Д-р Джеймс Комптон Бёрнетт

Д-р Дж. Комптон Бернетт

Излечимость катаракты лекарствами

Лондон, 1880

Перевод Зои Дымент (Минск)

Статья д-ра Малана в пятом томе British Journal of Homoeopathy (уже упоминавшаяся нами) и раздел в "Трактате" Питерса содержат все случаи гомеопатического излечения или улучшения состояния катаракты, с которыми я знаком. Некоторые из них имеют сомнительную ценность, но, даже если их отбросить, сила Sulphur, Silica, Cannabis, Pulsatilla и Calcarea не должна вызывать сомнений. Silica чаще всего оказывается успешной; об этом лекарстве следует думать прежде всего тогда, когда предполагаемой возбуждающей причиной рассматривается подавленное потоотделение ног. Далее идет Sulphur: его эффект, очевидно, заметен лучше всего, когда проблема является следствием кожных высыпаний. Cannabis и, возможно, Euphrasia, будут подходящими, если катаракта капсульная и является результатом воспалительного воздействия.

Должны ли мы уловить такую катаракту на стадии формирования, т.е. на воспалительной стадии — как следует из одного случая Питерса, вероятно, на Belladonna можно положиться, чтобы разрушить катаракту. Pulsatilla стала известным средством от катаракты в руках Штёрка. Она подействовала весьма успешно у одного из пациентов Питерса, где имелась хроническая катаральная офтальмия, указывающая на это лекарство, и будет особенно показана, если причиной оказывается подавление месячных.

О Calcarea естественно думать у пациентов с зобом. Я добавлю замечание моего друга д-ра Мэддена, который обладал необычным опытом в лечении этого заболевания.

На раннем этапе, когда зрение дымчатое и полосы непрозрачности видны только в офтальмоскоп, часто необходима более тщательная проверка. Если это не более чем дымчатость хрусталика, она может быть полностью устранена. Лекарства, которые оказались наиболее полезными, это Merc., Calc. и Phos., все в высоких разведениях.

Доктор Юз сообщает о случае травматической катаракты, когда слепота продолжалась в течение восемнадцати лет и была затем излечена д-ром Байесом Conium.

Следует признать, что это значительный массив фактов и мнений, подтверждающий излечимость катаракты лекарствами, назначаемыми внутрь в соответствии с законом подобия или на основе одного или нескольких его следствий.

Неоднократно отмечалось, что некоторые кожные болезни проявляются непосредственно перед улучшением катаракты. У моего пациента, о котором я расскажу ниже, произошло то же самое, поэтому можно признать, что некоторые предшествующие эпителиальные болезни лежат в основе формирования катаракты.

На собрании Гомеопатического общества Фландрии, состоявшемся 31 октября 1878 года, д-р Бернар из Мона выступил с докладом о гомеопатическом лечении катаракты. Этот доклад можно найти в Revue Homœopathique Belge за ноябрь 1878 года.

По-видимому, д-р де Кеерсмакер, приобретающий известность гомеопат и хирург-офтальмолог, сомневался или даже полностью отрицал возможность излечения катаракты внутренними лекарствами, по крайней мере, если речь идет о катаракте сенильной, плотной, ядерной или корковой.

Д-ра Крикельон, Мартини и Ван ден Неккер выразили противоположное мнение, а два последних заявили, что они преуспели в излечении катаракты лекарствами.

Д-р Шарж сообщил д-ру Бернару, что сам он добился успеха только в одном случае катаракты, в котором катаракте сопутствовал общий псориаз*; оба заболевания — и катаракта, и псориаз — прошли после назначения Sulphur и Calcarea.

Поиски д-ра Бернара свидетельств излечения катаракты, приведенных в литературных источниках, дали следующие результаты.

В "Гомеопатической клинике" Бове-Сен-Гретьена можно найти семь случаев катаракты, излеченной или улучшенной лекарствами, — пять в первом томе и два во втором.

Первый случай — наблюдение Каспари, который мы приведем ниже.

Второе наблюдение принадлежит д-ру Гоффендалю, и излечение было достигнуто с помощью Spigelia, Belladonna и Stramonium.

Третий случай, д-ра Хауболда, состоит в следующем: у пожилой дамы шестидесяти одного года от роду умеренно прогрессирующая катаракта была радикально излечена за шесть недель с помощью Sulphur 30, за которым через две недели последовал Causticum.

Четвертый случай, д-ра Шроена, будет приведен позже.

Пятый случай, д-ра Эммериха, также будет приведен.

В шестом наблюдении д-р Копп отмечает заметное улучшение у незамужней дамы в возрасте шестидесяти лет, после приема Pulsatilla, Belladonna, Conium и Mercurius solubilis.

Эта пациентка ранее страдала от левостороннего лицевого паралича.

Автор седьмого наблюдения — д-р Стендер, и случай следующий: у золотушного парня двенадцати лет уже сформировавшаяся катаракта была излечена за два с половиной месяца несколькими дозами Sulphur 3/30, причем в промежутках два раза давалась Pulsatilla.

Д-р Бернар затем дает краткое изложение пятнадцати случаев из "Клинических опытов" Рюкерта.

Я здесь приведу только пятнадцатый, так как другие встречаются в других местах в этой книге.

Пятнадцатый случай следующий. Crusta lactea (молочный струп. — прим. перев.) исчезла, и появилась катаракта, которая позже была вылечена с Spirit. Sulph. (Шёнфельд).

Д-р Бернар также отмечает, что в нескольких случаях повторно возникало привычное потоотделение или то появлялась, то исчезала кожная сыпь.

Нужны ли дальнейшие доказательства того, что катаракта является кожной болезнью?

Д-р Прие опубликовал многочисленные наблюдения улучшений катаракты при гомеопатическом лечении. Во-первых, в пятом томе Bulletin de la Société Médicale Homoeopathique de France помещен короткий отчет о шестнадцати наблюдениях. Вторая научная статья, опубликованная в шестом томе того же самого журнала, содержит отчет о других шести случаях, так что всего их двадцать два, и д-р Бернар резюмирует их следующим образом:

13 — отмечалось более или менее заметное улучшение;
5 — без изменений;
3 — нет улучшений;
1 — результат не известен.
Всего 22.

