Проф. д-р Роберт Ютте (Германия)

Роберт Ютте

LM-потенции в гомеопатии: от истоков до наших дней

Часть II


Перевод Зои Дымент (г. Минск)

Поиск Q-потенций в регистрационных журналах пациентов Ганемана

В 1956 году на Ганемановском юбилейном конгрессе в Штутгарте Йост Kюнцли прочитал лекцию, которая была посвящена публикации Беннингхаузена в "Архивах Штапфа"45. Швейцарский гомеопат, который тогда был очень увлечен "переоткрытием" Q-потенций, заметил за несколько лет до того, что за незаметным названием эссе "Drei Cautelen Hahnemanns" ("Три предупреждения Ганемана") скрывается первый явный намек на использование пятидесятитысячных ганемановских потенций46. Публикация казуистики Ганемана его другом и учеником Беннингхаузеном была головоломкой не только для редактора Эрнста Штапфа, который сам добавил вопросительные знаки в нескольких местах печатной версии. Автор также считал необходимым объяснить читателю непонятные места. Столкнувшись с такой необычной ситуацией, Беннингхаузен был вынужден попытаться решить головоломку, потому что он, несомненно, также затруднялся понять терапевтический подход Ганемана в тех двух случаях, о которых был лично проинформирован. Но давайте сначала посмотрим на события, приведшие к появлению данной публикации.

Всего за несколько недель до своей смерти, 24 марта 1843 года, Ганеман послал письмо Беннингхаузену (почерк не его), в котором, среди прочего, говорилось:

Я посылаю Вам выдержки из историй нескольких пациентов, которые пока что еще не могут быть очень поучительными. Я желаю, чтобы Ваша полезная практика и впредь процветала, и я обращаю Ваше внимание на 6-е издание моего "Органона", которое, даст Бог, скоро будет опубликовано по крайней мере на французском и удовлетворит Вас во всех отношениях47.

Только обращение ("Моему другу Беннингхаузену") и подпись сделаны рукой самого Ганемана. Он был, очевидно, слишком ослаблен болезнью, чтобы самому написать три страницы письма.

Беннингхаузен посчитал, что истории, о которых он узнал, так важны, что решил опубликовать их вскоре после смерти Ганемана. В своем вступлении он отметил, что "было известно очень мало, и вряд ли стало известно больше об исцелениях ушедшего мастера"48. Он также подчеркнул, что приложил все усилия для воспроизведения "дипломатически точной копии", рискуя вызвать раздражение читателя "некоторыми неизвестными обозначениями". Он отметил, что "скоро можно ожидать 6-е издание 'Органона', которое Ганеман завершил до своей кончины"49. Так как публикация 6-го издания была отложена, как мы знаем, в связи с неуступчивостью вдовы Мелани д’Эрвиль, Беннингхаузен был вынужден выбрать другой путь. Он попросил врача-гомеопата д-ра Симона Феликса Камилле Крозерио (1786—1855), который также присутствовал у смертного одра Ганемана, помочь ему разгадать загадку таинственных отрывков в тексте. Он опубликовал немецкий перевод письма Крозерио в следующем номере "Архив фюр ди хомёопатише хайлькунст", утверждая, что при публикации опустил лишь личные моменты. Мы воспроизводим начало этого письма здесь, потому что оно проливает новый свет на скрытность Мелани:

Дорогой сэр и уважаемые коллеги! Ваше письмо было таким приятным сюрпризом, что трудно выразить в достаточной мере мою благодарность, чтобы стало ясно, с каким большим удовольствием я читал доброжелательные слова человека, который… Я сразу же пошел к мадам Ганеман, чтобы расспросить ее о приготовлении лекарств, о которых наш самый заслуженный мастер думал более всего в последние годы и для которых он создал свой метод. Ее ответ был, однако, явно уклончив, по той причине, что она полагала, что неуместно (pas convenable) публиковать что-либо об этом открытии в любом месте, кроме 6-го издания "Органона", так как это его часть50.

