Д-р Джеймс Комптон Бернетт

Д-р Дж. Комптон Бёрнетт

Вакциноз и его излечение с помощью Thuja,
с заметками по гомеопрофилактике


2-е изд., Лондон, 1897 г.

Перевод д-ра Олега Мартыненко (Санкт-Петербург)

Наблюдение 11. Акне лица, носа, назальный дерматит

28 октября 1882 года мать привела на прием свою дочь, девушку 20 лет. Пациентку беспокоила выраженная краснота и угри носа. Это была не та краснота, которую мы видим у застарелого пьяницы, у диспептика или вследствие ношения тугой одежды. Это был чешуйчатый дерматит с прыщами, который распространялся на скулы, и на которых проявлялся больше в виде акне. Грубо говоря, дерматит имел форму бабочки. Разумеется, такое состояние вещей у 20-летней девушки, в других отношениях симпатичной, было унизительным и болезненным как для нее самой, так и ее знакомых. Фактически, заболевание реально подрывало ее дальнейшие перспективы, тем более, что существовало оно уже шесть лет и не проявляло тенденции к исчезновению.

Также она жаловалась на упорные запоры. Прыщи на носу имели тенденцию переходить в пустулы с мелкими белыми гнойными головками. Собирая анамнез, я выяснил, что шесть лет назад пациентка была ревакцинирована, однако она не могла вспомнить, появился дерматит раньше или позже этого события. Эта ревакцинация была безуспешной, т.е. "не привилась".

Rp. Thuja occidentalis 30.

30 ноября. — угри на лице значительно лучше. Гиперемия носа гораздо меньше. В плане запоров без улучшения.
Rp. Thuja occidentalis 100.

3 января 1883 — лицо чистое! Мать с благодарностью восклицает: "Ей гораздо лучше!" Я поинтересовался у девушки, какое лекарство подействовало лучше всего. "Последнее", — отвечала она. Кожа носа в норме, но запоры без улучшения, по поводу чего она продолжает получать лечение.

То, что Thuja вылечила этот случай, сомнений быть не может. Но был ли это случай вакциноза, абсолютной уверенности нет, хотя это вполне вероятно. И ревакцинация, и воспаление кожи носа имели шестилетний анамнез, когда пациентка ходила в школу в Швейцарии. Однако она не могла вспомнить, что было сначала — дерматит или вакцинация.

Наблюдение 12. Правосторонняя глазная невралгия

50-летний джентльмен со связями и средствами обратился ко мне 28 июня 1882 года по поводу невралгических болей в правом глазу. Он пришел под впечатлением от излечения, описанного здесь ранее, в наблюдении 6.

Жаловался он на почти постоянные боли в правом глазу с Рождества 1881 года, т.е. около шести месяцев. В анамнезе невралгические головные боли и боли в плечах в 1866 году; лечился у доктора в Шотландии уколами морфия, что едва не убило его. Шесть или семь часов он был на грани смерти.

Беспокоит коричневая экзематозная зудящая (по ночам) сыпь на обеих голенях и между пальцами стоп. Правосторонняя глазная невралгия, по поводу которой он и обратился, беспокоит и днем, и ночью, но усиливается по ночам. Мистер (теперь сэр Уильям) Боумен обследовал глаз, и не найдя патологии, диагностировал невралгию. Мистер Уайт Купер пришел к тому же выводу. [В английской традиции к врачам терапевтических специальностей обращаются "доктор", а хирургических — "мистер". — прим. перев.]

На вопрос, когда была последняя вакцинация, больной с ужасом, запинаясь, выпалил:

— Я не хочу еще раз вакцинироваться!

— Почему?

— Я очень плохо чувствовал себя, когда последний раз вакцинировался. По сути, ужасно болел целый месяц. — И он вновь поспешно заявил об отказе вакцинироваться снова. Прививка, которая так расстроила его здоровье, датировалась 1852-м или 1853-м годом.

Я расценил этот случай как вакцинальную невралгию и поэтому назначил Thuja 30 редкими приемами. Это было 28 июня 1882 года.

8 июля  — после первого же порошка лишь незначительная боль. Назначения прежние.

Излечение было стойким, и представляет интерес как доказательство быстроты, с которой наиподобнейшее лекарство способно излечивать невралгии. А с учетом того, как "ужасно болел" пациент после последней вакцинации, я полагаю весьма вероятным, что этот случай был именно вакцинозом.

А как считаете вы?

Сообщив несколько довольно ярких случаев, которые я считаю невралгией на фоне вакциноза, позвольте перейти к случаю явного повреждения тканей, органической патологии. Это будет следующий случай.

Наблюдение 13. Онихопатия

22 декабря 1882 года ко мне обратилась молодая особа 26 лет по поводу уродливого заболевания ногтей пальцев рук. Естественно, в ее возрасте женщина не может оставаться безразличной к состоянию ногтей. Они были испещрены глубокими вдавлениями, и помимо этого имелись темные пятна на их внутренней поверхности и ногтевых ложах. Изредка несильные бели. В 11 лет перенесла ветрянку. На плечах высыпания в виде округлых участков с гнойничками. Вакцинировалась трижды, последний раз два года назад, и проблемы с ногтями начались после этой последней вакцинации. Темные пятна беспокоили последние полтора года.
Считая онихопатию проявлением хронического вакциноза, я назначил Thuja 30 (1 на 6).

19 марта 1883 года — принимала Thuja 30 почти три месяца. Через две недели от начала приема темные пятна под ногтями стали исчезать, и к настоящему времени исчезли бесследно. В плане вдавлений гораздо лучше. Высыпания на спине без перемен, по поводу чего продолжает получать лечение. Но я полагаю, что этот случай представляет больший интерес именно как онихопатия, тем более, что продемонстрировать влияние лекарств на рост ногтей вообще не так уж просто.

А теперь вернемся к голове и центральной нервной системе.

