Д-р Джеймс Комптон Бернетт

Д-р Дж. Комптон Бёрнетт

Катаракта: ее природа, причины, предотвращение и лечение


Лондон, 1889

Перевод Зои Дымент (Минск)

Эксперименты Кунде

Кунде приступает к этой теме, отмечая, что бóльшая часть земной коры состоит из воды, и поэтому неудивительно, что продукты этой земной коры, человек и низшие животные, должны, как квинтэссенция земных веществ, также состоять в основном из воды. Всюду, где органическое вещество поддерживает свое существование или неорганическое вещество становится организованным, должна присутствовать вода, так как никакой химический процесс не может происходить без ее помощи. Corpora non agunt nisi fluida (лат. тела действуют только в жидкости. — прим. перев.).

Он утверждает, что каждое животное только тогда находится в нормальном состоянии, когда оно впитывает в свои органы определенное количество воды, и мы должны, конечно, получить более ясное представление о многих физиологических и патологических процессах, если будем способны определить количество воды, в норме содержащееся в каждом органе.

Независимо от того, будем ли мы смотреть на воду как на растворитель, как на пропитывающее вещество или, возможно, как на химический агент, она играет такую важную роль в функционировании организма, что увеличение или уменьшение ее количества должно приводить к значительным последствиям.

Но, к сожалению, мы не знаем, какое количество воды является физиологической нормой.

Мы так давно привыкли смотреть на воду как на индифферентное тело, что следует напомнить, что вода может быть чрезвычайно вредным веществом.

Затем Кунде переходит к рассмотрению теории Экхардта о том, "что концентрированный раствор соли извлекает воду из нервов и тем самым вызывает подергивание тех мышц, которые они иннервируют", и предполагает, что химически можно на это как-то воздействовать.

Нерв, из которого извлечено слишком много воды, перестает реагировать, но его функции восстанавливаются снова, как только в нем опять оказывается необходимое количество воды. Однако слишком большое количество воды также лишает нерв способности реагировать.

Далее Кунде показывает, что если живую лягушку лишить слишком большого количества воды, она умирает. Но если этот процесс останавливается на определенном этапе и полувысушенная лягушка помещается во влажную атмосферу, она снова округляется. Смертельная точка определяется не столько абсолютным количеством извлеченной воды, но временем, на протяжении которого вода терялась, поскольку организм может приучить себя к значительным потерям воды, при условии, что эта потеря происходит медленно. Чтобы доказать это, Кунде проводил различные эксперименты на лягушках, высушивая их под вытяжкой или в очень сухом воздухе, а затем восстанавливая влажность или нет, в соответствии со своим замыслом. Если их оставляли высушенными, они погибали, но если их помещали снова во влажное место, они постепенно восстанавливались. Однако процесс высушивания осуществлялся медленно, и поэтому д-р Кунде задумался о другом и более быстром способе извлечения воды из живого организма. Он говорит: "Существует средство для извлечения воды из животных за очень коротий срок, и это средство  — СОЛЬ". Он использовал каменную соль, вводя ее в желудок или в прямую кишку, или под кожу. После этого у животных начинались сильные конвульсии1, напоминавшие состояние при столбняке, но из сотен случаев он лишь однажды наблюдал столбняк.

Следующим важным симптомом после конвульсий было потение, за которым следовала глубокая слабость, истощение, паралич и смерть. Если соль вводили под кожу, большое количество жидкости собиралось под кожей, но такого не происходило, если соль была введена в желудок или в прямую кишку. Введенная в желудок, она вызывала значительную гиперемию слизистой оболочки ротовой полости, рвоту, выделение кровавой слизи из желудка и кишечника, и животное вскоре переставало дышать. Но если животное помещалось в воду, все эти явления вскоре прекращались. Мы вполне можем сравнить воздействие соли на этих лягушек и симптомы, наблюдаемые у упомянутого выше священника с идиосинкразией. И это интересно также потому, что соль, как нам всем известно, вызывает жажду, и теперь мы можем видеть, почему это происходит. Соль вызывает потерю жидкости, и эта потеря должна быть возмещена, иначе начинается заболевание. Но отравленные солью лягушки, даже оставленные на открытом воздухе, могут прийти в себя при благоприятных обстоятельствах. При проведении этих экспериментов д-р Кунде не ставил перед собой цель изучить воздействие соли на организм животных, он изучал таким образом последствия потери воды и использовал соль как средство для быстрого извлечения жидкости из животных, но в ходе своих опытов он заметил формирование катаракты как один из эффектов воздействия соли, и он описал свое важное открытие следующим образом (с. 9).

Великое открытие Кунде

Если вы возьмете лягушку весом 30 грамм и введете ей 0,2–0,4 дозы соли либо под кожу, либо в прямую кишку, вы в скором времени заметите выпирающую роговицу, увеличение глазной жидкости и, раньше или позже, помутнение хрусталика, которое начинается иногда спереди, иногда сзади. Это помутнение увеличивается пропорционально тому, как животное становится слабее, и достигает такой степени, что хрусталик приобретает слегка пепельно-серый цвет.

Д-р Кунде придавал очень большое значение такому формированию катаракты, потому что она служила средством определения, насколько прогрессирует отравление солью. Д-р Кунде говорит, что можно очень хорошо определить по внешнему виду хрусталика, на какой стадии отравления находится животное и можно ли остановить этот процесс отравления и восстановить животное до его нормального состояния. Симптомы, если они не зашли слишком далеко, исчезают, когда вода медленно возвращается в организм, и тогда солевая катаракта также исчезает.

Он приходит к выводу: "Таким образом, мы можем добиться у одного и того же животного, чередуя извлечение и восстановление воды, помутнения хрусталика и паралича нервов и возвращения их к нормальному состоянию".

И он считает, что органы только тогда в состоянии выполнять свои функции, когда в них имеется определенное количество воды, и что наличие избытка соли в организме не чувствуется до тех пор, пока он содержит достаточное количество воды. Нитрат натрия оказывает точно такое же влияние на хрусталик, как и хлорид, но нитрат калия, в соответствии с Кунде, не вызывает помутнения хрусталика.

