Николай Федоровский

Николай Федоровский

О войсковой самопомощи в болезнях в мирное и боевое время

Посвящается вниманию гг. членов Государственной думы и гг. членов Государственного совета

Санкт-Петербург, 1914

Есть нечто более твердое и крепкое, чем бронза и мрамор, — это предрассудок.

Гораций

VII-ой конференции Красного Креста в С.-Петербурге председатель ее, генерал-адъютант О. Б. Рихтер, от имени Христолюбивого общества самопомощи в болезнях в следующих словах докладывал о решающем значении гомеопатии в боевое время: .

Превосходно предохраняя от болезней, особенно простудных, проявляя чудное влияние на заживление и быстрое рубцевание ран, могуче укрепляя нервы, лекарственные средства гомеопатического лечения представляют прекрасное дополнение блестящей хирургической помощи нашего времени.

По поводу этого доклада бывший военным врачом д-р мед. И. М. Луценко писал ("Вестник гомеопатической медицины", 1904 г. № 3): .

Приводя некоторые цифровые данные, доказывающие преимущество гомеопатического лечения пред аллопатическим в лечении острозаразных болезней, могущих иметь место и на войне, как дизентерия, холера, тиф и пр., автор обращает внимание на то, что значение "латинской кухни" огромным числом врачей-аллопатов отрицается, а многими она признаётся даже вредной. Далее, так как на войне всегда наблюдается крайний недостаток и медицинского персонала, и врачебной помощи вообще, то автор доклада полагает крайне важным развитие среди военных самопомощи. С этой целью он полагает необходимым изготовление небольших гомеопатических аптечек и лечебников к ним и раздачу их в войсковые части на руки офицеров и унтер-офицеров. Все, кто сколько-нибудь знаком с гомеопатией, вполне согласятся с автором о важности, целесообразности, полезности и практичности применения гомеопатических средств в частях действующей армии. Необходимость самопомощи, в особенности на поле сражения, сама собой понятна и всегда имела место. Идеи автора, безусловно, заслуживают внимания, и их следовало бы использовать непременно в пределах возможного.

В том же журнале д-р Луценко писал:

Не только лица мало знакомые с гомеопатией, но и большинство лиц, достаточно знакомых с ней, держатся того мнения, что на театре военных действий нужна главным образом только хирургическая помощь, а также и сильнодействующие средства; гомеопатия же, если и сможет иметь при этом приложение, то только в очень ограниченном размере.

Взгляд этот совершенно ошибочен, ошибочен во всех отношениях... Хотя на поле сражения специальность хирурга является самой необходимой, но и в его сфере не один только нож необходим, а необходимы также и различные фармацевтические средства, дабы отчасти заменить, отчасти восполнить функцию ножа.

Здесь может иметь место небольшое число, но очень важных гомеопатических средств, как, например, арника, имеющая столь широкую сферу действия при ушибах и всяческих ранениях; далее календула, гамамелис, гиперикум, рута, симфитум. Все это очень важные лекарства и, к сожалению, неизвестные нашим коллегам-аллопатам.

Еще обширнее поле действия для нее в послеоперационный период, в период заживления ран и всевозможных осложнений — раневых лихорадок, нагноений и проч., где в сферу действия вступают еще аконит, гельземин, меркурий, гепар и множество других лекарств, громадное значение которых несомненно всякому мало-мальски знакомому с гомеопатией. Таким образом, уже в сфере полевой хирургии не только возможно, но даже весьма важно применение гомеопатии.