Наблюдение 14. Случай птоза левого верхнего века

Молодая женщина 25 лет пришла ко мне в мае 1881 года. В ноябре 1880 года удалены несколько зубных пеньков, после чего 8 или 9 часов продолжалось кровотечение. Два весьма именитых доктора лечили ее по гомеопатическим канонам со значительным успехом, но окончательно она не поправлялась. Самым эффективным оказался Conium, но ее продолжали беспокоить птоз левого века, бессонница, шаткость влево при ходьбе, шаткость в позе Ромберга влево. Я назначил ей Equisetum hyemale из-за трещин языка (клиницисты могут обратить внимание на этот полезный маленький симптом — растрескавшийся язык у Equisetum, о котором я прочел в "Therapeutic Gazette"). Она принимала его несколько месяцев с хорошим эффектом, затем последовал Bellis per. , затем Juglans regia и т.д. Затем я назначил Avena sativa Ø, Cadmium 6 и 12, Psorinum 30 и, наконец, Titanium 30.

Все эти более или менее подходящие лекарства вызвали у пациентки большие перемены к лучшему, однако на 29 июля 1882 года она продолжала жаловаться на птоз левого верхнего века. Чтение вызывало тошноту и дурноту. Боли в глазу усиливались в ранние утренние часы. Птоз слева сохранялся. Глазное яблоко болезненно, боли в лобной области, головокружение при ходьбе.

Таким образом, случай никак не удавалось сдвинуть с мертвой точки. Я решил найти помощь в его этиологии и выяснил, что пациента была вакцинирована четырежды, причем последний раз вакцина привилась плохо.

Thuja 30 быстро излечила и птоз, и вышеупомянутые симптомы.

Конечно, я не могу доказать, что мы здесь имели дело с вакцинозом, но мне так кажется. Верно выбранные лекарства очень помогли пациентке, но складывалось впечатление, что полному излечению препятствовал некий барьер, и Thuja эффективно его устранила.

В хронических болезнях, когда правильно показанным лекарствам что-то мешало действовать, Ганеман, дабы не пропустить псору, советовал своим ученикам в процессе лечения назначать Sulphur как мощный и наиболее подобный антипсорик. И большинство из нас обнаружили огромную ценность этого совета. Я обнаружил, что вакциноз часто препятствует излечению, и тогда Thuja оказывает великолепный эффект, как истинный simillimum.

Перед тем, как завершить мое повествование, я приведу несколько таких случаев, чтобы читатели могли располагать данными, достаточными для составления собственного суждения, действительно ли существует болезненное состояние под названием вакциноз, и действительно ли Thuja может его излечивать.

Наблюдение 15. Гемипарез

Некий местный обыватель, женатый, который всегда вел здоровый образ жизни, однако слишком много путешествовал, обратился ко мне в начале 1882 года в плачевном состоянии. Легкий гемипарез справа, слабость в правой руке, иногда подволакивает ноги, снижение памяти, нарушение зрения, общая астения. Импотенция последние два-три года, что, как понятно, оптимизма не прибавляло. Я лечил его несколько месяцев с весьма незначительным улучшением, но в один прекрасный день он пожаловался на головную боль, которая тут же напомнила мне о головной боли Thuja. Я назначил ему Thuja occidentalis 30 (4 на 24), и через несколько дней он отметил значительное улучшение. Самочувствие впервые за последние три года стало лучше. Узнав об этом при очередном посещении, я решил разузнать о вакцинации, о которой прежде не спрашивал. И что же выяснилось?

24 февраля 1883 года:

— Сколько раз вас вакцинировали?

— Шесть или семь раз.

— И каждый раз успешно?

— Нет, ни разу.

При тщательном сборе анамнеза я убедился, что этот господин шесть раз был безуспешно вакцинирован. Это привело меня к мысли, что в действительности он страдал вакцинным отравлением, которое я рискнул назвать "вакциноз".

В начале января 1883 года пациент получил только четыре дозы Thuja 30, которые устранили ему головную боль, и, помимо прочего, возродили его силу ниже пояса. И когда его оставили головные боли, я назначил ему его конституциональное лекарство Titanium, которое он принимал до последнего времени. Я рекомендовал ему принимать Thuja лишь несколько дней, пока головная боль не прекратится.

Теперь, подумал я, мы насытим его организм туей и искореним вакциноз. Назначение было таким:

Rp. Thuja occidentalis 3, Ʒiv. По 4 капли в воде утром и вечером 1 месяц.

Результат совершенно всех удовлетворил, и пациент стал, по словам супруги, "совершенно другим человеком". Все паретические симптомы исчезли, и к концу 1883 года, когда я его видел последний раз, старая головная боль не возвращалась.

Половое бессилие — частый результат вакцинации, и когда половая слабость имеет эту причину, поистине удивительно, как больной меняется под действием нескольких приемов Thuja.

Наблюдение 16. Случай вертебралгии

В ноябре 1882 года ко мне обратилась 29-летняя женщина с жалобами на боли в спине. Она побывала у всех лучших врачей Лондона, включая хирургов. Многие ей в чем-то помогали, больше всех — мистер Рот с Уимпоул стрит, специалист по лечебной физкультуре. Также она утверждала, что хороший эффект оказывали месмерические пассы.

Симптомов был целый легион. Поза была вынужденной, согнувшись вперед, больная едва могла ходить, позвоночник был очень болезнен. Боли во всех его отделах. Зябкость, сильнее по ночам. Печень была значительно увеличена, беспокоили боли в правом боку. Это расстройство со стороны печени было скорректировано с помощью Chelidonium 1, по 5 капель на воде дважды в день. Затем 19 декабря я назначил ей Cedron 1, который значительно уменьшил головные боли и зябкость, который она принимала вплоть до 9 февраля 1883 года. Я немного тщательнее собрал анамнез. Она четырежды была вакцинирована успешно, а один раз — безуспешно.

Rp. Thuja occidentalis 30.

8 марта — Пациентка заявила: "Эта штука — то, что нужно! Мне гораздо лучше! Со спиной гораздо лучше. Зябкость исчезла. Сил гораздо больше".
Повтор назначения.

31 марта —  со спиной "просто великолепно!"
Ей понадобилось еще несколько других лекарств, но практически излечение было достигнуто при помощи Thuja.

17 мая она получила Thuja 100, и вскоре после этого занялась теннисом.

12 июня пациентка сообщила: "За последние три-четыре года мне никогда не было так хорошо, как сейчас. Я стала гораздо крепче и могу делать все, что угодно".

Не знаю, допустит ли кто-то, что это был случай вакциноза. Несомненно то, что ее вакцинировали пять раз, и что она была очень больна — фактически, была инвалидом, пока я не прописал ей Thuja. И тогда она поправилась, и сейчас здорова и достаточно энергична.

