Д-р Иван Луценко (Одесса)

Иван Луценко

Скарлатина и ее лечение

Издание Одесского Ганемановского общества

Харьков, 1900 г.
Иван Луценко (1863—1919) — один из известнейших дореволюционных украинских гомеопатов, автор большого количества публикаций в гомеопатической периодике, многолетний председатель Одесского Ганемановского общества.




Доклад, читанный в Медицинском собрании Одесского Ганемановского общества 24 ноября 1899 года

М. Г.! Скарлатина, как известно, также как и корь и дифтерит, принадлежит к заразным, контагиозным болезням, т. е. таким болезням, которые передаются от одного больного другому. Она не так заразительна, как, например, корь, но зато гораздо злокачественнее кори, и потому тем важнее уберечься от нее. Согласно существующим теперь воззрениям на природу заразных болезней, необходимо допустить, что и возбудителем скарлатины должен быть какой-либо микроорганизм, но микроорганизм этот еще до сих пор не найден, несмотря на многочисленные исследования, сделанные в этом направлении. Судя по общему течению этой болезни, надо предположить, что заразное начало при скарлатине развивается не местно, как при дифтерите, но как и при кори, тифе, малярии и других заразных болезнях поступает в кровь, в ней же или в каких-либо внутренних органах оно развивается и оттуда уже проявляет свое вредное действие; затем, когда его воздействие на организм усиливается настолько, что вызывает общую реакцию организма, этот последний начинает выделять его всеми своими отделительными и выделительными органами, почему все отделения и выделения больного, как-то: слезы, слюна, слущивающиеся эпителиальные чешуйки кожи, сама кровь, моча и, по всей вероятности, также кал, оказываются содержащими заразу. Поступая по своей легкости в воздух, она заражает окружающий больного воздух, почему для заражения скарлатиной часто бывает достаточно не только быть в непосредственном соприкосновении с больным или его отделениями и выделениями, но даже пребывания в его комнате. Прилипая к посторонним предметам, зараза может передаваться через предметы и лиц, бывших вблизи больного. Само собой понятно, что опасность заражения будет наибольшая в то время, когда зараза выделяется из больного в наибольшем количестве, что имеет место в период наибольшего развития болезни; в период шелушения зараза отделяется только с отпадающими чешуйками кожи; другие отделения больного, имеющие более близкую связь с кровью, должны быть уже свободны от нее, и потому заразительность больного в это время уменьшается; в инкубационном же периоде, когда зараза, так сказать, находится в покое, она развивается где-то в теле тихо, не вызывая никакой реакции, поэтому она и выделяться из организма может только в самом ограниченном количестве, а потому она должна быть в это время и мало заразительна. Наблюдения подтверждают вполне эти априорные предположения: скарлатинозные больные наиболее заразительны в период наибольшего развития болезни, в период высыпания сыпи, и почти совершенно не заразительны в инкубационном периоде. Зараза скарлатины оказывается очень стойкой и известны наблюдения, когда заболевание скарлатиной наступало вследствие пребывания в помещении, где лежали раньше скарлатинозные больные более 10 лет тому назад.

Скарлатиной чаще заболевают дети, особенно в возрасте от 2 до 7 лет, но весьма нередко заболевают ею и взрослые люди, а также наблюдалась она и у грудных детей, и даже новорожденных, т. е. в этом последнем случае дети заражались скарлатиной от своих больных ею матерей через кровь и являлись на свет иногда с резко выраженной скарлатинозной сыпью. Среди взрослых замечается особенная предрасположенность к заражению скарлатиной у раненных и рожениц.

Известны наблюдения, говорящие за то, что одни и те же лица в разное время бывают в различной степени предрасположены к заболеванию этой болезнью. Пол не играет, по-видимому, никакой роли в предрасположении к скарлатине. Однократное перенесение скарлатины обыкновенно создает невосприимчивость к дальнейшему заболеванию ею, но известны и исключения, когда заболевали ею и по нескольку раз (до 4-х). Среди бедных людей, вследствие неблагоприятных гигиенических условий их жизни, скарлатина должна встречаться и встречается, конечно, чаще.

