Д-р Джеймс Комптон Бернетт

Джеймя Комптон Бернетт

Золото как лекарство при болезнях


Лондон, 1879

Перевод Зои Дымент (Минск)

Aurum... Medicina Catholica in senibus et juvenibus. — Glauber, 16511


Предисловие

Относительно предмета этой маленькой книги Ганеман сказал: "Das Gold hat grosse, unersetzliche Arzneikräfte” ("Золото обладает великими незаменимыми целебными свойствами"). Используя золото на практике в течение нескольких лет, я пришел к тому же выводу: я не могу обойтись без него. По моему мнению, существует множество болезней, которые золото, и только золото исцелит, и другие болезни, которые золото, и только золото облегчит в максимально возможной степени, при том что немало таких болезней имеют самый серьезный характер. Как сердечное средство, применяемое изолированно, золото требует самого пристального внимания к себе со стороны каждого врача.

В гомеопатической практике им пренебрегают, а в аллопатической практике оно практически неизвестно.

Относительно написанного далее, скажу, что я претендую только дать простейшее введение к изучению золота как лекарства при болезнях.

Дж. К. Б.
2, Финсбери Сайкос, Лондон
Февраль 1879 года

Золото как лекарство при болезнях

Некоторые вещества влияют на людей разнообразнее или сильнее, чем то, которому посвящено данное эссе. Однако в то время, как лишь немногие лекарства в нашей фармакопее обладают такими замечательными лекарственными свойствами, ни одно лекарство в целом не является менее известным или менее оцененным как врачами, так и пациентами, в его физиологическом и терапевтическом воздействии на человеческий организм.

Во многом это происходит из-за того, что, поскольку этот металл нерастворим в своей обычной форме, считается самим собой разумеющимся, что он не может обладать никакими лечебными свойствами.

Но я надеюсь здесь показать, что золото может быть так измельчено, что начнет действовать на живые ткани организма и, таким образом, приобретет лекарственные свойства высшего порядка, причем не просто при некоторых функциональных расстройствах органов и их частей, но и при далеко зашедших патологических изменениях, которые составляют жалобы, обычно называемые органическими.

Различным стадиям развития медицинской мысли присущи свои сильно отличающиеся друг от друга взгляды на лекарства и их эффекты. Одни полагают, что лекарство лечит просто потому, что наделено лекарственными свойствами; как это выразил Мольер, "quia est in eo virtus dormitiva"2. Другие полагают, что имеются вещества с безопасным и мягким характером, которые созданы только для того, чтобы быть лекарствами от наших болезней, в действительности вызванных некоторым количеством этого же вещества. А есть такие вещества, по их мнению, которые сами по себе вредны для нашего организма и, соответственно, являются вредоносными в целом. Одним словом, существуют полезные и вредные вещества, в зависимости от их действия на наш организм: полезные предназначены лечить, плохие — вредить.

Но Природа создана не так по-детски. Одно и то же вещество может быть как полезным, так и вредным или нейтральным, в зависимости от того, как оно используется, и в соответствии с агрегатным состоянием его частей.

Две равновеликие части водорода и одна кислорода, будучи водой, утоляют нашу жажду, действуют как растворитель для нашей еды, вместе с еще некоторыми составляющими текут по нашему организму в виде крови. Град, лед, дождь и снег —  также лишь водород и кислород, в той же самой пропорции. В сущности, это просто вода, точно так же, как пар, который мчит вперед наш поезд. Мы не удивляемся этому — самые изумительные вещи перестали вызывать наше удивление после того, как мы привыкли к ним. Расскажите благородному дикарю, что снег, град, лед, вода и пар — химически одно и то же, хотя физически и динамически столь различны, и он не преминет рассмеяться над вашим невежеством. Он знает лучше. Расскажите зауряднному врачу, что обычную столовую соль3 можно так измельчить с помощью трения, что она станет мощнейшим и даже опасным4 лекарством, и он не преминет рассмеяться над вами! Он знает лучше. Расскажите ему, что золото можно так измельчить простым трением, что оно станет активным лекарством, непревзойденным в своей великой силе, и последует тот же результат — он рассмеется над вами! Он знает лучше! Правда, он никогда не пробовал, но он знает. Кто станет, однако, сердиться на бедного дикаря за то, что тот ничего не знает? Цивилизация научит необученный ум дикаря тому, как разница температур может воздействовать на физическое состояние воды, если дикарь сумеет прожить для этого достаточно долго.