В этих двадцати двух случаях д-ра Прие Magnesia сarbonica 6, вероятно, в значительной степени ответственна за положительные результаты.

Затем следует случай д-ра Штрейнца, опубликованный в Allgemeine Hom. Ztg.

Пациентом был отставной майор, семидесяти пяти лет от роду, у которого улучшение, почти эквивалентное излечению, произошло от Phosphorus 30, назначенного после того, как Sulphur и Causticum 30 были даны без эффекта.

Я не могу согласиться, что всю честь в этом случае заслужил Phosphorus, так как мой опыт показывает, что последнее назначенное лекарство не обязательно то, что принесло наибольшую пользу: мы должны помнить, что изменения катаракты у пожилых, по природе вещей, происходят медленно и могут существовать долгое время, пока будут замечены.

Мы можем прочитать в Art Médical (т. XLIII, с. 226) о следующем случае. Катаракта левого глаза у незамужней дамы тридцати четырех лет. Капельное введение в глаз Oleum phosphoratum, а также втирания его в лоб и виски. Через четыре месяца отмечалось значительное улучшение зрения и заметное уменьшение катаракты. Д-р Бернар не указывает, кто вел эту пациентку.

Le traitement de la cataracte, disait M. Ozanam, le 15 Juin, 1868, à la Société Médicale Homoeopathique de France, offre encore de grandes lacunes. J'ai espéré en triompher un instant en m'inspirant du principe homoeopathique, car ayant lu l'histoire des épidémies d'ergotisme; j'y trouvais un assez bon nombre de cas de cataractes produites par l'usage de l'ergot de seigle. Mais, ni l'emploi de Secale à doses variables, ni l'emploi de l'huile essentielle d'ergot de seigle ne m'ont donné de résultat efficace, et la question est encore a résoudre. (франц. Д-р Озанам 15 июня 1868 года выступил перед Медицинским гомеопатическим обществом Франции: "Лечение катаракты остается еще большой проблемой. Вдохновленный гомеопатическим принципом, я надеялся одержать победу, поскольку, изучая историю эпидемий эрготизма, я нашел целый ряд случаев катаракты, вызванных спорыньей [Эрготизм, от франц. Ergotnbsp;— спорынья, — отравление алкалоидами спорыньи, попавшими в муку из зараженных зерен ржи. — прим. перев.]. Но ни использование Secale в различных дозах, ни применение эфирного масла спорыньи не дали эффективных результатов, и этот вопрос еще предстоит решить". — прим. перев.)

Затем, в 1869 году, М. Озанам лечил восемь случаев катаракты у пожилых пациентов в течение одного месяца, с помощью Phosphorus в различных дозах, но безуспешно.

Здесь я хотел бы заметить, что, с точки зрения гомеопатии, очень ненаучно давать в восьми случаях одно и то же лекарство. Не удивительно, что он не добился успеха. Более того, никто не должен рассчитывать на какой-либо успех за один месяц. Поступать так — значит, игнорировать естественную природу катаракты, а взяться за восемь случаев катаракты и назначить во всех одно и то же лекарство — значит, игнорировать или быть не в состоянии понять, что собой представляет гомеопатия на самом деле. Здесь важны и другие стороны учения Ганемана, и здесь нам требуется высшая гомеопатия патолога Ганемана.

В 1872 году М. Озанам говорит:

Ainsi le seigle ergote produit la cataracte double; il la produit plus facilement chez les femmes et dans l'âge adulte. Il détermine surtout des cataractes molles ou semi-fluides; donc le seigle ergote sera d'une indication trés générale dans le traitement de la cataracte, et sera, en outre, tout particulierement indiqué chez les femmes adults atteintes d'une cataracte molle et double, c'est-à-dire, dans les cas les plus graves et les plus complets de cette pénible affection. (франц. Спорынья вызывает двойную катаракту, причем легче заболевают женщины и люди в зрелом возрасте. Обычно возникает катаракта мягкая или полужидкая, поэтому спорынья показана при лечении катаракты, в особенности у пожилых женщин, с мягкой и двойной катарактой, то есть, в тяжелых и наиболее полных случаях этой болезни. — прим. перев.)

Это намного лучше, но только нужна и другая дифференциация, история каждого конкретного случая должна быть тщательно взвешена, иначе успех будет незначительным.

Жюссе рекомендует Cannabis indica, Secale cornutum, Iodium, Kali hydroiod., Conium, Silicea, Magnes. сarb. и говорит, что при быстро развивающейся капсульной катаракте на помощь должен быть призван Colchicum.

Д-р Хуберт-Бегенне в своей книге "Гомеопатическое лечение глазных болезней" недвусмысленно заявляет об излечимости катаракты в некотором числе случаев с использованием чисто внутреннего лечения.

Д-р Бернар продолжает:

То, о чем Бурхаве, как можно предположить, думал, когда он писал "ртуть растворяет катаракту", это то, что другие надеялись получить при длительном использовании Belladonna или Pulsatilla, или при энергичном отвлечении по соседству с глазами — по нашему мнению, может быть лучше достигнуто с помощью лекарств, гомеопатически соответствующих состоянию субъекта, и среди них можно отметить Conium, Phosphorus, Pulsatilla, Causticum, Cannabis, Calcarea и Silicea, назначаемые в течение длительного времени в мельчайших дозах и, следовательно, всегда безопасно.

Mille faits negatifs ne sauraient infirmer un fait positif (франц. Тысячи негативных фактов не обесценивают один положительный. —прим. перев.).

Д-р Анастасио Гарсия-Лопес, медицинский директор заведения по обеспечению минеральными водами в Сегуре, опубликовал мемуары о влиянии вод Сегура на катаракту. Вот его статистика: из 118 пациентов, страдающих от катаракты, 14 были вылечены, 65 получили облегчение, 15 не получили никакой пользы, а для 24 результат оставался неизвестным. Эти случаи относятся к 1859–1868 годам.

Обсуждение гомеопатического лечения катаракты состоялось на заседании Медицинского гомеопатического общества Фландрии 30 января 1879 года.

Доктор Мартини вылечил успешно лекарствами три случая плотной катаракты: ему не только удалось задержать развитие болезни, но он смог обеспечить достаточно хорошее состояние пациентов без атропина. Одного из пациентов он лечил Silicea, чередуя ее с фосфором, второго пациента — Calcareа, а состояние третьего улучшилось на Cannabis.