Наблюдение 17. Писчий спазм, краниалгия, спленомегалия

Мисс Н., 29 лет, местный клерк, явилась ко мне на консультацию 7 мая 1883 года по поводу сильной пульсации в эпигастрии, болей в левом боку, сильной зябкости и писчего спазма правой руки. При осмотре обнаружена спленомегалия и опухолевидное образование левого яичника размером с куриное яйцо. Дыхание тяжелое. Головокружения. Жестокие лобные головные боли, почти ежедневные, уже достаточно давно.

Rp. Ceanothus americanus 1. По 5 капель в воде трижды в день.

30 мая  — боли в боку значительно меньше. Стопы теплее. Зябкость меньше. Пульсация меньше.
Повтор назначения плюс Cuprum acet. 1.

30 июля — боли в боку почти прошли, беспокоят через день или около того. Боли в спине на прежнем уровне. Головокружение меньше. Жалуется на сильные лобные головные боли, а спазмы в правой руке так сильны, что была вынуждена оставить офисную работу.

Трижды вакцинирована, но последний раз безуспешно.

Rp. Thuja occidentalis 30 утром и вечером.

16 августа  — головные боли и писчий спазм не беспокоят. Вернулась на работу.

16 ноября — продолжает работу в офисе, дискомфорта нет. Рецидивов головных болей и писчего спазма не было. Продолжает лечиться по поводу овариальной опухоли, принимает Silicea 6.

В этом случае была ярко выражена гидрогеноидная конституция фон Грауфогля, а то, что я называю вакцинозом, наслоилось на нее. Действие Thuja было ярчайшим, быстрым и стойким. При расспросе 16 ноября, какое именно лекарство вылечило головные боли и писчий спазм, пациентка, не задумываясь, назвала порошки (т.е. Thuja).

Наблюдение 18. Отставание в развитии, гемипарез

Мисс Н., 16 лет, привели ко мне 16 мая 1883 года. При осмотре: готическое нёбо, лицо и рот перекошены влево. Речь и артикуляция нарушены, выраженная глухота в течение всей жизни. Полип в левой ноздре. Выраженная гипертрофия миндалин. Шумное дыхание. Левая грудь меньше правой, левая половина грудной клетки меньше правой. Язык в трещинах. Многие годы боли в левом боку. Лобная головная боль в течение года. Месячные в норме, начались полгода назад. Вакцинирована в три месяца, но безуспешно. Позже ревакцинирована в обе ручки, и вакцина привилась нормально.

Пациентка — дочь здоровых родителей, и видимых причин выраженного отставания в развитии не было. Я решил, что ребенок был, очевидно, поражен вследствие вакцинации, поскольку в первый раз она прошла безуспешно (организм не среагировал), но затем прививка прошла нормально (организм преодолел вакцинацию).

Rp. Thuja occidentalis 30. По две капли один раз в день, четыре недели.

А теперь оценим результаты, не забывая, что состояние девочки не менялось, как было сказано, почти всю ее жизнь.

13 июня  — в этот день мать привела ее на прием и сообщила (записано в журнале): "В общем, огромное улучшение. Произношение безусловно лучше! Асимметрия лица меньше, а слух лучше!"

Оба родителя были согласны, что изменения начались после назначения лекарства. Отец — необычайно одаренный профессионал в своем деле, мать — образованная леди.
Повтор назначения.

11 июля  — головная боль не беспокоит. Боли в боку меньше. Общее состояние лучше. Считая, что вакцинальное отравление преодолено, я назначил Ceanothus americanus 1, по 5 капель в воде утром и вечером на два месяца. Причиной к его назначению была увеличенная селезенка, и я решил, что его специфическое влияние на левую сторону в общем может оказаться к месту. Я не был разочарован, но напротив, был очень рад видеть, что левая половина грудной клетки начала расти, как и левая молочная железа. Небольшая игра воображения о левосторонности действия Ceanothus оказалась плодотворной.

7 сентября  — притупление перкуторного тона в левом подреберье исчезло, а состояние левой половины тела улучшилось, причем значительно. Поэтому я вернулся к Thuja, но в этот раз в 100-й сотенной потенции.

7 октября — под этой датой написано следующее: "Левый бок в норме, но жалуется на общее ухудшение, когда принимает Thuja 100. Произношение решительно лучше, речь теперь мне понятна, слух значительно улучшился". Она остается на лечении, и получит другие конституциональные лекарства, но влияние Thuja пока было наиболее ярким и значительным. Лично я не сомневаюсь, что гемипарез девочки возник в результате вакцинного отравления, т.е. вакциноза. Изначально она была ослабленной, особенно ее нервная система.

Набюдение 19. Глазная невралгия длительностью девять лет

Девушка 20-ти лет явилась ко мне 18 января 1883 года с многочисленными жалобами. Запор был вылечен с помощью Nux 30 и Sulphur 30, но бели не исчезли. "А еще у меня глазная невралгия, вот уже девять лет, — добавила она, — и ничего не помогает". Эта невралгия усиливалась по утрам и во время месячных.

Rp. Thuja 30 (4 на 24). По одному порошку на ночь.

До 8 декабря 1883 года я ее не видел, когда она пришла, жалуясь на слишком частые и слишком обильные месячные.

— А как насчет невралгии?

— Прошла. После тех порошков ее не было.

Был ли это случай вакциноза?

Пациентку дважды вакцинировали, повторно в 15 лет, причем безуспешно. Но я не на сто процентов уверен, что это был случай именно вакциноза, поскольку пациентка была вакцинирована безуспешно после того, как эта невралгия началась. Кроме того, ее мать скончалась от эпителиомы, поэтому это просто мог быть случай сикоза Ганемана. Единственное, в чем можно не сомневаться, что невралгия беспокоила девять лет и исчезла после назначения Thuja.

Я лечил многие другие случаи с различными болезненными симптомами, считая их проявлением вакциноза, и зачастую с результатами едва ли не потрясающими. Но я не думаю, что имеет смысл приводить их все. Уже описанные случаи отражают всё необходимое, всё, что я наблюдал и о чем составил суждение. Если другие врачи пойдут по тому же пути, успех будет наш общий. Если не пойдут — успех будет только мой: я вылечил многие упорнейшие случаи, рассматривая вакциноз как клинический факт, и чисто по-человечески не могу не открыть перед миром то, что мне стало известно. А уж другие пускай судят, стоило ли писать эту работу.

