Д-р Ричард Юз (Англия)

Ричард Юз

Руководство к лечению болезней по способу Ганемана

Санкт-Петербург, 1900

Перевод со 2-го англ. изд. д-ра мед. Владимира фон Дитмана под ред. д-ра мед. Льва Бразоля

ПИСЬМО XXII
Болезни уха

Cегодня я приступаю к разбору болезней, поражающих орган слуха. Гомеопатическая литература по этому предмету была до сих пор очень бедна. Я надеялся, что д-р Houghton, который состоит врачом ушного отделения Нью-Йоркского глазного госпиталя, даст нам руководство по своей специальности, вроде труда д-ров Allen’a и Norton’a по глазным болезням, и в таком случае мне осталось бы только разобрать его работу с комментариями и прибавлениями из моих собственных наблюдений. Однако ожидаемая книга д-ра Houghton’a до сих пор еще не появлялась, и мы имеем лишь отрывочные его статьи по ушным болезням, разбросанные в различных американских журналах. На эти статьи я буду ссылаться. Немецкая литература по этому предмету хорошо разработана д-ром Gоullоn’ом в Internationale Homoеopathische Presse 1876 года, и эти статьи переведены в British Journal of Homoeopathy того же года. Мы имеем несколько английских сообщений по ушным болезням д-ров Dudgeon’a, Cutmore’a и Соореr’а. Клинические лекции последнего, читанные в Лондонской школе гомеопатии в 1877—78 годах, дают довольно ценный материал, хотя в них на лекарственную терапию обращено сравнительно меньше внимания, чем можно было ожидать от такого опытного наблюдателя.

Сравнительно темная область ушной терапии получит более ясное освещение из рассмотрения сходства между глазом и ухом. Болезненные состояния глаза и лекарства, имеющие влияние на различные составные части его, так хорошо известны, что они могут служить нам надежными указателями на нашем пути через менее исследованные области ушных болезней. Я поэтому должен немного остановиться на этом предмете и смею думать, что это не будет потерянное время.

Прежде всего, сравним эти органы двух чувств, зрения и слуха, в отношении их здорового строения и нормального отправления.

Отправляясь ab initio, мы в основании головного мозга находим две группы нервных узлов, которые, будучи сами по себе независимыми центрами, тесно соединены посредством разветвляющихся нервных волокон с серым веществом мозговых полушарий. Эти две группы суть четверохолмия и слуховые ганглии; первые находятся в связи с чувством зрения, вторые с чувством слуха, причем и те, и другие, по всему вероятию, служат их непосредственными проводниками к локализированным центрам мозговой коры. Для получения впечатлений, которые воспринимают и передают эти узлы, они посылают от себя к внешнему миру зрительные и слуховые нервы. Эти нервы по выходу из черепа образуют воспринимающую поверхность: зрительный нерв развертывается в сетчатую оболочку, а слуховой распространяется по стенкам лабиринта.

До сих пор соответствие очевидно, но пойдем дальше по направлению изнутри кнаружи. Непосредственно впереди разветвлений слухового нерва находится серознообразная оболочка лабиринта, содержащая Котунниеву жидкость. Большое значение этой влаги для передачи звуковых вибраций не нуждается в объяснении. Что же соответствует этому в глазе? Непосредственно впереди сетчатой оболочки находится стекловидная влага, содержащаяся в петлях стекловидной оболочки. Различная плотность этих двух сред точно соответствует различию между двумя родами волнообразных колебаний, которые они назначены передавать.

Затем мы видим, что звуковые волны, возбуждающие вибрацию жидкости лабиринта, передаются ей посредством ряда косточек. Последняя из них (стремя) отделяется от преддверия лабиринта только перепонкой овального окна, на которой она покоится. Подобным же образом свет, достигнув стекловидной жидкости, должен перед тем пройти через чечевицу, которая, будучи отделена лишь своей собственной капсулой1, прилегает к стекловидной оболочке. Я несколько забегаю вперед, но не могу здесь не указать на патологическое соответствие этих двух строений. Каковы бы ни были их служебные отправления по отношению к находящимся позади их нервным разветвлениям, несомненно, что эти последние в случаях необходимости могут обойтись без их услуг. Пусть слуховые косточки будут разъединены или даже разрушены болезнью, пусть чечевица будет извлечена из глаза хирургом, тем не менее слух и зрение могут еще сохраниться. Другое дело, когда эти среды, оставаясь на месте, делаются неспособными к своим функциям. Если чечевица делается непрозрачной вследствие катаракты, или если стремя срастется с краями отверстия, то зрение и слух в значительной степени утрачиваются.