Кунде вынужден, по результатам своих экспериментов, признать, что соль является сильным ядом для организмов животных или, во всяком случае, очень вредным веществом. Как же можно объяснить тот факт, что многие потребляют такое большое количество соли без каких-либо видимых негативных последствий? Есть английская пословица: "Привычка  —  вторая натура", и немцы говорят о том же: "Die Gewohnheit ist des Menschen Amme", т.е. привычка — нянька человека, и Кунде приводит слова Биша "L’habitude émousse le sentiment" (франц. привычка притупляет чувство. — прим. перев.) как объяснение этого явления. Во всяком случае, мы можем извлечь из этого практический урок, что тот, кто ест много соли, должен обязательно пить много жидкости. Поэтому при алкоголизме соль следует запретить. И каждый может заметить сам, что люди с жаждущей душой потребляют с пищей много соли.

Гартвиг давал большие дозы соли лошадям, коровам, собакам и наблюдал следующие явления: судороги, холод2 во всем теле, паралич и даже смерть. Кунде отмечал паралич задних лап у морских свинок, которым вводились большие дозы соли, а у молодых котов, весом от одного до двух фунтов, начинается рвота, судороги, паралич и даже смерть от дозы всего лишь в один–два грамма. (Шюсслер, таким образом, гомеопатически верно рекомендует Natrum muriaticum при "рвотеводянистым веществом".)

С другой стороны, некоторые люди несомненно могут потреблять значительное количество соли и, по-видимому, остаются в добром здравии.

Теперь мы можем остановиться более подробно на воздействии соли на глаза кошек и других животных.

Два грамма каменной соли было введено в желудок котенка, и это привело к его смерти через три часа, но перед смертью хрусталик потерял прозрачность, объем водянистой влаги увеличился, радужная оболочка была парализована к концу второго часа, и очень сильный солнечный свет не оказывал влияния на зрачок.

Два других котенка, каждый двенадцати дней отроду, получили примерно по грамму каменной соли в прямую кишку, и анус был перевязан; в течение двух часов катаракта сформировалась в обоих глазах.

Кунде повторял эксперимент много раз, но всегда с тем же результатом: хрусталик становился непрозрачным. Это явление может быть чисто физическим или химическим. Кунде считает, что это происходило из-за извлечения воды. В любом случае, очевидно, что соль вызывает потемнение вещества хрусталика.

Давайте теперь рассмотрим один или два эксперимента Кунде в подробностях; их исследование стоит того.

В прямую кишку лягушки весом 54,5 грамма в пятницу в 10-50 был введен кусочек каменной соли весом 0,32 грамма. Лягушка была помещена в сухой стеклянный шар. Температура в комнате была 16°R (20°С. — прим. перев.). В 11-20 появилось помутнение в передней части хрусталика (в стенке хрусталика). Значительная секреция жидкости. В 11-55 значительное помутнение хрусталика. Лягушка была очень слаба, но все же еще прыгала. Ее поместили в воду. В 4-15 — status normalis (лат. в нормальном состоянии. — прим. перев.). Помутнение хрусталика прошло. В 4-45 в прямую кишку введена свежая порция весом 0,36 NaCl, и лягушку положили в сухое место. В 5-35 наблюдалось значительное помутнение в передней части хрусталика. Животное было измучено и, когда его положили на спину, у него не было сил перевернуться. Пульсация лимфатических сердец была едва заметна. Биение сердца и дыхание еще присутствовали. Чувствительность значительно уменьшилась. Когда лягушку резко ущипнули за пальцы, она сделала небольшой прыжок. Ее поместили в воду. В семь часов помутнение уменьшилось и животное оживилось. В субботу утром в 8-40 животное было в своем обычном состоянии здоровья. Никаких следов помутнения хрусталика. Опять в прямую кишку было введено 3,365 NaCl. В 9-15 опять началось помутнение хрусталика. В 10 часов хрусталик был пепельно-серого цвета. Животное не шевелилось, когда его положили на спину. Чувствительность почти полностью потеряна, лягушка только судорожно реагировала на механическое и гальваническое раздражение. Лимфатические сердца перестали биться. Сердечные толчки больше не были заметны, но их можно было почувствовать. Дыхательные движения отсутствуют. Животное поместили в воду. В воскресенье утром, в 7-30, животное было в своем обычном состоянии здоровья. Оставался только след от помутнения в задней части хрусталика, но и это прошло.

Теперь приведем пару экспериментов с кошками.

Два грамма каменной соли были введены в желудок кошки, весящей один фунт четыре унции. Через три часа последовала смерть. За это время развилось помутнение хрусталика, и на этой помутневшей поверхности можно было увидеть сферический треугольник. Водянистой влаги стало больше. Через два часа после введения соли радужка была парализована так, что сильные солнечные лучи не вызывали никакой реакции.

Двум другим котятам, каждому из которых было двенадцать дней отроду, ввели примерно по грамму соли в анус, который затем связали. Уже через два часа катаракта образовалась в обоих глазах. Эти эксперименты часто повторялись и приводили всегда к одному и тому же результату.

Кунде не удалось вызвать катаракту у кроликов.

Нам не надо далее следить за этими экспериментами, наша точка зрения доказана: соль способна производить катаракту у лягушек и кошек.

Кунде делает окончательный вывод из этих многочисленных экспериментов:

  1. Очень небольшое увеличение количества соли в крови способно вызвать значительные изменения в оптическом механизме глаза.
  2. Хрусталик постоянно изменяется.
  3. Обмен жидкости в хрусталике распространяется на его глубокие слои.

Для тех, кто знает, что при проведении экспериментов д-ру Кунде оказывали помощь и его консультировали Кёлликер, Вирхов, Г. Мюллер и фон Грефе, вряд ли понадобятся еще какие-либо свидетельства, подтверждающие его выводы.

Эксперименты Конхорна

Следовало ожидать, что поразительное открытие Кунде, что потребление обычной соли способно вызвать катаракту, немедленно вызовет дальнейшие исследования в любящей науку Германии. В соответствии с этим ожиданием, вестфальский студент Конхорн ступил на ту же самую почву вскоре после своего выбора этой же темы для своей дипломной работы, названной "Dе Cataracta aquæ inopia effecta" (Gryphiae mdccclviii). ("Катаракта, вызванная нехваткой воды"). Выдающийся физиолог Бадж предложил ему провести эксперименты, оказал помощь и руководил им. Koнхорн пришел, по сути, к тем же выводам, что и Кунде: соль, введенная в тела некоторых низших животных, вызывает катаракту хрусталика, но он не наблюдал увеличения количество водянистой влаги в передней камере глаза. В экспериментах Кунде роговица выгибалась предположительно в результате увеличения водянистой влаги, но Конхорн говорит, что он часто наблюдал, что роговица была очень плоской, и, следовательно, он делает вывод, что водянистая влага уменьшилась в количестве: те, кто знаком с экспериментальной фармакологией, поймет, что могут встретиться оба состояния, в зависимости от обстоятельств и идиосинкразии. Я не буду подробно описывать эксперименты Конхорна, но приведу лишь один пример эксперимента, проведенного им над лягушками (стр. 10).