Прогресс общего и медицинского знания научит необученного врача (car il y a beaucoup de docteurs qui ne sont point doctes5) тому, что делает тритурация на пути преобразования вещества, не являющегося лекарством, в потенциальное лекарство, но для этого, вероятно, потребуется медицинский ум, отличающийся от такового у грубых хирургов сегодняшнего дня. Они знают лучше.

Предмет, который мы ходим представить, следующий: "Золото как лекарство при болезни, особенно при некоторых формах ОРГАНИЧЕСКИХ БОЛЕЗНЕЙ СЕРДЦА, грудной жабе, меланхолии, отвращении к жизни, золотухе, сифилисе, кожных болезнях и как антидот к болезненным последствиям применения ртути”.

Мы постараемся придерживаться нашего текста.

Сейчас повсюду общепризнанно, что истинное и полное знание лекарства может быть получено только одним способом, а именно, путем первоначальной проверки его на здоровых.

Почему?

Потому, что если вы дадите слабому человеку дозу лекарства любого вида, и затем последует, скажем, шесть явлений, то сколько и какие из них вызваны лекарством, а какие — имеющейся у него болезнью? Вы не можете отличить, и поэтому вы даете лекарство здоровому человеку, чтобы выяснить.

Предположим, мы даем здоровому человеку тридцать гранов измельченного в порошок корня Ipeсaсuanha и выясняем, что это лекарство вызывает рвоту. Это симптом Ipeсaсuanha. Все симптомы, вызываемые лекарством у здорового человека, составляют патогенез, или прувинг этого лекарства.

Если нам известны все физиологические эффекты данного лекарства, то есть его патогенез, мы имеем прочную научную базу для работы. Этот патогенетический материал является основой для лечения болезней, когда используется по ныне хорошо известному, но плохо осмысленному принципу подобия.

Но прежде чем приступить к этому вопросу, очень интересно по крайней мере бросить взгляд в прошлое на историю лекарства, чтобы понять, что́ о нем думали наши наставники, ушедшие раньше нас, и наши предшественники, в старые времена, еще до них. Таким образом, изучая эмпирическое использование лекарства, мы можем сравнить записи с теми, которые оставили давно ушедшие, и с помощью этого сравнения выяснить, правы они были или нет; знаем ли мы больше, чем знали они об этом предмете, или, в самом деле, они знали много полезного, того, чему мы позволили впасть в небытие или даже забвение. Поэтому я рассмотрю мой предмет отчасти исторически, и надеюсь показать, что вся медицинская мудрость, которую нам повезло узнать по этому предмету, не возникла вместе с нами в нашем поколении.

Когда у нас будет история предмета в нескольких набросках, едва прорисованных, а также эффекты на здоровых, или патогенезы, также только в общих чертах, и еще несколько экспериментов на животных, тогда мы будем способны полностью оценить то, для чего все это служит только предварительным и вводным материалом, а именно, золото как лекарство при болезни.

Начнем со следующего.

История золота связана с ранним этапом развития человеческого рода. Это был первый металл, открытый человеком, а также первый металл, упомянутый в Библии.

Одиннадцатый стих второй главы Бытия гласит: "Имя одной Фисон: она обтекает всю землю Хавила, ту, где золото". Таким образом, о нем упоминается раньше, чем о создании Евы. Это было, конечно, несколько тысяч лет тому назад. Мне незачем говорить, что полная история золота лежит за пределами этой маленькой работы. Великий Линней (Материя медика) описывает историю золота в четырех словах: "Vis politica, usus œconomicus" (лат. "политическая сила, используется в экономике").

Я предлагаю продвинуться немного дальше.

Соро́к, ворон и других птиц-воровок привлекают цвет и блеск золота, и, следовательно, едва ли можно представить себе человека, которому золото неизвестно.

Первые металлические инструменты были сделаны из золота (Хофер, "История химии").

Как всем известно, в 25-ой главе Исхода есть список блюд, ложек, чаш и т.д., сделанных из этого металла. ([Исх. 25:29. Сделай также для него блюда, кадильницы, чаши и кружки, чтобы возливать ими: из золота чистого сделай их;] — здесь речь идет о будущем устройстве в святилище стола для хлебов предложения. — Прим. перев.).