Идем дальше. Наружный конец цепи косточек соединен с барабанной перепонкой. Эта перепонка натянута поперек дуги, вдоль которого направляется звук, причем она регулирует его передачу посредством взаимного антагонистического действия двух ее мышц — мышцы напрягающей и мышцы расслабляющей барабанную перепонку. Таким образом, она выполняет то отправление, которое в глазу выполняется радужной оболочкой. Последняя, действительно, представляет из себя мышечную ткань, и ее две категории волокон, смотря по необходимости, расширяют или сокращают ее центральное отверстие, через которое проходят световые лучи. Я, право, не знаю, придавать ли какое-либо значение присутствию в каждой из этих перепонок кругового и радиусообразного слоя волокон. В барабанной перепонке оба мышечных аппарата соединены с молоточком, но в различных частях его. Сухожилие обеих мышц также прикреплены к определенным точкам этой косточки. Изучение действия этих мышц, быть может, покажет, что каждая из них действует на один из слоев волокон. Но более важен вопрос о нервном снабжении обоих аппаратов. Ресничные нервы, управляющие движениями радужной оболочки, исходят все из зрительного узла, но экспериментом доказано, что нервные веточки, снабжающие круговые волокна (сократитель зрачка), исходят из третьей пары, между тем как веточки, идущие к радиусообразным волокнам, исходят от симпатической системы. В ухе барабанная струна (chorda tymраnі) снабжает мышцу, расслабляющую барабанную перепонку, между тем как мышца, напрягающая ее, получает ветвь от ушной ганглии. Весьма возможно, что и тут симпатические веточки из ганглии окажутся снабжающими последнюю мышцу (tensor tymраnі), между тем как первая (laxator tympani) находится под влиянием цереброспинальных волокон, вероятно, от лицевого нерва, которые находятся в chorda tympani.

До сих пор аналогия бесспорна. Но теперь мы встречаем затруднение. Оно, впрочем, возникает не со стороны роговой оболочки. Роговая оболочка, в сущности, принадлежит радужной оболочке, хотя она выдается вперед с целью собирания световых лучей. Это, так сказать, стеклянная вставка, которая выполняет окно зрачка. Если бы белковая оболочка, вместо того чтобы получать выпуклость вперед, спускалась бы вертикально вниз в занавеску радужной оболочки, имея центром прозрачную роговицу, то сходство с барабанной перепонкой и ее центральным фиброзным слоем было бы совершенное. Затруднение возникает при следующем нашем шаге. В глазу мы доходим до слизистой оболочки — конъюнктивы. В ухе наша следующая ткань есть кожа наружного слухового прохода. Можно было бы сказать, что кожа и слизистая оболочка по существу своему тождественны, различаясь только по местоположению, наружному или внутреннему; они могут даже преобразовываться одна в другую. Но затруднение в том, что ухо имеет настоящую слизистую оболочку, составляющую продолжение слизистой оболочки зева через евстахиеву трубу, выстилающую стенки барабанной полости, покрывающую ее слуховые косточки и, наконец, кончающуюся в клетках сосцевидного отростка. Соответствует ли эта слизистая оболочка соединительной оболочке глаза? Я думаю, что нет. Для этого соединительная оболочка должна была бы находиться не там, где она находится теперь, а между роговой оболочкой и стекловидной влагой, выстилая стенки камеры и заворачиваясь на край хрусталика с тем, чтобы его покрыть и, наконец, перейти в клетки решетчатой кости, соседство которой с глазом так сильно напоминает соседство клеток сосцевидного отростка с ухом. Замкнутая "капсула водянистой влаги", если она имеет более чем гипотетическую сущность, занимает это место; но это не есть слизистая оболочка ни по строению, ни по отправлению, ни по соотношениям.