Но ведь во время войны нужны далеко не одни только хирурги. Не менее нужны также и терапевты. История всех войн показывает, что во время войны больше народу гибнет от разных сопутствующих войне болезней, нежели от оружия, и во время многих войн эти сопутствующие болезни, нисколько не зависящие от действия оружия, а также разные антигигиенические, антисанитарные и иные неблагоприятные условия решали дело вовсе не в пользу сильнейшего противника. Последняя русско-турецкая война, когда у нас, особенно в Кавказской армии, погибло гораздо больше солдат от болезней, особенно от сыпного тифа, нежели от турецкого оружия, несомненно свидетельствует, что на театре военных действий поле деятельности терапевта не только весьма обширно, но даже значительно превосходит таковое же хирурга. А при лечении обычных на войне острозаразных болезней как тифы, воспаления легких, дизентерия и др. болезни, гомеопатия имеет полное преимущество перед своей соперницей аллопатией. Таким образом, поле для применения гомеопатии на театре военных действий, в противоположность существующим у нас в публике взглядам, весьма обширно.

Во время испано-американской войны врачи-гомеопаты были в обеих армиях, и особенно много в американской, так как в Северо-Американских Соединенных Штатах врачи-аллопаты и гомеопаты пользуются одинаковыми правами, почему последних немало среди военных врачей, а также и среди хирургов. Успехи гомеопатов во время этой войны были так велики и очевидны, что гомеопатия не только еще более упрочила свое и без того вполне прочное положение в Америке, но и стала очень быстро распространяться в Испании, обратив на себя внимание весьма многих испанских врачей.

Во время англо-бурской войны опять гомеопатия имела применение у обеих воюющих сторон и особенно широкое распространение у буров, у которых она имела правильную организацию, с центральными складами гомеопатических лекарств, питавших затем лекарствами отдельные госпитали и другие врачебные пункты.

Таким образом, польза широкого применения гомеопатии на поле военных действий не только теоретически вне всяких сомнений, но и доказана практически во время бывших в последнее время войн, говорит д-р Луценко. Но до какой степени велика эта польза невозможно себе и представить лицу, специально не осведомленному с гомеопатией и ее могуществом. Вот что сообщает известный в Европе хирург Грауфогль (Юз, "Фармакодинамика", СПб, 1885 г.):

Травматическая лихорадка имеет свое течение вначале без всякого повышения температуры, так что нормальная температура не служит еще отрицательным признаком лихорадки. Она начинается тотчас после каждого значительного механического повреждения, которым потрясен, часто до неузнаваемости, весь организм раненого. Это состояние заметно улучшается при употреблении арники, точно так же как и все признаки действительного всасывания разлагающихся элементов выделений раны. Из всех обыкновенных механических повреждений сложный перелом даст самое обильное нагноение, а сопровождающие его разорванные раны мягких частей, часто очень обширные, так же как и раны от больших операций, предрасполагают к гноекровию (пиемии). Мы редко застаем эти случаи в самом начале, а большей частью по прошествии нескольких дней, когда находим самое обширное нагноение. Давая арнику в 30-м разведении, 4-5 капель через час, и прикладывая компрессы, смоченные тем же разведением, уже через два часа, самое же большое через четыре или пять часов, больной чувствует заметное облегчение, а на следующий день нагноение значительна уменьшается. Уменьшение замечается с каждым днем и через несколько дней почти проходит, и раны становятся чище. Улучшение идет еще гораздо быстрее, если давать 1-е разведение через час по пяти капель, и то же самое на компресс. На следующий день, как общее правило, нагноение доходит почти до нуля, и устанавливается во всех отношениях самое благоприятное состояние.

В военных госпиталях я обращал внимание хирургов на действительность этого лечения и доказывал им, что с прекращением приемов арники это благоприятное действие тотчас же исчезает, на перевязках находится большее количество гноя, и раны на мягких частях, начавшие уже затягиваться, снова раскрываются, так что я тотчас же должен был возвращаться к употреблению арники как внутрь, так и снаружи.

Во время французской войны я делал то же самое тысячи раз, но не нашел подражателей. Действие арники во всех родах ран состоит в том, что прекращается не только выпотение белых телец и омертвение пораженных частей, а следовательно и всякое нагноение, но межклеточная жидкость высыхает, отдавая воду кровяным и лимфатическим сосудам, а вследствие этого воспалительная опухоль раны обыкновенно проходит в несколько часов, поэтому вся пораженная часть делается более твердой, и края, если они могут быть соединены, затягиваются очень быстро, а если этого нет, то сами собой сходятся возможно ближе, и потерянное вещество восстановляется без нагноения или здоровыми грануляциями. По этим причинам первичное воспаление не может распространиться, а где нет воспаления, там нет и лихорадки; далее, где нет жидкости, там нет гноя и всасывания вредных веществ; таким образом, не может произойти ни дифтерии, ни заражения крови.

