Д-р Джеймс Комптон Бёрнетт

Д-р Дж. К. Бёрнетт

Излечимость катаракты лекарствами


Лондон, 1880

Перевод Зои Дымент (Минск)

Пациент должен ждать, пока катаракта созреет. Он должен ждать и медленно проходить, ничего не предпринимая, через все нравственные страдания потери зрения, для того чтобы попытаться обрести свое зрение вновь! Как недостаточно такое лечение, которое может начаться только в то время, когда должно уже закончиться.

Малкейн

Предисловие

Предмет лекарственного лечения катаракты занимал мой ум время от времени в течение нескольких лет, и, добившись в общей практике успеха в лечении или улучшении в некоторых случаях этой болезни, я, после долгих колебаний, решил опубликовать эту книгу.

Первоначально я намеревался не писать ничего на эту тему до тех пор, пока не смогу доказать излечимость катаракты с помощью богатого опыта и соответствующего массива фактов, способных убедить даже глазных хирургов, но, помня о том, что претензии на полноту слишком часто приводят к бесплодию, я решил больше не откладывать.

In magnis voluisse sat est (лат. Большого желания достаточно. — прим. перев.).

Дж. Комптон Бернетт
4, Харли Плэйс,
Харли-стрит, Лондон Вест
ноябрь 1879 г.

Основное содержание

ГЛАВА I.

Случай катаракты, излеченный лекарствами. Следовательно, катаракта излечима лекарствами.

ГЛАВА II.

Случаи лекарственного лечения катаракты в гомеопатической литературе. Следовательно, другие гомеопаты доказали ее излечимость лекарствами.

ГЛАВА III.

Заболевания дермоидно-эпителиальных структур, т.е. структуры кожи и слизистой оболочки, признаются излечимыми лекарствами. — Хрусталик является дермоидно-эпителиальной структурой. — Катаракта является болезнью хрусталика. Следовательно, катаракта излечима лекарствами.

ГЛАВА IV.

Случаи катаракты, вылеченные аллопатами с помощью отвлекающих и прочих средств. Следовательно, аллопаты доказали излечимость катаракты без операции.

ГЛАВА V.

Дальнейшие случаи катаракты, вылеченные или улучшенные автором.

ГЛАВА VI

Обоснование гомеопатического лечения катаракты. Излечение катаракты лекарствами.

ГЛАВА I

Пределы излечимости и неизлечимости не обозначены какой-то фиксированной линией. То, что является неизлечимым сегодня, может стать излечимым завтра, а то, что все наше поколение считает неизлечимым, может оказаться весьма поддающимся лечению в следующем поколении.

На обходах в больницах много лет тому назад меня учили в отношении катаракты, что с ней ничего нельзя поделать, кроме операции, но через несколько месяцев я провел некоторое время в превосходной столичной глазной больнице и обнаружил, что здесь учат еще одной вещи, а именно: если у вас катаракта, вам не остается ничего, кроме того, чтобы дождаться, пока вы ослепнете, а затем попытаться вернуть ваше зрение посредством удаления хрусталика.

Двадцать восьмого мая 1875 года меня вызвали осмотреть даму, страдающую от острой офтальмии. Она сообщила мне, что ее друг д-р Махони из Ливерпуля рекомендовал ей попробовать гомеопатию, если ей снова потребуется медицинская помощь, а также назвал ей мое имя. Она, казалось, была смущена, обращаясь за помощью к последователю Ганемана, и была очень осторожна, возлагая всю вину на д-ра Махони, ибо, как говорила она, она ничего не знает об этом. Моя пациентка находилась в затемненной комнате, и, следовательно, я не мог хорошо видеть, что собой представляла эта женщина. Но вскоре я узнал, что она была вдовой индийского офицера, провела много лет в Индии, где у нее неоднократно возникала офтальмия, причем у нее было обыкновение подхватывать эту болезнь по 2–3 раза в год или даже чаще. Офтальмия обычно длилась несколько недель, а затем наступало улучшение, никакой вид лечения не отличался особыми преимуществами. Как я полагаю, может ли гомеопатия принести ей пользу? Я ответил, что мы должны попробовать.

Я сделал попытку обследовать глаз, подняв одну из планок жалюзи, чтобы впустить свет, а затем вывернул веко, но фотофобия и, как следствие, блефароспазм, были настолько велики, что я едва смог рассмотреть, что правый глаз представлял собой красную набухшую массу, в то время как левый фактически был лишь немного затронут панофтальмией (гнойное воспаление всех тканей глазного яблока. — прим. перев.). Более тщательное обследование было невозможно, так как боль была настолько велика, что пациентка вскрикивала, когда свет попадал ей в глаз. Я мысленно отметил главные симптомы, в частности, тот факт, что воспаление главным образом ограничивалось правым глазом, вернулся домой и составил гомеопатическое уравнение. Я был слишком взволнован, чтобы нанести удар, и поэтому я провел около получаса, дифференцируя диагноз. Я остановился на фосфоре. Таким образом,

Rp. Tc. Phos. 1m хij. Sac. lac. q. s.
Div. in p. aeq. xij.
S. Один порошок в небольшом количестве воды каждый час.

Это означало около одной сотой грана фосфора в одной дозе или даже меньше. Я посетил ее на следующий день, примерно через восемнадцать часов, и моя пациентка открыла дверь сама, слегка прикрыв свои глаза рукой. Она была вполне в состоянии перенести умеренное количество света. Воспаление почти прошло, а на следующий день прошло окончательно.

Пациентка была сильно удивлена: за двадцать лет приступов глазной болезни, от которых она сильно страдала, она обращалась за лечением к множеству врачей, включая лондонских окулистов, но безрезультатно. И все же она лечилась активно, и не было недостатка в снадобьях и пиявках, а также не было недостатка в квалификации врачей, но не доставало в их терапии одной необходимой вещи… закона подобия.

Как получилось, что я, без особого специального знания о глазах и их болезнях, обладая только обычным практическим опытом, смог превзойти квалифицированных специалистов и людей, чей опыт раза в три больше моего?

Обладал ли я бо́льшим мастерством, более глубоким пониманием болезни, исследовал ли я пациентку тщательней? Ни в коем случае. Это был просто закон подобия, терпеливо прилагаемый на практике.

