Д-р П. Зикк (Германия)

Гомеопатия при постели больного

Клинические наблюдения гомеопата

Составил В. Сорокин, Санкт-Петербург, 1880

3. Дифтерит

Могут ли гомеопатические средства разрушать дифтерическое новообразование, спросят, может быть, меня при чтении этого отдела. Нет, не могут, но они и не должны этого делать. Гомеопатические средства действуют не на зародыш ложных перепонок, но на человеческий организм вообще. При сколько-нибудь значительном распространении болезни в зеве, совершенного разрушения микроскопических паразитов, если даже принимать их за действительную причину дифтерита, по нашему мнению, вообще невозможно достичь с помощью какого бы то ни было средства. Ни карболовая, ни салициловая кислоты, ни азотнокислое серебро, ни cеpa в плотном ли, жидком или порошкообразном виде употребления, не могут проникнуть во все складки и извилины слизистой оболочки зева, переходящей на дыхательный и пищеварительный аппараты, настолько сильно и глубоко, чтобы вполне разрушить микроскопические зародыши болезни. Всякое местное лечение дифтерита, как бы ни было оно деятельно и старательно, напоминает горящий дом, заливаемый только с трех углов, причем четвертый угол, недоступный действию огнегасительных снарядов, подвергает целый город неминуемой опасности. Mне заметят, что лучше заливать хотя только три угла, чем предоставить весь дом действию пламени; совершенно верно, если нет средства для более надежной защиты города. Этим средством защиты города, т.е. организма, обладает гомеопатия, излечивавшая легко и верно весьма тяжкие случаи дифтерита.

Все авторы, писавшие о дифтерите, согласны в том, что личное расположение играет большую роль при этой болезни; этим же расположением только и можно объяснить, почему болезнь поражает не всех членов известного семейства, а только некоторых, хотя все они живут при одинаковых условиях. Причину этого видят, и совершенно правильно, в неодинаковом состоянии зева и миндалин у всех членов одного и того же семейства, а это различие, в свою очередь, по крайней мере в большинстве случаев, обусловлено телосложением и общим питанием организма; так, например, золотушные дети обыкновенно склонны к известному размягчение и налитию слизистой оболочки зева, к часто повторяющемуся воспалению миндалин, что, со своей стороны, представляет благоприятную почву для развития грибков дифтерита. Но все эти страдания слизистой оболочки, все аномалии телосложения в высшей степени доступны действию специфических, преимущественно гомеопатических средств, с помощью которых можно излечить болезнь, лишив последнюю нужной для нее почвы, предохранить организм от дальнейшего заболевания, спасти — употреблю прежнее сравнение — целый город от погибели.

Гомеопатическая литература о дифтерите очень неудовлетворительна. Указания для выбора лекарств, установленные первыми гомеопатами, малопригодны для нашего времени и вовсе не соответствуют рассматриваемой нами болезни, едва встречавшейся в Германии в первую половину текущего столетия. При воспалении легких, например, главные средства (Aсon., Bry., Sulph., Phosph., Tart. и т.д.) употребляются и поныне точно так же и по тем же показаниям, на основании закона подобия, как во время Ганемана, с прибавлением впоследствии только немногих средств (например, Iod.), при дифтерите же почти каждый врач-гомеопат употребляет свое особенное средство. Поэтому при лечении дифтерита я действовал совершенно самостоятельно, принимая за образец крупозное воспаление зева, анатомически и клинически всего ближе подходящее к дифтериту и со времени Ганемана сотни раз уступавшее действию Асоn. (в начале болезни), а затем Spong. (Iod.) и Hep. sulph. calc. Йод, равно как и меркурий, казался мне мало соответствующим характеру болезни, во многих случаях скрытно развивающейся; кроме того, оба эти средства, при общеупотребительных больших и часто повторяемых приемах, проникли уже в значительной мере в кровь нашего поколения, почему с гомеопатической точки зрения важны не столько их разведения, сколько противодействующие им средства (антидоты); эти соображения привели меня к употреблению серной печени (Нер.), представляющей также одно из могущественнейших средств против болезненного телосложения. Впрочем, этому средству, как при крупе, я предпосылал Асоn., когда лихорадка ему соответствовала, или Bell., при соответствии горячки и местного воспаления этому средству. Bell. во многих случаях блистательно проявляла свои специфические действия на органе зева, хотя по общему характеру своего действия она, собственно говоря, не соответствует болезни. В случаях, отличавшихся при самом начале сильной болью при глотании и яркой краснотой слизистой зева, это средство почти всегда доставляло заметное, хотя иногда только временное, облегчениe; в легких заболеваниях, где достаточно сильный организм может справиться с болезнью, последняя исчезала без употребления дальнейших средств, хотя эти легкие случаи иногда начинались очень тяжкими явлениями, как доказывает следующее наблюдение:

12. К. Ст., красивая, очень сильная работница 21 года, полгода тому назад вышедшая замуж, почувствовала утром 3 февраля 1866 г. боли в голове и горле, но, несмотря на это, отправилась на рынок, откуда, впрочем, едва могла возвратиться домой. К 4 часам пополудни она была уже без сознания, бредила, вскакивала с постели и пр. Вечером я нашел больную лежащей на спине, с опухшим сильно красным лицом; неподвижно устремленные вверх глаза налиты кровью и сильно слезятся, зрачки нормальны, обе половины лица одинаковы, в руках частые судорожные движения; разбуженная на минуту, она не узнает окружающих и тотчас впадает в прежнюю спячку. Пульс 132, кожа очень суха и горяча. Сколько нужно было бы поставить пиявок к голове этой 20-летней женщины? Ей даны была немедленно, из карманной аптечки, 3 капли Bell. 30. — 4 февраля. Уже через час после употребления средства сознание возвратилось, а за следующую ночь восстановилось совершенно; впрочем, сна не было и судорожные движения рук продолжались. Пульс 132, кожа менее горяча. Левая миндалина сильно распухла и почти по всей поверхности покрыта дифтерическим налетом. Сильные боли в голове, ушах и глотке продолжаются. Ввиду несомненного улучшения картины болезни, больная оставлена без лекарства. — 5-го. Ночью около ½ часа сна; голова не болит, глотка легче, левая миндалина очистилась от налета, но зато правая опухла и покраснела. Аппетита все еще нет; пульс 120. Вечером, в 4 часа, внезапно возвратился бред прежнего характера, но через два часа прошел сам собой, и в 6 часов вечера я нашел больную в очень удовлетворительном состоянии; пульс 96; слабая боль и припухлость шеи. — 6-го. Ночью спала достаточно и чувствует себя хорошо. — 7-го. Больная встала с постели без позволения, может быть, по случаю сильных болей в левой половине лица и в ухе. Даны 2 капли Асоn. — 10-11 февраля. С наступлением несколько запоздавшего месячного очищения, здоровье больной быстро восстановилось.

В более трудных случаях, однако же, Bell. недостаточна; поэтому, если через 12 часов после ее употребления дифтерический налет не отделяется или, хотя и отстает, но тотчас появляется снова в усиленном количестве, необходимо дать обыкновенно один прием Hep., по большей части б, иногда даже 30 (децимального) деления. В преимуществе единичных приемов лекарства я убедился уже при лечении простых воспалений миндалевидных желез, при повторении же лекарства без надобности можно очень невыгодно затянуть болезненный процесс. Если после первого приема Hep., в продолжение 12-24 часов, оказывается заметное изменение к лучшему, со стороны ли общего состояния, или местных явлений, то ничего более не следует давать больному, так как огромное большинство лечимых мной по этому способу случаев дифтерита излечивалось в несколько дней совершенно. Вот один пример, из многих.