Поэтому я заключаю, что глаз ничего не имеет, что совершенно соответствовало бы слизистой оболочке барабанной полости, и что соединительной оболочке глаза соответствует кожный слой барабанной перепонки. Сообщение соединительной оболочки глаза через слезный и носовой канал со слизистой оболочкой носа есть только приспособление для выведения слез, которым соответствует в слуховом проходе ушная сера. Наружный проход в ухе также не остается без соответствующего ему строения в глазу. Нам следует лишь представить себе глазную орбиту углубленной, суженной и несколько загнутой, и глазное яблоко оттиснутым насколько возможно далее назад, и в таком случае нам пришлось бы употреблять зеркало для исследования состояние конъюнктивы и роговицы, подобно тому как мы его теперь употребляем для исследования барабанной перепонки.

Наконец, веки и ушная раковина составляют, несомненно, соответствующие друг другу части. Обе состоят из хряща, покрытого кожей и клетчаткой. Обе принадлежат проходу органа, хотя одна находится у его наружного, а другая у его внутреннего края. Обе защищают покрываемый проход, для каковой цели они приводятся в движение особыми мышцами, причем эти движения служат также для целей выражения чувств. Как круговые мышцы век, так и мышцы ушной раковины иннервируются личным нервом, который есть нерв для выражения душевных движений. У низших животных, как известно, мышцы наружного уха имеют достаточную силу для направления ушей к той точке, откуда исходит звук. В глазу эта обязанность выполняется прямыми и косыми мышцами глазного яблока.

Я теперь перехожу к рассмотрению различных болезней, поражающих ухо. При этом я главным образом буду следовать классификации Toynbee, хотя буду также свободно пользоваться дополнительными исследованиями von Tröltsch’a.

Воспаление ушной раковины, как и воспаление век, обыкновенно принимает рожистую форму.

Рожа ушей, erysipelas aurium

Самые важные лекарства здесь, как и при подобном поражении век, это Belladonna, Rhus и Apis, хотя бледно-красное и отечное состояние, указывающее на последнее средство, встречается редко. Однако воспаление кожи иногда принимает такой характер, что образуется

Экзема ушей, eczema aurium

Это поражение часто в свежих случаях довольно быстро исцеляется обычными против экземы лекарствами, как Rhus, Croton и Mezereum. Но чаще болезнь эта встречается в хронической форме, и тогда, как Вы знаете, она легко переходит на ушной проход и может вызвать глухоту, вследствие засорения его отслоившимися клетками кожицы. Д-р Cutmore сообщил два хороших случая этой болезни в XX томе British Journal of Homoeopathy. В первом из них целительный эффект Arsenicum и Clematis был весьма замечателен. Когда экзема поражает заднюю поверхность ушной раковины и прилегающую поверхность сосцевидного отростка, то болезненный процесс бывает в высшей степени упорен. Acidum muriaticum, Graphites или Oleander могут несколько помогать, но редко можно обойтись без местных средств, вроде глицерина с танином. Д-р Houghton хвалит Petroleum, снаружи и внутрь.

Теперь я должен говорить о многочисленных болезнях, поражающих наружный слуховой проход. Я не включаю сюда механического засорения инородными телами или скопившейся ушной серой, потому что в этих случаях у нас, как у всех, главное средство есть спринцевание уха. Я не знаю, есть ли у нас какое-либо лекарство, задерживающее чрезмерную деятельность сероотделяющих желез, от которой может происходить вышеупомянутое засорение прохода серой; если есть такое средство то, быть может, это будет Conium. Д-р Cutmore полагает, что Spongia — отличное средство против противоположного состояния, а именно при полном отсутствии серы.