И хоть я испытываю стойкое желание больше не утомлять читателя примерами вакциноза, излеченного с помощью Thuja, следующий пример столь красноречив, что его нельзя обойти молчанием.

Наблюдение 20

25 января 1884 года меня попросили посмотреть даму в одном из фешенебельных районов Лондона. Ей было чуть более пятидесяти, выглядела она хорошо и пользовалась хорошим здоровьем, за исключением головных болей. Они были бичом ее жизни, поскольку любое усилие, напряжение, беспокойство, любая работа вызывали эти головные боли. Немногие посетители ее дома, приготовление к обеду, вечер в театре, благотворительность, грубая прислуга — всё провоцировало головные боли и выводило ее из строя. Они случались "по нескольку раз в неделю, начались давным-давно, сколько она себя помнит, а жестокость их нарастала в последние три года". Она даже не рассчитывала на излечение: "В моем-то возрасте и с такой длительностью болезни!" Более того, она не верила в гомеопатию:

— Нет-нет, ничуть, но я испробовала всех лучших докторов, и никто не помог. И, узнав от леди Н., что вы особенно хорошо лечите головные боли, я решила послать за вами.

— Вас вакцинировали?

— Да, раз пять или шесть. Думаете, мне стоит привиться опять?

Rp. Thuja occidentalis 30.

9 февраля я навестил ее:

 — Мне гораздо лучше, — сообщила пациентка, — голова болела только один раз, через два дня, как я начала принимать ваши порошки. И нервозности гораздо меньше.
Продолжать прием лекарства.

2 марта: "Голова не болела вовсе, хотя я делала всё то, что всегда ее провоцировало. Я очень доверяю гомеопатии…" и т.д..

Именно это, дорогой собрат по ремеслу, я считаю клиническими фактами. Дама страдала головной болью больше тридцати лет. Я назначил ей Thuja, и головные боли оставили ее, и пока не возвращались.

Но то, что называю фактами я, может оказаться чепухой для тебя, несмотря на все законы очевидности.

Вакциноз как барьер к излечению стригущего лишая с помощью Bacillinum

Некоторые мои читатели, возможно, знают, что я выдвинул теорию о туберкулезной природе стригущего лишая, что наличие грибков у индивида есть тому доказательство, что наличие стригущего лишая есть реакция компенсации на благо больного, что наружное лечение стригущего лишая вредно. Наконец, я написал небольшую работу на тему излечимости стригущего лишая с помощью внутреннего конституционального лечения — именно, с помощью Bacillinum.

Я доказал справедливость этого полностью и окончательно, и подтверждал снова и снова. Но к настоящему времени лишь немногие разделяют мои тезисы. Ну что же, они все равно верны, и мир примет их рано или поздно. В начале этого года один известный гомеопат написал мне следующее: "Я давал маленькой девочке со стригущим лишаем ваш Bacillinum, но без толку".

 — Вы давали его редкими дозами? На протяжении нескольких месяцев?

 — Да, именно так, и говорю вам, что улучшения не было.

Девочку привезли ко мне, и я увидел типичную картину стригущего лишая, т.е. крупные участки, поначалу округлые, теперь покрыты корками. Затем я выяснил, что ребенка лечили местно у гомеопатического аптекаря, прежде чем привели к врачу, который назначил Bacillinum на три месяца. Был ли анамнез отягощен туберкулезом? Да, родители матери умерли от туберкулеза. Мне показалось, что в этом случае вакциноз и был барьером. Простой случай стригущего лишая не дает пустул и не покрывается гнойными корками, как в этом случае. Вакциноз — это ятрогенное заражение гноем, который насильственно вводится парентерально. Поэтому я назначил этой девочке 3 лет 8 месяцев Thuja 30 в тот момент, когда крупные корки все еще были на скальпе, но уже успели подсохнуть. Затем, после двухмесячного курса Bacillinum 30 редкими приемами, корки отпали, и округлые участки покрылись молодой порослью волос. "Ей гораздо лучше во всём, — заявила мать, — а волосы растут так энергично, что я не представляю, что с этим делать!"

После еще двух месяцев приема Bacillinum 30 излечение было полным.

Здесь мы видим, что мой коллега, который раскритиковал мои взгляды на стригущий лишай и заявил, что они не стоят и ломаного гроша, оказался неправ. Bacillinum гомеопатичен только стригущему лишаю, но не вакцинозу. Вакциноз преграждал пути к излечению. И когда преграда была устранена с помощью Thuja, туберкулезный микоз уступил действию Bacillinum.

Этот момент имеет колоссальную значимость в нескольких аспектах, но здесь мы разбираем только один, т.е. вакциноз. Здесь эта наслоившаяся болезнь нуждалась в гомеопатическом излечении до устранения скрывавшегося под ней туберкулезного диатеза. И когда это было выполнено, грибки погибли из-за нарушения питания, а волосы отрасли естественным образом.

Заметки о гомеопрофилактике

Д-р Скиннер о гомеопатии Пастера

В апрельском номере Homoeopathic World за 1884 год появилось письмо редактору, гласившее:

Дорогой сэр,
Если выделенное курсивом не гомеопатия, то что же это?

Томас Скиннер, M.D.
25 Сомерсет стрит, Вест, 27 февраля 1884 года.

Эксперименты Пастера
В понедельник мсье Пастер прочел интересный доклад Парижской Академии наук о собачьем бешенстве. Его эксперименты показали, что инъекция вируса бешенства в область черепа всегда вызывает бешенство в острой форме, однако инъекция его в вену лишь изредка приводит к острому заболеванию, вызывая хронический процесс без лая и свирепости. Если собаке вводят фрагменты спинного мозга или нерва, взятых у бешеной собаки, развивается болезнь. Далее мсье Пастер заявил, что обеспечил невосприимчивость к этой болезни у двадцати собак, введя им вирус, отличный от вируса бешенства. Куры и голуби, которым инъецировали этот последний вирус, заболели, но вскоре спонтанно выздоровели.

