Д-р Дороти Шеперд

Дороти Шеперд

Врожденный порок сердца


Heal Thyself (The Homœopathic World), vol. LXXVII, № 922, October 1942, pp. 289–292

Перевод Зои Дымент (Минск)

Острые болезни являются самоограниченными, они протекают по своему собственному расписанию, и выздоровление наступает даже тогда, когда никакого лечения, кроме отдыха в постели и ограничений в диете, т. е. частичного голодания, не предпринимается. Гомеопатическое лечение ускоряет выздоровление, но тех, кто не верит в действие гомеопатии, трудно убедить в этом, поскольку в любом случае симптомы болезненного состояния раньше или позже исчезают.

Не так обстоят дела при хронических болезнях. Правда, взгляды аллопатов и гомеопатов на хронические болезни различаются. Для врача-аллопата хроническая болезнь, например, бронхит, это болезнь, которая возвращается вновь и вновь, и, в конце концов, у больного не остается шансов на выздоровление, болезнь навсегда привязывается к страдальцу, и возможно только паллиативное лечение.

Гомеопаты говорят, что хроническая, или латентная, болезнь является причиной острого приступа и остается неизменной, даже когда последний проходит; проветривание, отдых и укрепляющие средства на самом деле не излечивают человека от хронической болезни, которая представляет собой совокупность наследия прошлых поколений, болезненности и греховности всех предков. Они передали вам свою слабость, склонность к ревматизму, бронхитам и т. п., отсюда ваша чувствительность, ваша аллергия, как модно теперь называть эту реакцию на определенные виды продуктов, определенные выделения лошадей, кошачью шерсть и пыльцу трав, и ваша склонность к астме. Аллопат станет отрицать, что можно вылечить аллергию и склонность к определенным болезням, которая передается в семье. Гомеопат считает, что излечение возможно, он сделает много попыток и добьется успеха в большом проценте случаев, если между пациентом и доктором установится хорошее сотрудничество, пациент не потеряет терпения и не станет ожидать мгновенных чудес. Природа не спешит и действует согласно своим неизменным законам.

В последнее время я наблюдала за пациентом с врожденным пороком сердца и была очень впечатлена силой, присущей лекарствам, назначаемым в соответствии с законом подобия. Я впервые увидела Джорджи 15 сентября 1941 года, когда ему был один год и десять месяцев. Он весил 19 фунтов 14 унций (примерно 9 кг. — Прим. перев.), у него было шестнадцать зубов, вес не увеличивался в течение уже семи месяцев, пять месяцев назад перенес корь. Отстающий в развитии ребенок не мог ни стоять, ни ходить, не мог даже поднять ног, не любил, когда к нему прикасались, был худ и вял, страдал от одышки, и мать была вынуждена все время его возить и носить. Особенно примечательным был цвет его кожи. Она была синей, лицо было синее, руки и ноги были темно-фиолетовыми; у ребенка был врожденный порок сердца синего типа из-за сохраняющегося отверстия в стенке между двумя предсердиями, которое обычно закрывается к моменту рождения. Из-за наличия этого отверстия артериальная и венозная кровь в предсердиях непрерывно смешивались, и ребенок никогда получал кислорода достаточно, чтобы дышать нормально. Физиологическая ошибка развития, неизлечимая, по мнению медицинской науки.

Он находился с момента рождения под наблюдением специалиста в детском отделении большой больницы, и матери сказали, что ему ничем нельзя помочь.

Я подумала, что он страдает также от слабости, вызванной корью, и не исчезнувшей после того как корь прошла, и мы могли бы попытаться облегчить жизнь матери, назначив ребенку антидот кори и укрепив мышцы ребенка с помощью массажа и электрических процедур.

Morbillinum 100, одна доза, была принята 15 сентября 1941 года.

Я должна упомянуть, что сердце ребенка было расширено, и по всей области сердца прослушивались всевозможные шумы.

22.09.41. — Прошла неделя после сделанного назначения; Джорджи попытался встать и ходить с поддержкой; массажистка была поражена, так как никогда раньше не видела такой быстрой реакции после одной процедуры. Все еще очень капризный и плаксивый, избалованный матерью, глаза воспалены с рождения, ресницы растут вовнутрь, и их необходимо периодически вытаскивать. Весит 20 футов 3 унции (примерно 9 кг 160 г. — Прим. перев.), впервые за семь месяцев вес вырос на пять унций (около 140 г. — Прим. перев.). Диагноз был поставлен правильно: после кори слабость переросла в хроническую болезнь, которая преобладала в данный момент.