Воспаление наружного слухового прохода, otitis еxterna,

если оно острое, принимает, по моим наблюдениям, две различных формы, требующих различных лекарств. Первая форма есть "воспаление соединительной ткани" Крамера2, ограничивающееся наружной половиной прохода, отверстие которого превращается в почти незаметную щель. Тут обыкновенно показана Belladonna (хотя д-р Jousset предпочитает Pulsatilla и Mercurius), и при содействии постоянного употребления влажной теплоты мы достигнем наивозможно скорейшего разрешения. В другой форме мы имеем воспаление самой кожи и преимущественно в более глубокой части прохода, где нет соединительной ткани. Чрезвычайная чувствительность кожи в этом месте обусловливает страшную боль при этом воспалении, и когда оно переходит на барабанную перепонку (как часто случается), то появляются мучительные головные симптомы. Об этом последнем осложнении поговорю еще после. Я думаю, что именно к этой форме воспаления прохода относятся наблюдения д-ра Bayes’a, совершенно согласные с моими собственными в том, что при отите Aconitum в первом десятичном делении даже в очень тяжелых случаях имеет быстрое целительное действие, в приемах от 2 до 5 капель через 1-2 часа, пока не наступит облегчения боли. "Я никогда не видел, — пишет д-р Bayes, — чтобы высшие деления Aconitum, Pulsatilla или Chamomilla доставляли какое-либо успокоение при доводящей до исступления боли острого воспаления слухового прохода, между тем как Aconitum 1-го десятичного действовал бесподобно"3.

Хроническая форма иногда развивается от частого повторения острых приступов. Д-р Dudgeon упоминает один такой случай, в котором эта наклонность была устранена продолжительным употреблением Acidum nitricum 3. Нередко возвраты этой болезни являются в виде чирьев. Я думаю, что Вы найдете тогда достаточным обыкновенное лечение чирьев, а именно, повторные дозы Belladonna 1 во время их появления и Sulfur для предупреждения возвратов, хотя д-р Houghton говорит о получении с этой целью лучших результатов от Acidum рісricum. Продолжительное хроническое воспаление прохода может быть с выделением или без него. В последнем случае мы имеем слишком местное страдание, чтобы ожидать большой пользы от внутренних лекарств, и хотя Вы можете давать Arsenicum, Graphites или Mercurius corrosivus с некоторым успехом, но я все-таки считаю лучшим местное употребление Argenti nitrici в растворе примерно одного грана на унцию воды. Это советует также д-р Cutmore. Более обыкновенная форма, сопровождаемая выделением, есть так называемая

Ушная, glorrhoea

Я считаю практичным все-таки рассматривать этот симптом как болезнь, хотя он, бесспорно, может зависеть от различных патологических состояний. Важно то обстоятельство, что в хронической форме эта болезнь всегда связана с общим расстройством здоровья пациента и требует поэтому общего конституционального лечения. Две главные формы ушной течи суть: 1) течь, происходящая от первичного хронического воспаления кожи наружного слухового прохода и барабанной перепонки, и 2) течь, составляющая симптом катара слизистой оболочки барабанной полости. В первой форме кожа, превращаясь в род слизистой оболочки, поражается "катаральным" воспалением и выделяет клейковидную жидкость. Кроме ежедневных спринцеваний (которые, однако, должны производиться весьма осторожно) или прочищения ватой, Вы часто будете иметь в таких случаях хорошие результаты от лекарств вроде Mercurius, Hepar sulfuris и Acidum nitricum, но если эти средства не помогут, то Вы должны прибегнуть к Sulfur, Calcarea или Silicea, смотря по конституциональным симптомам вашего пациента.

Вторая форма ушной течи принадлежит к поражениям среднего уха (хотя она может встречаться и без прободения барабанной перепонки), и я рассмотрю ее ниже.

Ушной полип, polypus aurium,

часто сопровождает ушную течь. Различные формы, принимаемые этими наростами, потребуют соответствующих хирургических мер для их удаления, если бы оно казалось необходимым. Но я до сих пор не знаю никакого отношения между ними и лекарствами, требуемыми против оторреи, с излечением которой полипы обыкновенно самопроизвольно исчезают. Д-р Dudgeon сообщает случай, в котором Mercurius оказал такое действие4. Другой случай, в котором такой полип исчез при внутреннем лечении, я сам сообщил в XIII томе Monthly Homoeopathic Review. Лекарство тут было Thuja. Должна быть причина, почему эти полипы появляются в различных формах, и когда-нибудь нам удастся открыть связь между ними и характером оторреи, при которой они образуются, и мы, быть может, в конце концов, также окончательно установим для каждой из этих форм ее подходящее лекарство.