Image
Илл. 15
"Drei Cautelen" Беннингхаузена

Так как Крозерио также получил лишь уклончивый ответ на свой вопрос о новом методе приготовления гомеопатических лекарств, которые, как говорили, Ганеман разработал в последние годы своей жизни, он решил, с одной стороны, попробовать поразмышлять (большее число встряхиваний, чем раньше), а с другой — не придавать слишком большого значения этому вопросу, потому что был убежден, что в дозировке ничего не изменилось. Насколько ему было известно, Ганеман никогда, в том числе и в парижские времена, не отступал от своего собственного правила использовать "в любое время только нескольких известных маленьких крупинок, которые обычно насыщались 30-м разведением, как при острых, так и при хронических заболеваниях"51.

Беннингхаузен, однако, не был удовлетворен этим ответом своего парижского корреспондента. По его мнению, проблема заключалась не столько в приготовлении лекарства, сколько в необычных ганемановских обозначениях шкалы потенцирования. Беннингхаузен чувствовал, что именно маркировка различных потенций "оставила его в темноте"52. Он также сомневался, что Ганеман действительно использовал потенции C30, как предполагал Крозерио. Беннингхаузен обратил внимание на намек Ганемана на потенцию C60 как регулярную дозу. Это также означает, что Беннингхаузен на самом деле не догадывался, что Ганеман подошел к совершенно новому методу потенцирования — пятидесятитысячным потенциям. В тот момент только Мелани знала больше, но она делала все возможное, чтобы сохранить эту тайну, поскольку боялась, что репутация ее любимого мужа может пострадать у сторонников гомеопатии из-за необычного стандарта потенций53.

Йост Кюнцли, помогавший в переводе Пьеру Шмидту, был знаком с указаниями по приготовлению лекарств в параграфах 247–248 в 6-м издании "Органона", и он оказался первым, кто добился успеха в осмыслении новых обозначений, над которыми ломали голову еще Беннингхаузен, Крозерио и Штапф. Он понял слова "уменьшенная динамизация в 7 столовых ложках, после встряхивания 1 столовую ложку из этого в стакан с водой, и после перемешивания должна быть принята вначале 1 чайная ложка"54 как относящиеся к Q-потенции. Благодаря указанию в "Органоне" начинать с самой низкой потенции, он заключил, что пациентке Жюли M. вначале была дана Вelladonna в потенции Q1. Он решил, что история второго пациента, 33-летнего актера, еще более убедительна. Этот пациент вначале получил Вelladonna C30, и этот факт не подлежит сомнению, потому что Ганеман использовал обычное сокращение для обозначения дозировки, а также потому, что имелся комментарий "самой низкой прежней динамизации". Затем Ганеман перешел к потенции Q1 Merc. viv., как получалось из интерпретации Флюри, который так понимал обозначение "1 круп. самой низкой новой динамизации". Через 10 дней Ганеман перешел к потенции Q2 того же лекарства, на что указывало, скорее всего, обозначение "Merc. viv. (2/0) второй такой динамизации"55.

Image
Илл. 16 Письмо Ганемана Беннингхаузену от 24.03.1843

Однако прошло еще 20 лет, прежде чем швейцарский гомеопат Ганспетер Зейлер решил, что загадочная публикация Беннингхаузена — ключ к развитию Ганеманом нового потенцирования, и занялся поиском оригинального источника в ганемановских парижских журналах. Частичная публикация журналов с историями ранних пациентов56, инициированная Гейнцем Генне (1923—1988) в начале 1960-х годов, не могла погасить пламя любопытства гомеопатов, потому что Ганеман, как мы знаем, экспериментировал с этими экстремальными разведениями только в течение последних десяти лет своей жизни. Тем не менее, Ганеман работал с более высокой шкалой потенцирования еще до переезда в Париж. Каким образом он постепенно, более чем за 40 лет гомеопатической практики пришел к еще более высоким разведениям (вначале к C30 и, наконец, к C200), прежде чем, в итоге, разработал "médicaments au globules", попытались выяснить в 1992 году независимо друг от друга два практика, использовав как основу публикации Ганемана и несколько журналов отдельных пациентов. Это были Петер Бартель, практикующий гомеопат57, и Карл-Отто Зауэрбек, историк медицины, имевший также филологическую подготовку58. Схема Бартеля с этапами индивидуального развития дает особенно ясную, хотя и не бесспорную картину. Ее можно найти в соответствующей литературе59. Однако эта схема, будучи полезной, не сняла все расхождения в объяснениях практики Ганемана, что показывает публикация парижских журналов.

