Д-р Жильбер Шаретт (Франция)

Д-р Жильбер Шаретт

Практическое гомеопатическое лекарствоведение. Дополнения

Москва, 1992

CAUSTICUM HAHNEMANNI

История болезни № 31

СИНДРОМ РАМСЕЯ-ХАНТА: ОПОЯСЫВАЮЩИЙ ГЕРПЕС УШЕЙ С ПАРЕЗОМ ЛИЦЕВОГО НЕРВА ПРИ ПОРАЖЕНИИ КОЛЕНЧАТОГО УЗЛА

В мае 1919 г. ко мне на прием пришел 51-летний г-н А. Л. По свидетельству его домашнего врача, он страдал герпесом уха и языка и, кроме того, болезненным параличом лицевого нерва. Я не разделяю того взгляда на вещи, когда в многообразии мира видят одни только события и во всей картине болезни видят проявления одиночного, правда, редкого заболевания: синдром Рамсея-Ханта, опоясывающий лишай ушей (herpes geniculatus, см. Лаубенталь, "Учебник неврологии", 1947, стр. 80).

Это был правосторонний паралич лицевого нерва, который поразил одновременно его верхнюю и нижнюю ветви, и совершенно излишне описывать лицо больного: его вид был классическим.

На правой ушной раковине имелись три маленьких герпетических пузырька, четвертый находился у входа в слуховой канал, пятый я обнаружил с помощью ушного зеркала на барабанной перепонке. Кроме того, мой пациент жаловался на шум в ушах, и исследование с помощью карманных часов показало значительное снижение остроты слуха (35/100).

Герпес языка был представлен тремя маленькими пузырьками на внешнем правом крае языка, очень близко от его кончика, а значительное увеличение подбородочного лимфоузла говорило о герпетическом адените. Боли, на которые жаловался больной, появлялись приступообразно и были жгучего характера: ему казалось, что поверхность уха и кончик языка "изранены и без кожи".

Опрошенный мной коллега назначал больному все препараты, соответствовавшие неточному диагнозу, которые оказались неэффективными. Шум в ушах становился все сильнее, а боли все непереносимее. Это был уже восьмой день болезни.

Пациент не имел каких-то особенных симптомов. Он не знал, как возникла его болезнь, которая началась резкими болями, затем появилась сыпь, похожая на опоясывающий герпес, и тремя днями позднее последовал паралич. Ограниченный правой стороной паралич лицевого нерва и характер болей — "жгучие, словно без кожи" — заставили меня думать о Сausticum.

Но так как я не каждый день лечил синдром Рамсея-Ханта, то я прибег к помощи "Хронических болезней" и "Чистого лекарствоведения" Ганемана (2-й том изд. 1880 года) и там обнаружил: шум в ушах, ухудшение слуха, но не нашел ни слова о сыпи, напоминающей герпес.

Это не удовлетворило меня, и я просмотрел рубрику "Рот". Тут я нашел больше: "болезненные пузыри на языке", "болезненные пузырьки на кончике языка", "кончик и края языка болят, будто обожженные", "пузырьки на краях языка". He раздумывая больше, я назначил Causticum 12С за пятнадцать минут до еды.

За четыре дня все симптомы исчезли, причем в порядке, обратном их появлению: сначала паралич, затем сыпь, которая высохла, и, наконец, боли.

Жильбер Шаретт (Нант)

КОММЕНТАРИЙ

Я привел эту историю болезни, чтобы показать вам, как нужно пользоваться трудами наших лекарствоведов, ведь невозможно держать все симптомы в голове. Не волнуйтесь, так же поступали выдающиеся гомеопаты и сам Ганеман. Положите свою Материю медику на письменный стол поблизости и не бойтесь справляться в ней при своих пациентах. Мне встретилось не более двух-трех простодушных умов, которые были этим недовольны.

Еще один урок можно извлечь из этого случая: вы никогда не найдете всей совокупности симптомов показанного средства у вашего пациента, как равным образом вам не встретятся когда-либо все симптомы одной болезни у одного-единственного индивида. Но если вы хорошо знаете ваши лекарственные средства и умеете наблюдать ваших пациентов, то вы с легкостью обнаружите лекарственные симптомы, которые сделают возможной постановку лекарственного диагноза. В сущности, достаточно очень немногих симптомов для диагностики тифа или общего паралича, в то время как другие характерные симптомы будут отсутствовать.

История болезни № 31

НЕДЕРЖАНИЕ КАЛА

18 ноября 1926 года ко мне на прием пришла 44-летняя г-жа X. — истощенная женщина с грязно-желтым цветом лица и неспокойным, испуганным выражением на лице. От нее исходил отвратительный запах.