29.09.41. — Весит 20 фунтов 8 унций (примерно 9 кг 300 г. — Прим. перев.). Вчера опять был приступ, сопровождающийся усилением синюшности — частое явление — в результате очень сонный и вялый; начал больше говорить. Morbillinum 100.

06.10.41. — Появилась диарея, ослаб, от этого похудел. Весит 19 фунтов 12 унций (примерно 8 кг 960 г. — Прим. перев.). Мать очень расстроена, растеряна — ребенок всегда плачет, капризничает, не ест жирное. Pulsatilla 30, одна доза.

13.10.41. — Весит 20 фунтов 8 унций (примерно 9 кг 300 г. — Прим. перев.); вновь набрал вес. Из больницы врач сообщил, что тоны сердца улучшились. Повторить Pulsatilla 30.

20.10.41. — Прибавка в весе, сейчас весит 20 фунтов 14 унций (примерно 9 кг 470 г. — Прим. перев.). Самостоятельно встает, намного оживленней, хочет играть с другими детьми, которых встречает на массаже; аппетит лучше.

27.10.41. — Весит 21 фунт (примерно 9 кг 530 г. — Прим. перев.). Стоит самостоятельно, ресницы больше не врастают. Веки не так воспалены; цвет лица и рук не такой темно-синий, как ранее. Pulsatilla 6 утром и вечером.

10.11.41. — Весит 21 фунт 3 унции (примерно 9 кг 610 г. — Прим. перев.). Плохо себя чувствует после того как съел рыбу. Ходит самостоятельно. Назначен Kali carb. — лекарство от обострения после употребления в пищу рыбы.

08.12.41. — Весит 21 фунт 7 унций (примерно 9 кг 720 г. — Прим. перев.). Ходит самостоятельно, не такой синий; вновь стали врастать ресницы; плохо спит, хочет сидеть и играть всю ночь. Medorrhinum 30.

15.12.41. — Весит 21 фунт 4 унции (примерно 9 кг 640 г. — Прим. перев.). Нет приступов с посинением, сердце сильнее, тоны правильнее.

22.12.41. — Вновь капризный и сонный. Pulsatilla 30.

05.01.42. — Весит 21 фунт 7 унций (примерно 9 кг 720 г. — Прим. перев.). Конъюнктивит на правом глазу, ресницы опять врастают; гуляет только за руку. Syphillinum 30.

19.01.42. — Капризничает в выходные; прорезался второй зуб. Раздражительный, хочет, чтобы с ним нянчились. Pulsatilla 30, вечером и утром.

09.02.42. — Весит 21 фунт 9 унций (примерно 9 кг 780 г. — Прим. перев.). Нет приступов с синюшностью; теперь все время хочет гулять, пронзительно визжит, своенравный. Tuberculinum 30.

23.02.42. — Весит 21 фунт 13 унций (примерно 9 кг 890 г. — Прим. перев.). Tuberculinum 30. Ест лучше, нет синюшности, улучшился характер; за месяц прорезалось четыре зуба, и при этом все же прибавил в весе. Цианоз намного слабее.

09.03.42. — Весит 22 фунта 1 унцию (примерно 10 кг. — Прим. перев.). Чувствует себя хорошо. Tuberculinum 30.

16.03.42. — Весит 22 фунта 4 унции (примерно 10 кг 60 г. — Прим. перев.). Tuberculinum 30.

23.03.42. — Весит 22 фунта 9 унций (примерно 10 кг 230 г. — Прим. перев.). Конъюнктивит, опять врастают ресницы. Просыпается и вопит. Повторить Tuberculinum 30.

13.04.42. — Вес тот же. Хорошо ходит самостоятельно. Пресистолические и систолические шумы по всей области сердца; насморк в течение нескольких недель. Сильный метеоризм. Lycopodium M.

27.04.42. — Весит 22 фунта 13 унций (примерно 10 кг 350 г. — Прим. перев.). Неделями не избавляется от простуд, светобоязнь, вросшие ресницы, ходит по комнате самостоятельно, синюшность меньше. Набрал три фунта веса (примерно 1 кг 360 г. — Прим. перев.) с сентября 1941 года, при том что вес не увеличивался в течение семи месяцев до его первого визита к нам в сентябре 1941 года. Кроме того, с сентября прорезалось последние четыре зуба.