Итак, только исследование семнадцати сохранившихся ганемановских регистрационных журналов, относящихся к его парижским годам, может выявить, когда Ганеман впервые несомненно использовал потенции Q60. Ганспетер Зейлер оказался первым исследователем, предпринявшим изучение французских журналов в случайном порядке, чтобы узнать больше о Q-потенциях. Видимо, не зная об исследованиях Кюнцли в 1950-х годах, он решил — и сумел — найти те две пациентские истории, которые были опубликованы Беннингхаузеном, в оригинальных журналах, которые к тому времени уже стали доступны для исследовательских целей в Институте истории медицины при фонде Роберта Боша. Зейлер первым установил, что копия, которую Беннингхаузен получил от Ганемана в 1843 году, в основном совпадает с оригиналом, и имеются лишь минимальные различия. Печатная версия, в частности, содержит некоторые дополнительные комментарии, относящиеся к анамнезу (например, указание времени). Другие расхождения, вероятно, связаны с попытками Беннингхаузена скрыть от читателя, что Мелани активно участвовала в ведении записей. Хотя в оригинале читаем: "Она [пациентка. — Р.Ю.] узнала меня, называла меня по имени и хотела поцеловать", Беннингхаузен пишет: "Назвала мое имя и хотела поцеловать присутствующую даму [это может относиться только к Мелани. — Р.Ю.]". Мы знаем теперь, что Беннингхаузен также свободно обращался со своими пациентскими историями, чтобы скрыть ошибки или представить успехи исцеления в лучшем свете61. Одно из различий в обозначениях, однако, более серьезное: мы не найдем выражения "уменьшенная динамизация" или "самой низкой предыдущей динамизации" в оригинальных журналах. Они явно были добавлены либо Ганеманом, либо кем-либо иным (Мелани?), чтобы объяснить необычную дозировку этих лекарств, но они мало что говорят о процессе приготовления. Именно эта неопределенность раздражала и удивляла Беннингхаузена и Штапфа, редактора.

Image
Илл. 17 "Развитие врачебной практики Ганемана" Зейлера

Всего Зейлер опубликовал истории пяти пациентов, относящихся к началу 1840-х годов, когда, по его мнению, Ганеман начал назначать различные Q-потенции, причем среди этих случаев были те два, которые уже были опубликованы Беннингхаузеном, не понявшим, к чему они относятся. Одна пациентская история, которая до того оставалась неизвестной, была история болезни 33-летнего архитектора Чарльза Тамина. Начало описания сделано рукой Мелани. Мы читаем, что пациент с раннего возраста страдал от псориаза, сопровождавшегося зудом ног. Другие части его тела, похоже, не были затронуты. Мы также узнаём, что в последнее время архитектор много работал. Что произошло дальше, записано рукой Ганемана: "Сыпь состоит из небольших пустул на икрах, которые очень чешутся в ночное время. В течение 30 лет. Страдал от шанкра, который прижигали нитратом серебра. Очень легко сексуально возбуждается, но хочет найти верную пропорцию. Должен воздерживаться от употребления черного чая и кофе"62. Здесь мы можем дать только резюме анамнеза. Тамин принимал Sulphur, согласно Зейлеру, 5-й Q-потенции, одну крупинку растворяли в 7 столовых ложках воды с половиной ложки спирта. Пациенту велели добавить одну чайную ложку этой смеси в стакан воды и принимать по одной чайной ложке утром натощак. Разведение должно было быть принято в течение одной недели, после чего больной должен был снова явиться к Ганеману. Далее Тамин снова получил Sulphur 9 ноября. На этот раз '6' было написано выше маленького нуля, что Зейлер интерпретировал как аббревиатуру для крупинки, и, поскольку Ганеман рекомендовал в 6-м издании "Органона" не начинать с высочайшей степени новых потенций, но "с самых низких динамизаций", Зейлер предполагает, что это должно относиться к Q-потенции63.