Мои дорогие аллопатические собратья, почему вы так просты, что оставляете нас, гомеопатов, с этим огромным преимуществом над лучшими из вас? Любой маленький гомеопатический Давид может одолеть самого большого аллопатического Голиафа, если только он будет только придерживаться своей Материи медики и указаний Ганемана. Полезная вещь лежит так близко, а вы ее постоянно выбрасываете. Если бы мы, гомеопаты, держали в секрете наше искусство, вам бы следовало обратиться в правительство с требованием выкупить его у нас!

Но revenons а nos moutons (франц. вернемся к нашим баранам. — прим. перев.). Моя пациентка, естественно, была очень благодарна и сказала: "Я подумала, а не могла бы гомеопатия вылечить мою катаракту?" Рассматривая теперь ее глаза с некоторой осторожностью, можно было легко понять, что имелось помутнение за зрачками, причем помутнение в правом глазу было намного сильнее. Затем она сообщила мне, что катаракта появилась у нее несколько лет тому назад, и она ждала, пока катаракта созреет, чтобы подвергнуться операции. Пациентка обращалась со своей проблемой к двум лондонским окулистам, и они оба согласились и с диагнозом, и с операционным лечением. Она ждала год и пошла опять к одному из этих глазных хирургов, и он ей объяснил, что все развивается должным образом, хотя и медленно: предположительно, пройдет еще два года, прежде чем можно будет выполнить операцию. Ее зрение также постепенно ухудшалось, и она не могла увидеть в зеркале пробор в волосах, а на улице не видела названия магазинов или надписи на омнибусах. Она лучше видела в сумерках, чем при ясном дневном свете.

В ответ на ее вопрос об излечимости катаракты лекарствами, я сказал, что у меня нет никакого личного опыта в этом деле, за исключением одного случая*, и подумал, что из-за природы жалобы едва ли можно было ожидать в этом случае излечения лекарствами или даже какого-либо их воздействия. Тем не менее, несколько гомеопатов публиковали такие случаи, а другие утверждали, что иногда они на самом деле преуспевали в излечении катаракты с помощью гомеопатического лечения.

Я добавил, что, каким бы невероятным это ни казалось мне, все же у меня не было права подвергать сомнению достоверность утверждений этих господ просто потому, что они утверждали, что делали то, что казалось невозможным.

Словом, я согласился, в ответ на особую просьбу пациентки, попытаться вылечить ее катаракту лекарствами, назначаемыми гомеопатическим способом!

Я, признаюсь, немного подсмеивался над своим собственным безрассудством, но утешал себя следующим образом: какой вред можно нанести с помощью лечения пациентке, которая находится в ожидании, когда она ослепнет? В худшем случае я не предотвращу этого!

Поэтому было решено, что она должна отчитываться каждый месяц или около того, и я буду каждый раз назначать ей курс лечения.

Все это тут же было согласовано.

Она принимала с 29 мая по 19 июня 1875 года Calcarea сarbonica 30 и Chelidonium 1, по одной грануле в чередовании 3 раза в день. Таким образом, она принимала две дозы Calcarea в один день и одну на следующий, а Chelidonium — наоборот.

Были показания для обоих лекарств, хотя я и не сторонник чередования: надеюсь, что сейчас я чередую реже.

Затем последовали Asa foetida 6 и Digitalis purp. 3.

После этого я назначил Phosphorus 1, а за ним Sulphur 30, затем Calcarea и Chelidonium.

Таким образом, я продолжал по кругу менять Phosphorus, Sulphur, Chelidonium, Calcarea carbonica, Asa foetida и Digitalis до начала 1876 года.

17 февраля 1876 года я назначил Gelsemium 30 в гранулах, по одной три раза в день, на протяжении месяца.

Затем я провел следующий курс медикаментозного лечения: Silicea 30 в течение четырнадцати дней, Belladonna 3 в течение четырнадцати дней, Sulphur 30 три раза в день в течение недели, а затем Phosphorus 1 на две недели.

Через месяц или около того после этой даты, 20 марта 1876 года я услышал утром очень громкий разговор в зале, и моя пациентка вошла стремительно, с плачем и очень взволнованная оттого, что она могла видеть почти так же хорошо, как раньше. Она объяснила, что недавно ей показалось, что она начала различать предметы и людей на улице намного лучше, чем раньше, но она думала, что это, должно быть, воображение, но в это утро она вдруг обнаружила, что смогла увидеть пробор в волосах, и она сразу отправилась сообщить мне об этом факте, а по пути она дальше проверяла свое зрение, читая вывески на магазинах, которые ранее не видела вообще.

Я назначил тот же курс лечения снова, и за следующие два месяца хрусталиковые (или капсульные) помутнения полностью исчезли, и ее зрение стало превосходным и таким и оставалось.

У нее никогда не было более рецидивов офтальмии, и она оставалась примерно на протяжении полутора лет жить по соседству со мной, в хорошем здравии, а затем вновь уехала за границу, и в письмах к друзьям с тех пор она не упоминала о глазах или зрении, и, следовательно, я обоснованно заключил, что она по-прежнему здорова.

Сейчас этой пациентке 50 или 51 год.

Я подробно и обстоятельно разобрал этот случай, чтобы мой переход к вере в лекарственную излечимость катаракты предстал перед другими таким, как я сам его вижу.

Эта история вызвала значительный резонанс в моем окружении, определенное количество пациентов с катарактой с тех пор оказались у меня на попечении, и целительные результаты, которые я получил при их лечении, очень обнадеживают. Здесь следует отметить, что диагноз катаракты был поставлен двумя окулистами из Лондона.

Этот случай заставил меня просмотреть некоторую литературу о катаракте, чтобы выяснить, что другие сделали по этому предмету, и при лечении различных пациентов с катарактой я часто возвращался к изучению истинной природы происхождения этого заболевания, и с этой позиции несколько мыслей не окажутся здесь неуместными.

В результате этого случая излечения катаракты лекарствами я начал, как только что сказал, просматривать нашу литературу, чтобы увидеть, что сделали другие.

Вот что я нашел.

ГЛАВА II

В British Journal of Homeopathy за 1847 год, том 5, с. 224 и далее, есть очень талантливая статья на эту тему покойного д-ра Генри В. Малана. Этот автор считает, что первичная причина катаракты — псорическое загрязнение в конституции, и утверждает, что все конституционные катаракты имеют псорическую причину.

Это, конечно, не относится к травматической катаракте и не обязательно для катаракты, имеющей воспалительное происхождение.