Календула, сообщает проф. Юз, употреблялась в обширных размерах в Америке для лечения ран и других повреждений во время гражданских войн и получила (что можно видеть, например, из книги д-ра Франклина о хирургии) самые горячие похвалы.

Гамамелис известен своей кровоостанавливающей способностью. При венозных узлах на ноге он удивительно унимает боль в 1-м или 2-м разведении, а наружное употребление разбавленной тинктуры быстро сокращает сосуды. Подобным же образом он излечивает варикозные язвы на ногах и пр., и пр.

Д-р Франклин нашел очень полезным гиперикум во время американской войны. По его сообщению ("Science and Art of Surgery"), средство это действует очень хорошо при повреждениях частей, богатых нервами, в особенности пальцев рук и ног, при открытых болезненных ранах, с общим упадком сил от потери крови и нервным угнетением, а также при разорванных ранах. По его мнению, гиперикум может оказаться арникой для нервных центров.

Рута целебно действует на надкостницу.

Симфитум — специфическое средство при повреждении костей, как сообщает проф. Фаррингтон ("Клиническая фармакология", перев. д-ра И. М. Луценко. Одесса, 1910 г.).

Вот каких могущественных средств для лечения и облегчения страданий лишена наша армия из за девяностолетней у нас вражды двух школ, или, правильнее, из-за нежелания старой школы ознакомиться со средствами новой школы — гомеопатической, а ознакомившись, добросовестно признать все их огромные преимущества, вытекающие естественно из их строго научного применения к больному организму. Девяносто лет гомеопатическая школа голословно отрицается, а благодаря этому ни на чем не основанному отрицанию, благодаря индифферентному отношению к этому отнюдь не специальному вопросу подлежащего ведомства, и армия, и государство, и общество, и народ несут неисчислимые, невозвратные, незаменимые потери, с вырождением в итоге народа, а следовательно, с физическим и моральным ослаблением армии.

Как ни велико вспомогательное значение гомеопатии в хирургии, но оно еще несравненно серьезнее в острозаразных эпидемически поражающих войска и народ болезнях, особенно в холере и дизентерии. Сколько, например, в последнюю балканскую войну понесла жертв балканская армия от холеры и какое значение имела эпидемия на исход борьбы с неприятелем, это еще вопрос. Воспользовались ли там прошлым опытом и теми брошюрами, которые посылались в редакции "Мiра" и "Мира"? О cербской же армии и румынской известно, что в самое короткое время каждая из них потеряла около тысячи людей. Румыния не без угрозы, быть может, той же эпидемии, сочла за лучшее выйти из пределов Болгарии. В первую турецкую войну мы не могли дойти до Адрианополя, потому что в армии развелась такая ужасная болезненность, что дóлжно было отступить в Румынию и в 1829 году начать новую войну, и тем не менее в 1829 году до Адрианополя дошло не более пятнадцати тысяч человек. Таково значение болезней в боевое время. При организованной войсковой самопомощи гомеопатическими средствами ничего подобного не может быть!

Общеизвестны, потому что они опубликованы, заявления относительно гомеопатических средств во все холерные эпидемии и во всех государствах Европы. Превосходство гомеопатии в Австрии было так явно, что правительство отменило закон, запрещавший практику гомеопатии. По официальным сведениям, в Австрии из 457 536 больных, лечившихся у аллопатов, выздоровело 184 044 и умерло 273 492, у гомеопатов из 14 014 выздоровело 12 748 и умерло 1 266. Таким образом, у аллопатов смертность от холеры составляла 59%, а у гомеопатов 9% — и это при несвоевременном пользовании гомеопатией. При своевременном же лечении этой ужасной болезни % смертности нулевой, как это видно из свидетельства командующего 3-м Швейцарским полком в Италии, выданного доктору Рубини: "Из вышепоименованных 183 человек, заболевших холерой, 17 человек отправлены были в военный госпиталь св. Троицы, и из них оправились только двое. Остальные 166 человек были затем пользуемы в лазарете полка доктором Рубини по гомеопатическому способу, и все они были излечены".