Д-р де Кегель получил очень заметное улучшение в трех случаях мягкой катаракты: в одном случае на Sulphur 30, в другом, у тучной дамы, вначале на Sulphur, а затем на Calcarea; третий случай, у дамы в климактерическом состоянии, на Pulsatilla 30.

Д-р Шроен опубликовал следующий случай в All. H. Ztg. Этот случай и несколько последующих я взял в сокращении у Питерса.

Портной в возрасте шестидесяти лет, страдающий капсульно-хрусталиковой катарактой обоих глаз, едва мог отличать свет от темноты. Была назначена Magnes. сarb. 30 один раз в неделю в чередовании с экстратом Cannabis sativa. Через два месяца он мог читать крупный печатный шрифт. Пациент получил несколько других лекарств, но дальнейшего улучшения достичь не удалось.

Г-жа Б. в возрасте 31, после тифа осталась со слабостью глаз и зрения. Казалось, что она все видит сквозь туман и может только различать очертания предметов; она не решалась ходить в одиночку. Левый глаз пострадал сильнее; за зрачком было заметно помутнение хрусталика, глазное яблоко не пострадало, зрачок реагировал на свет; менструации были подавлены. Pulsatilla, Sepia и Cannabis пользы не принесли. Затем был назначен Lycopodium (4), и через шесть дней вновь появились менструации; в течение двух недель произошло решительное улучшение зрения: она смогла видеть мелкие объекты, а через три недели ее зрение полностью восстановилось (д-р Диез в Hyg., 18, 457).

Д-р Беккер лечил плотника, который страдал в течение некоторого времени от лишая на лице. Лишай исчез без приема какого-либо лекарства, но зрение плотника нарушилось, все виделось не на том месте, где находилось на самом деле, так что он был не в состоянии использовать должным образом свои инструменты.

Зрачок выглядел туманным, дымным, как на стадии формирования катаракты. Он получал Sp. Sulph. по десять капель три раза в день. Прежняя сыпь появилась вновь, и теперь он все видел в правильных местах, но в остальном его зрение не улучшилось.

Затем, 22 марта была назначена Aq. Silic. в дозе семь капель ежедневно, и за этим последовало большое улучшение в его зрении. Он легко потел, и сильно потели ноги. Осадок в моче напоминал известь.
Июль. — Началось ревматическое воспаление стоп (там же).

Тот же господин лечил даму, чьи ноги вначале легко потели, а потом стали сухими, и после этого она заметила, что ее зрение пострадало таким образом, что все, на что она смотрела, казалось окутанным облаком, и она могла читать только крупные буквы.
Aq. Silic. была назначена в дозе десять капель дважды в день. Привычная потливость ног вернулась еще раз примерно через месяц. Зрение пациентки стало намного лучше. Два месяца спустя, во время менструации, ее глаза стали вновь видеть хуже, и тогда она начала принимать по двадцать капель Aq. Silic. три раза в день, после чего ее зрение намного улучшилось, она смогла лучше читать и продолжала принимать это же лекарство.

Я ранее ссылался на случай д-ра Каспари. Вот он:

Г-жа Д., в детстве болела натуральной оспой, и с тех пор ее глаза были больны.
У нее были следующие симптомы: слезы в правом глазу, разъедающие, соленые, вызывающие постоянное раздражение нижнего века и щеки, трихиаз немногих оставшихся ресниц верхнего века, конъюнктива светло-красного цвета, варикозные сосуды прорастают в роговицу; иногда такое ощущение, словно песок попал в глаза; склеивание век в ночное время; в течение прошедших шести месяцев у нее была простая светло-серая катаракта хрусталика, она все еще может различать очень большие объекты на расстоянии четырех ярдов.
После того, как она приняла Pulsatilla 9, воспаление и светобоязнь пошли на убыль, ее зрение улучшилось, хрусталик стал яснее по краям, уже можно было различить зрачок. После дальнейшего использования Pulsatilla осталось лишь небольшое, сероватое пятнышко в хрусталике, периферия была полностью прозрачной, и зрение оставалось лишь немного неотчетливым.
Экстракт Cannabis и, наконец, Opium 6, сделали хрусталик идеально прозрачным.

Д-р Каспари рассматривал глаз несколько раз при последующих встречах, но ни один из симптомов не вернулся.

Д-р Аргенти опубликовал следующий случай (Arch., 19, 1, 77):

Молодой человек в возрасте 20 лет, в остальных отношениях здоровый, был подвержен воспалению глаза, и у него было слабое зрение.
Во время одного из таких приступов, который продолжался в течение некоторого времени, он оказался в следующем состоянии: конъюнктива обоих глаз сильно воспалена и очень сильно распухла, напоминая кусок сырого мяса; сильная непереносимость света; веки склеиваются по утрам; давление на глаза, особенно при их открытии, зрение почти угасло.
Belladonna 30, в часто повторяющихся дозах, победила за две недели воспаление глаз, но не вызвала никаких изменений зрения. После более критического изучения, в каждом глазу была отмечена катаракта.
Belladonna была продолжена, но безуспешно. Наконец, Silicea 30, раз в шесть или восемь дней, прекрасно восстановила зрение в течение трех месяцев.

Вероятно, я уже привел достаточное число случаев лекарственного излечения катаракты, показывающих, что, во всяком случае, это дело возможное. Некоторые мои читатели, вероятно, читали об этом ранее и могли и ранее поверить в это, но другие могут быть настроены скептически, и их я собираюсь убедить еще несколькими случаями. Так или иначе, я дам достаточно работы для тех, кто попытается объяснить все эти случаи.

Г-жа Е. заболела артритной офтальмией и лейкоматозным помутнением роговицы, а после постепенного прояснения этого помутнения, было замечено, что хрусталик приобрел цвет начинающейся глаукоматозной катаракты.
После приема Phosphorus 30 хрусталик постепенно вернулся к своему прежнему здоровому состоянию (Arch., 8, 3, 156, по д-ру Шулеру).