Костные наросты, exostoses,

наружного слухового прохода описаны д-ром Toynbee как нередкое явление. Он предполагает, что они в связи с ревматическим и подагрическим худосочием, и сообщает о хороших результатах наружного применения йода и внутреннего употребления йодистого кали. Я ничего не знаю об их гомеопатическом лечении.

О поражениях барабанной перепонки нет необходимости много распространяться. Внешний кожный слой принадлежит к наружному слуховому проходу и принимает участие в его болезнях и лечении. Внутренняя слизистая оболочка есть часть барабанной полости. Расслабление перепонки, по-видимому, всегда находится в связи с болезненным состоянием среднего уха и исцеляется лекарствами, влияющими на слизистую оболочку. Единственная часть, принадлежащая собственно барабанной перепонке, есть фиброзный слой ее, и когда симптомы указывают на него как на локализацию воспаления, то я предложил бы Bryonia и, может быть, Aconitum, как наиболее подходящие лекарства. Вечернее ухудшение этой болезни сильно напоминают ревматическое воспаление глаза, с которым она имеет очевидную аналогию.

Евстахиева труба принимает участие в ушных болезнях, вследствие частой закупорки ее глоточного отверстия; таким образом образуется

Глоточная глухота

Я предполагаю Ваше знакомство со всем, что известно относительно физиологии евстахиевой трубы, и с различными механическими мероприятиями (продувание по методу Pollitzer’a или через катетер) для предупреждения ее закупорки. Если Вы констатируете неполную ее проходимость вследствие болезненного состояния слизистой оболочки глотки, то Вы, конечно, обратитесь к лекарствам, имеющимся у нас для воздействия на эту область. Д-р Toynbee сделал несколько хороших замечаний относительно чисто паллиативного действия механических мероприятий и местного лечения в этих случаях.

В свежих случаях после катара Pulsatilla обыкновенно сделает все, что нужно, для того чтобы упрочить улучшение от продувания. В более хронических случаях я обыкновенно получал такие превосходные результаты от Iodium (который я давал в 3-м десятичном делении), что я считал излишним прибегать к какому-либо другому средству, но я назову еще Petroleum, Graphites и Manganum как лекарства, приносившие пользу и вполне подходящие к этому расстройству. Д-р Jousset говорит, что он имел наилучшие результаты от Sepia. В артритических случаях, о которых говорит Toynbee, Sulfur и, быть может, Hamamelis должны быть полезны.

Нижеследующий случай показывает, что может сделать Iodium в этой болезни, даже без механической помощи и без местного лечения. Miss L. 21 года всегда была несколько глуха на левое ухо. Она в прошедшие годы постоянно страдала горлом и увеличением миндалевидных желез, которые выделяли большое количество творожистого вещества. В марте 1869 года у нее был приступ острого воспаления миндалевидных желез, которое прошло без нагноения вследствие употребление Baryta carbonica. Вслед за этим приступом появился хриплый кашель, по поводу которого я и был приглашен для совета 21 мая. Она тогда сообщила мне, что со времени ее горловой жабы правое ее ухо стало постепенно глохнуть, как и левое. Она получила Hepar sulfuris от кашля, и я не видел ее до 7 июня, когда мне пришлось начать лечение ее сестры, которое продолжалось несколько недель, и в это время я мог правильно лечить Miss L. от ее глухоты, которая теперь настолько ухудшилась, что она не могла принимать участие в комнатной беседе. При исследовании ушным зеркалом оказалось, что слуховой проход и барабанная перепонка были вполне здоровы, и вся история данного случая указывала на закупорку евстахиевой трубы как причину ее глухоты. После безуспешного употребления Pulsatilla 2 в продолжение недели, я назначил ей Iodium третьего десятичного деления три раза в день по две капли. Через несколько дней она почувствовала, как что-то щелкнуло в ухе, и слух на несколько часов обострился, но затем глухота вернулась, хотя в меньшей степени. Второй подобный щелк имел такие же последствия, а через три или четыре недели слух в правом ухе совершенно восстановился. Но это еще не все: левое ухо, на которое она была глуха с тех пор как себя помнит, стало гораздо более чувствительно к звуку.