Лягушка А, весом 30,275 граммов, получила орально 0,12 граммов соли, в результате чего уже за четыре часа хрусталик стал непрозрачным и помутнение увеличилось с течением времени, причем оно происходило то в одной части хрусталика, то в другой, и по цвету было сначала снежно-белым, а затем желтоватым или пепельно-серым.

На стр. 12 своей диссертации Конхoрн повествует о следующем очень интересном факте, который, помимо того, что очень любопытен сам по себе, является, с поддерживаемой в этом маленьком трактате точки зрения, особенно поучительным. Он приводит цитату из Ephemeris Guestfalica  — по-видимому, это вестфальская газета или отдельная публикация.

Koнигсхорн, 12 марта (год не указан, но это, вероятно, года издания диссертации, а именно 1858). Река Зезеке, или Зизке, берет свое начало возле городка Унна и впадает в Липпе вблизи Люнена. Разгоняясь на своем пути, возле Камена она содержит так много уклеек (разновидность сига), что жители Камена получили от этого свое прозвище. Но теперь произошло событие, которое придало этому прозвищу сомнительный оттенок. Уже лет двенадцать тому назад в один весенний день, из-за нашей соляной шахты в Зезеке было выброшено такое количество щелочной соли, что уклейки, которые являются исключительно пресноводными рыбами, полностью исчезли. После длившегося несколько лет судебного процесса владельцы соляной шахты должны были заплатить, соответственно, восемьсот и сто двадцать талеров двум владельцам прав на рыбный промысел в Зезеке. То же самое повторилось недавно, но все было гораздо хуже. Рыба, и не только уклейки, но также щука и окунь, металась, как оглушенная, и ее можно было ловить самыми примитивными снастями. Некоторые люди в одиночку выловили по полцентнера рыбы за день. Эксперты заявляют, что эта рыба была не оглушена, а ослеплена, ибо, когда рыбы натыкались на что-то, они сразу стремились спастись в противоположном направлении. Конечно, они были больны, потому что они могли оставаться в таком состоянии лишь несколько дней, а затем умирали.

Конхорн полагает, что эти рыбы вначале перестали видеть из-за катаракты и, наконец, умерли, и большое количество соли, попавшее в реку, явилось причиной этого. Это никем не было доказано, но это весьма вероятно.

Эксперименты Ричардсона

Перед завершением этой части нашей темы мы просто взглянем на подтверждающие эксперименты д-ра Б. У. Ричардсона, члена Королевского общества, который примерно в 1861 году опубликовал результаты своих экспериментов под названием "Синтез катаракты". Копия, по которой я цитирую, по-видимому, является перепечаткой из французского источника. Эксперименты проводились в 1860 году, и первое сообщение д-ра Ричардсона на эту тему было представлено Медицинскому обществу Лондона в том же году, но вначале эксперименты проводились с сахаром.

Есть одно важное различие между этими экспериментами: Кунде и Конхорн использовали, как мы уже видели, каменную соль, в то время как Ричардсон использовал солевые растворы, так что результаты Кунде и Конхорна не были связаны с обезвоживающим свойством соли. Рассмотрим один–два эксперимента Ричардсона. 10 апреля в 16 часов три драхмы раствора хлорида натрия с удельным весом 1,150 были введены под кожу большой лягушки. Животное немедленно впало в тетаническое состояние. Конечности судорожно притянулись к телу, и в течение двадцати минут все тело было сковано, но в то же время происходило постоянное и общее подергивание мышц — судорожное подергивание, которое активно продолжалось в течение часа, хотя само животное выглядело мертвым. Перед смертью, точнее в течение пятнадцати минут после инъекции, появилось помутнение хрусталика с обеих сторон, и хрусталики стали плотными и приобрели своеобразную белизну, которую испытатель никогда не видел. Внешне хрусталик выглядел так, словно он был прокипячен. Удалив роговицу, Ричардсон обнаружил, что она чиста, и части, окружающие хрусталик, были также чисты. Когда он вырезал участок из хрусталика, то заметил, что тот тверд, и помутнение распространялось на него весь, от периферии до центра. Другой хрусталик, помещенный в воду, стал мягким, но остался непрозрачным.

10 апреля в 16-15 две драхмы раствора хлорида натрия с удельным весом 1,150 были введены под кожу другой лягушки. У животного сразу начались конвульсии, и через двадцать минут наступило тетаническое состояние. Смерть произошла чуть менее чем через час после операции, судороги мышц продолжались до конца. Помутнение хрусталика с обеих сторон началось через полчаса после инъекции и быстро нарастало, увеличившись до полного затемнения зрения. Изменения в хрусталиках были идентичны тем, что были отмечены в последнем эксперименте.

В других экспериментах Ричардсон получил аналогичные результаты, а именно: хрусталики становились непрозрачными и помутнения медленно прояснялись, когда животные помещались в воду. Другие солевые растворы также вызывали катаракты, а именно, хлорид аммония, хлорид калия, лактат соды, карбонат соды, карбонат поташа и сульфат поташа, но фосфат соды дал отрицательный результат, так же, как и сыворотка крови.

Хлорид кальция и хлорид бария также вызывали помутнение хрусталика, но йодид калия не вызывал.

Д-р Ричардсон также попросил г-на Миллера из Бетнал-Грин дать ему свинью для эксперимента, и доктор Ричи описал этот эксперимент. На начало эксперимента эта свинья была в хорошем состоянии здоровья. Он была помещена в отдельный свинарник, и ее кормили обычной пищей, предназначенной для откорма этих животных. Был сделан раствор поваренной соли, состоящий из двух унций соли в шести унциях воды, и одну унцию раствора добавляли в пищу этой свинье. С 24-го по 30-е апреля давали по полторы унции. К этому времени было замечено, что животное, хотя принимало пищу, как обычно, не набирало вес. Хрусталики оставались прозрачными. 1 мая дозу раствора соли увеличили до четырех унций в день, а 3-го — до шести унций. 7-го мая в пищу было добавлено четыре унции нерастворенной соли, и это количество давалось ежедневно до 19-го мая. Животное хорошо ело свой корм и не выказывало никаких признаков страдания от него. Примерно 11-го мая д-р Ричи подумал, что появилась некоторая нечувствительность хрусталика, но этот эффект скоро прошел. Кожа также оставалась свободной от пятен, и сила животного оставалась обычной. Единственное изменение, которое можно было наблюдать, это отсутствие прироста по весу и упитанности, которые были нормальными у остальных животных, получающих тот же рацион в то же время, за исключением такого количества соли.