13. М. В., здоровая и красивая горничная, захворала 29 апреля 1877 г. лихорадкой и болью в горле; домашним врачом семейства, где она служила, болезнь была признана за дифтерит, а моя больная принята была в нашу лечебницу. Заболевание ограничивалось обеими миндалинами, которые были покрыты толстой сероватой плевой. Ввиду сильного лихорадочного состояния, вначале дан был Асоn. 3, а 2 мая вечером, по поводу 40,4°C температуры, один прием Bell. 3. На другой день утром температура 40,2°, вечером 40,1° и никакого улучшения местных явлений. Дан один прием Hep. 6. На следующий день утром 38,7°, вечером 39,1°; утром 5-го числа 38,1°, и затем явное постепенное понижение температуры, а 8-го числа лихорадка прекратилась совершенно; местные явления исчезли столь же быстро.

Впрочем, болезнь отнюдь не всегда отличается таким быстрым течением, и после Нер. часто нужны бывают средства, исправляющие телосложение, как-то: Merc., Iod., Ac. nitr., Sil., Alum.; их дóлжно назначать по специфическим симптомам, иногда соображаясь с прежними недугами больного. Почти все упомянутые средства нужно было употребить в дело в одном случае настоящей семейной эпидемии, причем болезнь поразила не двух или трех лиц, но почти всех членов семейства.

14. Последнее состояло из 10 особ, из которых заболело 7, именно: все дети, кроме самого маленького, которому еще не было года, затем мать и горничная; избегли заражения только упомянутый ребенок, отец и кухарка. Дети представляли резвое золотушное расположение и незадолго перенесли значительную накожную нелихорадочную сыпь. У некоторых дифтерическое заболевание было очень тяжко, так что ложные оболочки распространялись на язычок и дужки зева, хотя опасный лихорадочный период продолжался только 2-3 дня. Все случаи окончились выздоровлением; у матери к концу лечения последовал выкидыш, состоявший в причинной связи с болезнью, впрочем, не имевший вредных последствий.

Главная опасность при дифтерите, как известно, состоит в непосредственной связи с заболеванием гортани и, в случаях смерти, от жестокости развитая процесса, особенно вследствие его парализующего влияния на сердце, гортань оказывается непораженной очень редко. В случаях запущенной болезни, когда поражение гортани было уже явно, смерть по большей части была неотвратима. В одном подобном случае, у трехлетнего мальчика, я решился произвести в 2 часа ночи трахеотомию; первые сутки после операции прошли благополучно, но затем припадки задушения возобновились и больной погиб от дифтерического поражения легких.

15. Впрочем, уже задолго раньше этого случая, мне удалось излечить подобный же с помощью только внутреннего употребления лекарств. М. Л., мальчик 3 лет, сильно расположенный к золотухе, но вообще очень крепкий и упитанный. До начала настоящей болезни, против некоторых проявлений упомянутого худосочия, он принимал Sulph. 30, Calcar. 30 и Hep. 30, а зимой 1877—78 гг. перенес очень тяжелую форму скарлатины с дифтерическим поражением зева и продолжительным тифозным состоянием, причем, кроме Асоn. и Bell., принимал Вгу., Aс. nitr. 6, Rhus 30 и Phosph. 30. Летом 1878 г. мальчик поправился совершенно, но зимой 1878—1879 гг. у него высыпала сухая экзема на лице, против которой Dulcam. 30 и Phosph. 30 не оказали заметного действия. Весной у ребенка появился упорный насморк, а в ночь с 1-го на 2 апреля — кашель, сопровождавшийся лихорадочным состоянием, вследствие чего родители дали больному Асоn. 3. На следующую ночь кашель усилился и перешел в лающий, а утром следующего дня я нашел больного значительно охрипшим и с несколько затрудненным дыханием. При немедленном исследовании зева оказалась тонкая, но крепко сидящая ложная перепонка на верхней окружности правой миндалины, без воспаления зева и почти без всякого затруднения при глотании; подчелюстные железы, особенно правая, несколько припухли; лихорадка очень умеренная. Таким образом, болезненный процесс непосредственно и почти исключительно сосредоточился в гортани. Назначено: 2 капли Spong. 3; вечером улучшения не заметно; охриплость голоса несколько сильнее, дыхание свободнее. — 4 апреля. Ночью сильный приступ удушья при частом лающем кашле и почти совершенной потере голоса; назначено: 2 капли Hep. sulph. 6. Затем наступило решительное облегчение болезненных явлений. Ночь на 5 апреля прошла гораздо лучше, но днем отчасти возобновились явления стягивания гортани. Вечером я нашел ребенка спящим, но с необыкновенно трудным, за две комнаты слышным дыханием, причем дыхание сопровождалось очень сильным втягиванием нижней челюсти взад. При этом бледность лица, синеватые губы, — словом, признаки начинающегося отравления углекислотой. Я решился уже на ларинготомию и на следующее утро захватил с собой нужные инструменты, между тем на ночь больному были назначены теплые водяные пары как паллиативное средство для отделения ложных оболочек. — 6 апреля. Признаки сужения глотки и отравления углекислотой не ослабели, но осложнились приступами кашля и задушения; голос совершенно беззвучен. При отсутствии решительного показания к операции я решился испытать действие Alum. 6 и дал больному 2 капли этого лекарства. День прошел по-прежнему, вечером же произошла обильная рвота с сильными натугами, причем извергнуто много плотной гноевой мокроты с кровяными жилками. Затем до полуночи дело шло хорошо, а после полуночи обнаружилось снова резкое ожесточение болезни; дыхание сопровождалось свистом, затрудняясь более и более, развилось коматозное состояние, из которого пробуждали больного только жестокие приступы удушливого кашля. Приглашенный в 5 часов утра, я приготовил уже инструменты и пригласил ассистента для операции, как вдруг последний приступ кашля как бы доставил воздух легким: ребенок начал легче дышать, пришел совершенно в себя, сделался несколько бодрее, явление цианоза облегчились, и для операции снова не было показания, так как она сама по себе представляет сильное раздражение, хотя, вероятно, при настоящем удовлетворительном состоянии больного принесла бы относительную пользу. Но Alum. вызвал только временное облегчение; болезнь вскоре опять ожесточилась, и потому я обратился снова к Нер. 6 и дал вторично 2 капли больному. Затем болезнь уже не ожесточалась. Вечером появился сильный кашель с извержением мокроты, но вся ночь проведена спокойно. — 7 апреля. Дыхание еще значительно затруднено, но кашель по временам звучит гуще; ребенок беспокоен и возбужден. — 8-го. Несомненное улучшение; кашель звучит лучше, но без отхаркивания мокроты; рвоты также нет. — 9-го. Быстрое улучшение общего состояния; ребенок начал есть, причем раздражение кашлем незначительно. — 11-го. При постоянном улучшении общего состояния, дифтерическая оболочка на правой миндалине, до сих пор стоявшая как бы стеной, сегодня оказалась рыхлее, мягче и вечером отделилась совершенно без всякой потери существа в поверхности миндалевидной железы. — 14-го. Более тонкие и меньшие оболочки появлялись затем каждое утро на прежнем месте, но к вечеру исчезали; сегодня утром в первый раз на миндалине не оказалось налета. Болезненные явления в стороне гортани, равно хрипота, прошли совершенно. — 21 апреля. Ребенок почти весь день провел вне постели; он здоров и весел, но голос еще не совершенно чист.

Если же грозные признаки начинающегося поражения гортани появляются в продолжение самого лечения, так что оказывается возможность противодействовать опасности при первых подозрительных признаках, то осложнение в большинстве случаев не идет дальше этого начала, и опасность для жизни вообще устранима. Вот один из особенно поучительных случаев.