Д-р Малан продолжает:

…Многие обстоятельства, сопровождающие образование катаракты, оставаясь без вмешательства, делают хирургическое лечение невозможным либо наиболее трудным, и по этой причине часто предпринимается попытка найти лекарство. В соответствии с Видалем де Кассисом ("Внешняя патология", Париж, 1840), ни одно такое лекарство не было найдено, за исключением некоторых редких случаев, и только для воспалительной и недавней катаракты. Французский хирург Вельпо подтверждает это заявление и говорит нам, что в некоторых случаях при лечении применялись отвлекающие кожные средства, сетоны, прижигания и т.д., и что "только благодаря отвлекающим средствам было выполнено лечение некоторых катаракт на их начальной стадии, но эти случаи излечения, в конце концов, всего лишь исключения; старая катаракта капсулы или хрусталика всегда должна быть прооперирована".

Здесь я считаю по-другому. Мое мнение по этому поводу отличается от общепринятого. Посредством нескольких замечаний я постараюсь указать причину моего отличного мнения и постараюсь быть кратким.

Мы видели, что при катаракте так же, как и при многих других подобных состояниях человеческого организма, на сегодняшний день не найдено лучшего лечения, чем хирургическая операция. Мы увидим также, что во многих случаях она оказывается бесполезной; при отореях она вредна, и часто могла быть с бóльшим успехом заменена гомеопатическим лечением.

Я сказал, что хирургическая операция часто оказывается бесполезной. Это происходит в том случае, когда катаракта является конституциональной болезнью: если общее состояние здоровья не будет улучшено и болезнь не остановлена и не излечена предварительным внутренним и рациональным лечением, удаление больного органа излечит процесс не более, чем удаление гнилых плодов с дерева, потому что то, что уже распалось, не может устранить внутреннюю причину заболевания дерева.

Слишком часто, однако, хирургические операции выполняются с помощью совершенно аналогичной процедуры и являются по меньшей мере бесполезными. Применительно к катаракте это объяснит, почему внутреннее лечение часто окажется более успешным.

Я сказал также, что хирургические операции иногда оказываются вредными для общего состояния. Как часто, по упомянутой выше причине, удаляется орган, который кажется наиболее больным, с реальным вредом для всего организма, так как внутренняя болезнь, обнаружив, что выход для нее закрыт, часто вспыхивает в более слабом, но более важном органе, и посредством такого вторжения в конституцию приводит к быстрой и неминуемой смерти.

В других случаях, как я сказал, хирургическая операция может быть с пользой заменена на гомеопатическое лечение. Часто бывает так при полной и созревшей катаракте, хотя, вообще говоря, хирургическая операция не вредна для нее и часто излечивает болезнь, то есть внутренний процесс, вызванный катарактой, прекращается, а затем этот болезненный продукт выступает в качестве неорганической массы и мешает функционировать органу. Однако даже в этом самом благоприятном случае — единственном, в котором хирургическая операция должна быть разрешена, — операция часто может быть заменена гомеопатическим лечением.

Никакое лекарство или внутреннее лечение не может, все-таки, принести пользу при хронической и созревшей катаракте, это нужно оставить для лучших времен в медицинской науке, и гомеопатия дает нам средства лечения, которые были совершенно неизвестны прежде. Я не говорю, и это должно быть хорошо понято, что гомеопатия целиком заменит хирургию, или что мы не доверяем этому последнему способу, или считаем, что его никогда нельзя использовать  — нет, но я только хотел бы обратить внимание на следующие три момента. Во-первых, во многих случаях гомеопатия излечит, полностью излечит истинную катаракту, даже старую и созревшую. Во-вторых, в еще большем количестве случаев гомеопатия предотвратит катаракту в другом глазу, когда он еще только затронут. И, в-третьих, хотя гомеопатия не всегда успешна в лечении, она всегда подготовит весь организм к хирургической операции, предотвратит послеоперационные случаи воспаления и обеспечит успех операции.

Этой частью лекарственного лечения по сей день слишком часто пренебрегают, потому что для нашего взора более или менее экс-органическое тело кажется непригодным для лекарственного лечения, а также потому, что наши уши привыкли слышать, что только хирургическая операция может принести пользу. Мы оставили в стороне внутреннее лечение, которое часто может увенчаться бо́льшим успехом, чем обычно ожидается. Самый малый процесс в организме человека, болезненный или естественный, не может развиваться без того, чтобы весь организм не принимал в нем некоторого участия. Мы не можем ожидать, что какой-либо орган в нашем теле, даже очень маленький, может пострадать совершенно независимо от организма, но, скорее, он сам пострадает в результате болезненного процесса, существующего, хотя и невидимо, в самом организме. Я сам далек от признания такого ограниченного представления, потому что это бы означало мое признание того, что тот же самый орган не имеет общих связей с остальной частью организма и не является его составной частью, посредством своих нервов, сосудов и всей своей структуры.

Поэтому, если больна одна часть тела, мы не должны направлять наше лечение лишь на нее и не должны ограничиваться лишь тем, что называется местным лечением. Мы должны воздействовать на весь организм тем же способом, как мы обратили бы внимание на все дерево, если бы оно приносило гнилые фрукты. В этом случае и по этой очень простой причине, не только целесообразно, но необходимо проводить внутреннее общее лечение, и такой способ подхода к болезни предотвратит многие провалы и вред, который может принести локальное лечение. В случае катаракты, следовательно, необходимо воздействовать на весь организм, как и при всех подобных болезнях. Наша Материя медика содержит множество лекарств против такого состояния.

Средства, которые д-р Малан считает наиболее важными, это Sulph., Silic., Caust., Cann., Phosph., Calc. и Conium.

Причиной этого заболевания является псора; лекарства, главным образом, антипсорические.

Случайные симптомы должны быть удалены апсориками (лекарствами, не миазматическими по своей природе. —  прим. перев.).

Он приходит к выводу:

Невозможно сказать, что при том или ином виде катаракты вылечит то или иное лекарство. Совокупность симптомов должна всегда быть решающей при выборе лекарства, и во всех случаях никакое второе лекарство не должно быть дано, прежде чем первое исчерпает свое действие.

Ist mir alles wie aus der Seele gesprochen (нем. Это все я говорил от души. — прим. перев.).