Резюме экспериментов д-ра Ричардсона полно смысла, важного с нашей точки зрения. Он говорит:

Следует отметить, что успех эксперимента с созданием условий для образования катаракты зависел от удельного веса вводимой жидкости. В каждом эксперименте требовалось, чтобы удельный вес превышал 1,045; другими словами, он должен был превышать удельный вес крови. Но как только это условие выполнялось, циркулирующая жидкость начинала влиять на секрецию и выделения имели ненормальную плотность, что приводило к катарактным изменениям и продолжалось до тех пор, пока кровь сохраняла свое ненормальное состояние.

Мы видели, что Кунде и Конхорн рассматривали помутнение хрусталика как результат высушивания, но Ричардсон говорит:

Способ, которым вызывается катарактное состояние, по моему мнению, должен иметь осмотический характер, т.е. это прямое физическое воздействие на хрусталик посредством его окружающей и внутренней жидкости, из-за чего нарушается механизм хрусталика, изменяются ткани или сосуды. Я подтвердил наблюдение д-ра Митчелла, что этот эффект отличается от простого высушивания.

Жаль, что д-р Ричардсон не говорит нам о том, как он пришел к такому подтверждению. На мой взгляд, это действительно высушивание, иначе почему состояние помутнения исчезает, когда восстанавливается снабжение водой?

Что касается отношения этих исследований к теме катаракты у человека, д-р Ричардсон очень разумно отмечает, что не может быть более совершенного синтеза, чем в случае катаракты, и поэтому нельзя не видеть, что существует связь между искусственной и естественной болезнью. Это в настоящее время признаётся относительно катаракты, вызванной искусственно с помощью сахара, и диабетической катаракты, но возникновение искусственной катаракты из-за соли до сих пор никого не заставило предположить возможную связь привычки к потреблению соли у людей с наличием катаракты у едоков соли.

Правда, д-р Ричардсон делает такой вывод:

Также мы не должны, по справедливости, ограничиться простой идеей образования сахарной катаракты из-за осмотической причины. Следует помнить не только о том, что увеличение удельного веса жидкости в глазу из-за САХАРА способно разрушить преломляющую силу хрусталика, но и то, что, независимо от того, какое растворенное вещество увеличивает удельный вес жидкости, это вызывает то же самое состояние. СОЛЕВАЯ КАТАРАКТА МОЖЕТ СУЩЕСТВОВАТЬ ТАК ЖЕ, КАК И ДИАБЕТИЧЕСКАЯ [прописные буквы мои].

Здесь мы видим, что доктор Ричардсон, на основе своих экспериментов по синтезу катаракты и дополнительного знания о давно известном существовании сахарной катаракты, приходит к возможности существования солевой катаракты, но думает ли он о солевой катаракте, вызванной заболеванием, связанным с солью, аналогичным сахарной болезни или диабету, или о солевой катаракте от поедания соли, неясно. Он должен, я полагаю, иметь в виду привычку есть соль, так как соль — неорганическое вещество и вряд ли образуется внутри организма. Я могу сказать, что к тому времени, когда я задумал идею этого небольшого трактата, я не видел работу д-ра Ричардсона "Синтез катаракты", и я был накануне получения степени магистра перед тем, как наткнулся на это замечательное утверждение д-ра Ричардсона: "Солевая катаракта может существовать так же, как и диабетическая". Мне в голову пришла идея написать д-ру Ричардсону, чтобы расспросить, какой смысл он в это вкладывает, и если я получу ответ до того, как это будет напечатано, я его добавлю.

[Я рад, что могу разъяснить это мнение, прежде чем материал будет напечатан. Я написал 30 января 1882 года этому великому врачу и физиологу, спрашивая, считает ли он, что у людей должна существовать солевая болезнь, аналогично сахарной болезни или сахарному диабету. Д-р Ричардсон сразу очень любезно ответил на мой вопрос, содержащий предположение, и за что я хочу здесь публично поблагодарить его. Ответ на этот вопрос звучит так:

Д-ру Бернетту

25, Манчестер сквер, W.
31 января 1882 года.
Уважаемый сэр, Вы правильно предположили, что я имел в виду. Я придерживался такого мнения, когда писал статью, которую Вы упоминаете (и я по-прежнему того же мнения), что существует катаракта, вызванная накоплением в крови некой солевой субстанции.
Искренне Ваш,
Б. У. Ричардсон

Это решает дело, так как я не просто утверждаю, что существует солевая субстанция, которая, накапливаясь в крови, вызывает катаракту, но полагаю также, что употребление с пищей большого количества соли или содержащих соль продуктов действует на человеческий хрусталик как соль, точно так же, как это показывают приведенные выше эксперименты на некоторых животных. Я не признаю существования некоторой "солевой субстанции", но я возлагаю вину на саму соль: ее физиологическое влияние приводит к обезвоживанию, а когда какая-либо часть живой ткани становится слишком сухой, то, если это обезвоживание сохраняется, жизненное состояние этих тканей изменяется и могут произойти болезненные метаморфозы. В клинической практике давно известно, что многие больные сахарным диабетом страдают от катаракты, и это многообразие теперь обобщенно называется диабетической катарактой, и допускается ее зависимость от конституционального состояния. Следовательно, диабетическая катаракта должна лечиться конституционально, диететически, а также с помощью лекарственных средств, а не посредством извлечения хрусталика. Эта статья, развивая идею в том же направлении, должна пролить дополнительный свет на патологию катаракты. Давайте поэтому надеяться, что мы находимся накануне рассвета новой эры в лечении катаракты в целом.

Вероятность существования у людей солевой катаракты

До этого момента я рассматривал наш предмет главным образом индуктивно. Сейчас мы перейдем к его клиническому аспекту, а затем сделаем выводы по аналогии. Мы отмечали, что существование диабетической катаракты было известно задолго до того, как Кунде, Конхорн, Вейр Митчелл и Ричардсон показали, что сахар способен вызывать помутнение хрусталика.