В больших городах отдельные случаи заболевания скарлатиной бывают во всякое время, но в сырое и холодное (осеннее и зимнее) время, вообще благоприятствующее всяким заразным болезням, она очень часто появляется в виде эпидемии, что у нас в Одессе повторяется почти каждую осень в большей или меньшей степени. Эти эпидемии бывают весьма различны как по количеству заболеваний, так п по злокачественности отдельных случаев, причем каждая отдельная эпидемия скарлатины, как и всякие вообще эпидемии, представляет еще и в течении своем известные колебания, то ослабления, то ожесточения.

Первые более или менее точные наблюдения скарлатины относятся к 1627 г., но более подробно она была описана н отделена от кори знаменитым английским врачом Sydenham'ом (1624—1689), почему раньше называлась даже сайденгэмовской болезнью, morbus Sydenhami.

Течение

Скрытый (инкубационный) период болезни длится обыкновенно от 4 до 7 дней, но в некоторых случаях он будто бы может длиться всего несколько часов, в других же случаях, наоборот, может затягиваться на 2-3 недели и даже будто бы столько же месяцев. В это время бывает иногда только неопределенное чувство общего недомогания, плохой аппетит, неопределенные боли, редко лихорадочные движения; обыкновенно же этот период протекает при полном здоровье.

Период предвестников продолжается обыкновенно 1/2–2 дня, часто же его почти не бывает, так как болезненные явления появляются почти одновременно с сыпью. Этот период начинается повторными познабливаниями, реже одним потрясающим ознобом, вслед за чем температура быстро подымается, часто до 40° и выше. Пульс сильно учащается, часто до 120–140 ударов; нередко является повторная рвота; у детей нередко являются бред и судороги как результат высокой температуры. Это быстрое и сильное повышение температуры, рвота и учащенный пульс являются опорными распознавательными пунктами для предположения, что в данном случае имеется дело со скарлатиной, чтобы заблаговременно принять соответственные меры. В горле уже в это время замечаются известные изменения: покраснение и набухание слизистой оболочки, припухание и болезненность подчелюстных лимфатических желез. Иногда удается заметить, что краснота в зеве начинается в виде пятен на язычке, откуда она распространяется на мягкое небо и небные дужки (энантема).

Период высыпания длится от 4 до 7 дней. Оно начинается на шее и затылке и оттуда обыкновенно в течение суток распространяется на все туловище и конечности. Наиболее поражаются грудь и спина, затем живот и разгибательные поверхности рук и ног. Сыпь появляется также и на волосистой части головы, но лицо обыкновенно бывает свободно от нее, или же она бывает здесь лишь в очень слабой степени на щеках и лбу. (Отличие от кори, при которой высыпание начинается с лица.) Впрочем некоторые авторы (например, проф. И. Филатов) считают красноту щек при скарлатине зависящей не от простого прилива крови к лицу вследствие высокой температуры, а от скарлатинной сыпи. Подбородок, углы рта и область носа часто при скарлатине резко выделяются своей бледностью. Высыпание часто сопровождается легким покалыванием и зудом в коже и припуханием периферических лимфатических желез.

При обыкновенной форме скарлатины (scarlatina simplex, s. laevigata, s. Sydenhami) сыпь начинается в форме красноватых плоских пятен, быстро сливающихся друг с другом и образующих сплошную ярко-красную поверхность. (Отличие от кори, при которой пятна несколько возвышены (папулезны) и никогда вполне не сливаются.) При давлении на кожу она бледнеет, причем местами замечаются желтовато-буроватые пятнышки, соответствующие начальным местам появления сыпи и зависящие от маленьких кровоизлияний в этих местах под кожу.

На второй-третий день сыпь достигает своего наибольшего развития и затем начинает постепенно исчезать.