01.06.42. — Был болен, перенес тяжелый стоматит, изъязвление рта и боли в горле, находился в больнице в течение нескольких недель, результаты далеко не удовлетворительны: потерял 18 унций веса (около 510 г. — Прим. перев.). Опять стал очень несчастным и обидчивым. Глаза все еще воспаленные. Весит 21 фунт 11 унций (примерно 9 кг 840 г. — Прим. перев.). Syphillinum 30.

08.06.42. — Весит 21 фунт 14 унций (примерно 9 кг 920 г. — Прим. перев.). Фотофобия из-за ирита — обострение после Syphillinum, очень сонный днем и ночью, густой насморк. Несмотря на то что некоторые симптомы ухудшились, цианоз намного слабее. Medorrhinum 30.

22.06.42. — Весит 21 фунт 14 унций. Глаза в хорошем состоянии, мать только промывает их холодной водой; ресницы появились по бокам глаз, не только в центре век, как было раньше. Очень раздражительный; одна сторона лица красная и горячая. Chamomilla 30 вечером и утром и одна доза Syphillinum 30.

06.07.42. — Весит 22 фунта 10 унций (примерно 10 кг 260 г. — Прим. перев.). Набрал ¾ фунта (около 340 г.— Прим. перев.) — чувствует себя намного лучше, хорошо спит и ест.

13.07.42 — Весит 23 фунта 5 унций (примерно 10 кг 570 г. — Прим. перев.). Syphillinum. Цвет кожи лучше, не бывает приступов с посинением; очень активный, играет целыми днями; любит улечься и проспать почти целый день, капризный, мать с ним измучилась. Несколько желтых пятен под кожей на подбородке и лице.

27.08.42. — Весит 23 фунта 15 унций (примерно 10 кг 860 г. — Прим. перев.). Syphillinum 30. Хорошо говорит, ходит и бегает, самостоятельно одевается, делает замечания о предметах, очень умный. Стоял на голове в клинике и кувыркался без посинения и одышки. Кожа нормального цвета, губы не синеют, пальцы и ноги не синеют, ресницы нормальные.

Прибавка веса 2¼ фунта (примерно 1,02 кг. — Прим. перев.) с 01.06.42, когда он стал получать повторные дозы Syphillinum.

Что произошло с отверстием между предсердиями? Теперь кровь чисто артериальная, и очевидно, что артериальная и венозная кровь не смешиваются, так закрылось ли отверстие? Тоны сердца улучшаются. Сейчас нет пресистолического шума, только систолические шумы по всей прекардиальной области.

Ребенок ни в коем случае еще не излечен от своей хронической болезни, но улучшение за год — последний раз я его видела 17.09.42, когда он получил еще одну дозу Syphillinum 30, — поразительно. Я наблюдала много случаев врожденного порока сердца, вызванного открытым овальным окном, но раньше не видела улучшений. Больные дети, как правило, сходили в могилу, не дожив до 5-6 лет, из-за бронхита или бронхопневмонии, и не доживали до зрелости.

Джорджи нормален, насколько можно судить: ест, спит и вовсю резвится, наслаждается жизнью, не обращая внимания на сердце; еще за один год, при условии, что он продолжит лечение, он должен стать гораздо сильнее и хорошо продвинуться по пути, ведущему к выздоровлению от его неизлечимой болезни.

Он получил антидоты к различным глубинным хроническим болезням, первым Morbillinum против кори, а затем Pulsatilla, которая также является антидотом последствий кори. Затем аккуратно были назначены антидоты туберкулеза — его не было в анамнезе, но он незримо присутствовал, были даны антидоты к псоре, к гонорейной наследственности в семейном анамнезе и, наконец, был антидотирован сифилис. Сифилис лежит в основе многих кажущихся неизлечимыми болезней. Что было предпринято дальше? Необходимо было увеличить потенцию Syphillinum, потому что я замечала много раз, что 200-я или 1М потенция способны подхватывать пациента и подталкивать его в быстром темпе вперед, к здоровью, когда 30-й потенции не удается улучшить состояние.

Одна ласточка не делает весны. Один пациент отнюдь не подтверждает мое заявление, что даже врожденный порок сердца, хроническую болезнь, можно излечить, но если вы видите улучшение перед своими глазами, то в гомеопатии что-то непременно должно быть. И оно есть!

статьи Дороти Шеперд Оглавление