Первая тритурация золота была сделана Моисеем из остатков золотого тельца израильтян, и он заставил детей Израилевых выпить этот порошок с водой (Исх. 32:20). [В библейском тексте нет указания на "остатки" золотого тельца. (Исх. 32:20. И взял тельца, которого они сделали, и сжег его в огне, и стер в прах, и рассыпал по воде, и дал ее пить сынам Израилевым) — Прим. перев.]. Следовательно, это была также первая запись об Aurum potabile (лат. питьевое золото. — Прим. перев.).

Какова была в точности цель Моисея, когда он занимался остатками золотого тельца, — вопрос, подходящий для дискуссии. Конечно, нельзя разработать более эффективный способ доказательства недействительности идола. Я не знаю мнения библеистов по этому вопросу. В медицинских работах я читал, что золотой телец на самом деле был сделан из дерева и только облицован золотом, а детей Израилевых заставили это пить с точки зрения их очищения от большого греха поклонения идолу [Ниже Бернетт дает ссылку на книгу "История алхимии" Виглеба, в которой сказано: "Ведь золотой телец был сделан не из массивного золота, а в соответствии с обычаями того времени сооружен из дерева и лишь покрыт тонкими пластинками золота". Но в Исх. 32:3-4 И весь народ вынул золотые серьги из ушей своих и принесли к Аарону. 4 Он взял их из рук их, и сделал из них литого тельца, и обделал его резцом. И сказали они: вот бог твой, Израиль, который вывел тебя из земли Египетской! — Прим. перев.].

Золото постоянно было связано с идеей чистоты и очищения, о чем свидетельствует выражение "чист как золото".

Рискуя быть надоедливым и показаться педантом, я даю источники моей информации из различных источников, и иногда даже привожу оригинальный текст, когда думаю, что так будет лучше.

Первое упоминание о золоте как лекарстве, известное мне, — "История алхимии" Виглеба, Веймар, 1777 (Полное название книги аптекаря и историка Иоганна Христиана Виглеба: "Историко-критическое исследование алхимии, или воображаемое искусство изготовления золота" — Прим. перев.), где на с. 185 автор рассказывает об истории античной химии в Китае, в соответствии с которой золото использовалось китайцами с лечебными целями за 2500 лет до нашей эры. Я иногда удивляюсь, сколько хвастовства содержится в претензиях китайцев на такую глубокую древность.

Во все времена физики искали perpetuum mobile (лат. вечный двигатель. — Прим. пер.), математики занимались квадратурой круга, а землепашцы пытались унавоживать без навоза. Стоит ли удивляться тогда, что алхимики должны были искать философский камень, а врачи — надежную панацею!

Золото не раз выступало как универсальное лекарство от всех болезней, как истинный elixir vitae (лат. эликсир жизни, одно из алхимических названий философского камня. —  Прим. перев.), и оно действительно излечивает много болезней, что давно известно и что я собираюсь показать, но оно никогда не было известно как излечивающее хризодипсию (греч. жажда золота. — Прим. перев.) — по крайней мере, я не знаю ни об одном таком документированном случае.

На удивление странно читать о затеях любопытного ремесла алхимиков, и нет среди них более странных, чем описанные в работах чудаковатого гения и честного человека Гогейнгейма, обычно называемого Парацельсом.

Но, в то же время, преобразование обычных металлов в золото и серебро и открытие настоящего lapis philosophorum (лат. философский камень. — Прим. перев.) красной нитью идет через все работы алхимиков. То, что такая беременность должна была разрешиться рождением химии, является только еще одним доказательством, что польза получается из любого честного труда. Алхмики называли золото царем металлов, rex metallorum, и солнцем, Sol. Мы должны фактически перевернуть это и сказать, что золото — металл королей. Греческое Αυρον породило латинское aurum и французское or. Наиболее используемое греческое слово — — χρυσός (хризос). Диоскорид и Авиценна применяли золото как лекарство в металлическом состоянии. Парацельс использовал его в качестве панацеи, подвергая возгонке, и называл это calcination et solutio solis (лат. прокаливание и растворенный солнечный свет. — Прим. перев.).

Годами я старался найти данные о том, когда золото стало впервые использоваться как антисифилитик, но должен признаться, что не смог этого обнаружить.