Джентльмен 38 лет, простудил лицо и получил воспаление левого глаза со следующими симптомами: заметная артериальная сеть около роговицы, над которой выступали некоторые крупные сосуды, протянувшиеся в направлении к периферии роговицы; тянущие боли между лопаткой и правым предплечьем. Были назначены Bryonia и Puls., но без всякой видимой пользы. Через четыре дня воспаление несколько уменьшилось, однако за этим последовало помутнение оболочки роговицы левого глаза, в результате чего пациент мог различать только большие буквы. За зрачком можно было заметить помутнение капсулы хрусталика, зрачок был круглым, а радужная оболочка оставалась без изменений, не было светобоязни и никаких выделений из глаза. Сопутствующими симптомами были давление и напряжение в районе желудка, распространяющиеся до правой половины груди и поясничной области.
Большая тяжесть, давление во лбу, ощущение тяжести и тянущая боль в бедре, а также бессонница.
Был дан Nux, но безуспешно; затем была назначена Bellad. 3 по утрам и вечерам в течение двух дней, с таким поразительным результатом, что все следы болезни исчезли (All Homöopathische Ztg., 37, 340. Лембке).

М., 20 лет, жестянщик по профессии, страдал полтора года тому назад худшим видом зуда, а затем начался озноб и лихорадка. Иногда у него была разрывающая боль в левом глазу и небольшая сыпь на коже, на которые он обращал мало внимания, но внезапно он заметил, что полностью ослеп на левый глаз.
Симптомы. — Немигающий взгляд левого глаза, его зрачок расширен и неподвижен, в центре зрачка небольшое помутнение, зрение почти угасло.
Лечение. — 2 августа Sulph. 6; с 9 августа по 23 сентября шесть доз того же лекарства.
Через шесть дней после первой дозы появилось множество пустул на лице и руках; и в это время его зрение улучшилось настолько, что он смог различать большие буквы. С 13 сентября по 23 сентября появились фурункулы на руках, затем кожа снова очистилась, и пораженный глаз стал служить лучше, чем когда-либо раньше (Arch., 14, 5, 105, Эммерлих).

Девушка 12 лет, страдала, сколько она себя помнит, от хлопьевидной катаракты (вероятно, врожденной) обоих глаз. Около четырех месяцев тому назад ей была сделана операция, без малейшего успеха. Были даны четыре дозы Magnes. carb. 200, также без всякой пользы. Через пять месяцев она получила Euphras. 200, в воде, по столовой ложке, и за этим последовало некоторое улучшение левого глаза. Euphrasia назначалась в течение четырех месяцев, в течение которых наблюдалось постоянное улучшение. Как только улучшение прекратилось, пациентке был назначен Sulph. 200, а затем Magnes. carb. 200, по одной дозе каждую неделю в течение пяти месяцев, и в конце этого срока были заметны только окружности катаракт. Euphras. 200, Silic. 200 и Acid. nitr. завершили лечение. Использование очков для катаракты очень помогло, впрочем, улучшить зрение ребенка.
Насколько операция в прошлом повлияла на лечение, референту не известно (Allg H. Ztg., 35, 205. Руммель).

Фермер 50 лет, небольшого роста и со светло-каштановыми волосами, страдал в течение нескольких последних недель от нарушения зрения, ранее у пациента была золотуха.
Симптомы. — Пациент видит правым глазом только то, что над ним, а левым глазом — только то, что находится слева, но во всех других направлениях все кажется ему таким же темным, как ночью.
Ясно наблюдалось частичное помутнение хрусталиков: помутнение в правом глазу занимало бóльшую часть зрачка, а в левом — меньшую его часть.
Лечение. — Cannab. 2, три капли ежедневно в воде в течение трех недель, без всякого успеха. Calc. 3, шесть доз, вначале одна доза в день в течение двух дней, а затем по одной дозе каждую неделю, и прежде чем последняя доза была принята, пациент полностью прозрел (Viertelj. Schr., 2, 426. Виллерс).

Священник, пораженный катарактой, принимал экстракт Conium внутренне с пользой, наконец, он устал принимать лекарство и сделал припарку из истолченных листьев и положил ее ночью на глаз. После этого он смог читать без труда свой молитвенник и ходить без трости или провожатого (Frank's Magazin).

Здоровая девушка c регулярными менструациями, в возрасте 23 лет, имела помутнение зрения в течение двух лет и полную катаракту на протяжении более года.
Лечение. —  Она принимала от 8 до 10 гран Conium, затем по 25 гран, три раза в день, ее аппетит остался хорошим, и она казалась активной и в хорошем состоянии, и края катаракты, казалось, начали очищаться. Она смогла увидеть окно, а в октябре смогла видеть руки и пальцы, но все предметы казались красными, и ее месячные пропали (там же).

Это, мой друг-читатель, некоторые из случаев излечения катаракты, которые я нашел в гомеопатической литературе. Я не знаю, что вы сейчас думаете об излечимости по крайней мере некоторых видов катаракты правильно подобранными лекарствами, но я, со своей стороны, должен признаться, что доказательства в пользу этого очень значительны. Я не хочу убеждать, что любую катаракту можно излечить лекарствами, это не так, но я старался объединить достаточно доказательств для интересующихся вдумчивых врачей и непрофессионалов в этой теме. Что касается офтальмологов-хирургов, я не ожидаю от них ничего, кроме мудрой улыбки, и я не буду разочарован в этом ожидании. Вся честь их цифрам и их предрассудкам. Они говорят, что никогда не видели ничего, что бы помогло, кроме операции, и это совершенно верно. Почему? Воистину, они никогда и не пробовали ничего другого! По этой же причине я никогда не видел, чтобы что-то, кроме лекарств, выбранных гомеопатически, принесло какую-то пользу, потому что я никогда не пробовал ничего другого. Благодаря хорошим результатам, которые я до сих пор получал, я уверен, что, если бы все наши врачи, практикующие гомеопатию, лечили катаракту по тому же плану лечения, как они лечат любые другие конституциональные хронические болезни, вместо того, чтобы посылать их сразу под нож хирурга, мы сможем через несколько десятилетий совершать великие вещи.

Возможно, следовало бы сказать, что я нисколько не претендую на особое знание болезней глаз или хрусталика в целом или его капсулы в частности, но, в то же время, я не принадлежу к тем врачам, которые рассматривают офтальмологию как лежащую вне их компетенции и принадлежащую только к области офтальмологической хирургии. Напротив, я считаю, что обязанность истинного врача состоит в постоянном поиске ограничений области хирургии за счет расширения области терапии. Лечение катаракты касается, в первую очередь, терапевта, и только тогда, когда он не справляется, — хирурга. Область хирурги, особенно офтальмологического ее отдела, развита на удивление хорошо, она наиболее тщательно исследована, наиболее подробно распланирована, и все в ней точно названо. Да, хирурги-окулисты могут гордиться своим положением и прогрессом.