Здесь нет места для большого количества неоспоримых данных, доказывающих научность гомеопатии и ее преимущества во всех отношениях, но трудно отказать себе в удовольствии добавить к сказанному еще несколько строк из доклада д-ра Гойля (Dr. E. Petri Ноуle), секретаря Международного гомеопатического совета, Первому Всероссийскому съезду последователей гомеопатии 21 октября 1913 года, открытому председателем съезда, убежденным сторонником новой медицинской школы, членом Государственного совета Хр. Хр. Роопом. При содействии волшебного фонаря, демонстрировавшего превосходные и многочисленные учреждения гомеопатии и обширные статистические данные, указывающие на повсеместное превосходство гомеопатии, почтенный доктор, между прочим, докладывал:

Когда я говорю о доверии, оказываемом гомеопатии разными государствами, я хочу сказать, что в известных странах нам пришлось доказать их правительствам, что мы достойны участия в поддержке, оказываемой правительством новой медицине, и удовлетворение официального мира подтверждается тем, что мы ежегодно получаем субсидии в возрастающем размере, а равно и право особого и полного контроля над разными крупными больницами непосредственно от администрации последних...

Мы можем доказать: 1) что во многих болезнях гомеопатическое лечение дает меньший процент смертности; 2) мы можем доказать, что гомеопатическое лечение сокращает число дней, потребных для выздоровления, а потому уменьшает потерю времени и денег как для государства, так и для больных и их семейств.

Сведения бесценные для науки, Медицинского совета, общества и правительства.

В России, однако же, они с 50-х годов прошлого столетия, благодаря незабвенной памяти министра внутренних дел гр. Перовского, также фактически и неопровержимо доказаны при восьмилетнем испытании в больнице в параллельных отделениях сравнительного лечения аллопатией и гомеопатией. Разница только в том, что американцы, получивши гомеопатию из наших рук через члена Государственного совета гр. Мордвинова, воспользовались ею; мы же с тридцатых годов, когда правительство открыто заявило в "Журнале Министерства внутренних дел", что при своевременном употреблении гомеопатии в холере ни один из больных не умирает, или замалчиваем гомеопатию, или извращаем ее, вводя в обман и общество, и правительство. Потеря безграничная и невозвратимая.

И это при покровительстве гомеопатии всех государей наших.

"Если разобрать современную медицину, — говорит далее д-р Гойль, — то мы увидим, что на каждом шагу так называемые новые открытия все ведут к подтверждению тех учений, которых мы придерживаемся уже свыше ста лет. Разве такой 'непрерывный рекорд' не заслуживает изучения?.."

Если, — говорит сэр Уильям Ослер, — воспаление легких (у аллопатов 29% смертности, а у гомеопатов 3,9%) уносит больше жертв, чем туберкулез, то каково было бы ежегодное сбережение для мира, если бы гомеопатией пользовались повсюду в одной только этой болезни — воспалении легких...

Никем не доказано, что гомеопатия не превосходит все остальные известные способы лечения... Наша литература слишком громадна и точна и наши успехи слишком очевидны для неврачей, чтобы гомеопатия когда-либо была потеряна для человечества... Тем не менее, когда какой-либо способ лечения станет давать лучшие результаты, чем гомеопатия, вы увидите, что мы, гомеопаты, станем им пользоваться в ваших интересах, так как мы не дремлем и очень-очень гордимся незначительной смертностью, сопровождающей наше лечение, и удовлетворимся для вас только наилучшими результатами...