Во время высыпания температура тела еще поднимается и часто доходит до 41°, даже 42°, и держится обыкновенно во время высыпания, падая только постепенно (литически) к периоду шелушения. (Противоположность кори, при которой температура падает обыкновенно довольно быстро (критически) с появлением сыпи). Пульс очень учащен, до 120–140–160 и даже до 200 ударов в минуту. В зеве затруднение глотания, краснота и набухлость слизистой оболочки с появлением сыпи увеличиваются. Появляется слизистое или слизисто-гнойное отделение. Воспаление обыкновенно распространяется на слизистую оболочку языка, а иногда щек и губ. Язык опухает, покрывается серовато-белым или желтоватым налетом, на нем появляются отпечатки зубов; когда этот налет сходит (через 2–3 дня), под ним открывается вспухшая красная поверхность языка, причем сосочки его, вследствие опухания, получают вид бородавок, придавая поверхности языка особую характерную форму, которую сравнивают с поверхностью ягоды малины и называют малиноподобным (а также скарлатинным) языком.

Этот период, особенно у маленьких детей, часто сопровождается бредом, судорогами; иногда же сознание бывает вполне сохранено и чувствуется только тяжесть в голове и боль. Аппетит теряется, но жажда усиливается. Нередко повторная рвота и отрыжки. Селезенка, а иногда и печень, слегка опухают. Испражнения чаще задержаны. Моча обыкновенно лихорадочного характера, она насыщена, часто уменьшена по количеству и иногда содержит белок.

Сыпь начинает исчезать в том же порядке, как и появилась, т. е. с шеи. Вслед за этим наступает период шелушения, который длится обыкновенно от двух до трех недель, а иногда и больше. Шелушение совершается или в форме небольших малозаметных отрубевидных чешуек (как при кори) или же в форме целых лоскутов, иногда довольно больших (на конечностях, особенно на ладонях и подошвах, иногда на животе). В это время больные обыкновенно чувствуют себя настолько хорошо, что их трудно бывает удерживать в постели.

Уклонения от этого типичного течения болезни весьма часты. Так, сама сыпь представляет нередко существенные уклонения от описанной формы. Иногда она бывает не гладкая, а представляет отдельные возвышенные узелки (папулки), придавая коже особенный бугроватый вид. Это скарлатина папулёзная (scarlatina papulosa). Иногда эта сыпь бывает в виде мельчайших пузырьков, наполненных прозрачной жидкостью, вроде потницы. Это scarlatina miliaris (милиарная или просовидная скарлатина). Пузырьки эти часто превращаются в более значительные пузыри. Это так называемая пузырчатая скарлатина (sc. vesiculosa или pemphigoidea). Если скарлатинные пятна не сливаются, а остаются разобщенными, как при кори, то эта форма носит название scarlatina variegata. Все эти формы особенного значения не имеют и часто встречаются у одного и того же больного рядом. Наконец, существует еще одна форма, так называемая геморрагическая (scarl. haemorrhagica s. petechialis), при которой замечаются кровоизлияния под кожу на месте сыпи. Эти подкожные кровоизлияния часто в таком случае сопровождаются также кровотечениями из носа, рта, легких, кишечного канала и проч. и представляют самую злокачественную форму скарлатины.

Высыпание и распространение сыпи также представляет разные особенности. Иногда высыпание начинается не с шеи, а с туловища. Количество сыпи также бывает весьма различно. Иногда оно столь незначительно и высыпание длится так непродолжительно (иногда всего несколько часов), что болезнь может быть совершенно просмотрена, и только последующее шелушение и иногда появление белка в моче указывает, с чем имелось дело. Известна еще, наконец, рецидивная (возвратная) скарлатина, при которой скрывшаяся сыпь через несколько дней может появиться снова.

Кроме того, известны зачаточные формы скарлатины. Сюда относятся: скарлатинозная жаба без сыпи (angina scarlatinosa sine exanthemate) и скарлатинозное воспаление почек (нефрит) без сыпи (nephritis scarlatinosa sine exanthemate). Хотя в этих случаях сыпь могла быть и просмотрена, но известны ведь и противоположные случаи скарлатинной сыпи без жабы и, конечно, без нефрита.

Интенсивность сыпи никакого указания на тяжесть или легкость данного случая заболевания не дает; после легкого высыпания могут быть тяжелые последствия и, наоборот, при обильной высыпи болезнь может протечь легко и без всяких дурных последствий.