Закупорка барабанного отверстия евстахиевой трубы собственно принадлежит к болезням среднего уха, к которым я теперь перехожу. Важное патологическое значение этой части органа слуха обусловливается тем обстоятельством, что она выстлана продолжением слизистой оболочки зева, которая, проходя через евстахиеву трубу, кончается в клетках сосцевидного отростка. Легкость, с которой воспаляется эта оболочка под влиянием простуды или острых сыпей, особенно если как в скарлатине поражается самое горло, объясняет частоту и первостепенную важность ее заболевания.

Ушная боль, otalgia,

в большинстве случаев имеет патологической подкладкой прилив крови или полуострое воспаление слизистой области барабанной полости. Существует также, несомненно, чисто невралгическая форма ушной боли, во всяком случае как сочувственная, при кариозных зубах, в которой Сhamomilla дает по крайней мере временное облегчение. Но она встречается редко сравнительно с полувоспалительной формой. Здесь Pulsatilla опять играет важную роль как лекарственное средство при заболеваниях среднего уха. Имея в виду, что Вы ее употребляете здесь против реального патологического процесса, а не против простого болезненного ощущения, Вы не должны слишком скоро прекращать ее употребление после облегчения боли. Слизистая оболочка имеет наклонность к стойкому утолщению от повторных приступов, последствия которых только отчасти лишь устранены.

Вполне развитое воспаление слизистой оболочки барабанной полости, myringitis или tympanitis, редко встречается самостоятельно, но большей частью сопровождает

Воспаление среднего уха, otitis media

Это otitis interna старых авторов, и Hartmann весьма сильно настаивает на пользе Pulsatilla для задержания развития этой болезни. Он делает исключение только относительно Belladonna, если сочувственные мозговые симптомы указывают на наклонность воспаления распространиться скорее внутрь, нежели наружу, и профессор Rafael Molin в Вене подтверждает такой выбор лекарства5. Опыт д-ра Houghton’a совершенно в пользу Pulsatilla: в статье "О терапии гнойного воспаления среднего уха", напечатанной в XII томе Hahnemannian Monthly, он говорит, что Pulsatilla при остром нагноении чаще показана, чем какое-либо другое лекарство. Она еще более действительна при катаральном воспалении, в котором редко понадобится другое лекарство. Но в гнойной форме она часто требует подкрепления. Замечания д-ра Houghton’a относительно ценности здесь Aconitum, Capsicum и Mercurius заслуживают внимательного обсуждения. Capsicum, по-видимому, особенно важное средство при участии в воспалении клеток сосцевидного отростка, и может иногда избавить пациента от глубокого разреза кости, рекомендуемого большинством ушных врачей, к которому, однако, Вы всегда должны быть приготовлены в случае, если появятся тяжелые мозговые симптомы.

В лечении острого воспаления среднего уха гомеопатия со своими специфически действующими лекарствами имеет большое преимущество. В хронической форме такого воспаления у нас еще нет доказательств, что наши внутренние лекарства могут действовать так же успешно, как местные вяжущие и прижигающие средства ушных специалистов старой школы. Д-р Searle в Бруклине, рассматривая наше сравнительное положение относительно глазных и ушных болезней, полагает, что мы редко можем обойтись без этих вспомогательных средств. В особенности это относится к хроническому катару среднего уха. Тут обыкновенно имеется в барабанной полости сгущенная слизь, и кажется, что для растворения и удаления ее нет ничего лучшего, как обычное применение теплых щелочных растворов. При хроническом нагноении в среднем ухе с прободением барабанной перепонки впрыскивания для очищения уха, конечно, так же необходимы, как и при гнойном воспалении глаз, но я думаю, что нет необходимости, чтобы они всегда имели вяжущие свойства. Мы имеем достаточно доказательств ценности таких средств как Calcarea, Hepar sulfuris, Lycopodium, Mercurius, Acidum nitricum, Silicea и Sulfur, чтобы подвергнуть их всестороннему испытанию, когда они показаны, и нет ничего, что могло бы препятствовать также их местному употреблению, как в глазных болезнях. Это был бы более удовлетворительный способ лечения, чем высушивание слизистой оболочки цинком или свинцом. Кроме этих хорошо известных средств, следует еще обратить внимание на два реже употребляемых лекарства, Elaps corallinus и Tellurium. Первое из них подходит, когда одновременно существует значительный носоглоточный катар, а второе — когда истечение жидкое, едкое и с неприятным запахом. Когда имеется еще более зловонный запах, характерный для некроза кости, или при кариозном процессе в сосцевидном отростке, кроме Mercurius и Acidum nitricum показан еще Aurum.