Когда я впервые приступил к разработке вопроса о том, что потребление соли может сыграть роль причины катаракты, я еще не читал о предположении Ричардсона, что может быть такая вещь, как солевая катаракта, и я не знал, связывал ли он это с употреблением соли или нет. Его письмо показывает, что он имел в виду не привычку человечества потреблять соль с пищей, а некоторое гипотетическое солевое вещество, накапливающееся в крови, и хотя минуло двадцать лет с момента публикации "Синтеза катаракты", очевидно, что эта мысль до сих пор не принесла никаких клинических плодов. По крайней мере, до сих пор я нигде не читал, чтобы было продемонстрировано какое-то солевое заболевание или хотя бы появился какой-либо трактат на эту тему, кроме работы д-ра Ричардсона. В самом деле, до тех пор, пока возможность излечения катаракты лекарствами не признана и не изучается, — а к настоящему моменту этого не произошло, — все физиологи и биопатологи в мире будут работать над своими синтезами напрасно.

Впервые к догадке о возможной связи употребления соли в пищу с различными катарактами меня привел следующий случай.

В начале 1879 года я общался с дамой на тему потребления соли. У нее была катаракта правого глаза, я лечил ее от этой болезни довольно долго без большого успеха, и она рассказала мне о священнике, чью странную восприимчивость к воздействию соли я уже упоминал. Заметив, что ее правый глаз сильно слезился, я спросил: "Вы любите соль?" и узнал, к своему удивлению, что она была очень неравнодушна к соли, имея привычку класть соль в свою питьевую воду за обедом после пудинга. Насколько я помню, она клала почти чайную ложку на полный стакан воды! Я рекомендовал ей прекратить эту практику, учитывая способность соли вызывать катаракту у низших животных. Она последовала моему совету, и ее катаракта сразу начала улучшаться, а через полгода она могла видеть вполне хорошо этим глазом. В течение этого периода она некоторое время получала Dulcamara 3.

Слезоточивость глаза была первым исчезнувшим симптомом.

Мне кажется вероятным, что ее катаракта была вызвана потреблением соли, но это, конечно, не может быть доказано.

В соответствии с экспериментами д-ра Ричардсона, формирование катаракты начинается сразу же, как только удельный вес крови поднимается выше нормального, что оказывается достаточным, чтобы вызвать секрецию и последующие осмотические изменения.

После этого я не думал особенно много о роли соли в синтезе катаракты, но, занимаясь случаями пациентов с катарактой в течение последних нескольких месяцев, я постепенно привык задавать своим пациентам вопрос: "Вы любите соль?" Ответ на этот вопрос очень часто, хотя и не всегда, был утвердительным. Позвольте мне привести несколько примеров. Я не буду давать очень много — на самом деле я и не мог бы, если бы захотел, ибо я не думал об этом вопросе достаточно долго, потому что у меня нет возможности доказать мое предложение. Если бы я был в состоянии привести тысячи таких случаев, это все равно в лучшем случае могло бы повлиять только на вероятность, но случаев, которые я приведу, достаточно, чтобы передать мое убеждение, как мне кажется. Убеждение мое заключается в том, что, поскольку соль может привести к катаракте у животных, вряд ли можно предположить, что то же вещество может поступать в организм человека в довольно больших порциях на протяжении многих лет без какого-либо эффекта вообще. Несмотря на то, что воздействие соли не вызывает постоянных эффектов до тех пор, пока в организме животного имеется достаточное количество воды для их устранения, все же должно, по всей вероятности, наступить время, когда поступление соли превысит ее выделение из организма, и тогда едоки соли непременно окажутся в том же положении, что и лягушки и коты Кунде.

Первое наблюдение. — Незамужняя госпожа ___ в возрасте пятидесяти двух лет попала под мое наблюдение в январе 1881 года, страдая катарактой обоих глаз. Болезнь началась несколько лет тому назад, и радужная оболочка имела характерный темно-синий цвет. Пациентка любила соль.

Второе наблюдение. — Незамужняя госпожа ___ примерно пятидесяти пяти лет обратилась ко мне за лечением катаракты и очень тяжелой хронической диспепсии. У нее были шрамы на шее, и ее глаза были очень чувствительны к холодному воздуху. В детстве она ела очень много соли и по-прежнему ест ее, но уже так, как прежде, к этому не стремится. Она отвыкла от этого чрезмерного пристрастия к соли по совету врача, как она думает. Так как она приняла такое большое количество соли в свои первые годы и употребляет ее в умеренном количестве до сих пор, вполне вероятно, что соль могла способствовать возникновению у нее диспепсии и катаракты. Она все еще лечится у меня, с небольшим улучшением.

Третье наблюдение. — Господин ___ в течение нескольких лет находился периодически у меня на лечении по поводу геморроя, выпадения прямой кишки и катаракты обоих глаз, более тяжелой в левом. С мясом он употребляет "воскресную соль", хотя, как он полагает, не чересчур много. Ему где-то между семьюдесятью и восьмидесятью годами, но, тем не менее, он все еще здоров и активен, хотя у него плохое минеральное состояние организма. В его возрасте, конечно, оно у всех более или менее плохое. Много лет у него была привычка пить сильное солевое слабительное, что повторялось каждое лето. Если соль вообще может вызвать катаракту, то состояние мужчины можно объяснить этим эффектом, потому что, кроме ежедневного потребления "умеренного" количества, он должен был впитать много фунтов соли с давно используемым солевым слабительным.

Четвертое наблюдение. — Незамужняя госпожа ___ в возрасте семидесяти четырех лет находится у меня на лечении недавно, со зрелой катарактой левого глаза и зарождающейся в правом. Она очень подвержена диарее и ест много соли. 21 июля 1881 г. я назначил ей крупинке Natrum muriaticum 30 по одной крупинке вечером и утром. Она, однако, прервала их прием, так как они выводили ее из равновесия. Она не знала, что принимает. Дама была крепкой, бодрой для своего возраста. Это может, естественно, противоречить моей теории, что много соли оказывает старящий эффект на организм, так как этот случай свидетельствует против нее или даже низвергает ее полностью. Но я обратил внимание на тот факт, что она очень подвержена диарее, и, следовательно, ее организм способен выбрасывать излишки соли через кишечник, что он, в сущности, активно и делал.