Несомненно, что Ганеман использовал золото таким образом, так как очевидно, что оно гомеопатично некоторым случаям этой болезни, но все начиналось не с этого великого человека. Доктор Ричард Юз своей замечательной работе "Фармакодинамика" по-видимому оправданно приписывает это Кретьену (имея в виду, очевидно, Крестьена), но Крестьен, конечно, не был первым. Вот что, по всей вероятности, сделал Крестьен: он первым начал использовать претендующий на новизну “Méthode par absorption” (франц. метод поглощения. — Прим. перев.) в самом начале этого века, а затем появился "Méthode jatraleptice" (греч. ятролептия —  лечение массажем. — Прим. перев.) и (в 1811) "De la méthode jatraleptique, etc., et sur un nouveau remède dans le traitment des maladies vénériennes et lymphaticues". ("Метод ятролептии и проч., новое средство для лечения венерических и лимфатических заболеваний". — Прим. перев.)

Ганеман столкнулся с сильной оппозицией со стороны своей профессии, которая долго отрицала пользу золота в медицине (древние Pulvis auri [лат. порошок золота. — Прим. перев.], Tinсtura Auri [лат. настойка золота. — Прим. перев.], Aurum potabile [лат. питьевое золото. — Прим. перев.], Aurum potabile verum [лат. истинное питьевое золото. — Прим. перев.], Tinctura Solis [лат. настойка солнечного света. — Прим. перев.], Tinctura aurea (лат. золотистая настойка. — Прим. перев.] и прочие), оно так высоко ценилось и восхвалялось алхимиками и так долго было в ходу у торговцев секретами и шарлатанов всех мастей, что ушло от remède à la mode (франц. модное лекарство. — Прим. перев.) в полное забвение. Это причина провала, из-за которой стоящая вне закона терапия всегда находилась в затруднительном положении: вначале определенное лекарство является "новым лекарством", потом оно — "чудесное лекарство", далее — "универсальная панацея", после всего этого оно "не такое уж хорошее лекарство", и, в конце концов, оно считается "вовсе нехорошим", забрасывается, как старая шахта, а азартный дух, в свою очередь, устанавливает другое "новое лекарство", и так далее, образуя настоящий порочный круг.

Ганеман собрал фрагменты, объединил их вместе в свете своего закона и придал устойчивость этому целому. Доказательство этого основано на том факте, что золото никогда не выходило из употребления в гомеопатии, когда назначалось пациентам правильно, с ганемановских дней и до наших, а прошло уже около пятидесяти лет. Следовательно, как можно видеть, я не утверждаю, что надо воскресить мертвого, когда привлекаю внимание к этому великому полихресту. По существу, оно является гомеопатическим лекарством, так же, как Aconitum или Belladonna, не потому, что гомеопаты первыми стали его использовать (больше чем Aconitum, например), но они использовали его по установленному правилу, что снижало до минимума влияние моды на данное лекарственное лечение болезни. Г-н Крестьен, как уже было сказано, столкнулся с сильной оппозицией, это прибавило ему пылу, и он серьезно взялся за дело, чтобы разведать эту истинно лечебную шахту золота. В результате возникла целая школа, присоединившихся к которой можно назвать "ауралисты". Особенно это движение было популярно среди пишущих о сифилисе, а кульминацией его стала важная работа М. Леграна "Золото, его использование в лечении недавнего сифилиса и застарелых сифилитических язв; ртуть, ее неэффективность и опасности применения при лечении тех же заболеваний, и проч.", Париж, 1828. Таким образом, эти ауралисты образовали один лагерь, а старые меркурианцы (сторонники лечения ртутью, от англ. mercury — ртуть. — Прим. перев.) — другой, как если бы одно исключало другое! Как будто факт того, что золото — хорошее лекарство при некоторых видах сифилиса, исключает возможность того, что ртуть в равной степени хороша при некоторых видах той же самой болезни или даже при тех же самых! Доктор Х. говорит вам помпезно, что он не верит в то или иное лекарство, но верит в другие, как будто слабительное из ялапы препятствует Colocynthis делать то же самое! (Ялапа — травянистое многолетнее вьющееся растение семейства вьюнковых из рода ипомея. Культивируется в Мексике, Центральной Америке, Вест-Индии и Индии как лекарственное растение. Корни его содержат 8–12% смолы, препараты из высушенных корней применяются как сильное слабительное средство. — Прим. перев.)

Но ауралист и антимеркурианец Легран выполнил важную фармакологическую работу, из которой мы постараемся извлечь на этих страницах всю возможную пользу. Позиция г-на Леграна не такова, чтобы я предлагал ее защищать в дальнейшем. Я намереваюсь только извлечь пользу из его фактов. Я также не предлагаю присоединиться к безумному крику так называемых антимеркурианцев. Напротив, если бы я должен был свести лечение многообразных проявлений этой болезни к одному лекарству, я бы выбрал, конечно, ртуть, так как если есть какая-то определенность в практической медицине, то это следующее: ртуть является facile princeps (лат. признанный лидер. — Прим. перев.) среди антисифилитических лекарств. Но доза? Да, помеха в этом! Принести пользу без риска нанесения вреда — это настоящее испытание.