Остальные поражения барабанной полости встречаются скорее в связи с глухотой, чем как самостоятельные поражения, поэтому я их рассмотрю под этой рубрикой.

Глухота, surditas

Эта болезнь ведет нас в область внутреннего уха. Я намерен несколько обстоятельнее рассмотреть это страдание по отношению к его лекарственному лечению.

Само собой разумеется, что притупление слуха может сопровождать многие из уже рассмотренных нами ушных болезней, и в таком случае можно ожидать, что с исцелением основной боли исчезнет и глухота. Но, с другой стороны, мы часто встречаем глухоту независимо от воспаления, течи, боли, закупорки наружных слуховых проходов или евстахиевой трубы. Мы тогда должны отыскать ее возбуждающую причину, которая может быть внешняя или внутренняя.

1. Из наружных возбуждающих причин глухоты две самых обыкновенных это сотрясение и простуда. В случае сотрясения самое обещающее лекарство — Сhіпinum. Глухота, как известно, производимая большими приемами этого средства, по моему мнению, вероятно, сводится к действию на слуховой нерв, весьма похожему на сотрясение, и, вероятно, Brown-Séquard имел в виду именно такого рода поражение, делая наивное замечание, что странно, как некоторые формы глухоты исцеляются посредством хинина, который так часто ее вызывает. Д-р Dalby полагает, что в некоторых таких случаях (особенно когда сотрясение произошло от удара или ушиба) может иметь место некоторое кровоизлияние в лабиринте, и в таком случае Вы подумаете об Arnica. Когда возбуждающей причиной была простуда, то мы имеем прилив крови, и можно ожидать, что Aconitum в совершенно свежих, a Belladonna в более давних случаях могут принести пользу. Д-р Goullon приводит несколько случаев хорошего действия Belladonna.

2. Если глухота не может быть приписана такому происхождению, то нам вслед за тем нужно исследовать, не явилась ли она вслед за какой-либо болезнью (например, длительной лихорадкой, которую она, как известно, нередко сопровождает), или нельзя ли ее отнести к умственному или физическому переутомлению. В таких случаях, и когда отсутствие материальных изменений приводит Вас к диагнозу "нервной глухоты"6, Вы часто получите превосходные результаты от Acidum phosphoricum, к которому полезно еще присоединить Anacardium и Ambra. Д-р Jousset хвалит змеиные яды: Lachesis, Naja и Elaps. Когда недостаток состоит не столько в самом слухе, сколько в способности вслушиваться, когда пациент хорошо слышит шум, но не может различать звуков разговора, то можно поставить диагноз параличного состояния мышечного аппарата органа слуха, и Causticum может здесь принести пользу.