Пятое наблюдение. — Священник ___ шестидесяти четырех лет находится под моим наблюдением недавно. Он человек науки, и обращал немало внимания на глаза и оптику, так как сам имел катаракту обоих глаз. Его случай представляет особенный интерес, и я должен заметить, что его глаза начали сдавать двадцать лет тому назад и что у него была геморрагическая пурпура шесть лет спустя. Он был большим любителем яиц, съедал обычно пару ежедневно, и с каждым яйцом он съедал по чайной ложечке соли. За исключением употребления соли с яйцами, он ел ее умеренно. Но возможно ли, чтобы две маленькие чайные ложки соли, принимаемые ежедневно в течение длительного периода, никак не влияли на вырождение хрусталика?

Шестое наблюдение. — Госпожа ___ в возрасте шестидесяти одного года начала лечиться у меня несколько недель тому назад с заболеванием кожи, двусторонней катарактой, диспепсией, изжогой, сердцебиением и алопецией. Относительно соли она рассказала мне, что она большой любитель ее и употребляет по две полные ложки соли с каждым приемом пищи.

Хотя это непосредственно не влияет на обсуждаемый вопрос, все же я не могу упустить возможность вставить одно или два замечания о молодой барышне, которую я долго лечил от полного подавления менструаций. Кроме этого, она жаловалась только на некоторое расстройство желудка. Назначая различные средства со скудным успехом, я стал интересоваться очень подробно ее образом жизни и установил, конечно, интересный факт, что она употребляла очень много соли в течение восьми или девяти лет. Она съедает около двух чайных ложек соли в день и даже кладет соль в свой кофе! Она очень сухощава. Привычка этой молодой барышни есть соль могла никак не повлиять на подавление менструаций, но привязанность к соли в такой степени, что она и кофе пьет с солью, по крайней мере любопытна.

Я не могу дать точное научное доказательство того, что употребление соли на самом деле является причиной катаракты у человека, но если я приведу определенное количество свидетельств, которые поддерживают мою идею, я могу побудить других специалистов-практиков к исследованию этого предмета, и те, у кого образовалась катаракта, притом что они едят довольно много соли, могут расстаться с этой привычкой и испытать эффект изменения.

Я пользуюсь здесь возможностью заявить, что практическая информация об этом предмете была бы весьма желательна для меня. Вопрос слишком сложный, чтобы кто-то один мог его решить, но тщательное и непредвзятое его исследование не может не принести пользу человечеству и науке.

Теперь я вернусь к своему регистрационному журналу и приведу еще несколько наблюдений по вопросу совпадения пристрастия к соли с наличием катаракты.

Седьмое наблюдение. — Г-жа ___ в возрасте шестидесяти одного года, бывшая пациентка д-ра Р ___, попала под мое наблюдение в сентябре 1881 года с катарактой на обоих глазах. Впервые она заметила, что нечто случилось с ее глазами, пять или шесть лет тому назад, когда д-р P ___ диагностировал помутнение хрусталика.

Она ждала, пока катаракта созреет, но в это время ее приятель, находясь у меня на лечении, избавился от катаракты, и это привело ее к решению попробовать гомеопатию в ее собственном случае. Она видела случай своего друга и обращалась за гомеопатической помощью ранее, но ее брат, аллопатический врач с высоким положением, высмеивал ее из-за этого. Однако я отвлекся. У г-жи ___ была катаракта обоих глаз, хуже на правом, и она употребляла очень много соли, она очень любит соль и съедает две полных столовых ложки соли за прием пищи. Кроме того, что эта дама так любит соль, она неравнодушна и к яйцам, а также к перцу. На мою рекомендацию отказаться от употребления соли с едой она заявила, что это невозможно, так как она была уверена, что не может прожить без соли.

Восьмое наблюдение. — Г-жа ___ прибыла ко мне в ноябре 1881 года из провинциального городка с жалобой на глаза. Она сообщила мне, что у нее дважды были приступы ревматизма, последний раз пять или шесть лет назад. Каждый раз после такого обострения глаза отказывали ей, сначала левый, а затем правый. Она находилась под наблюдением г-на Б___, полтора года тому назад диагностировавшего начальную катаракту обоих глаз, что сейчас легко обнаруживается с помощью офтальмоскопа, но незаметно невооруженному глазу. Пациентке сейчас пятьдесят два года, она неравнодушна к сладостям и определенно любит соленую пищу, по грубым оценкам, съедает около чайной ложки соли в день с пищей.

Девятое наблюдение. — Г-жа ___ в возрасте шестидесяти двух лет попала под мое наблюдение 1 декабря 1881 года, страдая от помутнения обоих хрусталиков. Она считает, что это началось четыре или пять лет тому назад, после происшествия с экипажем: лошади понесли, она испугалась, выпрыгнула из кареты и получила сильное сотрясение спинномозговой системы. После этого она была долго нездорова, имела заметные нервные симптомы. Питьевая вода в ее доме очень жесткая, она очень любит сахар и употребляет много соли, хотя, по ее словам, солит не очень много. Но опыт научил меня, что "любовь к соли" может вполне добросовестно отрицаться, хотя человек, отрицая мягкое обвинение, может на самом деле съедать очень много соли. Таким образом, г-жа ___ говорит, что она очень неравнодушна к соленой селедке и съедает ее очень много. Кроме того, она использует соль при каждом приеме пищи, она сыплет ее себе в тарелку и, помимо этого, использует особую солонку, с дырочками, как у перечницы, и посыпает солью свой хлеб с маслом и овощами и т.д. По ее собственной оценке, она употребляет ежедневно одну чайную ложку соли, но она не замечает особой любви к соли. Конечно, следует рассматривать не любовь к соли, а то количество соли, которое на самом деле съедается. Триста шестьдесят пять чайных ложек соли, съедаемой каждый год, и год за годом, не говоря уже о соленой сельди, можно справедливо обвинить как силу, способную влиять на хрусталики, особенно после тяжелого травматического шока. Естественно, я не могу ничего такого доказать; прямые научные доказательства невозможны, и травма могла быть единственным фактором изменений в хрусталиках. На мой взгляд, однако, это в определенной степени vraisemblance (франц. правдоподобно. — прим. перев.).