Но где же наши терапевты-окулисты? Нигде.

В общей практике я встречался с очень обнадеживающими результатами своего лечения катаракты лекарствами, назначенными внутрь, но при обычном способе наблюдения число пациентов, попадающих ко мне на лечение, естественно, ограничено. Поэтому мой собственный опыт составляет и будет составлять очень небольшую часть случаев и может главным образом послужить в ведении пациентов другими. Надо надеяться, кроме того, что эта небольшая работа вдохновит многих других практикующих гомеопатов испытать эффект хорошо подобранных лекарств в тех случаях катаракты, которые могут попасть под их попечение.

Как бы то ни было, давайте полностью и беспристрастно испытаем лекарства, и в результате гуманность и наука должны оказаться в выигрыше. Катаракту нельзя оперировать, пока она не созрела, так почему бы не попробовать лекарственное лечение во время процесса созревания?

Мы не выполняем свой долг ни перед медицинской наукой, ни перед ее отраслью, называемой гомеопатия, ни перед нашими пациентами, ни перед собой, до тех пор, пока мы во всех случаях не пытаемся лечить наших пациентов с катарактой лекарствами.

Однако перед тем, как приступить к такому сложному начинанию, хорошо бы иметь ясное понимание того, что катаракта представляет собой на самом деле и как она возникает, так как испытание должно быть разумным и иметь научную основу.

Попытки излечить катаракту лекарствами не новы, на протяжении всей истории медицины встречались случаи катаракты, которые, как об этом сообщалось, до открытия офтальмоскопа нередко путали с амаврозом или считали его частью, особенно некоторые формы катаракты. И один остроумный окулист имел обыкновение говорить, что амавроз был болезнью, при которой и пациент, и врач ничего не видели. Это было до изобретения офтальмоскопа, bien entendu (франц. естественно. — прим. перев.). Но с тех пор, как Гельмгольц в 1851 году изобрел офтальмоскоп, офтальмологи заняты, как пчелки, инструментальным исследованием глаза. И сегодня, как недавно сообщил автору хорошо известный окулист, они насчитывают более трех тысяч заболеваний глаза. Так наука все "упростила". Я здесь разбираю только одну болезнь, поэтому две тысячи девятьсот девяносто девять глазных болезней останутся хирургам-офтальмологам, так что они не должны жаловаться на мой маленький браконьерский рейд.

Есть много глазных хирургов, и немалое их число имеют большие достижения. Нам нужны хорошие глазные терапевты, не просто специалисты, а практики, которые смогли бы сосредоточить свою энергию на малой части человеческого организма, ни на минуту не забывая, что часть является качественно тем же, что и целое, и наоборот. Мы должны затем быстро перейти к сужению пределов предполагаемой неизлечимости. Вылечить чье-то заболевание хирургически хорошо, но вылечить его лекарствами — лучше.

Так как катаракта — это заболевание хрусталика или его оболочки, будет полезно исследовать истинную природу вовлеченных частей, обеих — с эмбриологической точки зрения, а также с позиции гистологии и химического состава. Что такое хрусталик и где он находится?

ГЛАВА III

Хрусталик и его капсула

Хрусталик, или кристаллическое тело, представляет собой двояковыпуклое прозрачное твердое тело с закругленной периферией; он заключен в капсулу, расположен позади зрачка и впереди стекловидного тела.

По словам Боумена, капсула хрусталика — прозрачная, подобная стеклу оболочка, плотно окружающая хрусталик, — является твердой и хрупкой, особенно спереди, но очень упруга и проницаема для жидкости. Передняя поверхность примыкает к радужке в области зрачка и слегка отдаляется от нее на периферии, задняя примыкает тесно к стекловидному телу. Вокруг периферии имеется пространство, называемое канал Пети. Передняя часть капсулы в несколько раз толще, чем задняя, и отстоит на 1/16 дюйма от периферии, где подвешивающая связка присоединяется к ней, но далее она становится тоньше, а самая тонкая — сзади. По своей природе капсула хрусталика напоминает стекловидную мембрану в задней части роговицы, так как она бесструктурна и остается прозрачной при воздействии кислот, алкоголя и кипящей воды, а когда разрывается, края заворачиваются с внешней поверхности вовнутрь.

"Бесструктурна" она в том смысле, что наши сильнейшие увеличительные средства не в состоянии показать какую-либо дальнейшую дифференциацию. Она очень жесткая и очень упругая.

Гистология хрусталика прекрасно изложена у Стрикера в работе "Руководство по человеческой и сравнительной гистологии", том III, в переводе д-ра Пауэра для "Нового общества Сидэнхема" (Лондон, 1873).

Есть работа профессора Бабухина, которому квалифицированно ассистировал Сернов. Но она слишком сложная для настоящей цели.

Книга Макса Тецера "Сборник офтальмологии", третье издание Грюнфельда, Вена, 1878 г. — лучшее из существующих руководств по офтальмологии, и мы сейчас в нем немного покопаемся. Бедный Тецер был самым гениальным клиническим преподавателем своего времени (увы, так коротка его жизнь!) и смог сделать так, что почти все его студенты чувствовали, что надо специализироваться в офтальмологии. Он кратко описывает анатомию и гистологию хрусталика следующими словами:

Хрусталик своей задней поверхностью вписывается, как в паз, в стекловидное тело. Соединение задней части капсулы с этим углублением, однако, очень непрочное, так что капсула может быть легко извлечена. Наибольшее значение имеет слой интракапсулярных клеток, которые являются очень красивыми эпителиальными клетками, соединенными по типу мозаики. Этот эпителий капсулы, выстилающий ее внутреннюю поверхность, должен рассматриваться как матрикс из волокон хрусталика. В частности, эти клетки в направлении к периферии образуют волокна хрусталика. Хрусталик имеет своеобразную форму, его передняя поверхность более плоская, а задняя поверхность более выпуклая. Их выпуклости находятся в пропорции десять к шести. В хрусталике мы различаем ядро и корковое вещество. Корковое вещество довольно мягкое, немного сочное, а ядро, напротив, представляет собой компактную массу. Корковое вещество может быть разделено на лепестки (тонкие пластинки), но ядро нельзя разделить на лепестки. Ближе к экватору корковое вещество более плотное. Это связано с развитием хрусталика, так как периферические слои самые молодые, в то время как те слои, которые окружают ядра, самые старые. Цвет хрусталика у молодых людей так же ясен, как вода, но чем старше человек, тем больше этот цвет изменяется, становясь желтым, желтовато-коричневым, даже ржаво-коричневым.