16. К. Р., сильный, но тоже золотушный мальчик 6 лет, четыре дна болен дифтеритом зева, от которого д-р Каммерер назначил повторные приемы Merc. bijod. 3-го растирания. — 3 апреля 1878 г., за отъездом товарища, лечение больного я принял на себя. Миндалевидные железы, равно весь свод и дужки нёба, покрыты плотной серой оболочкой; подчелюстные железы значительно опухли, лихорадка несильная; полная охриплость, до потери голоса; лающий кашель, заметно затрудненное дыхание — словом, все признаки крупа гортани, за исключением только приступов удушья, которых не было. Так как это опасное состояние развилось при употреблении упомянутого средства, то от дальнейшего применения последнего нельзя было ждать пользы, почему я назначил Hер. 6 и Bell. 6 попеременно. После нескольких приемов, уже через 12 часов, оказались явные признаки разрешения ложных оболочек в гортани и отслаивания их на нёбе. На следующую ночь чрезвычайно жестокие приступы кашля быстро облегчились одним приемом Phosph. 6. Через несколько дней оболочки местами еще покрывали нёбо и голос оставался хриплым, но после приема Alum. 6 больной начал быстро выздоравливать. Впрочем, осиплость голоса держалась еще с неделю, а в мае ребенка принесли ко мне по случаю упорного насморка с отделением жидкой мокроты; ребенок говорил в нос, при исследовании оказалось, что правая нёбная дужка стояла косо; таким образом, болезнь окончилась дифтерическим параличом в слабой степени.

Случаи настоящего отгнаивания дифтерических оболочек с гангренозным поражением слизистой у нас в Штутгарте редки; впрочем, при явственном появлении неприятного запаха, я назначал как антизловонное и предохранительное для соседних здоровых частей средство полоскания из чистого винного спирта, настолько разведенного водой, чтобы оно не возбуждало значительной боли; у детей, которые не могут полоскать рот надлежащим образом, я отказывался даже от этого средства, исключительно полагаясь на внутреннее лечение, в котором Ars. (для подобных случаев) занимает одно из самых видных мест. Винный спирт снаружи я употребляю, по предложению фон Грауфогля, как одно из главных антисептических и антипаразитных средств, употребление которого притом не может нарушить действия гомеопатических лекарств, так как последние по большей части даются в спиртных растворах. Полоскания из разведенного винного спирта я назначал также во время эпидемии робким особам как предохранительное средство от заболевания.

К весьма тяжким случаям местного поражения зева относится также следующий, где, между прочим, употреблен был Mercurius cyanatus, предложенный д-ром фон Виллерсом и в настоящее время пользующийся почти общим доверием гомеопатов именно при лечении дифтерита.

17. Ф. К., красивая и сильная девушка 19 лет, прибыла в Штутгарт, чтобы ходить за своим братом, заболевшим скарлатиной. Последняя была уже у девушки, однако 15 июня 1878 г., при уходе за своим больным, она сама занемогла болью в горле с лихорадкой и 17-го числа поступила в нашу лечебницу. На обеих миндалинах оказались глубокие язвы с нечистым дном и зубчатыми возвышенными краями. Температура 40,1°С. Назначены: Асоn. и Bell. На другой вечер температура 40,6° и улучшений явно не заметно; дан прием Нер. 6. На следующий вечер та же температура и появление темной красноты по всему зеву; прием Нер. повторен. — 20 июня, утром. Температура понизилась до 39,9°, а на месте прежде бывшей темной красноты появилась плотная дифтерическая оболочка, покрывавшая весь зев и видимую часть глотки. Назначен Merc. cyan. 30, две капли, а вечером, так как перемены к лучшему не обнаружилось и температура поднялась до 40,6°, даны снова 2 капли того же лекарства, но в 6-м разведении. Утром следующего дня температура 39,4°С и начало отпадения новообразовавшейся ткани. Вечером, при 40,3°, снова 2 капли Merc. cyan. 6, и затем в три дня температура постепенно понизилась до 38,9° дальнейшего образования дифтерических оболочек не оказалось, и больная, кроме общей слабости, чувствовала себя хорошо. — 23 июня, вечером, 39°, а на следующей день лихорадка прекратилась совершенно, и больная затем начала быстро выздоравливать.

Сюда же относится один тоже трудный случай, лечимый мной вместе с д-ром Штеммером.

18. А. Г., полненькая, но слабая девочка 6 лет, долго страдала язвами роговицы глаза, от которых лечилась сперва по советам глазных врачей, затем гомеопатически (получая преимущественно Sulph.), вследствие чего у ней на обоих глазах образовались значительные бельма. Несколько дней тому назад трехлетий брат этой девочки умер от жестокого дифтерита. — 4 мая у девочки также обнаружились признаки дифтерического поражения зева, против чего были ей назначены попеременно Merc, sol. Н. 6, Ac. carbol. 3 и Brom. 6. — 6 мая вечером я нашел больную в сильном лихорадочном состоянии; пульс 120, на обеих миндалинах плотный серо-зеленоватый налет, вокруг которого слизистая оболочка сильно покраснела; при этом глотание чрезвычайно затруднено, почти невозможно. Ввиду тяжких местных явлений и общего лихорадочного состояния назначена Bell. 6, две капли, а на случай, если бы это лекарство не принесло облегчения, оставлен в запас один пpиeм Нер. 6. После Bell. первую половину ночи больная провела очень спокойно, но после полуночи жар и возбуждение усилились, вследствие чего ребенку дали 2 капли Нер. Затем дело пошло еще хуже; в 6 часов утра температура 40,0°С, пульс 116, уже накануне onyxшие шейные железы, особенно правая, опухли еще больше и сделались чувствительны к прикосновению. При этом дифтерический налет на миндалинах занимал прежнее пространство, более резко ограничился и пожелтел. Не допуская, чтобы такое превосходное средство могло ухудшить болезнь, которая притом начала уже облегчаться от приема Bell., я приписал настоящее ожесточение от лекарства первичному его действию и решился переждать последнее. — 7 мая. Ребенку заметно лучше. Температура 39,5°, пульс 112; больная несколько повеселела и немного покушала. — 8 мая. Вчера ночью снова значительно усилились жар и возбуждение, вследствие чего больная получила прием Bell. Сегодня утром температура 38,4°, пульс 96; по обеим сторонам небных дужек два тонких круглых беловатых новообразования слизистой оболочки. Несмотря на угрожающее распространение местной болезни, на основе общего удовлетворительного состояния больная оставлена без лекарства. — 9 мая. Ночь накануне проведена очень беспокойно; заметен дурной запах изо рта; вся дужка, с окружающей ее частью мягкого неба, покрыта плотным белым налетом, который на миндалинах начинает уже отслаиваться. Шейные железы опухли еще сильнее. Утром температура 38,9°, пульс 106; утомленное сопорозное лицо; гортань свободна. Опасаясь возобновления от Нер. прежних первичных действий, я дал больной 2 капли Merc. cyan. 6. Вечером, за отсутствием улучшения, пpиeм повторен. — 10 мая. Общие и местные явления не изменились, но процесс распространяется на гортань; голос хриплый, крупозный кашель, при сильном вдыхании явственный шум сужения гортанной щели. Надежда на выздоровление при этих обстоятельствах была почти потеряна; впрочем, назначен Merc. cyan. 6, каждые 4 часа по 2 капли. — 11 мая. Сверх ожидания, температура утром понизилась до 38,6°, пульс 108; ночь проведена спокойно и кашель влажный, голос еще хрипл, но налет отделяется повсюду, не оставляя после себя глубоких язв; опухоль желез заметно опадает. — 12 мая. Температура утром 38,2°, пульс 96, отслаивание налета продолжается. — 15 мая. При последнем моем посещении ребенка его общее состояние нормально, кашель совершенно влажный, голос еще несколько хрипл, дифтерический налет повсеместно отделился, без значительного изменения лежавшей под ним слизистой. Merc. cyan., назначенный при решительном улучшении болезни в более редких приемах, теперь оставлен совершенно. По полученным мной известиям, ребенок выздоровел вполне. Случай в высшей степени замечателен, с одной стороны, тем, что предоставлял обе главнейшие опасности дифтерита: смерть от жестокости горячки (паралич сердца) и от распространения налета на гортань, а с другой, тем, что Нер. здесь не принес существенной пользы и с очевидной выгодой заменен было цианистой ртутью.

В заключение отдела привожу случай, имеющий, по моему мнению, близкое сродство с гангренозным воспалением шейной клетчатки (angina Ludovici)1.