Случаи д-ра Малана

Случай 1. Весной 1841 года дама в возрасте около шестидесяти лет обратилась за гомеопатическим лечением и оказалась под моим наблюдением при следующих обстоятельствах. У нее за два–три последних года произошла постепенная потеря зрения: сначала оно ухудшилось в одном глазу, а затем в другом — оба пострадали от катаракты, в настоящее время полной  — и за несколько месяцев до обращения к гомеопату она полностью потеряла зрение. Месье Монуар, чье имя авторитетно в таких вопросах, посоветовал, чтобы операция была выполнена сразу же, как только наступит благоприятный сезон, так как рассматривал этот случай как полную и созревшую катаракту хрусталика. Тем не менее, эта дама, весьма настроенная ее друзьями на применение гомеопатии и желающая с пользой провести время ожидания операции, обратилась к давно практикующему гомеопату, к которому позже присоединился и я. Он назначил Siliс., затем Cann. sat, а после этого Sulph., и катаракта улучшилось настолько быстро, что пациентка, после нескольких месяцев лечения, отправилась в далекую страну, Россию, откуда написала мне, что ее зрение все еще улучшается, и она им наслаждается настолько полно, что не могла даже ожидать этого в своем возрасте.

Случай 2. В ноябре 1844 года мужчина с сильной конституцией и лимфатическим темпераментом, в возрасте пятидесяти одного года, обратился ко мне при следующих обстоятельствах. У него была катаракта на правом глазу, созревавшая в течение нескольких лет, и катаракта на левом, которая зрела еще только несколько месяцев. Месье Монуар делал операцию на правом глазу три раза, но безуспешно. Третья операция состоялась за четыре недели до обращения ко мне. С тех пор пациент страдал от сильного воспаления всего глаза; склера подвергалась инъекциям, роговица непрозрачная; сильная светобоязнь, постоянное слезотечение и полная потеря зрения. Кроме того, глазное яблоко частично опустело, пациент потерял аппетит, была сильная жажда и частая лихорадка.

Я назначил Aconitum (3/5) pulv. ij., а на следующий день Bell. (2/20), по чайной ложке три раза в день до улучшения.

К 15 ноября произошло большое изменение, но роговица оставалась непрозрачной, глазное яблоко частично сократилось, и пациент был проинформирован о полной потере этого глаза. Merc. sol. (3/15).
К 22 ноября все симптомы воспаления правого глаза исчезли, на левом отмечалось толстое беловатое помутнение хрусталика; зрачок был расширен, но подвижен. Пациент, конечно, потерял зрение на правом глазу, и левым он мог только отличать день от ночи и не мог самостоятельно перемещаться. Его сопровождал повсюду его слуга. Sulph. (3/30) был дан в сухом виде на язык.
К 7 декабря произошло много улучшений, причем обоих глаз: помутнение на правом глазу существенно уменьшилось на вид, он мог различать пальцы рук, когда помещал их перед собой на свету, и левым глазом он мог замечать различие между некоторыми монетами. Никакое лекарство не назначалось.
До 25 декабря улучшение продолжалось в левом глазу, правый оставался в прежнем состоянии. Он ходил по своим делам, управлял своим кабриолетом и вел все свои дела. Пустулезная сыпь, сопровождаемая сильным зудом, охватила все тело. Он получил Cann. sat. (3/15), и зрение продолжало улучшаться, пока он не прекратил лечение, поскольку посчитал себя достаточно выздоровевшим и не нуждающимся в дальнейшей медицинской помощи. Я встретился с этим пациентом через семь месяцев, он по-прежнему доволен своим зрением и здоровьем.

Весьма жаль, что д-р Малан не дает подробного описания обоих глаз в этот период; тем не менее, доказательство лечебного действия препарата не может быть оспорено. Обратите внимание на выделенное курсивом предложение.

Случай 3. 21 декабря 1844 года. Мужчина в возрасте сорока двух лет, проживающий в сельской местности, с желчным темпераментом, худой и очень страдающий от головных болей, обратился ко мне. Он жаловался на возникшую шесть лет тому назад беловатую плотную катаракту хрусталика левого глаза, из-за которой он за несколько последних лет полностью потерял зрение этого глаза. У него была чесотка двадцать лет тому назад, которая держалась три месяца.

Sulph. (3/30) устранил хронические головные боли и воспаленное состояние глаз.

23 января. Была назначена Silic. (3/30). Мало что изменилось, пока не был повторен Sulph. (3/30). 24 февраля появился сильный зуд, особенно, когда пациент был раздет ночью, и все его тело покрылось сыпью, состоящей из малых пустул. С этого времени состояние глаза стало улучшаться. Пациент смог различать пальцы на руке и постепенно стал видеть объекты яснее, но, покинув ту местность, я не смог вести дальше этого интересного пациента.

Д-р Малан делает вывод:

Я знаю другие случаи, в которых гомеопатическое лечение оказалось наиболее выгодным, но я возражаю против обсуждения тех, которых я сам не наблюдал.

На данный момент у меня на лечении находится пациент, у которого несколько лет тому назад была катаракта левого глаза. Он потерял зрение на этом глазу более чем на два года, и когда он обратился за гомеопатическим лечением, катаракта правого глаза быстро прогрессировала. С того времени, а это уже пятнадцать месяцев, правый глаз остается почти без изменений, хотя по состоянию общего здоровья пациент во многом на пути к выздоровлению. Жаль, что он не обратился к гомеопатии ранее, но именно один гомеопат отсоветовал ему обращаться к гомеопатии. Я упоминаю об этом не для того, чтобы сказать, что, вопреки этому совету, гомеопатия всегда вылечит катаракту и что она заменит хирургию, но только для того, чтобы привлечь внимание моих коллег, которые слишком пренебрегают этой частью практики. Я уверен, что регулярное гомеопатическое лечение вылечит катаракту хоть и не во всех, но во многих случаях; еще в большем количестве случаев она остановит развитие болезни в организме и развитие катаракты в другом глазу; и во всех случаях, когда необходимо прибегнуть к операции, она подготовит организм к хирургической операции и предотвратит все опасные последствия.

Лечение катаракты, таким образом, должно быть прежде всего лекарственным, и только en désespoir de cause (франц. от отчаяния. —прим. перев.), хирургическим.

Это опыт д-ра Малана, и следует признать, что он, по крайней мере, продемонстрировал возможность лекарственного лечения катаракты.

То, что не все случаи поддаются медикаментозному лечению, не должно удивлять: в сущности, о любой болезни можно сказать, что не все ее случаи поддаются лечению лекарствами, даже некоторые случаи простуды приводят к фатальному исходу, причем при самом умелом лечении, и все же мы обычно не считаем простуду смертельной болезнью.