Структура вещества хрусталика

Волокна хрусталика являются его наиболее важной составляющей, они представляют собой шестигранные призмы, так что на срезе волокна хрусталика мы получим шестиугольник. Одно волокно точно прилегает к другому. Концы волокон зазубрены как пила, и здесь примыкание более близкое. Волокна состоят из оболочки, содержащей жидкость, в которой был обнаружен глобулин, или кристаллин (общее название смеси белков, входящих в состав хрусталика глаза человека и других животных. — прим. перев.), и ядра, но ядра существуют у молодых; у старого, однако, они исчезают.

Сложную структуру волокон мы не станем рассматривать здесь.

Консистенция волокон хрусталика меняется в соответствии со слоем, в котором они находятся. Поверхностные волокна очень мягкие и хрупкие, а те, что ближе к центру, более жесткие и крепкие.

Питание хрусталика

В хрусталике нет кровеносных сосудов. С точки зрения питания хрусталика, мы рассматриваем капсулу как его матрикс. На внутренней поверхности капсулы находится слой эпителиальных клеток, так что здесь процесс питания осуществляется через клетки. Капсула является, так сказать, образующей оболочкой для эпителиальных клеток, которые растут и дифференцируются в волокна хрусталика.

Таким образом, хрусталик представляет собой продукт или плод капсулы, и именно эта идея может поощрить нас на наши терапевтические усилия, особенно если их рассматривать с позиции происхождения катаракты. Питание может достичь хрусталика посредством транссудации (просачивания) через капсулу.

Химия хрусталика

Основные химические компоненты имеют белковую природу, они состоят, фактически, в основном из глобулина, с определенным количеством альбумината поташа и обычного сывороточного альбумина. Другие материалы, которые, как установлено, входят в состав волокон хрусталика: немного жира, со следами холестерина, около половины процента золы и шестьдесят процентов воды.

Качественные характеристики, несомненно, меняются в зависимости от слоя, из которого взяты волокна, ибо, кроме того факта, что центральные волокна прочнее, под действием одного и того же реагента ядро хрусталика становится плотнее, чем поверхностные слои; так, например, у рыб ядро остается прозрачным, плотным, и его трудно разрезать. Дымчатость волокон хрусталика и формирование вакуоли внутри него могут происходить под действием реагентов, которые выводят из них воду (Бабухин).

Возможно, это объясняет предательское действие соли, сахара, алкоголя и, во вторую очередь, спорыньи в искусственном образовании катаракты.

Эмбриология хрусталика и его капсулы

Развитие хрусталика и его оболочки следует, конечно, рассматривать в связи с развитием глаза в целом. Итак, глаза начинают развиваться в очень раннем периоде в виде двух полых выпячиваний, по одному с каждой стороны первичного мозгового пузыря. Оба выпячивания преобразуются в колбовидные пузыри, называемые первичными глазными пузырями, которые сообщаются с помощью полой ножки с основой заднего отдела первичного основного мозгового пузыря.

Согласно наблюдениям Ремака на цыпленке, ножки, первоначально разъеденные, соединяются, и их полости временно сообщаются, — это состояние, которое может объяснить образование оптической спайки. Первичный глазной пузырь по краям контактирует с кутикулой, которая, несколько позже, впячивается в этой точке и образует маленький мешочек, давящий внутрь на глазной пузырь, щель в этом мешочке сужается и закрывается, и мешочек скоро превращаются в закрытую сумку, внутри которой содержимое впоследствии отвердевает, образуя хрусталик и его капсулу. После того, как хрусталик таким образом отделился от кутикулы, более глубокие ткани способствует образованию вторичного глазного пузыря. Это основное представление об эмбриональном развитии глаза, которое нам необходимо для настоящей цели. Мы видим, что хрусталик и его капсула представляют собой дифференцированную кожу. Это следует хорошо запомнить.

Исследования Бабухина и Сернова привели их выводам, лишь несколько отличным от этих. Они говорят, что в том, что касается происхождения хрусталика и способа развития его волокон, очевидно, что из-за прямого перехода переднего эпителиального слоя хрусталика на задний волокнистый слой, каждое волокно хрусталика представляет собой просто колоссальную и очень вытянутую эпителиальную клетку, и история развития показывает далее, что постоянная часть тела хрусталика образуется из эпидермоидного внешнего слоя эмбриона.

Вопрос о развитии капсулы по-прежнему открыт, по словам Сернова, который уже давно занимается исследованием этого предмета, но он, между прочим, по всей видимости отрицает как эпидермоидное происхождение капсулы, так и то, что она является продуктом выделения эпителиальных клеток и волокон хрусталика. Бабухин склонен классифицировать капсулу как образование из измененной соединительной ткани.

Но некоторый свет может быть пролит на вопрос о происхождении капсулы хрусталика  — кстати, очень важный вопрос для получения небольшой прочной основы для наших терапевтических усилий — при сравнении его с десцеметовой оболочкой (десцеметова оболочка, или задняя пограничная мембрана, получила свое название в честь французского врача Жана Десме [J. Descemet, 1732—1810].  — прим. перев.).

Капсула хрусталика и десцеметова оболочка имеют много общих свойств: так, порция и той, и другой, при обработке реагентами (как, например, перманганатом калия или десятипроцентным раствором поваренной соли) сворачиваются вовнутрь, как бумага, которую долго скручивали, а также обе они стекловидные, или похожи на гиалин. Поэтому мнение Бабухина, что капсула хрусталика представляет собой прозрачную соединительную ткань, представляется весьма вероятным. Согласно Роллетту, требуется пересмотреть гистогенез роговицы, особенно с помощью серебра и золота при подготовке микропрепаратов. Но, оставляя, в настоящее время, происхождение капсулы неопределенным, мы не сомневаемся в эпидермоидной природе хрусталика, а также не сомневаемся в эндотелиальной природе интракапсулярных клеток.