Лихорадка в некоторых случаях бывает очень невысокой, и болезнь иногда протекает почти без повышения температуры; в иных же случаях она может сразу достигнуть такой высокой степени (гиперпиретической), что больной впадает в бред и даже может погибнуть от паралича сердца раньше появления сыпи, хотя известны случаи подобной внезапной смерти и без особенного повышения температуры, что объясняется силой инфекции (заразы). Если период высокой температуры затягивается, то болезнь получает тифозный характер (с помрачением сознания, бредом, полным упадком сил и проч.).

Из осложнений скарлатины чаще всего бывают дифтерит и воспаления почек (нефрит).

При осложнении дифтеритом поверхность зева покрывается дифтеритическим налетом в большей или меньшей степени. Из полости зева дифтеритические налеты могут распространиться на полость носа, вызывая злокачественный насморк с отделением дифтеритических пленок, а также по евстахиевой трубе распространиться на барабанную полость уха и сосцевидные клетки, вызывая воспаление среднего уха, часто с нагноением и разрушением барабанной перепонки, сосцевидного отростка п проч., часто влекущими за собой глухоту; отсюда процесс может распространиться и в полость черепа, что представляет еще более неблагоприятное, обыкновенно смертельное, осложнение.

На гортань, а тем паче на дыхательное горло и бронхи, скарлатинный дифтерит распространяется весьма редко, а также еще реже оставляет после себя параличи. Но осложнения его значительным опуханием подчелюстных желез не редко. Это воспаление их может осложниться воспалением подчелюстной клетчатки, причем получается так называемая жаба Людовика (angina Ludovici), которая может перейти в нагноение со всеми печальными последствиями, изложенными мной при описании дифтерита. Скарлатинозный дифтерит, изъязвляя слизистые оболочки, дает доступ в тело стрептококкам и является причиной развития самой тяжелой, септической формы скарлатины, уносящей наибольшее количество жизней больных, заболевающих скарлатиной.

В то время как жаба является постоянным спутником скарлатины, явления со стороны почек хотя и довольно часты, но все же не обязательны, и, как я уже сказал, нисколько не зависят ни от интенсивности сыпи, ни от температуры. Белок в моче можно нередко наблюдать, как я уже упоминал, во время наибольшего развития болезни, в период высыпания, затем вместе с падением температуры она может исчезнуть. Но нередко белковая моча появляется уже в период шелушения, хотя и в это время она может исчезнуть бесследно. Настоящее же воспаление почек чаще всего наблюдается между третьей и шестой неделей заболевания, т. е. именно в период шелушения. При этом в моче замечается значительное количество эпителия мочевых канальцев, который тоже как бы шелушится, слущивается (отсюда название десквамативный [слущиваюшийся] нефрит); вместе с ним замечаются фибринозные и покрытые тем же почечным эпителием почечные цилиндры, а также так называемые цилиндроиды (особенно длинные, гладкие, скрученные, на концах расщепляющиеся цилиндры). Как в моче, так и в почках (при вскрытиях) находят многочисленные бактерии, которые в последнем случае часто образуют целые закупориваюшие пробки (эмболы) в мочевых канальцах. Количество мочи уменьшается, иногда до полного прекращения мочеотделения (анурия); появляются отеки, которые могут развиться в форменную общую водянку. Если существует полное прекращение мочи или даже значительное ее задержание, то являются уремические припадки, зависящие от задержки мочи в крови и выражающиеся потерей сознания, бредом, прострацией и проч. и могущие повести к смертельному исходу еще быстрее, нежели водянка.

Из других осложнений скарлатины чаще других бывают: воспаление внутренней оболочки сердца (эндокардит), особенно частое у детей и являющееся, по мнении некоторых авторов, самой частой причиной пороков сердца, развивающихся в детском возрасте. Гораздо реже наблюдается воспаление суставов. Хотя оно бывает и в период высыпания, но чаще наблюдается в период шелушения. Поражаются по преимуществу мелкие суставы пальцев, причем в них чувствуется боль, а иногда и опухоль суставов, краснота кожи над ними и жар как при остром ревматизме. Боли часто переходят с одного сустава на другой.

Еще более редкие осложнения скарлатины — гнойное воспаление суставов, воспаление сухожильных влагалищ, воспаление мозговых оболочек, заболевание дыхательных органов и серозных оболочек (подреберной плевы, брюшины), образование нарывов и даже гангрена кожи и проч.

