Д-р Дуглас Медликот Гибсон (Англия)

Страх и гомеопатия

Переиздание Indian Books & Periodicals Syndicate, 1970

Перевод д-ра Сергея Бакштейна (Москва)
Дуглас М. Гибсон (1888—1977) — после многих лет, проведенных хирургом христианской миссии в Китае, в 1936 г. занялся гомеопатией и в 1946 г. закончил курс в Лондонском гомеопатическом госпитале, при поликлинике которого впоследствии работал. Известен своими статьями по Материи медике, публиковавшимися между 1963 и 1977 гг. в "Британском гомеопатическом журнале" и выпущенными в 1987 г. отдельной книгой "Исследования гомеопатических лекарств".

Оригинал по адресу http://www.dratiq.com/fearandhomeopathy.html







Страх — это, вероятно, самая богатая и частая из всех человеческих эмоций. Это подтверждают фольклор, мифы и опыт многих поколений. Страх — это основной мотив в религии, в политике, в социальном поведении и обычаях, кроющийся в желании человека жить. Страх как ощущение, в своих разнообразных формах и оттенках, — это психологический компонент ответа на угрозу. Любая угроза вызывает немедленный ответ. Угроза может быть направлена на человека, подвергая опасности его жизнь и здоровье, а может быть направлена на его кошелек, финансовое благосостояние, престиж, репутацию или отношения в обществе. Перед лицом неожиданной опасности примитивная реакция — убежать, скрыться, найти убежище. Если побег невозможен, то альтернатива — сопротивляться, бороться, предпринимать ответные действия. Может случится так, что ни одно из этих действий невозможно, но в любом случае на ситуацию надо как-то отреагировать. Скорее всего, первым ответом будет страх, который может потом превратиться в гнев. Угроза может быть реальной или мнимой, но если она продолжается, то возникнет тревога, описываемая как состояние хронического страха. Затем придет ненависть, поскольку естественно ненавидеть то, что вызывает страх, и желать его исчезновения или уничтожения. Ответ на угрозу имеет физический и психологический компонент.

Физическая реакция подтверждается эндокринной активностью, которая вызывает вазомоторное и нервно-мышечное возбуждение. Лицо может бледнеть или краснеть, оно белеет от страха и багровеет от гнева. Глаза могут заблестеть от ярости, а зрачки расшириться от ужаса. Скелетные мышцы могут напрячься, готовясь к бегу или сопротивлению, или конечности могут стать парализованными и бессильными, заставляя жертву застыть на месте. Иногда такой тип реагирования может оказаться защитным маневром в момент опасности. Когда кобра готова к броску, безопаснее застыть, а не бежать.

Другим физическим проявлением этой реакции служит гусиная кожа — поднимаются волосы, учащается пульс, появляются сердцебиения, течет холодный пот, ускоряется перистальтика — расслабляется кишечник, появляются афония или дизартрия, сухость во рту, снижается аппетит. Психологическая эмоция гнева или страха тесно связана с этими физическими признаками, но страх проявляется раньше, он настойчивей и длительней. Длительный страх — это не просто эмоциональный дистресс. Поскольку при этом происходят нарушения физиологических функций, то имеется вред для здоровья и благополучия. Страх — это корень многих психосоматических заболеваний. Справедливо, что лучше всего помогает избавиться от страха вера; уверенность, порождающая спокойствие. Но, поскольку в процесс глубоко вовлечены физиологические системы организма, часто возникает необходимость в подходящем медикаментозном лечении.

Седативные, наркотики, транквилизаторы, галлюциногены — не решение проблемы. Они могут оказать паллиативную помощь, но часто еще более ухудшают ситуацию из-за подавления и так называемых побочных эффектов. Они могут вызвать серьезные осложнения привыкания и даже зависимость.

Гомеопатия играет большую роль в лечении страхов, и в ее арсенале есть лекарства, способные успокоить панику и вселить уверенность при мрачных предчувствиях.

Страх смерти может быть важным симптомом при заболевании. Лекарства, способные здесь помочь, являются в обычном своем состоянии сильными ядами, имеющими среди вызываемых ими симптомов страх смерти. Аconitum, борец, известный как "самое ядовитое растение в Британии", имеет большую ценность, когда страх переходит в полнейшую панику и неистовое беспокойство. Аrnica характеризуется ужасом перед неминуемой смертью, сочетающимся с невыносимой болью и сильным страхом, что к больному прикоснутся или даже приблизятся. Arsenicum album — когда-то самый популярный смертельный яд; больной настолько уверен, что умрет, что отказывается от лекарств и пищи, несмотря на чувство крайней истощенности. Кроме этого, он испытывает жажду небольших глотков теплой или горячей воды, а также сильное душевное и физическое беспокойство. Argentum nitricum — тревожный, спешащий, восприимчивый пациент. Когда он заболевает, к его обычным страхам и тревогам прибавляется страх смерти, так что он может, как ни странно, предсказать час или даже минуту своей неминуемой гибели. Gelsemium настолько слаб душой и телом, что страх смерти полностью исчезает. Мышечная слабость, почти как парез, и дрожь настолько сильны, что хочется попросить пациента встать прямо или даже сесть, чтобы подергивания прекратились. Phosphorus артистичен от природы, полон страхов, крайне впечатлителен, почти всегда боится умереть, когда заболевает. Secale, спорынья, сильный нервно-мышечный яд, включает беспокойство и страх смерти в своем настораживающем сочетании жжения, кровотечений, парестезий и склонности к гангрене (Антонов огонь).