"Если выделенное курсивом не гомеопатия, то что же это?" Действительно, что же это?

Думаю, небольшое рассуждение приведет нас к мысли, что это следует отнести к сфере профилактической медицины. И это не гомеопатия, поскольку это расширение и перенесение принципа подобия на профилактику болезней.

Помимо д-ра Скиннера, многие другие блестящие гомеопаты утверждают, что вакцинация есть доказательство истинности гомеопатии и, по сути, частный случай гомеопатии. Несомненно, такие высказывания возникают от недостатка размышления: как можно не понимать, что такое совершенно невозможно по той простой причине, что гомеопатия есть система лечения (подобное лечит подобное), в то время как вакцинация вообще не лечебная процедура, а профилактическая. А поскольку общеизвестно, что профилактика лучше лечения, отсюда следует, что эти вещи разные, и значит, вакцинация не есть гомеопатия. Хотя я бы предложил, на мой взгляд, подходящий термин гомеопрофилактика. Ведь коровья и натуральная оспа — сходные пустулезные болезни, причем, первая предотвращает вторую — вероятно, по принципу подобное предотвращает подобное. Так как мы говорим о профилактике, мы не можем отнести ее к какой бы то ни было системе лечения. А о том, что подобное действительно предотвращает подобное, я лично мог бы предоставить массу примеров, если позволили бы рамки этой небольшой работы. Но здесь будет достаточно различения между гомеопатией и гомеопрофилактикой и попытки небольшого изучения, в общих чертах, истинной природы гомеопрофилактики на примере вакцинации и аналогичных процедур, вроде прививок Пастера.

Если назначить больному натуральной оспой вакцинный гной, или лимфу (vaccininum) с целью лечения натуральной оспы, это будет гомеопатия. У нас есть обширные подтверждения, что в малой дозе гной именно так и будет действовать. В этом случае его действие будет гомеопатическим и вряд ли каким-то иным. Закон подобия есть база и для лечения, и для профилактики.

Пастер и другие со своими прививками эмпирически расширяют гомеопрофилактику по типу дженнеровской вакцинации, или, скорее, это воссоздание старой прививки натуральной оспы, наподобие прививки сифилиса.

Здесь перед нами встает вопрос дозы, точно так же, как и в гомеопатии, т.е. при лечении болезни в свете закона подобия. В свете этого же самого закона должна будет развиваться и профилактическая медицина.

Так что же с дозами?

Дженнеровская вакцинация не противоречит принципу гомеопрофилактики, хоть и была провозглашена Дженнером как эмпирический факт, и именно так с тех пор и применялась. Пастер, возможно, продвинулся чуть дальше, следуя по пути "культивации". Возникает вопрос, много ли Пастер знал о гомеопатии и изопатии. Немного позже мы вернемся к его опытам.

Природа гомеопрофилактики

Профилактика болезни в соответствии с законом подобия пока еще пытается выйти из пеленок, но мы можем поразмышлять вот над чем.

Две похожие болезни поражают организм похожим образом. Они поражают те же самые органы, части тела и ткани, причем сходно.

Назовем эти две болезни a и b, а организм — О. Если болезнь a нападает на О и поражает его с эффектом c, то этот эффект c будет подобен эффекту d болезни b, поскольку a и b похожи.

Если теперь допустить, что сходство между a и b достаточно, чтобы считать их равными по их эффектам и потенциально конгруэнтными, тогда мы должны сказать, что a=b, и следовательно, c=d. Значит, O+a=O+b, а O+c=O+d.

Таков вопрос, для решения которого мы должны прибегнуть и к абстрактному рассуждению и к научному эксперименту как у постели больного, так и в лаборатории.

Автор часто убеждался, что время и количество (доза) в вопросах эффективности и неэффективности дженнеровской вакцинации должным образом не учитывают. Похоже, что и Пастер в своих опытах не обращал на них внимания. Множество докторов свято верят, что вакцинация защищает от натуральной оспы. И несомненно, что коровья и натуральная оспа очень схожи. Дискутабелен лишь вопрос степени схожести этих двух пустулезных заболеваний.

Тем не менее, многолетняя статистика показывает, что натуральная оспа в целом почти так же летальна, как и прежде, с поправкой на естественное снижение ее силы с возрастом. Это невозможно отрицать, поэтому во многом надо уступить антипрививочникам.

И все-таки данные группы индивидов с помощью вакцинации на некоторое время несомненно предохраняются от натуральной оспы. И чем меньше времени прошло с момента вакцинии, тем больше защита, при условии, что эффект от вакцинации не слишком силен, иначе просто возникнет гомеопатическое обострение, и тогда вакцинация не только не даст защитной силы, но, наоборот, вакцинированный будет предрасположен к натуральной оспе. Т.е. вместо взамоуничтожения плюса и минуса возникнет суммирование двух плюсов.

Давайте алгебраически обозначим разницу между вакцинированным человеком и невакцинированным числом х. Какова же природа х? Он положителен или отрицателен? По отношению к совершенному здоровью он отрицателен, а по отношению к реальному — положителен, если болезненное состояние можно назвать положительным.

Для начала, невозможно, чтобы x был величиной постоянной. Очевидно, что это общее положение. Эта величина x все время должна уменьшаться. Поначалу x может быть конгруэнтным натуральной оспе, а затем перестает быть таковым. Все это в действительности отражает совокупный человеческий опыт по вопросу эффективности и неэффективности дженнеровской вакцинации, хотя и неосознанно. Отсюда и призыв к постоянным ревакцинациям с одной стороны, и неверие в вакцинацию — с другой. И обе позиции вполне понятны, если эффект вакцинации — фактор непостоянный.

Исходя из этих рассуждений, должно быть ясно, что защита, обеспечиваемая вакцинацией, будет различна у разных индивидов. А у каждого индивида она будет со временем стремиться к нулю, пока не исчезнет полностью. Так, сегодня x может быть равным натуральной оспе в эндемической форме, но неравным ей в форме эпидемической. Иными словами, защита, которую обеспечивает нам x, относительна и условна. Более того, если вакциноз слишком велик, то есть сильно нарушает реактивность, он не только не защищает, но должен, по сути, подливать масла в огонь.