19. Л. В., полная полнокровная девушка 15 лет из золотушного семейства. Прежде часто хворала, в особенности сыпями, а в последние две недели несколько раз заболевала простудой в виде зубной боли, покалывания в горле и др. В ночь с 17 на 18 октября 1867 г. у ней обнаружилось сильное лихорадочное состояние, а наутро значительная опухоль левой щеки, где ощупывался твердый узел величиной с голубиное яйцо, припухлость слизистой оболочка рта, сильная краснота и отек зева, слизистая которого покрыта тонким серым налетом. Назначена Bell. 3, два раза в день по 2 капли. Вечером пульс 168, кожа сильно горяча; вся левая щека, рот и правая щека необычайно распухли, горячи и почти деревянной плотности на ощупь, но бледны; левый глаз уже не раскрывается вовсе, зубы раскрываются только на несколько линий, а слизистая рта до того распухла, что совершенно закрывает собой зубы нижней челюсти; язык едва помещается во рту; больная не может лежать вследствие очень сильного удушья. Назначен Merc. sol. 3-го растирания, два приема по одному грану в продолжение ночи. — 19 октября. Пульс 156, кожа менее горяча, больная ночью сильно бредила; опухоль правой щеки сильнее, a левой несколько уменьшилась. В полдень сильное удушье, очень частое дыхание с громким хрипом в гортани, синеватость губ, значительная припухлость головы и повсеместная твердость первоначальной опухоли. Назначено: 2 капли Apis 6. Спустя ¼ часа после приема лекарства извергнута ртом темная вонючая кровянистая слизь, после чего наступило значительное облегчение; свист при дыхании прошел, припухлость головы несколько уменьшилась, на левой же щеке появилось сине-красное пятно величиной в ладонь, при исследовании издававшее треск и металлический звук. Под левым глазом так же сине-красный подтек; пульс 150; кожа несколько влажна; больная по временам немного спит. Назначены впрыскивания в рот крепкой смесью винного спирта с водой. — 20-го. Ночью бреда не было, и больная спала понемногу, но с 3 часов утра снова ожесточение припадков; истечение изо рта прекратилось, причем усилилось налитие опухших частей и удушье. Багровое окрашивание кожи на левой щеке спустилось до подбородка, из-под темно-красной плотной опухоли верхнего века выпятилась отечная соединительная оболочка, а опухоль, почти деревянной твердости, спустилась до середины шеи, совершенно заслонив собой гортань. Назначено: Lachesis 30, две капли. В полдень при совершенно том же состоянии больной, сделан надрез левой щеки близ угла нижней челюсти, причем вытекла пенистая темно-красная влага, а подкожная клетчатка разреза оказалась темно-красной. В разрез также назначены спиртные впрыскивания. Пульс 150; самочувствие недурно; умеренный пот. Вечером левая опухоль несколько опала, багровое окрашивание кожи также несколько слабее, зато на правой щеке развилась очень значительная, ярко-красная лоснящаяся опухоль. Слизистая полости рта желто-коричневого цвета, местами отслаивается, а после полудня отсюда вышло много желто-серой гнойной жидкости. — 21-го. Ночью сильное беспокойство сменялось спячкой; больная едва может проглотить что-нибудь и не в состоянии явственно произнести ни одного слова; сильное лихорадочное состояние продолжается. Темно-синие места на левой щеке пропали, но опухоль всего лица и шеи, от лба до грудины, еще усилилась, так что оба глаза закрылись совершенно; из раны выделяется черноватая жидкость с примесью сильно вонючих пузырьков газа. Вчера пришли регулы 8 днями раньше обыкновенного, кровь нормального цвета. Вечером пульс 144, значительная слабость, опасность полного упадка сил. Назначено: Rhus 30, две капли. — 22. Ночь прошла замечательно хорошо; после беспокойства, продолжавшегося около часу, наступил продолжительный сон, не прерываемый, как прежде, вздрагиваниями. Пульс 138, кожа решительно менее горяча. Из раны выделяется коричневая большей частью гнойная жидкость со значительной примесью вонючего газа, но края раны покрываются желтоватым обложением. На левой щеке выше первого разреза краснота и легкий отек, в глубине слышно зыбление; при уколе этого места в полдень вытекла только водянистая с пузырьками газа смешанная жидкость. Правая щека несколько мягче, и глаз с соответствующей стороны уже не закрыт; нос свободен, из него выделяется, как и изо рта, много жидкого серого вонючего гноя. Больная покушала немного супу, говорит явственнее, пульс 132; улучшение несомненно. — 25-го. Оба последние дня состояние больной постепенно улучшалось; лихорадка почта совершенно прекратилась, правая половина лица и лоб опали. Из трех ран на левой стороне (один разрез еще был сделан на виске) выделяется жидкий вонючий серый гной и воздух, а под языком (зубы можно раскрыть на 1½ см.) видны свежие грануляции. Сегодня рано утром внезапно поднялся кашель, за которым последовало кровотечение изо рта, в количестве около литра. Из нижней раны затем выступил плотный черный стержень омертвевшей ткани, который отчасти можно было извлечь, после чего из этой раны целый день вытекала почти только разложившаяся кровь. В голосе оказывается заметный горловой оттенок. После кровотечения снова наступила сильная лихорадка при легком бреде и усилившемся налитии левой половины лица. Назначено: China 30, пять крупинок. — 27-го. В последние два дня из ран выделялся разложившийся кровянистый гной с черными сгустками крови. Больная ослабела; лихорадка умеренная. Накануне ночью внезапно появилось, за кашлем, сильное кровотечение изо рта; утром больная бледна и слаба; кровянистая влага продолжает выделяться изо рта и раны. Еще одно кровотечение, и девушка, очевидно, должна была погибнуть, а так как оно могло происходить только из какого-нибудь большого сосуда, окруженного омертвелой клетчаткой, и, вероятно, из внутренней сонной артерии, так как последняя проходит в соседстве зева и горловой звук голоса указывал на поражение именно в этой области, то перевязка упомянутого сосуда на шее представлялась в данном случае единственным средством спасения. На этом основании в полдень (11½ часов) была произведена перевязка общей сонной артерии на левой стороне, причем д-р фон Гартнер, бывший домашний врач семейства больной девушки, любезно согласился быть моим ассистентом. Удлинив рану на щеке книзу пуговчатым ножом, я проник в находящуюся под ней полость, ограниченную зубчатыми массами разложившейся клетчатки; эта полость простиралась вверх до виска, кзади оканчивалась за ухом, кпереди шла за гортань, распространяясь вглубь за левую миндалину и глотку. В глубине этой полости найдена грудинно-сосковая мышца, по внутреннему краю которой можно было прощупать пульсацию искомой apтерии. Затем приступлено к разрыванию клетчатки пинцетом и желобоватым зондом, по направлении к глубоко лежавшим сосудам, но вследствие весьма сильной общей инфильтрации тканей, отчего нельзя было ясно различить влагалище сосудов, желобоватый зонд попал в большую шейную вену, из которой, когда по зонду прошел нож, оказалось опасное кровотечение. Прижав тотчас же рану вены пальцем, я проник далее, где ткани были в лучшем состоянии, и нашел сонную артерию, для чего, однако же, рану кожи понадобилось удлинить сантиметра на 3, так что вся длина ее теперь была около 10 сантиметров. Здесь уже легко было различить и вскрыть влагалище сосудов, откуда тотчас показалась вена в виде толстого темно-синего шнура; отодвинув ее в сторону, я подвел желобоватый зонд под глубже лежащую артерию и перевязал ее. Теперь следовало подумать о ранении яремной вены близ выхода из нее общей личной; разрез был больше 1 сантиметра длиной и кровоточил сильно, несмотря на постоянное прижатие пальцем. Так как при вышеописанном состоянии тканей перевязка была бы здесь недействительна, то я ограничился наложением сжимающей повязки, которая в данном случае, ввиду перевязки соответствующей apтерии, могла несколько увеличить шансы на успех операции. Тотчас после операции левая половина лица побледнела, а на правой появилась багровая краснота. Вечером состояние больной без перемены, ночью же она много спала; пульс 132. — 28 октября. Ночь проведена хорошо, без кашля и кровотечения; аппетит обыкновенный. Назначено: Аrn. 30, пять крупинок. После полудня легкий приступ озноба. Из раны, прикрытой корпией, выделяется жидкий гной. — 29-го. Ночью был новый приступ озноба, несколько сильнее вчерашнего, но вообще больная спала хорошо; пульс 120. Перевязка раны возобновлена, причем из последней вытек жидкий желтый, не сильно вонючий гной; рана бледна и чиста, хотя в глубоких частях в соседстве вен местами гангренозна. Левая щека заметно опала; из прежних разрезов выделяется немного гноя, и они быстро заживают. На левом верхнем веке образовался нарыв, сегодня вскрывшийся. Правый глаз совершенно свободен; левая щека все еще представляет обширные уплотнения и значительно опухла. Язык чист, внизу полости рта быстрое заживление; моча светла, желто-соломенного цвета, испражнение на низ нормально. Пульс вечером 102. — 31-го. Улучшение продолжается; сон и аппетит удовлетворительны, лихорадки почти нет. Лицо быстро опадает, отвердения щеки уменьшаются; левый глаз тоже несколько раскрывается, так что больная может им смотреть; раны уменьшаются, покрываясь розовой зернистой плотью; нагноение умеренно и жидко, язык чист, на дне полости рта заживление. Больная говорит отчетливо, но не может еще проглатывать плотную пищу. — 2 ноября. Левый глаз раскрывается наполовину. Больная очень бледна и слаба, пульс мал и част; аппетит превосходен. Раны прекрасно заживают и уменьшаются, только в глубине шейной раны около вен заметны еще омертвевшие частицы ткани, и перевязки еще не отстали. В рот больной по временам вставляют деревянный клин, с целью его расширения. — 6-го. Перевязки вышли; рана меньше наполовину и совершенно чиста. На левой щеке образовались еще два нарыва, из которых на одном ясно заметен канал (v. facialis externa); они оба вскрыты, причем выделился доброкачественный гной. Самочувствие больной вполне удовлетворительно, но бледность и исхудание продолжаются. — 16-го. Больная работает, сидя на постели; все отправления тела правильны; опадение щеки и заживление ран быстро подвигаются вперед. — 25-го. Больная на несколько часов встала с постели, щека распухла сильнее; почти все раны зажили. Рот, особенно при разговоре, сильно искривляется вследствие растягивания нижней ветви лицевого нерва. Язык при высовывании сильно уклоняется влево вследствие перереза или гангренозного разрушения подъязычного нерва. — 4 декабря. Больная целый день на ногах; она сильна и здорова на вид. Левая щека несколько толще правой; раны почти зажили; челюсти раздвигаются на 6 сантиметров. Слизистая рта и зева нормальна; небная дуга уклонилась несколько влево, причем левой миндалевидной железы не заметно вовсе; паралич рта и языка тот же; левое верхнее веко представляет еще некоторую припухлость и красноту. — 20 февраля 1868 г. Рана шеи совершенно зажила уже несколько дней (в одном месте она сильно мокла); рубец 8 см длиной, ½ см шириной, идет спереди и сверху угла челюсти влево, до середины шеи. Прочие раны давно уже зажили, и рубцы их едва заметны. Девушка полна, сильна и здорова. Искривление рта вправо еще очень сильно, чувствительность левой щеки и подбородка значительно меньше, язык и небная дуга скошены по-прежнему. Левый глаз, вследствие незначительной инфильтрации века, кажется несколько меньше правого. Самочувствие вполне удовлетворительно. Чрез несколько лет эта девушка вышла замуж, и теперь у ней двое детей; паралич рта и языка почти прошел, и только рубец на шее напоминает собой прежние тяжелые дни.