В Северо-Американских Соединенных Штатах у нас имеется тринадцать гомеопатических учебных заведений, из коих три при государственных университетах, содержимых штатами Айова, Мичиган и Массачусетс. В С.-Ам. С. Штатах имеется 15 000 врачей-гомеопатов, девять субсидируемых правительством больниц для умалишенных с 10 700 слишком кроватями; вместимость эта с каждым годом увеличивается.

Наш процент выздоровления среди всех принятых умалишенных, конечно, колеблется, но в среднем составляет около 43,31%, в сравнении с 28% приблизительно при лечении старой школы.

Нью-Йоркский муниципалитет обязался израсходовать до 1915 года свыше 2 374 000 долларов на возведение новых построек для нашей гомеопатической больницы на о-ве Блакуель в пределах Нью-Йорка, что достаточно говорит о доверии, которым пользуются наши коллеги в этом штате.

В Бразилии врачи-гомеопаты занимают в военном, морском и гражданском мирах совершенно равное положение со своими собратьями аллопатами. Здесь гомеопатия официально введена в армию, между прочим, потому что она оказалась успешной и при лечении лошадей, к тому же обходилась дешевле.

Бразильское правительство субсидирует новую гомеопатическую коллегию. Гомеопатия нашла себе приют по крайней мере в десяти бразильских больницах, где смертность при нашем лечении ниже, чем при аллопатическом. В этих больницах под одной крышей обе школы имеют свои отдельные палаты. Имеется гомеопатическое отделение и в большом бразильском морском госпитале. Врачи-гомеопаты имеют там право на те же награды, как и представители старой школы. Такому успеху особенно содействовали замечательные результаты лечения гомеопатией азиатской холеры и желтой лихорадки.

Можно быть уверенным, что так как мы пока везде находимся в меньшинстве, то мы никогда не могли бы получить этих знаков одобрений, официальных и финансовых, если бы где-нибудь мы не проявляли своих заслуг в замечательной степени.

Упомянутые государства и американские штаты никогда не продолжали бы отпускать нам государственные деньги в ежегодно растущем количестве, если бы мы не доказали своего превосходства. Ибо, если бы мы опустились до уровня других школ медицины, общественное мнение и пресса скоро бы нас раскусили и тогда законодатели не смогли бы нас поддерживать как нечто особое.

Нет! Для того чтобы существовать, меньшинство должно доказать свое превосходство, а так как мы завоевываем себе место и сторонников по всему миру, то ясно, что, по крайней мере, общество чувствует усиливающееся доверие к гомеопатии...

Но если бы гомеопатия и не превосходила других систем лечения в отношении % смертности и % выздоровлений, то уже одна общедоступность ее в лечебном и экономическом отношениях, ее безвредность и дешевизна побуждают отвести ей первенствующее положение в государстве. Двух мнений по этому вопросу быть не может. И если гражданские врачи по своей неосведомленности в пользу этого лечения, тщательно скрывавшегося от них с появления гомеопатии в России, не считают своим долгом ознакомиться с ней, то врачи военные по долгу присяги и службы обязаны это сделать, и надо надеяться, сделают это, не подчиняясь влиянию ложно осведомленного большинства. Во всяком случае, они не станут препятствовать организации войсковой самопомощи в болезнях в отсутствие врача. Врачи-аллопаты и не догадываются, до какой степени гомеопатия наука серьезная и в сложных болезнях нелегкая, но как наука в огромном большинстве случаев немедленно оказанной помощи она не допускает до развития болезни и распространения ее в массе, быстро возвращая больному здоровье и сохраняя ему жизнь. А уже это одно заслуживает самого серьезного внимания тех, кои не находят выгодным прикидываться глухими, каковые в течении девяноста лет совершают величайшее государственное преступление. Раскрыть его во всем его безграничном ужасе может только правительствующий сенат, если Государственный совет и Государственная дума не сочтут своей непременной и неотложной обязанностью сделать это сами во имя долга перед Родиной и престолом.

Сейчас у нас в России вопрос дня алкоголизм. Наша армия и наш флот не чужды ему, а эта близость к нему отражается на боеспособности.