Последовательные болезни после скарлатины являются обыкновенно продолжением ее осложнений. Таковы: расстройства слуха, выражающиеся притуплением его, шумами в ушах, а иногда и полной глухотой на одно или оба уха, и зависящие от распространения процесса из полости глотки на уши; затем, пороки сердца, хроническое воспаление почек, иногда разного рода поражения глаз, вплоть до слепоты; иногда разного рода параличи, как периферического, так и центрального характера; заболевания суставов с нагноением их и сращением; наконец, иногда после перенесенной скарлатины развивается общее истощение организма, с ослаблением как физических, так и умственных способностей, с предрасположением к всевозможного рода кожным заболеваниям — чирьям, сыпям, подкожным кровоизлияниям, а также предрасположение к туберкулезным заболеваниям как легких, так и лимфатических желез, костей, суставов и мозговых оболочек.

Все это заставляет считать предсказание при заболеваниях скарлатиной серьезным даже в по-видимому легких случаях этой болезни.

Лечение

Что касается мер профилактических, то здесь имеет силу все то же, что и при других заразных болезнях, хотя бы, например, то, что говорилось мной при дифтерите. Лучше, чем пробовать какое бы то ни было лечение, постараться не заболеть. Для ограждения же от заразы здоровых, ввиду ее контагиозности, следует больного возможно тщательно изолировать, лишить его всякого общения со здоровыми даже посредством предметов, которыми он пользуется. Ухаживающие за ним лица должны также избегать всякого сношения с здоровыми, дабы не разносить заразы. Ввиду стойкости заразы, помещение больного и все бывшие вблизи него вещи должны быть подвергнуты самой тщательной дезинфекции.

Но кроме этих мер, я могу здесь предложить еще одну, хотя быть может и не абсолютно верную (но ведь и предыдущие тоже являются лишь паллиативами и не могут совершенно искоренить заразу скарлатины на земле), но зато гораздо более удобную и доступную. Это приемы с предохранительной целью белладонны. О предохранительных против скарлатины свойствах белладонны опубликовано Ганеманом в 1800 г. С тех пор она много раз применялась с профилактической целью как гомеопатами, так и многими аллопатами. На таковые ее свойства указывается еще и теперь во многих аллопатических руководствах терапии, например, у Eichorst'а (белладонна и серноватистокислый натрий), у F. Nymeyer'а и Е. Setiz'а, причем некоторые даже не скрывают, вопреки своему обыкновенно, источника, откуда почерпнуто это средство. Тем не менее ни аллопаты, ни многие гомеопаты не являются особенными поклонниками профилактических свойств белладонны, тогда как другие гомеопаты, напротив, с восторгом отзываются о ней и приводят массу фактов, довольно ярко иллюстрирующих несомненно ценные профилактические свойства этого средства (например, Black в I т. Brit. Journ. of Hom., Dudgeon в его Lеctures). Юз объясняет это противоречие тем, что лица, отрицающие пользу белладонны, в этом отношении отступили от заветов Ганемана и применяли ее в очень больших дозах, вызывающих физиологический эффект (аллопаты — Extr. Bell. 0,15, Aq. dest. 30,0, ежедневно давать количество капель вдвое против числа лет ребенка, т. е. около 1/20–1/15 грана; гомеопат Benjamin Bell в госпитале George Watson, прописывавший ее в очень низком делении) и притом безразлично при всякого рода эпидемиях скарлатины, тогда как Ганеман предложил это средство в дозе, соответствующей третьему сотенному делению (1/250000 раствора экстракта по 1–2 капли на прием в 3–4 дня) и только в разновидности этой болезни, когда сыпь гладкая, лоснящаяся, блестящая, т. е. в простой форме скарлатины. Пригодность белладонны как prophylacticum только в этой форме скарлатины была подтверждена и в новейшее время (д-ром Bayes в эпидемии в Cambridge'е). Врачи, придерживавшиеся указаний Ганемана как относительно дозы, так и формы болезни, всегда или, по крайней мере, в огромном большинстве случаев оставались довольны этим средством.