Таким образом, особенная быстро разрушительная инфильтрация при дифтерите распространяющаяся только по слизистой оболочке зева и соседних ему лимфатических сосудов, при жабе Людвига поражает и сами лимфатические сосуды, разрушая промежуточную соединительную ткань вокруг всего первоначального поражения и распространяясь на лицо и шею. Кроме вышеописанного трудного и замечательного случая, у меня был еще только один подобный же, где мужчина 65 лет, не прибегнув к хирургическому удалению столь тяжких местных поражении, должен был погибнуть.

4. Пиемия и родильная горячка

Из очень многих раненых, поступавших (как видно из общего обзора болезней) в нашу лечебницу, равно как из всех здесь оперированных до 1879 года, ни у одного не оказалось пиемии или септицемии в значительной степени, и раны вообще заживали очень быстро. Однако же мы приняли за рассматриваемый период 5 раненых в состоянии уже совершенно развитой пиемии, которые по большей части вскоре и умерли у нас от этой болезни. Один из этих случаев доставлен нам кампанией 1866 г.; в деле при Таубербишофсгейме больной получил огнестрельный перелом обеих берцовых костей и только через три недели, в сильном лихорадочном состоянии, поступил в нашу лечебницу. По поводу угрожающего жизни кровотечения из раненой ноги я предпринял здесь ампутацию бедра. Непосредственный результат операции был очень благоприятен, однако на седьмой день после нее у больного развилась пиемия. Остальные четыре случая доставлены нам французской компанией; один с огнестрельным переломом колена, другой с таковым же берца, и оба умерли через двое суток по поступлении в лечебницу. Третий случай состоял в огнестрельной ране в правую сторону грудной полости, со значительным жидко-гнойным экссудатом, и скоплением воздуха (pneumothorax); наконец, в четвертом случае была оторвана, в деле при Шампинье, голень в верхней ее трети; раненый прибыл к нам 8 декабря, также с очень сильной травматической лихорадкой, и умер 23 числа того же месяца. Впрочем, в вышеприведенной таблице все эти случаи помещены не в отделе пиемии, а под рубрикой соответственных ранений.

Замечательно тяжкую форму родильной горячки представляли также больные, показанные в соответственной рубрике таблицы умершими. Большинство этих больных поступало к нам после продолжительная лечения другими врачами в городе, и тогда уже, когда надежда на выздоровление была потеряна; единственное исключение в этом отношение представляет 1877 г., где из трех случаев два окончились выздоровлением.

20. Первый из этих случаев относится к 44-летней женщине, поступившей к нам спустя 3 недели после родов и 14 дней после начала воспаления вен на левой ноге; она умерла на 8-й день по поступлении к нам. Больную предварительно лечили дома обширными разрезами на больной ноге; сильное нагноение сопровождалось гангреной. Тотчас назначенный у нас Ars. не мог принести пользы.

21. Подобную же картину болезни представляла 37-летняя женщина В., также с тромбозом на левой ноге, поступившая к нам через 17 дней после родов; точно так же, уже до поступления к нам, нога была вскрыта, и в одном из загноившихся отверстий вены видна была дренажная трубочка. Нога сильно распухла, горячка и упадок сил были так значительны, что мы даже не решились производить измерений температуры. Хинин внутрь и карболовая кислота снаружи были уже употребляемы до поступления к нам. Немедленно удалив дренажную трубку, я назначил для ноги лечение по способу Присница, внутрь же Ars. 6, затем Rhus 6 и, наконец, Sulph. 6. Спустя несколько дней оказалось заметное улучшение, и больная в несколько недель поправилась совершенно.

22. Тоже тяжкое заболевание, хотя в другом роде, представляла 27-летняя незамужняя особа. Через 8 недель после родов развилось воспаление и закупорение вен, тоже левой стороны, и больная поступила в нам в изнурительной лихорадке и с очень болезненной, хотя не вскрытой, ногой. Боли и опухоль ноги при обертывании ватой и внутреннем употреблении Вгу., Bell. и Ars., прошли очень скоро, но под влиянием продолжавшейся лихорадки и очень недостаточного питания, развился бронхиальный катар, причем сильный кашель, с извержением гнойной мокроты, заставлял опасаться за жизнь больной, хотя в легких не оказывалось решительных признаков чахотки. Однако через несколько недель катар облегчился при употреблении Ipec., Arn. и, наконец, Hep. sulph.; под влиянием нескольких приемов последнего, катар прекратился совершенно, и больная после 3 недель лечения могла выписаться, отделавшись упомянутым бронхитом от пиемического процесса, лежавшего в основании всей картины болезни.