Таким образом, мы пришли к заключению, что вакцинация в самом деле относительно и условно предохраняет от натуральной оспы как болезни, но, несмотря на это, летальность от натуральной оспы остается в целом той же, но в большем проценте случаев. Иными словами, заболевает меньшее число людей, а число смертельных исходов заболевания не меняется или нарастает.

В литературе, как пропрививочной, так и антипрививочной, понятия заболеваемости и летальности часто смешивают [Заболеваемость, смертность и летальность — медико-статистические показатели. Заболеваемость — отношение числа заболевших к количеству населения, смертность — отношение числа умерших к количеству населения, летальность — число умерших от пределенной болезни к количеству заболевших ею. — прим. перев.]. Мы не можем выяснить, сколько людей заболело натуральной оспой, ни в абсолютных, ни в относительных цифрах. Мы знаем только, сколько от нее умерло. Следовательно, вся статистика по вакцинации приблизительна, разве что за исключением статистики в некоторых больницах. Пропрививочники утверждают, что вакцинация защищает от натуральной оспы, поскольку они наблюдают, что вакцинированные как правило не заболевают натуральной оспой. Антипрививочники утверждают: "Очень многие вакцинированные все-таки заболевают натуральной оспой, и летальность от нее велика, как и прежде, и даже больше!" Обе стороны искренни. Обе имеют дело с фактами. Обе стремятся к истине. И обе столь энергичны, что были бы способны обогатить нацию и заселить целый континент. Ну и где же утраченная связь?

Когда я писал эти строки, блестящий бактериолог д-р Г. Томас из Лландидно любезно предоставил мне вырезку из Athenaeum за 15 марта 1884 года, где можно прочесть следующее: "25 февраля мсье Пастер и его сотрудники сообщили Академии наук важный факт, что путем инъецирования вируса, полученного от бешеных собак, они могут привит всем собакам абсолютную невосприимчивость к бешенству, каким бы путем и в каком бы количестве этот вирус не вводился".

Это тот самый факт, о котором упоминал ранее д-р Скиннер.

Однако Athenaeum не указал, что здесь имеется некий принцип. И, тем не менее, результаты должны подчиняться закону подобия в профилактике —  гомеопрофилактике.

Здесь Пастер и его сотрудники, как и последователи Дженнера, и антивакцинисты — я говорю здесь — практически игнорируют элемент времени и изменчивую природу защиты. Когда говорят о "необходимости ре-вакцинации, поскольку эффект вакцинации падает", фактор времени учитывают грубо, но лимиты устанавливают произвольно, безо всякой научной базы.

С другой стороны, часто отмечалось, как здоровые люди вскоре после вакцинации заболевали натуральной оспой, что, по-моему, ничуть не подрывает веру в защитную силу вакцинации. Это должно трактоваться в том смысле, что вакцинальной инфекции было больше, чем нужно. Совсем как с аконитом: малые его дозы снижают лихорадку, большие ее усиливают.

Итак, пусть х обозначает разницу между вакцинированным и невакцинированным. Здесь мы должны помнить, что х обозначает остаточные явления болезни — вакциноза, и это количество непостоянное. У здорового в остальном человека оно мало-помалу уменьшается вплоть до исчезновения. Значит, чтобы выяснить, предохраняет ли вакцинация от натуральной оспы, мы должны знать дату вакцинации в каждом случае вариолоида [вариолоид — ослабленная оспа у вакцинированных или уже переболевших. —  прим. перев] или натуральной оспы у вакцинированного. Когда накопится достаточно таких данных, мы сможем иметь суждение, как долго вакцинация будет влиять на индивида, как долго он будет иметь вакциноз, чтобы последний не дал развиться натуральной оспе, при постоянном условии, что вакцинация эквипотенциальна.

Возможно ли, что при условной эффективности вакцинации летальность от натуральной оспы выше?

Проблема имеет следующий вид. Пропрививочники утверждают, что вакцинация защищает от натуральной оспы. Антипрививочники утверждают, что это невозможно, т.к. некоторые вакцинированные все-таки заболевают натуральной оспой, и летальность от оспы в действительности возрастает, поэтому о какой защите может идти речь?

Как такое возможно?

Давайте подумаем. И для начала давайте отличать заболеваемость от летальности. В действительности нам необходимы три термина для понимания сути явлений. Во-первых, летальность, или число случаев смерти. Во-вторых, морбидность, или количество нездоровья (т.е. заболеваемость вакцинозом в этой работе). И, в третьих, заболеваемость натуральной оспой (вариолой). Я прошу прощения за введение всей этой терминологии. Если можно обойтись без нее, лишние термины не нужны. Но мне думается, что эти три показателя должны быть точно учтены для должного понимания проблемы.

Говоря о побочных явлениях вакцинации, за-прививочники учитывают как правило только летальность. Уделяя внимание вакцинальной морбидности, (т.е. вакцинозу) в этой книге, мне удалось проделать значительную клиническую работу, и полученные факты я публикую как должное, и в действительности, без особого желания, поскольку уверен, что буду неправильно понят. Но с этим ничего не поделать, да и вообще, я отклонился от темы.

Прежде чем научно оценить вакцинацию, мы должны точно подсчитать заболеваемость натуральной оспой, морбидность (заболеваемость вакцинозом) и летальность от натуральной оспы. Практический врач имеет все возможности для оценки морбидности от вакцинации, т.е. заболеваемости вакцинозом. К сожалению, она, как правило, почти совершенно игнорируется.

Любой статистик может наблюдать и классифицировать факты заболеваемости, а начальника статистического бюро можно обязать работать с такими данными, как он делает это в отношении смертельных исходов. Но. Я должен заявить, что статистика по летальности без учета заболеваемости не может привести к каким-либо прочным выводам по вопросам вакцинации, поскольку нам надо знать не только количество умерших от натуральной оспы, но и количество заболевших ею и выздоровевших от нее.

В этом, как мне думается, корень проблемы.

Но нам не только нужно знать число заболевших натуральной оспой, выздоровевших и погибших от нее, но и какова морбидность (уровень нездоровья) у защищенных вакцинацией.

Какова обычная восприимчивость совершенно здоровых к натуральной оспе, т.е. какова их предполагаемая заболеваемость, морбидность и летальность?

Соглашаясь, что вакцинация действительно предохраняет, условно и относительно, какую цену мы заплатим за защиту? Не в денежном эквиваленте, а в виде вакцинальной морбидности, или вакциноза.