Более того, я не предлагаю превозносить пользу золота при этой специфической болезни, а, скорее, намереваюсь обратить внимание на то, что оно заслуживает гораздо более высокого места в armamentarium (лат. арсенал. — Прим. перев.), чем отводимое ему обычно. Веками золото использовалось с замечательным эффектом при скрофулезе, сердечной болезни, кожных болезнях, водянке, отвращении к жизни, меланхолии и Morbus Gallicius, или сифилисе.

При лечении некоторых сердечных болезней, некоторых костных болезней и саркомы яичка, знание лечебной ценности золота или его игнорирование как раз и означает разницу между исцелением и провалом. Но, конечно, металл вначале должен быть тритурирован, тогда он станет лечебным.

В комбинации со ртутью золото давно используется как антисифилитическое средство; еще в 1621 году его использовал Дж. Колле, а в 1963 году Планис Кампи использовал Aurum vitae (лат. золото жизни. — Прим. перев.) при язвах, сифилисе, проказе, водянкe и т.п., как мы читаем у Мерата и де Ленса в "Универсальном словаре Материи медики".

А передо мной лежит старая книга Глаубера "Настойка из золота, или истинное питьевое золото и проч.", Амстердам, 1651, в которой он особо рекомендует свою настойку из золота при Morbus Gallicus. Тот же автор рекомендует ее также при проказе, чуме, эпилепсии, лихорадке, для способствования менструации, при болезнях матки и бесплодии. Далее, он оценивает золото очень высоко при водянке и делает заключение, выделяя его как Medicina catholica in senibus et juvenibus. И таковым оно является.

Более того, Мера утверждает, что в 1714 году Питкерн предложил сусальное золото как антисифилитическое средство, заменяющее ртуть. Это было за столетие до г-на Крестьена из Монпелье. Тимпе цитирует Пленчика ( "Собрание медико-физических работ", Виндоб, 1762) и Гмелина ("Приготовление лекарств", Геттинген, 1795) по тому же самому вопросу.

Наконец, Мера упоминает Митчелла из Нью-Йорка еще до Крестьена. Однако только с позиции первенства мы можем отказать в чести публикациям Крестьена, так как они, несомненно, отмечают отдельную эпоху в истории золота как антисифилитического, антивенерического, антискрофулезного средства. После публикации работ Крестьена вопрос о том, является ли золото надежным лекарством, занимал медицинские умы Европы в течение двадцати лет. Некорректно говорить, что золото, в этой связи, едва ли было признано за пределами Франции. Множество заслуживающих доверия свидетельств собрано г-ном Леграном по вопросу лекарственной ценности ауристических препаратов. Он приводит список из приблизительно восьмидесяти врачей того времени, ауралистов, которые применяли золото в основном при сифилисе и венерических болезнях, а также при скрофулезе и саркоме яичка. Автор сопровождает этот список описанием 387 случаев успешного излечения этими врачами различных болезней, включая случаи недавнего происхождения и излеченные только золотом, а также случаи очень застарелые, сопротивлявшиеся действию ртути, в которых, вместе с золотом, использовались и другие лекарства. Имеется более поздняя публикация о г-не Крестьене, вышедшая в Париже в 1821 году, которая озаглавлена "Вопросы и комментарии о влиянии препаратов золота на лечение многих заболеваний, особенно сифилитических, д-ра Крестьена. По Ж. Г. Нилю, д-ру медицины из Монпелье, и проч." Ниль был испанским врачом, занимавшим некоторое положение.

Передо мной лежит также книга "Использование хлорного золота при лечении сифилиса", которая представляет инаугурационную диссертацию Л. Б. Тимпе из Берлина (1834) и которую я здесь только отмечу, но в дальнейшем при случае вернусь к ней более подробно.

"Инагурационная медицинская диссертация: золото и его приготовление для использования в лекарственном лечении, автор Й. Д. Схеперс, Гронинген, 1838" показывает окончательно, что в этот период золото было вполне признанным лекарством в голландских госпиталях. Таким его представляли на своих лекциях учителя и очень рекомендовали для того же класса болезней.