Из всего этого мы можем вывести общее утверждение, что те лекарства, которые влияют на эпидермис и эпителиальные структуры специфически, окажутся также нашими лекарствами при некоторых нарушениях в питании хрусталика и, следовательно, при некоторых формах катаракты.

Из белковой природы хрусталика можно сделать общий вывод, что вещества, которые в живом организме соединены с альбумином, образуя альбуминаты, аналогично могут быть лекарствами при определенных формах катаракты.

Водянистая влага

Камера глаза ограничена сзади передней капсулой хрусталика, а спереди — задней мембраной роговицы, так называемой десцеметовой мембраной. Радужка опускается подобно круглому занавесу в образованном таким образом пространстве. Оно заполнено водянистой влагой, которая ненамного отличается от воды по своим физическим характеристикам, но содержит небольшое количество некоторых твердых веществ, в основном хлорид натрия, который в ней растворен (Квейн).

Вполне вероятно, что водянистая влага играет очень важную роль в питании хрусталика.

Этиология и патология катаракты

Для этой части нашей темы очень важна работа "Анатомические причины спонтанной катаракты" (по Анри Ширею, Париж, 1875).

В целом утверждается, что катаракта связана со сгущением крови при извлечении из последней некоторой доли воды.

Основные эксперименты с этой позиции были проведены Кюнде и Кунхерном на лягушках, кошках и собаках с поваренной солью, нитратом соды и концентрированным раствором сахара, которые вводились в пищеварительный тракт и под кожу. Под влиянием этих веществ животные быстро теряют большое количество воды, достигают крайней степени обезвоживания и, с течением времени —  с интервалом от нескольких часов до многих дней — развивается, как было показано, помутнение хрусталика. Некоторые авторы не признают это помутнение как настоящую катаракту, потому что такая катаракта исчезает, как только выведенная жидкость возвращается в организм. Но, как отмечает Ширей, это возражение ошибочно, так как клинически катаракта является помутнением хрусталика, а вышеупомянутые вещества вызывают помутнение хрусталика.

Да, мы должны сказать, что они аналогичны, хотя и не идентичны. Но тогда то же самое верно для всех случаев заболевания и, следовательно, для катаракты.

Ширей также приходит к выводу, что мы должны рассматривать как факт, что причиной катаракты является потеря жидкости. Как пример этого он приводит катаракту при диабете и катаракты у людей определенных профессий. Например, у стеклодувов, которые работают большую часть дня перед очень горячим огнем; у виноградарей, которые работают, не покладая рук, на солнцепеке на своих не защищенных от солнца холмах; этой же причиной вызывается некоторое количество сенильных катаракт, ибо мы знаем, что сосудистые изменения в пожилом возрасте обязательно будут препятствовать обмену жидкостями между тканями и кровеносными сосудами; в частности, это случай с пожилыми людьми и с теми, кого страдания и лишения сделали высохшими и истощенными. К этому можно добавить катаракту от отравления спорыньей, но мы не станем здесь останавливаться и обсуждать, как это происходит, хоть вкратце к этому вопросу еще вернемся.

Мы зашли бы слишком далеко, начав обсуждение очень спорного вопроса о том, как образуется воспалительная катаракта, — это хорошо рассмотрено у Ширея. По словам Риттера и Моэрса, раздражение хрусталика вызывает вначале субкапсулярные и капсульные повреждения, которые вполне могут быть связаны с капсульной катарактой, и эти повреждения в дальнейшем распространяются на хрусталик. Клинически, мы часто отмечаем, что пациенты с катарактой рассказывают нам о прошлых воспалениях глаз (см. наш первый клинический случай).

Геронтотоксон хрусталика довольно часто бывает у пожилых людей, он представляет собой экваториальное помутнение хрусталика, с очень слабыми центростремительными лучами, имеющее слабую тенденцию к увеличению. Помутнение связано с отложениями жира между волокнами. Заболевание аналогично Arcus senilis (лат. старческая дуга. — прим. перев.) роговицы, и хотя наблюдается помутнение хрусталика, это не катаракта в строгом смысле слова.

Хориоидит (воспаление сосудистой оболочки глаза. —  прим. перев.) и склерохориоидит (воспаление белочной и сосудистой оболочек глаза. —  прим. перев.) очень часто являются причиной катаракты.

Ширей ("Тезисы", 1858) очень красиво назвал сосудистую оболочку глаза, хориоид, его плацентой (хориоид — тонкая оболочка, покрывающая 5/6 задней части глаза между сетчаткой и склерой. — прим. перев.).

Наиболее важную роль в питании глаза, несомненно, играет водянистая влага, и эта жидкость выделяется хориоидом, питательной оболочкой глаза.

Таким образом, хориоидальное поражение должно играть важную роль в этиологии катаракты, первично меняя природу водянистой влаги.

Те катаракты, которые вызываются обезвоживанием, в соответствии с Келликером, формируются из-за образования вакуолей, заполненных жидкостью и расположенных между волокнами хрусталика.

И Ширей отмечает, кстати (там же, с. 7):

De plus, on sait que, dans la cataracte dure, au début, les fibres crystalliniennes s'isolent, se ratatinent, se décrochent, pour ainsi dire, les unes des autres, et laissent aux points ou correspondent leurs extrémités des espaces libres que remplit une substance grumeleuse.
On ne saurait nier, sinon l'identité, au moins la grande analogie entre ce espaces inter fibrillaires et les vacuole qui se forment dans les expériences indiquées.
(франц. Кроме того, мы знаем, что при плотной катаракте вначале волокна хрусталика изолируются, сморщиваются, могут отцепиться, так сказать, друг от друга и оставить соответствующие точки или открытые пространства по краям, которые заполняются комковатым веществом.
Нельзя отрицать если не тождественность, то по крайней мере значительное сходство промежутков между волокнами с вакуолями, образующимися в указанных экспериментах. — прим. перев.)

Далее он отмечает, однако, крайнюю быстроту формирования одних и крайнюю медлительность формирования других. Но эта разница, я полагаю, может быть скорее кажущейся, чем реальной.