23. Более легкое течение болезнь представляла у З0-летней женщины С., у которой, спустя 17 дней после выкидыша, развились воспаление в ноге и гнойное заражение крови, а затем нарыв на крестце. В продолжение 6-недельной лихорадки температура только два раза поднималась несколько за 40,0°С. Главными средствами лечения служили также Ars., Асоn., Вгу. и Apis.

24. Еще более легкий, хотя значительно затянувшийся случай представляла 27-летняя К., поступившая к нам спустя 12 дней после выкидыша 6-месячным мертвым ребенком, по поводу воспаления брюшины с обильным поносом и при значительном упадке сил; здесь также мы имели дело, очевидно, с послеродовым процессом. Лечение заключалось в употреблении тех же средств; после Асоn. и Bell. главным образом применялись Ars., Merc. и Sulph.; тем не менее, болезнь продолжалась 4 недели, после чего лихорадка прекратилась совершенно и больная начала выздоравливать.

Второй и последний случаи, конечно, не представляют собой ясно выраженной пиемии, почему они в вышеприведенном общем обзоре болезней отнесены к соответствующим местным заболеваниям; здесь я только указываю на вероятность причинной связи этих случаев с трудными и ясно выраженными.

5. Рожа головы

Известно, что в наше время все эти случаи относят к отделу травматической рожи, так как они развиваются под влиянием заразы, всегда от какого-либо незначительного поранения кожи. Замечательно только, что ранения рук, несравненно более частые, гораздо pеже служат местом развития рожи. Независимо от этой, по моему мнению, довольно шаткой теории, я давно уже относил рожу лица к отделу общих болезней, так как целая картина болезни в подобных случаях резко противоречит понятию о местном страдании.

Из 26 случаев рожи покровов головы и лица, пользованных у нас за рассматриваемый период, 2 окончились смертью — результат очень благоприятный, если принять в соображение качество поступивших к нам больных. Кроме того, оба эти случая, равно как и третий, тоже смертельный случай травматической рожи на других частях тела, относятся к 1872 г.; почти три четверти этого года меня не было при заведении, почему я не могу здесь привести определенных заключений относительно самых больных; у одного из них болезнь развилась после операции катаракты.

Вообще гомеопатическое лечение рожи очень удачно.

Bell., Rhus tox. и Apis особенно соответствуют этой болезни, быстро облегчают субъективные припадки, лихорадку и целую болезнь вообще, хотя и редко могут прекратить болезненный процесс непосредственно. Кроме названных лекарств, здесь пригодны также Асоn., Вгу., Ars. и Sulph., из которых особенно последнее оказывает замечательное действие в случаях скрытного развитая болезни и наклонностей с частыми возвратами. Местное лечение состояло исключительно в обертывании пораженных частей чистой и мягкой ватой, если оно было пpиятно для больного.

25. В 1877 г. диаконеса 25 лет сильно захворала рожей лица, так что на четвертый день болезни температура тела достигла 41,0°;С. После употребления Асоn. 3, Bell. 3 и затем Rhus. 6, температура утром пятого дня упала до 38,9°;С (на целый градус ниже предыдущего утра), но к вечеру снова поднялась до 41,2°, на следующее утро 40,0°, к вечеру 41,0°. Назначен Apis. 6. На следующее утро температура 38,8°, вечером 38,2°, на следующий вечер 37,5°, т.е. упала до нормы. Затем начался период быстрого выздоровления с незначительными колебаниями температуры.

26. Еще труднее была болезнь у г-жи X. 29 лет, которая сильно простудилась 26 марта 1877 г. во время бывшего у нее пожара, а 2 апреля занемогла рожей лица. 3 апреля при поступлении в лечебницу температура была 40,3°, а вечером 4-го числа поднялась до 41,4°; ввиду очевидно стенического характера болезни, с самого начала назначены Асоn. 3 и Bell. 3 попеременно. 5 апреля утром температура упала до 38,5°, а 9-го пришла к норме, после чего больная быстро поправилась.

27. Г-жа Е. Б., 56 лет, вечером 29 сентября 1865 г., почувствовала озноб и вслед затем сильную боль в правом ухе и во всей соответствующей половине головы; на другой день здесь появилась рожа. В ночь на 1 октября продолжительный бред, сильное беспокойство; на другой день утром больная жалуется на жестокую боль во лбу и правом ухе, распространяющуюся до затылка. По правой щеке, уху, виску и нижней части лба разлита рожа со значительной припухлостью кожи и умеренной синеватой краснотой; на волосистой части головы рожа идет по темени до затылка и левой височной области. Пульс малый, 156, кожа очень горяча, язык сух и обложен темной корой, дыхание ускорено, больная говорит торопливо и вообще сильно возбуждена. Она жалуется также на боли и 6иeние в стороне сердца, где при выслушивании оказывается очень явственный сухой шум трения. Даны тотчас же две капли Bell. 30. Уже к вечеру боль головы прекратилась, но стреляние в ухе продолжается; больная чувствует себя значительно лучше, сильно потела, уснула на несколько часов, но аппетита нет; пульс 156, полнее прежнего, кожа еще очень горяча, язык сух. — 2 октября. Ночь проведена очень беспокойно; сильные боли в ухе и бред. Наутро решительное улучшение; пульс 126, кожа менее горяча; на языке нет коричневой коры, он бел и влажен; самочувствие больной еще плохо, однако же она немного поела и имела правильное испражнение на низ. Ввиду этого не субъективного только, как накануне вечером, но и объективного улучшения, больная оставлена без лекарства. — 3-го. Ночью много сна, боли легче, рожа несколько распространилась на нос и по лбу; пульс 120. — 4-го. Ночь проведена хорошо, без болей и бреда; рожа бледнее, кожа головы менее чувствительна к давлению. Пульс 102, неправильный (неравномерный), шум трения в сердце тот же, температура кожи почти не возвышена. Со вчерашнего дня у больной было 7 жидких испражнений на низ; язык желтее и суше. — 5-го. Общее состояние удовлетворительно, пульс 90, рожа с лица сходит и бледнеет, но снова 4-5 жидких испражнений на низ и язык в том же состоянии. Против этого упорного гастрического расстройства, больной даны 2 капли Rhus. 30. — 6-го. На низ не было ни разу, сон в продолжение всей ночи, аппетит хорош, язык спереди чист, сзади бело обложен, но влажен. — 7-го. Больная чувствует себя хорошо и встает с постели. Рожа почти совершенно побледнела, опухоль меньше и шелушение сильнее; пульс 90, правильный; язык почти совершенно чист; было одно нормальное испражнение на низ. — 9-го октября. Больная ходит и чувствует себя хорошо.

Вот еще один несколько затянувшийся случай, где вначале распознавание колебалось между начинающимся воспалением мозга, воспалением околоушной железы и рожей, и где лечение оказало решительное влияние на ход болезни.