Дело в том, что глаз считается исключительной прерогативой хирурга, и пока эта идея сохраняется, не может быть существенного продвижения вперед в лекарственном лечении глазных заболеваний и, следовательно, катаракты.

Все невозможно, пока не испробовано. В свое время было невозможно лечить воспаление без кровопусканий.

Одним очень большим недостатком лекарственного лечения так называемых хирургических жалоб является сложность сравнения с простой работой ножом, и, к тому же, любой может оценить умного хирурга, но очень немногие способны оценить лучшую работу истинного врача, эффекты которой можно увидеть только спустя много дней.

Терапевтический или хирургический простак требует весомого и очевидно немедленного эффекта, бесплодный скептик думает, что плодовитость невозможна, так как в нем ее нет, слабак боится любого отклонения от проторенного пути, чтобы его не посчитали медицинским диссидентом, а вы знаете, что диссидентство — не комильфо.

Настоящий диссидент должен быть человеком мужественным и выдержанным. Тот, кто находится в авангарде, занимает открытую позицию, и авангард медицинского диссидентства сталкивается с непониманием и обвинениями в ошибочных и недобросовестных мотивах. Человеку, который выступает за лекарственное лечение чего-либо, что, по мнению авторитетов, относится исключительно к компетенции хирурга, следует ожидать, что его проигнорируют или на его предложения вначале наложат табу. У врачей есть свой профсоюз, и они болезненно переносят независимые мысли или действия.

Сейчас я приведу еще один случай: Г-жа Мак-M., интеллигентная дама лет шестидесяти, потеряла зрение правого глаза и начала терять зрение левого. Она советовалась с несколькими лучшими врачами обеих школ в Филадельфии, и все они определили у нее катаракту и согласились, что ничего, кроме операции, не может восстановить ее зрение. Одна пожилая женщина посоветовала ей применить для глаза масло кролика, что она и делала два раза в день, и за шесть месяцев оно полностью восстановило ее зрение и удалило все следы катаракты, так что она может читать без очков, чего не могла делать в течение многих лет. Она жаловались на постоянную сухость в глазах, которую устранило масло, и это был единственный своеобразный симптом. (У. Ловелл Додж, M.D., Филадельфия; Hahnemannian Monthly, июль 1878 г., c. 648.)

Я не знаю, что собой представляет масло кролика. Это любопытный случай, который, возможно, не имеет большой ценности. Но пусть кто-нибудь с катарактой попробует его.

Вот еще один случай:

Ребенок, который родился с катарактой. Sulph. вызвал значительное улучшение, лечение было окончательно завершено с помощью Euphrasia и Lyc., которые рекомендовал Руммель (Яр, "Сорокалетняя практика", пер. Гемпеля, Нью-Йорк, 1869).

Яр говорит далее:

При этом расстройстве (катаракте) любого вида я до сих пор лечил в основном Sulph., позволяя дозе действовать длительное время. Когда действие Sulph. кажется исчерпанным, я обычно прибегаю к Calc., а затем к Lyc. с удовлетворительным успехом. Если эти лекарства не помогали, я давал, с большим или меньшим успехом, Magnes., Cannab. и Silic., а пожилым людям Conium 30: я делал разведение из шести крупинок и одновременно применял это лекарство наружно.

Здесь не так много индивидуализации. Tout comme chez nous! (франц. Так же, как дома. — прим. перев.).

Д-р Анджел, выдающийся офтальмолог из Бостона, США, в книге "Трактат о болезнях глаз для врачей общей практики" (Бостон, 1870), таким образом высказывается о лекарственном лечении катаракты:

Мне не кажется невероятным, что со временем мы сможем найти какое-то надежное лекарство, которое, назначенное прежде, чем волокна хрусталика разрушились, сможет восстановить его прозрачность. Известно, что катаракта может быть результатом отравления спорыньей. Катаракту также вызывают у лягушек введением сахара в больших количествах или при его подкожных инъекциях. Хлорид натрия и алкоголь** приводят к аналогичным результатам. В нашей школе целительный или положительный результат, как сообщают, следовал за использованием Cannab., Con., Phosph., Silic., Sulph. и некоторых других наших лекарств.

Тогда почему бы не попробовать лечение во время созревания и в тех случаях, когда операция невозможна или нежелательна? Но процесс научной терапии не может развиваться в направлении "какого-то надежного лекарства"; мы должны, скорее, индивидуализировать и лечить пациентов, а не катаракту. Специфик для катаракты, по самой природе вещей, не может быть найден, потому что нет двух случаев катаракты, полностью совпадающих.

Так, в своей практике я обратил внимание на один случай, связанный с повторными атаками воспаления, другой возник из-за отравления мышьяком, еще один — из-за болезни печени, были случаи врожденной и наследственной катаракты. Были случаи, связанные с травмой, с рецидивирующей подагрой и подавленными месячными, и, кроме того, многие возникли как следствие кожных болезней, а также диабета. Так как я в этом не специалист, то мой опыт, естественно, ограничен, но я видел достаточно, чтобы понять, что есть разные катаракты, и я не имею в виду просто нозологические формы.

Более того, различные вещества, как известно, вызывают катаракту различного вида. Это спорынья, азотная кислота, поваренная соль, алкоголь, сантонин и сахар.

Случай VII. — Катаракта правого глаза, мужчина, 61 год. Август 1859 года, Cannab. 30. 1 сентября, Mag. met. 30, 30 октября, Cannab., высокая потенция. 9 ноября, Mag. met., высокая потенция. Глаз, ранее сухой, в настоящее время влажный, и зрение начало улучшаться. 18 марта 1860 года, Sulphur, высокая потенция. 22 мая, Sulphur, высокая потенция. 22 июля, Caustic, 30. 22 сентября, Sulphur, высокая потенция. Зрение лучше, но катаракта не разрушается. 21 ноября, Silic., высокая потенция. Через 7 дней — огромное улучшение зрения. 5 января 1861 года, Silic., высокая потенция, полное исчезновение катаракты (Д-р Кирш-ст., Allgemeine Hom. Zeitung, lxxxiv, 214. Из Рауэ).

Нет никаких сомнений относительно этого случая. Постоянное лечение, с упорством продолжавшееся с августа 1859 года по январь 1861 года, представляет собой ценный пример для подражания. Некоторые склонны к старческим болезням к 61 году, особенно, если есть катаракта.