Итак, с профилактической целью следует давать здоровым детям во время эпидемии и в особенности если в доме есть скарлатинный больной белладонну в третьем сотенном делении по 1–5 капель (смотря по возрасту принимающего) 1–2 раза в день.

Перейду теперь к лечению болезни.

"Простая скарлатина, — говорит проф. Юз, — оказывается смертельной только благодаря докторскому усердию". Если в приводимом им афоризме и имеется преувеличение, то заключается и добрая доза правды. Всякие энергичные жаропонижения, смазывания и прижигания скарлатинозной жабы приносили больше вреда, нежели пользы, и современные клиницисты советуют индифферентный, выжидательный метод лечения этой болезни, ограничиваясь тепловатыми ваннами, смазыванием поверхности тела жиром (салом), вином, диетой и проч.

Мы, гомеопаты, манипулируя с малыми дозами, могущими принести только пользу, но никак не повредить, получаем, наоборот, прекрасные результаты, и если только болезнь захвачена вовремя, вовсе не считаем ее такой опасной, какой считают ее наши сотоварищи-аллопаты. Конечно, не все выздоравливают и у нас, да это и понятно из всего изложенного мной об этой болезни. Врач может сделать только возможное.

Из гомеопатических средств главным, конечно, является Belladonna, патогенетическая картина которой является наиболее подобной с патологической картиной болезни, и потому она способна контролировать скарлатину не только в общей, простейшей форме ее течения, но и в наиболее частых и типичных ее осложнениях, как-то: ее влияние на горло, сердце, уши, мозг и даже почки. В простейшей форме скарлатины с гладкой сплошной сыпью мы поэтому можем ограничиться почти одним только этим средством в 3–6 сотенном делении, и только назначаем в помощь ей обычный во всех остролихорадочных болезнях Aconitum 3–6, давая их поочередно через 1–2 часа смотря по силе заболевания. Эти средства даются до окончания острого периода болезни, до прекращения лихорадки. В период шелушения вначале дается та же Belladonna, 3–4 приема в день в течение первой недели, а затем до полного прекращения шелушения дается обычное кожное средство Sulfur 3–30, 2–3 приема в день (и даже один раз в день).

Во все продолжение болезни до конца шелушения больной должен оставаться в постели. Комната его должна быть светлая, с достаточным запасом свежего воздуха, с достаточным количеством влаги, что особенно важно для облегчения высыпания. Температура комнаты должна быть в 15–17° R. Для увлажнения воздуха лучше всего пользоваться пульверизатором, причем водяная пыль будет уносить из воздуха имеющуюся в воздухе заразу и осаждать ее на стены, пол и проч. Для распыления лучше брать жидкости, способные в тоже время озонировать воздух, как, например, так называемая лесная вода, сосновая вода и проч., содержащие в себе как главные составные части терпентин, эвкалиптовое масло и пр. Выделяющимся при этом озоном воздух вместе с увлажнением будет очищаться и тем, что многие заразные и загрязняющие его вещества будут уничтожаться; следовательно будет достигаться и некоторая дезинфекция. Более умеренному течению болезни способствуют также тепловатые ванны в 27–29° R. Они способствуют более правильному высыпанию и умеряют температуру. Но прохладных ванн, хотя и очень настойчиво предлагаемых разными медицинскими авторитетами, следует избегать, так как от них часто можно получить больше вреда, нежели пользы. В период шелушения ванны обязательны. Во время высыпания их можно делать каждый день и даже два раза на день (при тифозном характере заболевания), в период же шелушения — через день. Для облегчения высыпания и последующего шелушения прежде настойчиво советовали втирание в кожу сала, в период высыпания три раза в день, в период первых двух недель шелушения два раза в день, а потом до конца шелушения один раз в день. Это очень хорошая мера, которая в связи с сопровождающим ее массажем кожи весьма благотворно влияет на питание последней и распределение в ней крови, а отсюда и на общее состояние организма. Вместо сала лучше употреблять смесь равных частей вазелина и ланолина и втирать несколько реже: в период высыпания и первую неделю шелушения раза два в день, а затем по разу. Так как при этой болезни надо беречься тщательно простуды, то больной не должен оставлять постели, в особенности в зимнее время, до конца шелушения. В пищу больному лучше давать жидкие и легковаримые вещества, молоко, супы, молочные супы, обезжиренное какао (легуминозное), яйца всмятку. В период выздоровления можно прибавить хорошо изрубленную котлетку, в особенности куриную, белый хлеб. Для питья лучше всего чистая вода, слабый чай или же с прибавлением фруктового сока. В виду возможного осложнения со стороны почек, за чем нужно тщательно следить, ежедневно пробуя мочу на белок кипячением ее или добавлением крепкой азотной или пикриновой кислоты (реактив Эсбаха), спиртных напитков следует избегать. Пустить больного к здоровым можно только после полного окончания шелушения (что бывает не ранее четырех недель от начала заболевания) и нескольких ванн и смен каждый раз белья.