Мне кажется вероятным, что обычная дженнеровская вакцинация не защищает эффективно тех, у кого восприимчивость к натуральной оспе очень высока. Однако она действительно эффективно защищает тех, у кого восприимчивость меньше.

Если мы немного над этим поразмыслим, мы увидим, что эта идея вполне резонна.

Невакцинированные восприимчивы к натуральной оспе по-разному. Но вакцинируем мы всех их одинаково.

Можно ли даже вообразить себе, что вакцинация всех их сделает одинаково иммунными, когда некоторые невакцинированные были уже иммунны?

Свою аргументацию я выстраиваю так. Вакцинация предотвращает вариолу, если восприимчивость к ней мала. Когда она мала, те, кто все-таки заболевает натуральной оспой, не умирают от нее. Следовательно, вакцинация действует здесь, скорее, на заболеваемость, чем на летальность. Я говорю здесь об обычной дженнеровской вакцинации, а не о гомеопрофилактике микродозами.

Если я прав, тогда мы можем априори утверждать, что обычная дженнеровская вакцинация уменьшит заболеваемость, но увеличит летальность, т.е. заболеет меньше, но умрет больше — летальность будет выше.

Каким образом?

Вакцинация есть гомеопрофилактическая болезненная [здесь и далее — не от слова "боль", а от слова "болезнь". —  прим. перев.] процедура: заражают одной болезнью, чтобы предотвратить похожую — коровья оспа защищает от натуральной. Если болезненный процесс вакцинации не предотвратит вариолу, тогда шансов умереть у вакцинированного будет больше, поскольку имеется гомеопрофилактическое обострение. Две болезни объединяются, чтобы погубить больного — точно так же, как гомеопатическое лекарство обостряет болезнь, к которой оно в высокой степени гомеопатично — возможно, с теми же результатами.

Это очевидно, поскольку, вакцинируя индивида, мы его заражаем болезнью. Мы награждаем его вакцинозом. Если он, вдобавок к вакцинозу, теперь заболеет еще и натуральной оспой, смертельный исход будет тем вероятнее, чем больше он страдает вакцинозом.

Если у обозначает предполагаемую летальность невакцинированного, а х — разницу между вакцинированным и невакцинированным, т.е. вакциноз, тогда шансы умереть для вакцинированного, который заболел натуральной оспой, будут равны у + х.

Против гипотезы, что вакцинация может в некоторых случаях защищать (относительно и условно), а в некоторых — подливать масла в огонь, т.е. снижать заболеваемость и увеличивать летальность, так вот, против этой гипотезы можно возразить, что летальность от вариолы гораздо больше, чем от вариолоида. Это, утверждаю я, ничего не доказывает, поскольку невакцинированные принадлежат почти исключительно к социальному дну, где все болезни относительно часто протекают фатально. Уже многие годы вакцинация считается комильфо, и поэтому любой, кто хоть кем-то является в этой жизни, был вакцинирован. Почти все антивакцинисты были в свое время вакцинированы. Теперь, когда интеллектуальная элита мира восстает против вакцинации, я рискну предсказать, что в будущем летальность их невакцинированного потомства будет очень мала. Вероятно, погибнут лишь те, кто унаследовал ГНОЙНЫЙ ДИАТЕЗ, но многие из них будут спасены, если обратятся к гомеопатии или к гомеопрофилактической вакцинации в малых дозах.

Динамическая гомеопрофилактика малыми дозами

Когда я приступил к работе над этой книгой, я намеревался, с одной стороны, внести лепту в описание Thuja occidentalis как лекарства в клинике. С другой — призвать к пониманию клинической значимости вакциноза, особенно при хронических невротических цефалгиях. Но по ходу деля я ощутил необходимость сказать пару слов о предмете, который назвал гомеопрофилактикой, и теперь не могу прийти к заключению без небольшого экскурса в динамическую профилактическую медицину в соответствии с законом подобия.

В литературе тут и там встречаются примеры гомеопрофилактики малыми дозами. Так, еще на заре появления гомеопатии Ганеман написал небольшое эссе о Belladonna.

Затем более гомеопатически была динамизирована вакцинная "лимфа" (гной), после чего ее назначали в целях профилактики эпидемий натуральной оспы с явным эффектом. Сходным образом гомеопаты применяли Thuja occidentalis и заявляли об ее эффективности. Выдающийся д-р Дэвид Уилсон из Лондона, как я слышал, давно применяет Thuja в динамических дозах как надежное средство профилактики вариолы.

Лично я последние девять летвсякий раз при угрозе вспышки натуральной оспы использовал, по обыкновению, вакцинный гной в тридцатой сотенной гомеопатической потенции, и пока не видел ни одного заболевшего, который получал такую профилактику.

При эпидемии дифтерии д-р Массото инокулировал дифтерийный экссудат, причем с успехом.

Как я полагаю, веление времени в том, чтобы систематизировать профилактику болезней по закону подобия И В ДИНАМИЧЕСКИХ ДОЗАХ. Безусловно, динамические дозы — вещь НАИВАЖНЕЙШАЯ, по крайней мере, очень малые дозы, иначе возникнет гомеопрофилактическое обострение, что вредно во всех отношениях. Как легко можно видеть, Пастеру и его сотрудникам грозит именно этот подводный камень, на котором они неминуемо потерпят кораблекрушение.

Последний доклад Пастера Академии наук в сущности таков:

Если вирус бешенства перенести от собаки обезьяне, а затем от обезьяны к обезьяне, окажется, что с каждым шагом его вирулентность уменьшается. Если такой ослабленный вирус привить обратно собаке или животному этого вида, вирус останется ослабленным. Путем нескольких пассажей вируса от обезьяны к обезьяне можно легко получить столь ослабленный вирус, который никогда не вызовет заболевания у собаки, если ввести его ей путем инъекции. Инокуляция с помощью трепана также не приведет к заболеванию. Зато животное окажется благодаря этому невосприимчивым к данному заболеванию. Напротив, при переносе вируса от кролика к кролику вирулентность вируса возрастает. Если собаке инокулировать такой усиленный вирус, разовьется гораздо более манифестная форма по сравнению с обычным собачьим бешенством, которая неминуемо закончится фатально.