Десятое наблюдение. — Г-н ___ в возрасте семидесяти девяти лет попал под мою опеку 24 августа 1881 года. Был оперирован по поводу глаукомы два года тому назад. Весь хрусталик левого глаза непрозрачный и выглядит беловатым, частично то же с правым. Кроме того, этот господин почти глухой. Он сильно минерализован, если можно так выразиться. Он является любителем соли и съедает ее очень много, а также добавляет соль в свою утреннюю ванну уже долгое время. Он прекрасный пожилой джентльмен, но по пульсу с перебоями и по его общему виду ясно, что он представляет собой движущуюся массу минералов. Насколько этому могло способствовать употребление им соли с едой и при купании, я не могу сказать, — возможно, нисколько. Но ясно, что ему стало лучше от моего лечения: он уверен, что видит лучше, и глаза не устают так быстро. Он почти расстался с солью, и до сих пор (7 декабря 1881 г.) принял Chelidonium majus 1x,Sticta pulmonaria 3X и Pulsatilla nuttaliana 2. У него небольшой псориаз нижних конечностей.

Так как этот материал задержался в печати, я могу добавить сведения об этом случае из моего регистрационного журнала. После приема Pulsatilla nuttaliana его глухота почти исчезла и улучшение длительно сохранялось. Это лекарство было назначено из-за водянки в левом верхнем веке. Перемежаемость пульса исчезла, и он в целом выглядит свежее. По моему совету он больше не добавляет соль при утреннем купании и сократил до минимума потребление соли с едой. Я не думаю, что необходимо отказаться от нее полностью, поскольку определенное количество может без сомнения быть исключено, и тогда она не будет приносить никакого вреда, и тогда можно использовать столько, чтобы придать вкус безвкусной пище.

Глаукома

В связи с этим десятым наблюдением следует отметить, что расстройство глаз началось с глаукомы, от которой он был избавлен с помощью операции. Глаукома имеет в качестве своей важнейшей характеристики увеличение глазного напряжения, предположительно из-за внутриглазной жидкости, и у этого пожилого джентльмена вначале могла возникнуть солевая глаукома, а за ней последовала катаракта. Это весьма вероятно, так как эксперименты Кунде на лягушках показали, что когда соль вводилась в организм, внутриглазное давление увеличивалось первым.

Другой случай глаукомы, попавший под мое наблюдение,  это дама, несколько раз прооперированная г-ном ___, первый раз успешно на левом глазу (который затем был удален), и трижды на правом, с которым врач тоже потерпел крах. Этот второй случай отличался большим количеством замечательных особенностей, и одной из них было чрезмерное пристрастие этой дамы к соли, которую она употребляла на самом деле очень обильно. Я лечил ее постоянно лекарствами и строгой диетой, из которой соль была почти исключена, и теперь этот один оставшийся глаз — полезный орган, достаточный для всех практических целей жизни, в том числе для чтения и письма.

Словом, я весьма настроен обвинить чрезмерное употребление соли в способности в некоторых случаях вызвать глаукому так же, как и катаракту. Пусть те, у кого возможностей больше, чем у меня, докажут, что я ошибаюсь.

Одиннадцатое наблюдение. — Незамужняя г-жа в возрасте пятидесяти лет, по профессии учительница, попала под мое наблюдение совсем недавно. Она жалуется, что ее правый глаз видит слабо, т.е. правый глаз слезится, когда она долго его напрягает.

Офтальмоскопическое исследование показывает, что хрусталик в этом глазу диффузно помутнел; сетчатка видна только смутно. Пациентка любит соль и ест ее почти со всякой пищей. Но хотя она любит соль, она не любит соленые продукты. У тети г-жи ___ также катаракта, и тетя употребляет еще больше соли, чем моя пациентка, она солит даже бекон. Дама во время посещения тети заметила это пристрастие к соли и сказала: "Вы не должны есть столько соли, потому что вы уже в возрасте, а соль высушивает кровь". Это пример того, как великая истина часто передается устами народа.

Двенадцатое наблюдение. — Г-н в возрасте 52 лет, здоровый и бодро выглядящий фермер, попал в начале года ко мне на лечение. Четырнадцать лет тому назад у него был ревматический ирит (воспаление радужной оболочки глаза. —  прим. перев.), который закончился заращением зрачка. Затем провинциальный хирург с хорошей репутацией выполнил иридэктомию (глазная операция, состоящая в вырезании кусочка радужной оболочки. —  прим. перев.); она не удалась. Впоследствии известный окулист проводил иридэктомию четыре раза с очень посредственными результатами: как только каждая операция была сделана, некоторая часть воспалялась и становилась непрозрачной. Однако в левом глазу имелся рудиментарный искусственный зрачок, и из-за этого левый хрусталик выглядит как маленький беловатый аммонит — просто как высохшая масса. Этим левым глазом он может разве лишь отличать лошадь от коровы или свинью от овцы. Прошло одиннадцать лет с тех пор, как он в последний раз мог немного читать. Состояние правого хрусталика нельзя было увидеть, так как роговица это глаза была также непрозрачна. Пациент особенно любит соль. Он считает, что его среднесуточное потребление соли составляет примерно две чайные ложки.

Тридцать шесть лет тому назад у него была чесотка (заразился от служанки), которая была вылечена (?) тем, что он называет "противной вонючей мазью".

Мне часто в голову приходит мысль, что псора, вероятно, заражает многих людей, у которых имеется катаракта и которые любят соль: являются ли псорические лица особенно подверженными влиянию соли? И имеют ли они также особую симпатию к соли?

Теперь, я думаю, можно завершить эту часть моего маленького трактата. Cоль способна производить катаракту у здоровых низших животных, и я показал, что лица, страдающие от катаракты, очень часто оказываются любителями соли. Можно сказать, что пристрастие к соли присутствует и у многих других людей, у которых нет катаракты, и нет доказательств того, что соль действительно может быть обвинена только потому, что оказалось, что среди людей с катарактой много любителей соли. Это само собой разумеется. Тем не менее, я должен подчеркнуть, что, не говоря уже о моем небольшом клиническом опыте, если соль может вызвать катаракту у низших животных, справедливо предположить, что она обладает некоторой властью и над человеческим организмом. Фосфор вызывает зернистую дегенерацию, как у животных, так и у людей, а весь человеческий опыт как правило показывает, что лекарства влияют на человека и животных очень похоже. Есть, правда, примечательные исключения, особенно у невротиков, но в большинстве случаев то, что вызывает дегенерацию тканей у животных, вызовет точно такие же изменения у человека.

Выводы

  1. Соль вызывает катаракту у низших животных.
  2. Так как многие люди, страдающие от катаракты, едят много соли, то, вероятно, соль может иметь некоторые причинно-следственной связи с формированием катаракты.