Случай VIII. — Катаракта у дамы 60 лет была вылечена назначением Sulph., Pulsat., Silic., Calc. сarb., Baryt. сarb., Amm. carb. и Mag. met. c большими интервалами и в высоком разведении (Д-р Кирш-ст., Allgemeine Hom. Zeitung, lxxxv, 44).

И здесь мы прослеживаем руку великого мастера терапевтического искусства.

Случай IX. — Катаракта. Г-жа Е., 48 лет; жалуется на тяжесть век, дымку и серый туман перед глазами, а также ощущение песка в глазах. Она кормила ребенка. В правом глазу начало катаракты. Жжение во лбу, вспышки в правом глазу; боль, как если бы ее избили, в пояснице. Sulph. 200, декабрь 1871 года. Затуманенное зрение, сыпь на ушах, глаз стал чище. 1 фев., Sulph. 400 и 1 марта 1872 года, Caustic. 60, полное излечение (там же). По-настоящему быстрое лекарственное излечение зарождающейся катаракты.

Случай Х. — Женщина, 63 года, катаракта обоих глаз, хуже справа. 18 октября 1869 года, Sulph. 60. 4 января 1870 года, Amm. сarb. 30 и более высокие потенции до мая. Май, Calc. сarb., высокая потенция. 7 июля, Lyc., высокая потенция. Конец августа, Mag. сarb., высокая потенция. 24 октября, Baryta сarb. 30. В течение последних двух месяцев появилось множество трещин на коже ладоней обеих рук, в это время глаза стали совсем ясными (Там же).

Cлучай XV. — Катаракта плотная, начинающаяся. У дамы в возрасте 67 лет внезапно после простуды начался приступ давящей боли вокруг глаз, которая усиливалась на открытом воздухе; перед глазами она постоянно видела темные фигуры, похожие на паутину или кружева, размером с ладонь. Она была подвержена головным болям на протяжении всей жизни. Sepia 3, доза утром и вечером, на протяжении четырнадцати дней. Через четыре недели большие темные фигуры превратились в простые пятнышки, и ее общее состояние здоровья значительно улучшилось (Х.Л. Гуллон-мл., Internationale Hom. Presse , 1875, с. 691. Из Рауэ).

Д-р Гуллон-мл. — это человек с высокой репутацией.

Случай XII. — Молодой человек в возрасте 20 лет болел полтора года тому назад чесоткой, от которой он избавился с помощью внутренних и внешних лекарств. Недавно у него был приступ перемежающейся лихорадки, которую он вылечил перцем и виски. Вскоре он обнаружил, что не видит левым глазом. Глаз выглядел мертвым, зрачок был увеличен и неподвижен, в середине хрусталика было помутнение, как если бы его проткнули иглой; веки и конъюнктива были несколько покрасневшими. Держа руку очень близко перед глазом, он мог смутно различать пальцы. 2 августа Sulphur 6. 9 августа  — несколько прыщей на лице и руках. Зрение лучше. Sulph. 6 был повторен 19-го, 26-го и 29-го августа, 3-го и 23-го сентября. Появилось множество фурункулов на руках, глаз выглядит снова естественным, и он видит так же, как видел обычно ранее (Фр. Эммерих, Arch., XIV, III, с. 105. У Рауэ).

В книге "Новые лекарства" Хейла, 1875, т. II, c. 569, мы читаем под заголовком Pulsatilla nuttalliana:

Д-р У. Г. Миллер, из Сент-Пола, штат Миннесота, обнаружив большое подобие между этим растением и европейской Anemone Pulsatilla, пришел к идее, что по химическому составу и терапевтическим эффектам они также тесно связаны, если не тождественны. Он провел многочисленные эксперименты с целью проверки этой догадки, и, в соответствии с его заявлениями, эти эксперименты оказались весьма успешными. Миллер утверждает, что установил значение этого лекарства при многих хронических заболеваниях глаз, особенно при катаракте, амаврозе (частичная или полная слепота, не связанная с патологией глаза. — прим. перев.) и помутнении роговицы. Очень большую пользу это лекарство также давало при кожных высыпаниях и вторичном сифилисе.

Последнее замечание об относительно хорошем эффекте этого лекарства при заболеваниях кожи является существенным, учитывая, что хрусталик и его капсула и кожа имеют эмбриологически одинаковое происхождение.

Можно отметить, что наша Pulsatilla уже рассматривалась Штёрком как лекарство от катаракты.

На данный момент у меня есть пациентка — дама, страдающая от катаракты, которая принимает Pulsatilla nuttalliana.

Это лекарство не следует назначать в слишком низком разведении, так как оно может привести к значительному поражению шейки мочевого пузыря с частым мочеиспусканием.

У Хейла (см. выше), с. 671, под заголовком "Сантонин" мы читаем: "Он также использовался в девяти случаях катаракты, из которых четыре были вылечены, а в остальных пользы не принес".

Далее мы процитируем работу под названием "Офтальмическая терапия" Тимоти Ф. Аллена, M.D., хирурга из Офтальмологической больницы Нью-Йорка, и Джорджа С. Нортона, M.D., хирурга из Офтальмологической больницы Нью-Йорка, работающего также в отделении офтальмической и акустической хирургии гомеопатической больницы на Уордс-Айленд, Нью-Йорк, 1876.

На с. 252 читаем:

В нашей литературе можно найти большое число случаев, в которых назначение внутренне нескольких доз правильно подобранного лекарства привело к прекрасному излечению катаракты, но к подавляющему большинству из них следует отнестись cum grano salis (лат. с крупицей соли, т.е. скептически. — прим. перев.) и отложить в сторону с пометкой "ошибочный диагноз".

Мы, однако, уверены, что при тщательном подборе лекарств в соответствии с гомеопатическим законом и использовании их в течение длительного периода, мы можем добиться успеха в значительной части случаев, контролируя ход заболевания, и будем в состоянии очистить некоторую часть диффузного помутнения, таким образом, до некоторой степени улучшая зрение. Но, если произошла дегенерация волокон хрусталика, никакое лекарство не будет способно восстановить утраченную прозрачность и улучшить зрение. В таком случае мы должны —  при условии, что зрение серьезно нарушено и это сенильная или плотная катаракта — дождаться, пока она созреет, и тогда хрусталик может быть извлечен.

Лекарственное лечение состоит в выборе лекарств в соответствии с конституциональными симптомами, наблюдаемыми у пациента, так как объективные показания полностью или почти отсутствуют, и мы не можем определить по виду помутнения хрусталика, какое требуется лекарство.