Всего указанного в огромном большинстве случаев вполне достаточно, чтобы привести болезнь к желанному концу и избежать всяких вредных осложнений и последствий.

Но в случаях, уклоняющихся от нормального типа скарлатины, необходимы другие лекарства. Общие меры остаются, конечно, те же.

При милиарной форме скарлатины Belladonna, как я уже говорил, мало приносит пользы; в этой форме специфическими будут Aconitum и Coffеа в средних делениях (3–6). Некоторые авторы для контроля лихорадки скарлатины отдают предпочтение Gelsemium'у ХЗ–3 перед Aconitum'ом. При пузырьчатой скарлатине Соffеа заменяется Rhus tox. 3–6.

Против скарлатинозной жабы бывает достаточно и Belladonn'ы, но если она получает значительное развитие, то Belladonn'у заменяют Apis'ом или Apisinum'ом 3-6 при значительном опухании и отеке слизистой оболочки глотки, или меркуриальными препаратами в ХЗ–6 делениях (Меrc. sol. Н., bijodat., cyanatus), если появляются изъязвления и налеты. При распространении воспаления на полость носа и евстахиеву трубу наичаще полезен Kali bichromicum ХЗ–6; при редко наблюдающемся осложнении со стороны гортани и трахеи будут полезны Bromium Х2–3, Ammonium bromatum Х2-3, Spongia Х2–3. При поражении шейных лимфатических желез вполне достаточен меркурий (особенно Merc. bijodat.) ХЗ–3, но когда воспалением поражается и окружающая их клетчатка (angina Ludovici), то весьма ценными оказываются Rhus tox. 2–6 и Lachesis (6–30). Затем, при жабе и ее осложнениях приносят большую пользу тепловлажные закутывания шеи (согревающие компрессы), смазывания аписным или русовым маслом. Для полоскания горла употребляется, как и вообще при жабе и дифтерите, чистая тепловатая вода или лучше с прибавлением поваренной или бертолетовой соли, Phytolacca, известковой воды и проч.

При злокачественной скарлатине, характеризующейся сильной нервной интоксикацией, весьма полезны прежде всего завертывания больного во влажные простыни или холодные обливания с последовательными закутываниями в теплые одеяла, чтобы отвлечь реакцию на кожу. Из лекарств назначается Camphorа в низших делениях (XI–ХЗ) через 2–3 часа, когда имеется общий упадок сил с похолодением конечностей, но без мозговых симптомов; при мозговом же угнетении наиболее полезными оказались Cuprum aceticum 6–30 и Zincum 30. Первый из них тем предпочтительнее, чем больше прострация и чем сильнее судороги. Если припадки не так угрожающи, но имеется все-таки сильный упадок сил и опасность паралича сердца, то хороши обычные в этих случаях Arsenicum и Lachesis в высоких делениях (6–30). Но в злокачественной скарлатине часто делает излишними все вышеприведенный лекарства одно американское средство открытое, благодаря закону подобия, в 60-х годах д-ром Уэльсом (Wells). Это Ailanthus glandulosa. История его открытия такова. Однажды у ребенка д-ра Wells'а из Бруклина появились все признаки злокачественной скарлатины: сильная рвота и головная боль, светобоязнь, головокружение, горячее красное лицо, сильная слабость, быстрый малый пульс, сонливость и в тоже время сильное беспокойство, тоска; через два часа сонливость перешла в бесчувственное состояние с постоянным бормочущим бредом, и девочка перестала узнавать родных; в тоже время она вся была покрыта просовидной сыпью с темным, почти багровым цветом кожи; сыпь была особенно обильна на лбу и лице. Д-р Wells считал свою дочь погибшей, но через несколько часов наступило улучшение и вскоре девочка совершенно поправилась. Оказалось, что она просто насосалась много сока из стеблейAilanthus'а. Описывая этот случай, д-р Wells предсказал, что это средство должно быть полезно в злокачественной скарлатине. И действительно, произведенные с ним опыты в 1867 и 1868 гг. вполне подтвердили предсказание Wells'а. Специальные показания для этого средства следующие: болезнь возникает при тяжких симптомах, глотка багрова и быстро опухает, сыпь пятнами и темного цвета, пульс очень частый и слабый, мозг угнетен. В этих случаях Ailanthus дается обыкновенно один в XI–ХЗ делениях.