И наверху, и внизу пьют при угощении, чуть не насилуя гостей, как в "доброе старое время". Тут духовенство могло бы оказать свое влияние. Пьют по привычке для аппетита. Привычка переходит в потребность, причем временно возбуждающая влага требуется для достижения цели во все большем количестве. В результате является физиологическая болезнь — запой. Невыносимое сосание под ложечкой, неутолимо требующее смертоносной влаги, пока больной не погибает от белой горячки или самоубийства. Тут может оказать неоцененное влияние своевременное воспитание народа (особенно юношества) единственно путем самовоспитания в повсеместных крестьянских любительских спектаклях с готовым приспособленным для воспитания репертуаром, разрешенным правительством, и на языке народу общедоступном.

Пьют "с горя", с тоски ("пей, и тоска пройдет"). В результате психическое расстройство переходит в физиологическую болезнь, то же нестерпимое сосание, требующее коварной влаги до бешенства. "Водки, или в живых никого не оставлю". И не оставляют, погибая и сами. Сто тысяч мертвых — еще не беда, но сто тысяч алкоголиков, неизбежно прогрессирующих в числе и передающих все свои качества будущим поколениям, — неизбежная гибель народа и государства. К счастью гомеопатия и здесь оказывается полезной: она как бы по волшебству облегчает горе и тоску, и в водке нет потребности. Она оказывает могущественную помощь и пьющим уже запоем. Они выздоравливают легко и скоро... В статье "Борьба с пьянством" "Новое время" (от 25 января) сообщает: проф. Сикорский говорит, что "за год от опоя погибает свыше 200 000 человек". Все они при своевременной самопомощи могли бы остаться в живых и работать.

Борьба с алкоголизмом как продуктом многих ненормальных условий в государстве требует планомерной, целесообразной и разносторонней государственной деятельности. Возмещение питейного налога необходимо, но возможно у нас лишь при организации народного труда и народной торгово-промышленной самопомощи, при каковой капитал останется в руках народа, а следовательно и правительства. В то же время необходима организация народной самопомощи в болезнях, а равно и организация самовоспитания народа. Расходы потребуются ничтожные и возвратятся они сторицей.

Если принять в соображение, что 93% воинских преступлений и нарушений дисциплины и 49% общих преступлений совершаются под влиянием нетрезвости, то и в этом отношении гомеопатия может оказать неоцененную услугу нашей армии.

В докладе по смете Главного военно-санитарного управления, поступившего в бюджетную комиссию, содержатся указания на санитарное состояние нашей армии. По заболеваемости она занимает среди других армий 13-е, а по смертности — 3-е место. Одной из причин такого резкого несоответствия между заболеваемостью и смертностью, по мнению докладчиков по смете, является "не вполне своевременная и не совсем удовлетворительная медицинская помощь нижним чинам". С организацией войсковой самопомощи медицинская помощь нижним чинам будет вполне своевременной и возможно удовлетворительной, как это можно судить по всему вышесказанному.

Боеспособность армии находится в прямой связи с ее здоровьем, а в военное время — с уверенностью также каждого в отдельности воина, что он не окажется в беспомощном положении перед лицом ранений и болезней. Обеспечение этого трудно или, вернее, невозможно без организации войсковой лекарственной самопомощи в болезнях и именно гомеопатическими средствами, для этой цели безусловно удобоприменимыми и безусловно полезными. Аллопатические средства для такой самопомощи и неудобны, и опасны. Поэтому войсковые части — роты, эскадроны, батареи, сотни — должны быть снабжены соответствующими гомеопатическими лечебниками и походными (портативными) к ним аптечками, приспособленными и к боевому времени. Опыт указал, что и простые рядовые, по крайней мере, большинство из них интересуются лекарственной самопомощью вообще, и без труда пользуются ею, имея под руками гомеопатические лекарства в удобоприменимом виде, например, в пилюлях. Удовлетворение этой насущной потребности необходимо и безотложно, так как мера эта имеет важнейшее общегосударственное значение.