Лекарства, перечисленные ниже, проверены нами и способны задержать развитие катаракты. Это Baryta сarb., Calc., Caust., Lyc., Mag. Carb., Phos., Sepia, Sil. и Sulph.

Теперь, даже если мы воспринимаем эти заявления д-ра Аллена и д-ра Нортона так же, как они воспринимают заявления других лиц на эту тему, а именно, cum grano salis, тем не менее, они имеют значительный вес, даже если допустить, что они тоже иногда ошибаются в своих диагнозах. Выделения мои.

В North American Journal of Homeopathy, том XIV, 1866, с. 592, есть статья:

Катаракта. — Д-р Квадри, Италия, в течение нескольких лет лечил катаракту аммиаком. Он приводит следующий случай. Женщина, 22 года, поняла, что у нее снизилась острота зрения. Ее мать, две брата и сестра — все страдали от катаракты. В глазах возникла корковая непрозрачность, которая была сильнее по краям, чем в центре. Д-р Квадри назначил ежедневное применение жидкого аммиака в часовом стекле (небольшое блюдце с отогнутыми кверху краями, которые позволяет удерживать небольшое количество жидкости с возможностью для ее испарения. —  прим. перев.), и несколько сантиграмм гидрохлората аммония назначалось внутренне. После такого лечения в течение двух месяцев состояние глаз настолько улучшились, что она смогла возобновить занятия рукоделием. Офтальмоскоп обнаружил в это время уменьшение степени помутнения и его плотности. Пациентка упорно лечилась, и в течение пяти лет болезнь продолжала отступать. Был сделан перерыв на месяц, но по истечении этого периода пришлось снова возобновить лечение, так как болезнь снова усилилась. Возвращение к лечению сопровождалось успехом.

На примере этой пациентки мы можем, во всяком случае, научиться терпению и настойчивости при лечении. В чем заключается modus operandi (лат. способ действия. — прим. перев.) аммиака, определить нелегко (назовем его отвлекающим), но так как есть множество пациентов с катарактой, ожидающих завершения процесса созревания, им бы не повредило испытать лечение аммиаком по методу д-ра Квадри.

Лечение катаракты аммиаком, однако, отнюдь не ново. Аммонизированные противораздражители успешно использовались при лечении катаракты; очень удобной формой является аммиачная мазь Pommade Ammoniacale Гудре; конечно, это менее нежелательно, чем метод д-ра Квадри.

Следующий случай взят из American Homeopathic Review, том II, 1860, с. 413. Он переведен покойным (увы, мы должны произнести это слово) Кэрролом Данхэмом из L'Homœopathe Belge и принадлежит д-ру Ж. Мурману из Брюсселя.

Г-жа Ж., в возрасте семидесяти семи лет, была слепа в течение четырех лет. Она малого роста, истощена, лицо желтого цвета. У нее было трое детей. То, что она сообщила о возможных причинах ее болезни, было совершенно неудовлетворительно. Она смогла только сказать, что несколько лет тому назад в результате простуды у нее случилось воспаление конъюнктивы, и с того времени ее зрение слабеет. Она постоянно видела в воздухе снежинки и паутину, окружающие объекты казались ей окутанными густым туманом, который мешал ей точно различать их границы, свет от свечей был окружен ореолом, она могла вечером видеть яснее, чем утром; искусственный свет она переносила с трудом.

Пациентка пришла в наше учреждение (поликлиника в Брюсселе) 29 апреля 1856 года. К тому времени она с трудом могла отличать свет от тьмы; зрачки были расширены, и подвижность радужной оболочки была частично нарушена; хрусталики были мутные, беловатого цвета и равномерно затененные. Пациентка не жаловалась на боль, но она была очень удручена, так как в течение четырех лет не могла заниматься своими обычными делами. Все телесные функции в норме.

Мы начали лечение 29 апреля с Euphrasia 30, три гранулы растворялись в шести унциях воды, и чайная ложка принималась каждые вечер и утро.

26-го мая. Пациентка сообщила об улучшении. Она уже могла лучше отличать день от ночи. То же лекарство было продолжено, но в более высокой потенции, и следовало принимать сразу по три гранулы.

4 августа. Пациентка начала различать объекты, но видела их искаженными. Был предписан Cannabis 30, три гранулы следовало растворить в пяти унциях воды, и чайную ложку этого раствора следовало принимать каждое утро и вечер. Этому лекарству дали подействовать спокойно до 1 декабря.

Положение вещей не изменилось. Затем прибегли к высоким потенциям Sulph. 200, по три гранулы. 2-го марта хрусталик оказался менее дымчатым. Пациентка могла различать людей, хотя они появлялись перед ней как в тумане. С того времени она могла приходить в клинику без сопровождения.

Был назначен Causticum 200.

30 апреля. Она по-прежнему видит черные пятна, плавающие перед глазами, но зрение постепенно и постоянно улучшается. Была назначена Silicea 30, которую следовало принимать так же, как предыдущие лекарства.

В конце мая пациентка, очень обрадованная своим состоянием, сообщила нам, что может легко различать все объекты, четко распознает буквы в книге и опять занялась своими обычными делами, но она видела ореол вокруг света свечи. Phos. 30 был последним средством, которое получила пациентка. Два месяца спустя она пришла поблагодарить за лечение, уверяя, что ее зрение улучшилось до такой степени, что она может продеть нитку в иголку, может шить и с легкостью читает. Перед публикацией этой истории мы сделали запрос относительно здоровья этой женщины, которая в настоящее время достигла своего восьмидесятого года, и узнали, что счастливый результат, полученный с помощью гомеопатии, сохраняется до настоящего времени.

Так как этот случай подтвержден Кэрролом Данхэмом, немногие из нашей школы станут отрицать его.

Следующий случай — д-ра Берриджа*** (из Рауэ, 1871, с. 60–61).

Катаракта правого глаза. — В течение десяти месяцев часто был виден очень яркий свет, пятно появлялось с правого внешнего угла глазной щели, увеличивалось в размере и на минуту останавливалось напротив правого глаза, будучи размером с пенни; наконец, оно уменьшалось в размере и исчезало. Это пятно было видно и при открытых, и при закрытых глазах, но при очень плотно закрытых глазах оно уменьшалось и исчезало. Кроме того, оно часто появлялось при потягивании, при всматривании в него возникало слезотечение, и это состояние заставляло чувствовать себя оглушенным. Ганеман пишет о Сhelidonium: "Ему казалось, что перед глазами стоит ослепляющее пятно, и когда он смотрел на это пятно, его глаза слезились". Была дана одна доза Chel. 200. Через две недели он сообщил, что свет поменьше, не такой яркий, не вызывает слезотечения и не заставляет его чувствовать себя оглушенным. Этот симптом, таким образом, подтверждается. После этого доктор Берридж пациента не видел.