Страх темноты. По сути, это страх неизвестного. Он часто внушается чувствительным детям няней или каким-то иным авторитетом. Для восприимчивого ребенка этот незаполненный мир темноты заселяется всевозможными ужасными и злобными обитателями, от которых спасет только свет и близкие люди. Дети Calcarea carbonica хотят общества, очень нервозные, пугливые. Звуки, раздающиеся в темноте, вызывают всевозможные зловещие ассоциации. У представителей Cannabis indica с их впечатлительностью, чувствительностью, эмоциональностью, усиленными десятикратно, очень легко появляется страх темноты. Пациенты Camphora тревожны и беспокойны, доходя почти до неистовства, перепуганы и особенно боятся, если кто-то находится рядом в темноте. Lycopodium хочет знать, где он и что происходит. Он избегает нового, непривычного и неизвестного, поэтому слишком боится темноты с ее неопределенностью и непонятностью. Medorrhinum находится в гуще всех страхов. Склонен вздрагивать от малейшего звука; ощущение нереальности, повышенная чувствительность к прикосновению, сильный страх темноты. Phosphorus очень возбудимый, впечатлительный, боится также темноты. Pulsatilla настолько зависит от общества других людей, что, естественно, боится оставаться одна в темной комнате. Stramonium, ядовитый зловонный дурман, заслуживает упоминания в этой связи. Присутствуют сильный страх темноты и потребность в тусклом свете в спальне ночью. Достаточно странно выглядит страх блестящих предметов. Имеется также склонность спотыкаться в темноте или при ходьбе с закрытыми глазами.

Страх переходить через дорогу или страх выходить из дома. Это своеобразное отклонение не столь необычно. Оно может сочетаться с паническими атаками, при которых у больного внезапно появляется сильная дрожь, он не может стоять, потеет, плачет, у него быстрый пульс и сильный необъяснимый страх. В журнале "Ланцет" об этом состоянии говорится так: "Создается впечатление, что адекватного лечения для этих боящихся выйти из дому женщин не существует". Это выглядит слишком мрачным заявлением для тех случаев, когда подходит Aconitum, имеющий именно такую картину. Некоторые пациенты и в самом деле считают Aconitum порошками или пилюлями "от паники". Это бесценное средство не только обладает болеутолящим эффектом, но также и уменьшает страхи.

Страх неудачи, неуверенность в себе. Эта мучительная эмоция или психическая особенность не означает отсутствия способности, она проистекает скорее из недостатка уверенности в себе. Три лекарства необходимо упомянуть в этой связи. Anacardium характеризуется внезапной потерей памяти, нерешительностью, неспособностью прийти к определенному решению, полным отсутствием уверенности в себе. Основной характеристикой этого средства является улучшение общего самочувствия во время еды. Lycopodium, плаун, очень ответственный, перфекционист, боится нового, если есть риск неудачи, неуверенность в себе, но обычно прекрасно со всем справляется, когда начинает преодолевать трудности. Pulsatilla мягкая, послушная, боится не понравиться, потерпеть неудачу.

Обилие страхов. Некоторые горемыки боятся и того, и другого; могут бояться "сами не знают чего". Рубрика "полон страхов" (full of fears) содержит большое количество лекарств, особенно отметим Arsenicum album, Calcarea сarbonica, Causticum, Graphites, Lac сaninum, Medorrhinum, Phosphorus, Tuberculinum. В недавнем номере "Журнала Американского института гомеопатии" доктор Ф. К. Беллокосси приводит пример пациента Medorrhinum, который "несет в себе почти все страхи из репертория: болезни, огня, боли, безумия, высоты, полетов, чужих людей, пауков, змей, растратить деньги на пустяки, любых мелочей, появления на публике". Это экстремальный случай. Однако Medorrhinum и есть лекарство экстремальных случаев.

Страх перьев или развевающихся и хлопающих предметов. Может сочетаться со страхом кошек или собак, что заставит подумать о Tuberculinum.

Страх, что кто-то стоит сзади, как змея, прячущаяся в траве, заставляет жертву садиться на заднее сиденье в автобусе и держаться у стенки на вечеринке. Лекарством здесь будет Lachesis.

Страх ножей. К счастью, встречается нечасто. Это ужасающий страх, когда видит нож или другое оружие, лежащее рядом, что его могут схватить и напасть с ним на кого-нибудь, даже ребенка. С этим страхом связаны Arsenicum album, при котором "беспокойство доводит до безумия", и Nux vomica, способная к внезапным вспышкам агрессии, когда сильно раздражена. Иногда это может быть Coffea, если ухудшение наступает без всякой причины, когда она находится в компании и все вокруг веселы и счастливы.

Навязчивый страх. Когда страх, возникший из-за какого-то пугающего события, продолжает преследовать и вызывает заболевание, препаратом выбора будет Opium. Безусловно, важно выявить и раскрыть причину страха в каждом индивидуальном случае. Если угроза реальна, то на нее надо смотреть со смелостью и здравым смыслом. Если же, как это часто бывает, угроза воображаемая, не имеющая причины и отношения к реальным событиям, она должна быть осмыслена и объяснена с разумной точки зрения. И лекаство может оказать в этом неоценимую помощь.