Таким образом, он признаёт, что определенные формы катаракты, до некоторого этапа, могут рассосаться. Он говорит, что имеются такие небольшие нарушения в субкапсулярном эпителиальном слое, которые возникают вследствие иридохориоидита (воспаления радужной и сосудистой оболочки. — прим. перев.) или травмы хрусталика, а также те, которые встречаются у диабетиков.

Факт появления катаракты из-за отравления спорыньей уже отмечался. Но как это происходит? Некоторые утверждают, что это происходит из-за потери воды организмом.

Мне показалось удивительным, что никто, кажется, не преуспел в лечении катаракты, вызванной спорыньей, например, мсье Озанам. Я полагаю, что другое, и очень правдоподобное объяснение того, как возникает эрготическая катаракта, может прояснить ситуацию. Нам известно, что спорынья вызывает спазм мышечных волокон, при эрготизме мы, таким образом, получаем спазматические сокращения цилиарной мышцы (цилиарная, или ресничная мышца отвечает за аккомодацию. — прим. перев.) и сосудов оболочки глаза, и, как следствие, препятствия к перемещению крови в этих частях. Таким образом, только Secale будет гомеопатична этой особой разновидности катаракт, а именно тех, которые вызваны спазмом, причем спазм еще присутствует.

Образование катаракты из-за пропитки водянистой влагой. — Следующий очень поучительный случай Форарини можно найти у Ширея (с. 18).

Молодому рабочему в глаз попал очень маленький осколок стального напильника, который проник в вещество капсулы хрусталика, и вот что можно было заметить. В течение месяца этот фрагмент оставался спокойно в глазу, не вызывая при этом никаких проблем со зрением. В конце этого периода наблюдалась небольшая перфорация капсульного рубца, и Форарини смог проследить, шаг за шагом, развитие катаракты из-за пропитки влагой. Более месяца изменение только распространялось в периферических слоях. Постепенно оно добралось до более глубоких слоев, и только тогда стало заметно, что состояние тканей вокруг металлического осколка было изменено.

Суть работы М. Ширея состоит в доказательстве того, что катаракта очень часто связана с атрофией хориоида и хориоидитом. Никто не может отрицать его свидетельства, но другой вопрос — их толкование. На мой взгляд, он впадает в обычную ошибку, когда допускают, что старший брат произошел от младшего. Это подобно распространенному утверждению, что английский произошел от немецкого, в то время как оба языка являются отдельными ветвями общего ствола.

Так же, на мой взгляд, обстоит и с хориоидитом, атрофией хориоида и катарактой: ни одно из них не произошло от другого, но все имеют общее происхождение в обычном конституциональном состоянии.

Наиболее положительные знания относительно этиологии катаракты можно почерпнуть в эксперименте Кунде с солью. Мы знаем наверняка, что хрусталик может стать катарактным из-за слишком большой потери жидкости.

Говоря анатомически, помутнение хрусталика, т.е. катаракта, бывает разным, в зависимости от того, повреждено ядро или кора хрусталика, так как существует разница между ядерным и корковым веществом.

Во-первых, что касается сердцевины, или ядра, мы видим, что оно становится плотным, сухим и ломким, желтого, ржавого или желто-коричневого цвета, но все еще сохраняет некоторую степень прозрачности. Если изучить катарактное ядро, то можно обнаружить, что оно состоит из концентрических слоев, в которых некоторые волокна нельзя отделить друг от друга. Если ядро разбить на кусочки, их поверхности будут неоднородные. Иногда волокна хрусталика выглядят так, как будто они сломаны, и затем аморфная гранулированная масса заполняет их, и от этого они раскалываются. Ядро хрусталика становится шире и тоньше, когда человек старится. Среди волокон катарактного хрусталика были обнаружены их частицы, молекулы жира и холестерина. Весь процесс, таким образом, состоит в распаде вещества хрусталика, вслед за химическими изменениями, а хрусталик, в это же самое время, содержит воду: фактически, это атрофия хрусталика, первоначально начинающаяся следующим образом. Вначале происходит пролиферация капсульных эпителиальных клеток, а новые элементы разрывают волокна хрусталика на куски. Затем клетки нового образования дегенерируют, и так создается помутнение (Тецер).

Я вынужден опустить различные виды катаракты, которые перечисляет Тецер; сами названия частично описывают заболевание. Это Cataracta accreta (лат. катаракта, сращенная с зрачковым краем радужки. — здесь и далее в скобках прим. перев.), aridosiliquata (лат. сухая стручковая), капсулярная, осложненная, кортикальная (корковая), кистозная, жидкая, глаукомная, gypsea (лат. алебастровая), hypermatura (нем. перезрелая), incipiens (лат. зарождающаяся), intumescent (лат. вспучивающаяся/не вполне зрелая), лактеальная (от лат. lacteus, молочный), хрусталиковая, matura (лат. зрелая), мембранная, Morgagni (Морганьи), nigra (лат. черная), ядерная, перинуклеарная, полярная, пирамидальная, secuniria (каталан. профессиональная), простая, ложная, травматическая и зонулярная.

Очевидно, что многие из этих видов могут быть опознаны только после того, как катаракта будет извлечена, так что такого рода знание не очень-то может нам помочь в терапевтическом смысле.

Я вернусь к ганемановской патологии впоследствии.

Таким образом, я сообщил о том, как пришел к вере в возможность излечения катаракты лекарствами, затем привел определенное количество случаев гомеопатического излечения катаракты, а также мнения по этому вопросу некоторых выдающихся гомеопатических практиков, после чего очень кратко изложил биологию хрусталика и добавил к ней грубый набросок его особенностей при заболевании.

Теперь я предлагаю читателю совершить небольшую прогулку по общей медицинской литературе о глазах и посмотреть, чтó некоторые глазные хирурги говорят по вопросу о лекарственном излечении катаракты. После этого я намерен представить мой собственный очень ограниченный опыт по этому предмету, а потом я завершу, излагая некоторые наблюдения и замечания о псоре, связанные с этой темой.

Моя цель состоит в том, чтобы получить и представить всесторонний взгляд на этот предмет, дабы мы могли иметь представление о почве, на которой стоим.

Примечание

* Здесь вновь отметим патологическую однородность кожи и хрусталика: на самом деле, катаракта является кожной болезнью.

предыдущая часть Предыдущая часть   оглавление Оглавление   Следующая часть следующая часть