28. Ф. Б., сильная, полная дама 34 лет, поступила в пользование 6 сентября 1865 г. Восемь дней тому назад у нее появился понос, к которому в последние два дня присоединилась сильная рвота, а накануне (5-го числа) она должна была слечь в постель от жестокой головной боли с лихорадкой. — 6 сентября. Пульс 132, кожа очень горяча, влажна, голова красна, глаза блестят; больная жалуется на чрезвычайно сильные боли над глазами, в ушах, затылке и спине, от которых всю ночь не могла уснуть. В области правой околоушной железы заметны краснота, припухлость и болезненность кожи. Язык бел и влажен, глотание свободно. Назначены: два пpиeмa Асоn. 3 по 3 капли каждый. — 7-го. Больная ночью спала много и хорошо, пульс 102, кожа менее горяча, но головная боль не облегчилась, а ушная усилилась; кроме того, боль в затылке, усиливающаяся при всяком повороте головы и от прижатия. Сильная жажда, плохой аппетит, темно-красная светлая моча, запор на низ. Даны снова 3 капли Асоn. 3. Вечером пульс 102; больная чувствует себя заметно лучше, головная боль слабее, движения затылка безболезненны; было одно испражнение на низ. — 8-го. Больной хуже; ночь проведена без сна, возобновилась рвота, 4 жидких испражнения на низ в продолжение ночи; жестокая бьющая и колющая головная боль, особенно в темени. Опухоль в стороне правой околоушной железы опала, но зато в левой появилась сильная припухлость с краснотой кожи. Назначена Bell. 30, две капли на пpием. Через 2 часа после приема лекарства головная боль прошла совершенно и до вечера не возвращалась. Вечером очень сильное налитие левой околоушной железы с темной краснотой кожи; на вершине опухоли плоское место шириной в талер, где сидит пузырек величиной с чечевицу. Глаз этой стороны раскрывается только на несколько миллиметров; в опухоли жгучая боль, но голова, затылок и спина совершенно безболезненны. Пульс 120, меньше и жестче, два испражнения на низ, рвоты нет, язык чище, моча дает сильный осадок. — 9-го. Сон в продолжение всей ночи, очень удовлетворительное самочувствие; жжение в лице почти прекратилось, а на распухшей левой щеке образовался большой пузырь, просачивающий желтую влагу. Область железы совершенно безболезненна; пульс 90, малый и мягкий; язык чист, аппетит хорош. — 10-го. Ночь проведена хорошо; пульс 78, опухоль опадает. — 11-го. Улучшение продолжается; на левой брови образовалось несколько пузырьков. — 13-го. Больная встала с постели; места кожи с пузырьками подживают, щека в том же состоянии, пищеварение нормально. — 21-го. Три дня тому назад возвратилась сильная головная боль, не позволяющая больной заснуть ни на минуту; позади правого уха видна некоторая припухлость. Назначена Bell. 20, две капли на прием. — 22-го. Ночью было два часа сна, утром же снова жестокая головная боль; за ухом сильная рожистая краснота, вся волосистая часть кожи чувствительна к прикосновению. Назначен Rhus tox. 30, две капли на прием. — 23-го. Ночь проведена очень дурно вследствие жестокой головной боли, кожа горяча, пульс 100, опухоль за ухом больше, краснее и представляет явственное зыбление. Назначены припарки на опухоль. — 24-го. После первых припарок боли облегчились, ночь проведена хорошо, лихорадочное состояние слабее. — 26-го. Нарыв вскрылся уже третьего дня вечером, причем вышло очень много жидкого гноя; с тех пор головная боль и лихорадка прекратились. — 2 октября. Недостаточное отверстие нарыва расширено ножом; зонд не ощупывает кости. — 11-го. Больная все это время оставалась в постели, чувствовала себя хорошо, и рана нарыва почта совершенно закрылась, однако же сегодня без всякой видимой причины снова появилась рожа на левой щеке и также с образованием пузыря, как при начале болезни. — 14-го. Рожа развилась сильно, почти совершенно закрыв левый глаз, и перешла на правую половину лица, где также образовался пузырь; лоб и волосистая часть головы тоже опухли и болезненны, местами красны, но общее состояние больной удовлетворительно. Назначена Sulph. 30, две капли на прием. — 21-го. Пузыри заживают, рожа едва заметна; больная уже несколько дней тому назад встала с постели, но в последние дни чувствует боли в разных местах головы. — 25 октября. Полное выздоровление.

6. Прилив крови к головному мозгу

Явления, вызываемые переполнением сосудов мозга и его оболочек, так верно соответствуют симптомам, производимым сонной одурью у здорового, что последняя в гомеопатии составляет главнейшее средство против этой болезни. С Bell. до известной степени могут соперничать только ей сродственные Hyosc. и Stram. Что касается Glon., испытанного также в подобных заболеваниях, то он пригоден, как это видно и из опытов над здоровыми, преимущественно только при массивных застоем крови вызванных формах гиперемии головного мозга. Привожу один случай из очень многих.

29. Е. Г., здоровая, сильная и красивая девочка 5 лет из золотушной и чахоточной семьи; маленькая сестра больной недавно умерла от воспаления оболочек мозга. 21 августа 1866 г., промочив ноги под дождем после обеда, девочка легла спать, но около 2 часов ночи проснулась от сильной головной боли и значительного возбуждения, сопровождавшегося жаром кожи, бредом и водянисто-слизистой рвотой. Родители дали ей ночью 2 капли Асоn. 3, а утром в 9 часов я нашел больную в почти беспробудном сопорозном состоянии, при красноте лица, значительном жаре кожи и пульсе 160. После недурно проведенного дня, больная к ночи пришла в сильное беспокойство, причем особенно часты и сильны были движения ног и рта, по-видимому, уклонявшегося даже несколько влево. Полная потеря сознания с одинаковым расширением зрачков, пульс 180, малый, кожа очень горяча и влажна. Назначено: 3 капли Bell. 3. — 23 августа. Уже через час после пpиeма лекарства, ребенок успокоился, хотя и не совсем. В 7 часов утра некоторое улучшение, но кожа еще горяча, пульс 156, язык обложен толстой белой корой. Ребенок целый день был в полном сознании, по временам играл; головная боль незначительна, аппетит обыкновенный, одно испражнение на низ; вечером лихорадочное состояние несколько усилилось. — 25-го. Ночь проведена вполне хорошо; сегодня утром лихорадки нет. Вчера на груди и спине появилась красная очень сильная сыпь, которая сегодня уже побледнела. Девочка встает с постели. — 30 августа. Полное выздоровление.

7. Воспаление оболочек головного мозга

Все три случая вышеприведенной таблицы поступили к нам уже в последний период болезни, а в одном из них воспаление оболочек мозга развилось симптоматически, вследствие Брайтового поражения почек; понятно, что об успехе лекарств в подобных случаях не может быть и речи. Вообще же гомеопатическое лечение воспаления оболочек мозга весьма удачно. Излечение свежих случаев, даже при совершенно ясном развитии болезни, не редкость. Асоn. и Bell. составляют превосходные средства при переполнении сосудов, а Вгу. и Apis — при выпотении, и если не прекращают болезни совершенно, то в большинстве случаев доставляют очевидное облегчение и обыкновенно подготовляют почву для действия средств, исправляющих телосложeниe, каковы Sulph. и Calc., в высоких разведениях. Последние редко остаются недействительными даже в самых тяжких формах болезни, напр., в бугорчатом воспалении оболочек мозга. После первого пpиeмa Sulph. очень редко не оказывалось облегчения или видимого прекращения процесса на 24 часа и долее, но затем обыкновенно болезнь возвращается, повторения приемов того или другого средства остаются уже бесполезными, и недуг беспрепятственно принимает свой обычный роковой исход. В доказательство того, что гомеопатическое лечение даже бугорчатого менингита может приносить значительную пользу, привожу один, особенно резкий случай, где точный диагноз можно было установить только по вскрытии.