3. При отсутствии таких показаний мы должны обратить внимание на болезненное предрасположение пациента. Если он золотушен, то возможно, что у него есть описанная д-ром Toynbee гипертрофия слизистой оболочки барабанной перепонки, обусловливающая сопротивление барабанной перепонки к прохождение слуховых волн. Здесь может быть назначена Calcarea с полной надеждой на успех. Кажется, что подобное состояние может также развиться после скрытия сыпи на волосистой части черепа, как в случае, описанном д-ром С. Dunham’ом7, в котором последовало полное исцеление посредством Mezereum, так как оно было наиболее гомеопатическим средством для самой сыпи. Если пациент ревматик или подагрик, или подвержен ревматоидному артриту, то предсказание менее благоприятно. В этих случаях, по мнению д-ра Toynbee, может существовать либо затвердение барабанной перепонки, либо сращение косточек, особливо основания стремени с овальным окном. Первое из этих состояний он считает причиной "глухоты в пожилом возрасте". Если в этих случаях можно помочь, то разве посредством Sulfur или Kali iodatum. Наконец, существует сифилитическая глухота, которая может появиться либо в течении вторичного периода приобретенной болезни, либо в случаях наследственного сифилиса. В первом случае глухота исчезнет вместе с другими сифилитическими симптомами, во втором же случае она упорно противится самым сильным антисифилитическим средствам обычной практики, а мы сами тут не можем предложить собственного опыта.

Наконец, нам остается рассмотреть

Звон в ушах, tinnitus aurium

Это страдание, подобно глухоте, может быть вызвано материальными изменениями в органе слуха, особливо такими, которые вызывают ненормальное давление на овальное окно и, таким образом, на лабиринт. Тут не требуется особого лечения. Но, по словам д-ра Dalby, "звон в ушах, несомненно, существует иногда без всякой видимой причины, доступной исследованию при жизни или после смерти". "В таких случаях, — продолжает он, — мы должны сознаться в нашем неведении, утешаясь тем, что сознание в неведении есть первый шаг к знанию". Гомеопатия, которая, за исключением принципа tolle causam, действует на основании правила similia similibus, должна была бы дать нам возможность достигать лучших результатов. Но нужно сознаться, что до сих пор у нас нет никаких специальных сообщений по этому предмету.

Carbo sulfuratum — единственное вещество, о котором я мог упомянуть в моей "Фармакодинамике" как о вызывающем и исцеляющем этот симптом. Подробный разбор многочисленных средств, способных вызывать шум в ушах, и распределение их по свойственным им симптоматическим и патологическим категориям, был бы очень ценным трудом.

Особый род звон в ушах, в котором он не только соединяется с глухотой, но и с головокружением, известен под названием врача, впервые обособившего его в самостоятельную форму, а именно болезни Меньера, vertige labyrinthique французов. Успехи в лечении этой болезни были достигнуты на основании гомеопатических показаний, хотя и не всегда в руках тех, кто признает гомеопатический принцип. Во Франции давали с успехом Chininum8, и в Англии д-р Gowers получил хорошие результаты от Natrum salicylicum, которое, на основании наблюдений при лечении острого ревматизма, в больших приемах вызывает шум в ушах, глухоту и головокружение9. В нашем лагере д-р M’Clatchey, воспользовавшись этим обстоятельством, давал Natrum salicylicum по 2 грана на прием через каждые три часа в одном таком случае, который не уступал обычным средствам. Улучшение последовало почти немедленно, и через неделю весь ряд тягостных симптомов исчез, и слух вполне восстановился10.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Задняя капсула чечевицы, таким образом, соответствует перепончатой перегородке овального окна. Интересно, что ветвь центральной артерии сетчатой оболочки проникает через стекловидное тело для доставки крови прилегающей поверхности капсулы хрусталика, как бы указывая на близкое соотношение этих двух перепонок.
2 Brit. Journ. of Ноm., XXI, 243.
3 Applied Homoeopathy, р. 45.
4 Brit. Journ. of Ноm., XXI, 248.
5 Brit. Journ. of Ноm., XXXIV, 141.
6 Глухота, следующая иногда за цереброспинальным менингитом, говорят, зависит от нагноения внутри лабиринта. Д-ру Searle удалось остановить начинавшийся случай, и главное его средство было Silicea.
7 Amer. Hom. Review, II.
8 L’art médical, XLII, 287.
9 Brit. Med. Journal., April 21, 1878.
10 Hahn. Monthly, XIII, 87.

письмо XXI Письмо XXI   Оглавление книги Ричарда Юза Оглавление   Письмо XXIII письмо XXIII