Влияние солоноватой воды на глаза лошадей

Когда я опубликовал мой маленький трактат "Сверхсоленость крови и т.д.", я попросил читателей прислать мне любые свидетельства по вопросу солевой катаракты, которые им встречались. Следующее письмо, как мне думается, имеет некоторое конструктивное значение, и я приведу его без изменений. Я приветствую любые дальнейшие свидетельства по этому вопросу.

Феликсолм
Стретэм Парк, S.W.
31 марта 1887 года.

Дорогой д-р Бернетт!
Я с большим удовольствием прочитал вашу книгу "Сверхсоленость крови — причина катаракты", и так как в предисловии Вы говорите о том, что приветствуется любое свидетельство по этому вопросу, я собираюсь проинформировать Вас, что в течение восьми лет хозяйничал на ферме, отвоеванной у моря примерно за тринадцать лет до того, как я занялся ею, возле Уоша. Вода там была солоноватой, а ручьи были такие же соленые, как море. Когда я взял эту ферму (со всем ее хозяйством), там была одна слепая лошадь. В течение первого года моего арендаторства (жаркое лето) несколько лошадей начали шарахаться от всего, и я проверил их глаза, которые выглядели тусклыми и были покрыты пленкой — вскоре после того, как глаза воспалились и постоянно слезились, слезы буквально бежали, свет действовал болезненно — веки опухли и почти закрылись. Я принял это за периодическую офтальмию и попадание сахарной пыли в глаза, вводил спиртовый раствор цинка и давал серный цвет (Sulphur), в результате чего лошадям стало лучше, но глаза оставались тусклыми, это повторялось вновь и вновь, через долгие и короткие промежутки времени, всегда припадки были очень тяжелыми и часто в жаркую погоду, когда нам не хватало воды и она была более солоноватой; в результате каждого приступа пленка на глазах оказывалась толще, постепенно становилась серой, затем белой, и все завершилось полной слепотой. Итак, у меня было восемь слепых лошадей.
Любимая верховая лошадь, которую я держал в течение шести недель во дворе, вне конюшни, пила эту воду (в моей конюшне использовалась только дождевая вода), и в это время у нее случился такой припадок, но, после возвращения в стойло, он больше не повторялся; другая верховая лошадь, которую я получил из Эссекса, начала шарахаться, и у нее случился такой же припадок, и она потеряла зрение в одном глазу (я не могу ручаться, какую воду она пила), я продал ее, и она отправилась в верхний Норфолк (я видел ее меньше года тому назад, хотя уже прошло шесть лет, с тех пор как я ее продал), вода там хорошая, и с тех пор у нее не страдал оставшийся глаз, и она никогда не шарахается. Я могу добавить, что в наших краях воздух очень насыщенный и соленый, и лица тех, кто живет в этом районе, красные и сухие, и многие носят очки. Извините за длинное письмо и используйте его так, как оно заслуживает.
Искренне ваш,
Чарльз Рис

Этим письмом, которое любезно прислал мне г-н Чарльз Риз, я собираюсь завершить то, что должен был сказать на эту тему о соли в качестве причины катаракты, но еще несколько замечаний о роли соли в организме будут вполне уместны.

Роль соли в организме

Эксперименты С. Бунге (сына профессора) Uber die Bedeutung des Kochsalzes & c. im menschlichen Organismus3 ("О значении соли в человеческом организме". — прим. перев.) кажутся мне важными, так как ведут к лучшему пониманию роли соли в нашем организме — предмет, который до сих пор недостаточно изучен.

Но вместо того, чтобы дать ссылку, я сейчас просто вставлю по памяти некогда прочитанное в одном старом голландском сочинении, что очень небольшое количество поваренной соли ускоряет гнилостные процессы, в то время как большее количество задерживает гниение в целом.

Это было доказано в ходе прямого научного эксперимента, я не могу указать главу и абзац, так как эта маленькая брошюра где-то затерялась. Я упоминаю об этом, чтобы показать, что это не может быть просто вопросом о соли, но важно ее количество. В самом начале Бунге подчеркивает тот факт, что только травоядные животные стремятся к соли, в то время как плотоядные скорее ее не любят. Собаки и кошки не наслаждаются, облизывая соленые тряпки или другие объекты, как это делают коровы, а дикие животные будут долго бродить в поисках соли, как нам рассказывают охотники.

Это тем более примечательно, что пища травоядных, конечно, не содержит меньше хлорида натрия, чем пища плотоядных. Но травоядные съедают по крайней мере в два раза больше калия, чем хищники, и травоядные поэтому нуждаются в соли для поддержания достаточного количества хлора и натрия в организме, ибо превышение калийной соли в пище является постоянно действующей причиной выведения из организма хлорида натрия.

Бунге на основе своих многочисленных экспериментов приходит к выводу, что при нашем обычном всеядном рационе дополнительная соль не нужна (стр. 35), а те, кто питается в основном или исключительно растительной пищей, должны получать соль с пищей.

Я не могу судить адекватно об истинности или ложности гипотезы С. Бунге, но его факты кажутся неопровержимыми, а сам он полностью признаёт, что попытка объяснения носит чисто теоретический характер. Но, как он говорит, факт остается фактом, что соли калия выводят хлорид натрия из организма, и что только те животные, в пище которых содержится больше калия, чем натрия, проявляют тягу или симпатию к пищевой соли.

Поэтому очевидно, что вопрос о виде пищи должен во многом определить решение большой проблемы с солью. И роль, которую соль играет в осмосе, определяет прямую связь между типом употребляемой пищи и питанием хрусталика.

Примечания

1 Отсюда гомеопатичность Natrum muriaticum некоторому виду судорог. Возникает вопрос: вызываются ли спазмы при бешенстве потребностью нервов в воде? Смерть от бешенства подобна смерти этих маленьких животных от отравления солью, подобны и ante mortem (лат. предсмертные. — прим. перев.) симптомы.
2 Холод является основным и характерным симптомом для Natrium muriaticum, и я очень часто проверял это клинически, но, чтобы быть лечебным, он должен быть назначен в динамической дозе (см. мою маленькую монографию об этом лекарстве).
3 Separat-abdruck aus der Zeitschrift für Biologie, Band, ix, Heft 1. München, 1873. (приложение к журналу Zeitschrift für Biologie, том 9, выпуск 1).

предыдущая часть Предыдущая часть    оглавление Оглавление    Следующая часть следующая часть

К списку статей   В раздел "Гомеопатия"   На главную   На форум