По поводу использования Chelidonium majus при катаракте, мы можем здесь отметить, что д-р Бухман в своей монографии об этом замечательном лекарстве приводит два случая катаракты, вылеченных этим лекарством.

Я сам могу добавить случай улучшения правосторонней катаракты, в значительной мере благодаря Chelidonium. Пациентка, дама в возрасте около сорока лет, ранее очень страдала от хронического застоя в портальной системе, и это явилось для меня указанием на данное лекарство (см. монографию Бухмана).

В связи с использованием Greater Celandinе (большой чистотел. — прим. перев.) при катаракте, не может не вызывать интереса этимология этого названия, так как это лекарства издавна считалось эффективным при слепоте. Оно происходит от греческого χηλιδων — "ласточка", потому что ласточки, как говорили, с помощью этого растения помогают своим слепорожденным птенцам прозреть. Эту странную историю можно найти у очень многих авторов, от Аристотеля и Плиния до наших травников.

Как сказано у старого Масера,

Caecatis pullis hрac lumina mater hirundo,

(Plinius ut scripsit) quamvis sint eruta, reddit.

("Птенчиков ласточка-мать хелидонией лечит ослепших, Если, как Плиний отметил, у них расцарапаны глазки". "Салернский кодекс здоровья", пер. Ю. Ф. Шульца, М., Медицина, 1964. — прим. перев.)

Доктор Баер (в своей книге "Наука терапии", т. 1, с. 257, пер. Гемпеля, Нью-Йорк, 1869) говорит:

Катаракты, как правило, считаются неизлечимыми с помощью внутренних лекарств. Это утверждение было опровергнуто в гомеопатии рядом успешных излечений, и мы можем смело утверждать, что добились успеха в контроле этой болезни с помощью внутренних средств. К сожалению, однако, я вынужден признать, что мы еще не добились успеха в определении того, какие лекарства следует применять к различным формам катаракты. Основными средствами являются Phosphorus, Pulsatilla, Sulphur, Calc. сarb., Lycopodium; менее определенными и менее испытанными лекарствами являются Silicea, Cannabis, Euphrasia. Конечно, мы не собирались утверждать, что можем устранить каждую катаракту с помощью гомеопатических лекарств. В общем случае мы можем только сказать, что прогноз тем более благоприятный, чем пациент моложе и чем менее продолжительна и менее развита болезнь. В случае пожилых людей, когда катаракта может рассматриваться как постепенное отмирание хрусталика, абсурдно предполагать, что внутреннее лечение может принести какую-либо пользу. Прогноз капсулярной катаракты является более благоприятным, чем при любой другой форме.

В книге Марси и Ханта "Гомеопатическая теория и медицинская практика", Нью-Йорк, 1865, с. 133, мы читаем:

Лечение катаракты. — Перед тем, как прибегнуть к операции по удалению или извлечению катаракты, как это часто делается хирургами старой (и новой?) школы, мы всегда должны испробовать наши лекарства. Совершенно верно, что у нас есть немного лекарств, которые имитируют это поражение в своем патогенезе, но успешные результаты, которые наблюдались при использовании лекарств в некоторых случаях, возлагают на нас обязанность попытаться воспользоваться ими во всех подходящих случаях.

После тщательного испытания таких лекарств, как Silicea, Graphites, Kali hydroiod., Merc. hyd., Calc. carb. acet., если нет никаких перспектив улучшения, пациент должен быть направлен к хирургу для необходимой операции.

В некоторых случаях начальной катаракты большую пользу можно получить от местного применения для глаза серного эфира (диэтилового эфира), и если наши внутренние лекарства оказались безрезультатными, нет никаких препятствий для опробования этого вещества.

В качестве внутренних лекарств мы предлагаем: Silicea, Graphites, Iodium, Merc. hyd., Conium, Pulsatilla, Mag. carb., Sulphur, Cannabis, Phosphorus, Digitalis, Spigelia, Euphrasia. Conium и Cannabis можно применить, если катаракта возникла вследствие раны или другого повреждения глаза.

Magnesia carbonica, Pulsatilla, Digitalis и Phosph. доказали свои целительные свойства при капсульно-хрусталиковой катаракте, со спайками и без них, а также при помутнении хрусталика или капсулы в отдельности. Эти лекарства полезны, если болезнь сопровождается офтальмией.

Мы сейчас процитируем "Руководство по терапии" Ричарда Юза (часть II, с. 27 и далее, Лондон, 1878). Этот знаменитый автор высказался таким образом:

Катаракта. — Вы можете удивиться, что я включил эту болезнь в трактат о лекарственном лечении, хотя обычно предполагается, что она поддается только хирургическим мерам. Но трудно понять, почему она должна была оказаться за пределами досягаемости лекарств. Допустим, что у пожилых лиц тяжелая хрусталиковая катаракта является так же, как и оссифицированные артерии, свидетельством старческого распада. Но это только одна разновидность болезни. Капсульная катаракта почти всегда является результатом воспаления и патологически соответствует непрозрачности роговицы. И капсульная, и хрусталиковая катаракта, как известно, формируются в течение нескольких дней или даже за одну ночь. Они следуют за рецидивирующей подагрой, подавлением менструаций, кожных высыпаний, а также привычной потливости ног (я не говорю о диабетической катаракте, так как есть основания предполагать, что она имеет чисто физическую природу). Болезненное состояние, так характеризуемое, должно поддаваться специфическим лекарствам, и имеющаяся гомеопатическая литература свидетельствует, что такие лекарства существуют.

Примечания

* Это был случай дамы в возрасте 78 лет, со старческой катарактой, в котором Calcarea 30 и Silicea 30 были назначены с видимым успехом.
** Один старый венский окулист обычно рекомендовал своим пациентам с катарактой пить бренди, чтобы ускорить созревание катаракты.
*** После того, как это было опубликовано, мы выяснили в беседе с одним образованным коллегой, что, по его мнению, в этом случае катаракта отсутствовала.

оглавление Оглавление   Cледующая часть следующая часть