30. В. Ст., слабый, но умственно очень развитый мальчик, 5½ лет, родился в нездоровом семействе и в первые годы своей жизни часто страдал течью из ушей, которая впоследствии прекратилась без нарушения слуха. В ноябре 1866 г. у ребенка обнаружился приступ острого как бы крупозного воспаления гортани, быстро прекратившийся при употреблении Асоn. 3. 25 декабря того же года, в три часа ночи, мальчик внезапно был разбужен приступом сильной головной боли, с лихорадкой и рвотой. Утром 26-го числа родители дали ему сильное слабительное, подействовавшее четыре раза, хотя большая часть пpиема была непосредственно извергнута рвотой. Призванный к больному вечером того же дня, я нашел его в очень трудном состоянии; буйный бред, с криками и попытками бежать с постели, сменялся бессознательный состоянием, причем больной лежал неподвижно, сильно загнув голову назад. Оба зрачка сужены одинаково, дыхание спокойно, лицо и кожа горячие, губы синеватые, пульс 150. Назначено: Асоn. 3, три капли на пpием. — 27 декабря. В 3 часа ночи, больной успокоился и сегодня рано утром пришел в себя, жалуясь на жестокую, бьющую боль во лбу и на светобоязнь. Пульс 120; язык красен и влажен. После полудня снова появился сильный бред; но к вечеру больной пришел в себя, причем стал очень плохо слышать; лицо горячее и бледное, кожа горяча, пульс 150, язык красен и сух. Назначено: 2 капли Bell. 30. — 28-го. Ночью в 1-5 часов был новый приступ громкого бреда, но затем больной успокоился. Сегодня утром пульс 90, жар и сухость кожи слабее; язык красен и сух; больной поел немного молока. После обеда больной несколько раз пытался заснуть, но через ¼ часа пробуждался, жалуясь на головную боль; зрачки сужены, значительная светобоязнь, сильное сокращение затылочных мышц, но больной в полном сознании, когда не спит. — 29-го. Ночь проведена спокойно, но около полудня пульс 126, кожа снова горяча, моча (как и прежде) бледна, но с мочекислым осадком. Больной не приходит в себя совершенно, пьет очень мало, не показывает языка. Назначено: 2 капли Вгу. 30. Спустя 1½ часа после npиема сильное возбуждение с криком, но вечером пульс 108 и ребенок несколько успокоился. — 30-го. Вчера больной сам попросился на судно, причем испражнение было совершенно нормально, со значительным отделением мочи; затем всю ночь он спал, просыпаясь только два раза на короткое время, причем жаловался на боль гораздо меньше прежнего. Сегодня утром продолжается спокойный сон, причем ребенок свободно поворачивается с одного бока на другой и меньше загибает затылок назад. Пульс 114, сознание неполное; это состояние продолжалось целый день. — 31-го. Вчера вечером появилась очень сильная головная боль, продолжавшаяся часа два, причем больной громко кричал, но не мог говорить. Под холодным компрессом боли облегчились, после чего ночь проведена спокойно. Сегодня утром ребенок пришел в себя, не жалуется на боли, может говорить, но ничего не слышит; он ел, как и прежде, хлеб с молоком; моча янтарного цвета, обильна и светла. — 1 января 1867 г. Ночь проведена спокойно, и сегодня больной чувствует себя очень хорошо, сознание полное; он говорит совершенно правильно и видит хорошо, но по-прежнему почти ничего не слышит; аппетит хорош. Днем несколько раз начинался влажный слизистый кашель, после которого обыкновенно развивались сильные боли в голове и особенно в затылке; ребенок жалуется на невозможность свободно поворачивать голову, которую, сидя на постели, он должен старательно подпирать. Пульс 114, очень полный, лоб горячее лица. — 2-го. С 10 часов вечера до 5 утра спокойный сон, но затем целый день часто возобновлялась головная боль, против которой употреблялись холодные компрессы; жар кожи усилился, моча сделалась темнее, пульс 102. На низ не было четыре дня, хотя аппетит хорош; на левом указательном пальце поверхностная ногтоеда. Назначены: холодные компрессы по способу Присница и 1 капля Sulph. 30. — 3-го. Пульс 90, кожа прохладнее, было три испражнения на низ. Больной по временам еще жалуется на головную боль. — 5-го. Улучшение продолжается; ребенок играет и может сам сидеть на постели, но жалуется на тяжесть головы, которую ему необходимо подпирать. Сон, аппетит и испражнение нормальны. — 9-го. До вечера третьего дня улучшение продолжалось; ребенок свободно сидел на постели, попробовав даже пройти несколько шагов по комнате; все отправления тела и души правильны, кроме слуха. По случаю оказавшегося скопления серы в наружном слуховом проходе сюда назначены впрыскивания из теплой воды. Затем вчера вечером головная боль возобновилась, а сегодня утром ожесточилась до рвоты пищей, осложнившись болями в спине. Холодные компрессы облегчили боль. Сегодня вечером боли заметно легче, рвоты нет, пульс 126, кожа еще горяча, по временам потеет; испражнение и моча нормальны. — 14-го. Улучшение болезни продолжается; больной может пройти несколько шагов, но ничего не слышит. — 19-го. Ребенок видимо полнеет, но еще очень слаб на ногах. — 16 марта 1867 г. Полная глухота продолжается; Arn. 30 не принесла пользы; уши все еще очень чувствительны; с той же целью испытан был Iod. 3, но также безуспешно. — Остальной 1867 год и следующий были употреблены родителями ребенка на совещания с различными врачами, для исправления его глухоты (даже с Трельчем в Вюрцбурге). Летом 1868 г., когда они обратились к гальванизации ушей ребенка и к сильному лечению йодом, мозговые припадки возобновились, причем действие электрического тока на оба уха видимо способствовало появлению головных болей. — 28 июля 1868 г., когда я снова был приглашен к больному, последний сильно страдал от головной боли и казался очень слабым и изнуренным. Назначено Arg. nit. 3, но безуспешно; головная боль, после короткого послабления, снова ожесточилась; сильно истощенный ребенок кричал день и ночь или лежал без сознания. Пульс, как и жар кожи, были очень различны; первый по временам замедлялся до 19 августа, когда началось его окончательное ycкopeние. Полной потери сознания не было, так что больной накануне смерти узнавал все окружающее; судороги ясно выраженных параличей также не оказывалось. Смерть наступала 20 августа в 4 часа пополудни. — Вскрытие произведено 21-го числа, в 10 часов утра. Черепной свод и твердая мозговая оболочка налиты кровью, выпуклость мозга очень суха, извилины сглажены. Желудочек сильно растянут несколькими унциями прозрачной влаги, которой размягчена и соседняя ему ткань мозга. По всему основанию мозга, особенно у перекрещивания зрительных нервов и у варолиева моста, отложен обильный очень плотный бледно-желтый экссудат. Нижняя поверхность мозжечка покрыта очень плотной легко отделяемой ложной оболочкой. Значительный экссудат находится также по сторонам продолговатого мозга, особенно на месте вхождения лицевого и слухового нервов; здесь же на правой стороне видно скопление желтых с горчичное семя величиной бугорков, продолжающееся на поверхность мозжечка, в корковом существе которого также внедрен желтый легко прощупываемый снаружи бугорок величиной с чечевицу. Ткань мозга вообще малокровна. Ложные оболочки распространяются в позвоночный столб. В правом легком также найден серовидный бугорок с лесной орех величиной, очевидно состоящий из многих маленьких; в соседстве этого бугорка рассеяно несколько грануляций величиной с маковое зерно; все прочее нормально. Остальные внутренности, кроме малокровия, отсутствия жира и скудости мускулатуры, не представляют ничего болезненного.

Таким образом, воспаление мозга зимой 1867 г. окончилось полным выздоровлением, оставив после себя плотный пластический экссудат на основании мозга; этим выпотом были прижаты 7-я и 8-я нервные пары, из которых слуховой нерв, как слабейший, совершенно утратил свою специальную деятельность, и микроскопическое исследование, несомненно, открыло бы в нем атрофию его волокон. Бугорчатое свойство воспаления доказывается, по моему мнению, местом и обширностью выпота, в особенности же присутствием сыровидного бугорка в мягкой оболочке мозга и в существе мозжечка. Многочисленные свежие грануляции первоначально отложились в экссудат, который по выздоровлению должен был плотнеть более и более, тогда как те же грануляции, отложившиеся впоследствии на правую боковую сторону продолговатого мозга, не встречая столь плотной среды, распространились шире, размягчились, проникли в мозжечок и, наконец, обусловили смерть уже излечившемуся от столь тяжкой болезни. Можно ли было предотвратить роковой исход, если б родители больного удовольствовались уже добытым благоприятным результатом лечения? Присутствие бугорка в правом легком дает на это отрицательный ответ.

ПРИМЕЧАНИЕ

1 Болезнь впервые описана Людвигом, лейб-медиком короля Вильгельма. — прим. авт.

Клинические наблюдения по гомеопатии Предыдущая часть     Следующая часть Клинические наблюдения по гомеопатии