Используя эти и другие наблюдения, Пастер получил штаммы вирусов разной вирулентности и смог при помощи инокуляций менее вирулентных штаммов защитить животных от более активных и смертельных штаммов. Так, через несколько дней после окончания самого короткого инкубационного периода, Пастер выделил вирус из мозга кролика, умершего от бешенства, и успешно заразил двух других кроликов. Каждый раз этот вирус, который, как было отмечено, с каждым пассажем становился вирулентнее, вводили собаке. В результате эта собака была способна противостоять смертельному вирусу и сделалась совершенно иммунной к собачьему бешенству. Пастер опасается, что время, когда собачье бешенство искоренят путем вакцинации, наступит еще нескоро. Но, пока этот момент еще не настал, он убежден, что сможет предотвратить последствия укуса бешеной собаки. Он утверждает: "Благодаря длинному инкубационному периоду после укуса, у меня есть все основания полагать, что пациента можно сделать невосприимчивым, прежде чем смертельная болезнь проявит себя". В заключение Пастер заявляет, что направил ходатайство министру образования об учреждении комиссии для проверки его исследований. И добавляет:

Суть эксперимента состоит в том, чтобы взять из моего питомника двадцать собак, иммунных к бешенству, а в качестве контрольной группы взять двадцать обычных собак. Затем все эти сорок собак будут искусаны бешеными собаками. Если изложенные мною факты верны, то двадцать собак, которых я считаю иммунными против бешенства, останутся здоровы, а двадцать контрольных заболеют. Для второго, не менее решающего эксперимента, я намерен представить комиссии двадцать привитых и двадцать непривитых собак. Все сорок животных получат в самые чувствительные места прививку заразного материала от бешеной собаки. Двадцать вакцинированных собак выживут, а остальные двадцать падут от бешенства в паралитической или буйной форме.

Так на сегодняшний день обстоят дела у Пастера, и его работы явно имеют гомеопатическую и гомеопрофилактическую направленность, но без должного учета дозы и времени. Фатальная ошибка в основе всего заключается в том, что иммунность, вызванная прививками Дженнера и Пастера, считают фактором постоянным, в то время как он неуклонно уменьшается, что и должно происходить по самой природе вещей.

И напоследок я выдвину предложение о гомеопрофилактической вакцинации, или о том, что можно обозначить термином "гомеопатическая вакцинация". То есть, вакцинный гной должен быть приготовлен как гомеопатическое лекарство и назначен через рот в гомеопатической дозе как гомеопрофилактика. Пастеровский метод аттенуации [т.е. ослабления. — прим. перев.] заразного материала его путем последовательных пассажей от животного к животному — очень серьезная процедура. Подойдет и обычная пробирка, если дело только в аттенуации. Именно ослабленный с помощью такой процедуры вирус натуральной оспы принимал я сам вместо ревакцинации. Я назначал его и моей семье, и другим, кого был вынужден курировать. Никто из нас не заболел натуральной оспой.

Но здесь могут встать серьезные вопросы, которые уведут нас слишком далеко от предмета обсуждения. И хотя Пастер и его сотрудники за последнее десятилетие достигли очень многого, никакой надежды мы не видим, несмотря на шумную рекламу всего врачебного сообщества. И все равно среди них есть много честных упорных ученых, которые порой ищут не там, где нужно.

В отношении гомеопрофилактики многие задают мне вопрос, рекомендую ли я какой-то особый метод приложения закона подобия для профилактики болезней. Здесь я хотел бы дать краткий ответ, поскольку он затрагивает разбираемую тему.

Действительно ли Belladonna — та самая Belladonna, что вызывает ярко-красную сыпь — предотвращает развитие ярко-красной скарлатинозной сыпи? Вопрос этот бродит по Европе добрую сотню лет и отвергается учеными мужами в массе своей, и даже я не раз повергал в гнев нашего покойного (увы, покойного) друга, д-ра Джона Драйсдейла из Ливерпуля, ставя под сомнение профилактическую пользу Belladonna в этом деле. Драйсдейл, имея за плечами сорокалетнюю практику, свято верил в это. А верил он вообще с большим трудом, если предмет веры не был подтвержден изрядными доказательствами. Мне тоже нужны весьма веские доказательства, прежде чем я внутренне поверил бы. И хотя я тоже применял Belladonna в этом деле, и очень часто с видимым успехом, мне все же хотелось бы чуть больше позитивной доказательности!

В это сложно поверить, но не верить тоже нельзя. Когда речь заходит о животных вирусах, принять проще, даже априори. Но затем возникает вопрос, как долго будет продолжаться невосприимчивость, вызванная, допустим, Vaccininum против коровьей оспы или натуральной? Она ведь тоже должна постоянно уменьшаться, как и любой другой насильственный эффект. Мы не знаем, что делать с данными из работ Пастера: вирус, прошедший через организмы различных животных, это один и тот же вирус в разведенной форме, или это все разные, но родственные, схожие вирусы? И если схожие, то в чем?

Эксперименты Коха с туберкулином я разобрал в моей работе "Новое лечение туберкулеза" и потому могу быть прощен за небольшое бахвальство. С началом его исследований я писал, что, судя по моим опытам с Bacillinum, что Кох на правильном пути. Но вместе с этим я был уверен, что все его предприятие потерпит грандиозное фиаско, что и произошло. Я писал, что он будет давать слишком большую дозу, что делал и сам он, и его последователи. В результате все дело оказалось дискредитировано.

Позже Кох пришел к тому же самому заключению, и заново решил создать новый, ослабленный туберкулин, в коем деле и преуспел, если говорить о получении препарата. Но его практическое применение имело тот же результат. Ослабленный препарат также слишком вреден, поскольку ухудшает состояние и убивает больных, как и неослабленный.

Потому-то кохианство приказало долго жить, и нет надежды на воскрешение. А все потому, что они не приняли, да и не могли принять, ганемановских доз.

Но туберкулины Коха станут великими гомеопатическими лекарствами. Вот ирония судьбы! Неизменно самые лучшие разработки ортодоксальной школы завершаются — чем?

Окончательным триумфом гомеопатии.

In magnis voluisse sat est (В великих делах уже само желание — достаточная заслуга (лат.) — прим. перев.)

предыдущая часть Предыдущая часть   оглавление Оглавление