Если общие явления не так тяжелы или ослаблены с помощью приведенных лекарств, но в зеве имеется значительное изъязвление и гангренесценция, то здесь будут полезны те же средства, который указаны мной при дифтерите. Из них наибольшим доверием пользуется Lachesis 6–12. Когда имеются ссадины во рту и в носу и едкое выделение, то в этих случаях в американской литературе особенно расхваливали Arum triphyllum ХЗ–3. В случаях геморрагической скарлатины наилучшим оказался Crotalus horridus 3–30, но здесь также должен быть полезен Phosphorus 6–12.

Легкие случаи альбуминурии могут проходить и сами собой; из лекарств для них вполне достаточно Belladonn'ы. Но если развивается форменное воспаление почек с последующей водянкой, то необходимы более специфические средства. Наиболее полезными в этих случаях оказались Cantharis 3–6, Arsenicum 3–12, далее Helleborus niger ХЗ–3, Apis и Apisinum 3–6, Apocynum X1–ХЗ и др.

При истощении, развивающемся вслед за скарлатиной, полезны обычные в подобном случае Calcarea carbonica ХЗ–6, Calcarea phosphorica ХЗ–3, China X1–12, Ferrum 1–6 и др. Дабы не нагромождать сведений, я не буду останавливаться на остальных осложнениях и последствиях скарлатины, так как это заняло бы много времени. Они, конечно, требуют специального лечения. Здесь же я имел в виду изложить только общее течение этой болезни и познакомить с главнейшими требующимися при ней средствами.

Примечание. Относительно приводимых мной как в этом, так и в других моих докладах лекарств, везде я указываю наиболее употребительные низшие и высшие деления их для каждого данного случая. Выбор соответственного деления зависит как от возраста больного, так и вообще от его восприимчивости к лекарству. Как правило, лучше всегда начинать с более высокого деления и затем, если бы оно оказалось слабо действующим, переходить к более низкому, а не наоборот, так как иногда даже средние деления (3–6) могут оказывать ожесточение.

Аптечки к этому руководству

1) Из 6 главных средств: Aconitum 3, Ailanthus 1, Apisinum 6, Belladonna 3, Cantharis 6 и Sulfur 6. Цена в двухдрахмовых стеклянках 1 руб. 75 коп.

2) На 12 средств — добавляются к предыдущим еще следующие: Arsenicum 6, China Х2, Соffеа 3, Mercur. sol. Н. 3, Phosphorus 6 и Spongia ХЗ. Наружное Phytolасса. Цена в двухдрахмовых стеклянках 3 руб. 50 коп.

3) На 24 средства — добавляются еще Ammonium bromatum ХЗ, Calcarea phosphorica ХЗ, Camphora 1, Crotalus 6, Cuprum aceticum 6, Gelsemium ХЗ, Helleborus niger ХЗ, Kali bichromicum 3, Lachesis 6, Mercur. bijod. 2, Mercur. cyan. 3 и Rhus 3. Цена 6 руб.

Брошюра к этим аптечкам прилагается бесплатно.

Другие лекции и публикации д-ра Ивана Луценко