Она рассказали, что никогда ранее не болела, пока пять лет назад у нее не началось своеобразное заболевание, из-за которого она меня сегодня навестила. Она консультировалась у всех возможных врачей и хирургов, но ни один не мог объяснить ее случай, который действительно странен: она не могла иметь стул в сидячем положении, как другие люди, только в стоячем. Кал выделяется у нее много раз в день таким образом, что она этого не замечает: из-за этого она вынуждена "напаковываться" полотенцами. Это состояние совсем расшатало ее нервы, в 1925 году она пыталась отравиться газом, ее муж пришел как раз вовремя, чтобы спасти ее от смерти.

Обследование не дало ничего объективного, так же как ничего не разъяснило ректальное исследование. Как и многочисленные опрошенные мной коллеги, я так же не знал, причину этого заболевания, но все же я имел надежду на исцеление, потому что знал патогенез Causticum.

Итак, я назначил Causticum 30С по пять крупинок в 10 часов и в 17 часов.

Через 14 дней я вновь осмотрел мою пациентку. Она сообщила мне о выраженном улучшении: хотя она все еще испражнялась стоя, но значительно реже. Она вновь обрела надежду, хотя ее окружение насмехалось над маленькими крупинками.

Я пересмотрел мое предписание и назначил Causticum 200С в порошке, растворенном в воде, один раз вечером перед сном, затем такой же прием после десятидневной паузы.

Через месяц я вновь осмотрел больную. У нее был стул, как у всех других людей, и она не знала, как меня отблагодарить.

Леон Ренар (Париж)

КОММЕНТАРИЙ

Когда д-р Леон Ренар (тогда еще в Сен-Этьене) прочел мою первую статью о гомеопатии в "Журнале для практиков", он написал мне 30 сентября 1925 года по поводу своей пациентки. Назначенное мной средство имело, очевидно, очень хороший успех, потому что с этого дня он серьезно занялся гомеопатией и ревностно штудировал ее по рекомендованным мной американским пособиям.

В следующем году он написал мне: "Я делаю немыслимые успехи" и прислал пачку историй болезни, некоторые из которых я включил в эту книгу.

Совершенно по-другому сделал швейцарский врач д-р Рюбаттель. Этот коллега, хоть и просмотрел нашу гомеопатическую литературу, но не утрудил себя проверкой принципов гомеопатии на практике. И вот он изложил свое мнение в книге и торгует им, словно это художественное или литературное произведение. Убежденный в своей мудрости и непогрешимости, он включил туда следующее предложение: "Гомеопатия — это худшее заблуждение, к которому может привести недостаток научной мысли!"

Это утверждение поражает своей "смелостью". Как раз в прошлом году (1925 г.) известные естествоиспытатели проф. д-р Мараж из Сорбонны и проф. Бир с медицинского факультета в Берлине пришли при экспериментальной проверке ганемановского учения к совершенно противоположному заключению. Но так же, как д-р Рюбаттель может требовать монополию на научное мышление исключительно для себя одного, он так же может отрицать Бира и Маража.

Даже при самом большом желании я не могу понять склад ума тех врачей, которые подобно д-ру Рюбиттелю, не проверяя гомеопатические принципы на практике, окаменели в своем упорстве, противопоставляя успехам гомеопатии посредственные умственные размышления и пустые общие фразы. И это называют научной мыслью! Таким образом, мы придем к отрицанию действительности из-за того что появились она самостоятельно, без нашего участия.

Г-н Рюбаттель пишет: "Когда сверх меры мы среди других чудес узнаём, что если пациент стоит покрасневший и может иметь стул только стоя, ему необходимо давать Causticum в гомеопатических дозах". Несомненно, это изумительно и странно, но тем не менее это факт!

Анри Дюпра описал подобный случай из своей практики, я привел здесь другой по Леону Ренару. Что могут сделать все издательства против одного факта?

Д-ру Рюбаттелю можно сделать еще одно замечание: он опубликовал свой роман (а то, что он опубликовал, иначе как романом и не назовешь) в швейцарской газете. Анри Дюпра послал в эту газету опровержение, но в публикации ему отказали. Если д-р Рюбаттель возражает против публикации опровержений на его утверждения, то не показывает ли он в полной мере, чего ему, собственно, не хватает? Честности ученого!

Carbo vegetabilis Carbo vegetabilis   Оглавление книги Жильбера Шаретта Оглавление   Chamomilla Chamomilla