В диссертации Ф. Г. Сарфасса "О методе и лекарствах против сифилиса", Берлин, 1816, на с. 13 мы читаем: "Мы не хотим использовать золото в терапии, но шотландец Питкерн утверждает (Гиртеннер, BD, с. 351. "Диссертация о началах заболевания, которое обычно называется венерическим люэсом в диссертации Питкерна", Амстелуд, 1714), что при люэсе использовать раствор измельченного золота в алкоголе лучше и безопаснее, по сравнению с ртутью, для излечения проявлений этой болезни". Но Крестьен здесь не упоминается вовсе. Впрочем, ясно, что честь первого использования золота как анисифилитического лекарства г-ну Крестьену не принадлежит, хотя он сделал привычным его использование и создал Aurum muriaticum natronatum (двойной хлорид натрия и золота. — Прим. перев.). Возможно, я остановился на этом вопросе дольше, чем он того заслуживает, но я намереваюсь показать, что предположение некоторых авторов о чести введения этого лекарства в терапию болезней, о которых шла речь, неверно. Тем не менее, я не могу сказать положительно, кто первый использовал золото при лечении сифилиса. Конечно, есть рекомендации Глаубера, сделанные в 1651 году, и он еще раз утверждает в своей книге "Трактат об универсальном лекарстве, или истинном питьевом золоте" (небольшое сочинение, где смешаны немецкий и латинский), Амстердам, 1657, с. 69, что золото излечивает Morbus Gallicus.

Следовательно, заявлять о введении Aurum в терапию сифилиса гомеопатической школой, как это делают некоторые, или приписывать это г-ну Крестьену, как делают некоторые современные авторы и делали многие непосредственные последователи г-на Крестьена, некорректно.

У меня вызывает протест такой способа ограбления мертвых, когда у них отнимают то, что заслуженно принадлежит им.

Использование золота при скрофулезе, сердечных поражениях, одышке и мании по меньшей мере так же старо, как и при других уже упомянутых его применениях. Строго говоря, в гомеопатии никакое лекарство не используется против какой-либо специфической болезни, а при всех и каждой болезни используется в соответствии с симптомами, которым данное лекарство патогенетически подобно.

По-прежнему практическая медицина без нозологической номенклатуры — Unding (нем. нелепость. — Прим. перев.), и то же самое можно сказать о практической фармакологии. Все, что мы должны иметь в виду, это, например, что пневмония — не сущность, а общий термин для группы симптомов и состояния органических тканей. Я скорее удивляюсь, что такие термины, как Morbus Auri, Morbus Aconiti, Morbus Chelidonii и т.д. не употребляются чаще всего в медицинской литературе. Было бы, по крайней мере, удобней использовать последние названия, и так они используются радемахерианцами, последователями Парацельса.

Более подробный рассказ о медицинской истории золота утомителен и не принесет дополнительной пользы, но исторической части вряд ли можно было избежать, если мы хотим быть справедливыми по отношению к памяти ушедших.

Великая слава Ганеману за то, что он ввел в медицинскую практику систематическое изучение действия лекарств на здоровых людях, заложив таким образом саму основу любой системы научной медицины. Это признается сейчас повсюду, к тому же каждый маленький шантеклер (англ., устар., шутл. — то же, что петух. — Прим. перев.) получает из-за этого похвалу скорее, чем Ганеман. Мир еще не способен оценить геркулесов труд этого великого учителя. Придет день, когда под сенью Ганемана будет собираться все великое в медицинском мире. В настоящее время на его долю выпало пренебрежение, насмешки, клевета и презрение, и, что хуже всего, труд его жизни ежедневно растаскивается пигмеями.

Но Немезида, к счастью, жива во все времена, она может медлить, но, несомненно, настигнет их. В ожидании этого маленький и преследуемый корпус учеников Ганемана должен последовать за ним, не боясь ни насмешек, клеветы, ни ненависти.

ПРИМЕЧАНИЯ

1  (Золото... универсальное средство для старых и молодых. — Глаубер, 1651. — Прим. перев.)
2  В пьесе Мольера "Мнимый больной" на вопрос, почему опиум оказывает снотворное действие, звучит ответ: "Quia est in eo virtus dormitiva" — потому что оно обладает способностью вызывать сон. — Прим. перев.
3  См. по этому предмету "Natrum muriaticum как проверка учения о динамизации лекарств" (London: E. Gould and son, 1878).
4  Опасна, если назначается больному.
5  Потому что есть много врачей, которые не научились (франц.) — Прим. перев.

оглавление Оглавление   Cледующая часть следующая часть