доктрина, конечно же, так же абсурдна, как и все ранее господствовавшие доктрины плеторы и астении, и придет время, когда она будет заброшена в

— 361 —

чулан медицины, где она присоединится к тем доктринам и методам лечения, с которыми боролся Ганеман более ста лет назад. В медицине и ранее происходили калейдоскопические изменения, продолжаются они и сейчас. Тем временем гомеопатический метод лечения болезней остался неизменным со времен Ганемана. Официальная медицина — это дело моды, и она основана на теориях и догадках. Гомеопатическая медицина — это дело опыта, и она основана на точных фактах, на нее не оказывают влияния преобладающие теории, какими бы изощренными и правдоподобными они ни казались. Конвенциональные врачи уже не пользуются ланцетами, которые были самым важным медицинским инструментом во времена Ганемана. Сейчас они во всем полагаются на шприц для подкожных инъекций. В то же время самые умелые врачи, практикующие гомеопатию и хорошо знакомые с микробиологией, гормональной терапией, витаминами и т. д., практикуют медицину в точности так же, как это делал Ганеман, используя те же самые лекарства с теми же самыми результатами. Я как-то прочитал в одной старой научной книге лозунг "Scientia immutabilis" — наука неизменна. Тот факт, что официальная медицина постоянно меняла свои доктрины и методы, доказывает, что это не наука, а набор абстрактных теорий, основанных на догадках и меняющихся под влиянием моды. Д-р Джозеф Кидд мудро написал в "Законах терапевтики": "Медицина в большой мере все еще представляет собой простой набор фактов и мнений, которые год от года меняются в соответствии с теориями известных людей". Гомеопатия, хотя ее и презирает преобладающая часть медиков, то есть людей, которые ничего не знают о новых науке и искусстве исцеления, является поистине наукой, но это чрезвычайно сложная наука, на овладение которой обычный врач не может и надеяться.

Загадочные болезни и их излечение Загадочные болезни и их излечение   оглавление книги Эллиса Баркера Оглавление   
Заключение. Почему новая наука не получила повсеместного распространения? Заключение. Почему новая наука не получила повсеместного распространения?