Image
Илл. 18 Регистрационные журналы Ганемана

К сожалению, он не объясняет подробно, какие другие соображения заставили его так думать. Ни в более поздних регистрационных журналах, ни в 6-м издании "Органона" Ганеман не оставил никаких указаний на сокращения, которые он использовал для этого вида лекарств.

Зейлер думал, что лекарства, которые Кюнцли принял за сотенные потенции, на самом деле были также Q-потенциями, и предположил, что у Беннингхаузена, вероятно, была неправильная копия. По Зейлеру, сокращения для Q и С потенций явно отличаются, так как последние всегда обозначены арабской цифрой над или под маленьким нулем. Биограф Ганемана Рихард Хаель, однако, полагал, что Ганеман всегда использовал арабские цифры для нового метода потенцирования, "с малым кружком сверху"64. Еще один специалист подтверждает такое обозначение. Недавно на это указал Дэвид Литтл65. В письме врачу-гомеопату английский священнослужитель и близкий друг Ганемана, преподобный Томас Р. Эверест (1801—1855), который, как он указал, сформировал свою аптечку в соответствии с инструкциями Ганемана (и, по-видимому, аптечка включала Q-потенции), описал, как основатель гомеопатии искал новые способы приготовления еще более эффективных гомеопатических лекарств:

Последним, впрочем, и давшим наиболее удовлетворительные результаты (я полагаю, что могу сказать, что он был вполне доволен ими), был план, который я сейчас объясню: начиная с первой спиртовой настойки любого лекарства, которая, как я полагаю, была третьей от начала и обозначалась, в соответствии с принятым обозначением, 1, вместо того, чтобы добавить одну каплю этой динамизации к ста каплям винного спирта, чтобы получить следующую и так продолжать динамизацию по каплям, он увлажнял ею несколько крупинок фиксированного стандартного размера и брал в первом эксперименте, по-моему, десять крупинок, а позже, в более удачных экспериментах, только одну крупинку из смоченных таким образом, и затем растворял в мельчайшей капле воды, после чего добавлял сто капель винного спирта. Встряхнув их (я не помню, сколько раз), он смачивал этим крупинки и, высушив их и хорошо закупорив, помещал в тубу в своей аптечке и маркировал как 0/1. Следующая динамизация получалась путем растворения одной крупинки 0/1 в малой капле воды и добавления ста капель винного спирта, при этом он смачивал крупинку как прежде и называл динамизацию 0/2. Эта процедура продолжается до десятой потенции, которая называется 0/10. Первоначально он использовал римские символы, и называл их o/ix, o/x и т.д., но потом стал обозначать эти препараты арабскими цифрами.
Препараты, изготовленные таким образом, были названы médicamens au globule (лекарственные пилюли, что обозначается о), чтобы отличить их от старых, которые отмечались маленьким крестиком (х) и назывались médicamens а la goutte (лекарственные капли).
Он был настолько удовлетворен нежным и мягким действием этих препаратов, что они почти вытеснили, я думаю, все его другие препараты. Я располагаю многими лекарствами, приготовленными для него таким образом; большинство из них представляют полные серии от 0/1 до 0/1066.

Это, несомненно, первый случай, когда гомеопат-непрофессионал описывает приготовление Q-потенций до публикации 6-го издания "Органона" в 1921 году, но он не помнил все детали правильно и не смог осознать огромного значения введения новой динамизации гомеопатических лекарств.

Image
Илл. 19
История Чарльза Тамина
Image
Илл. 20
История Жюли Мулен

Ссылка на серии от Q1 до Q10 совпадает, кстати, с информацией, представленной Хаелем, что у Ганемана была такая аптечка с Q-потенциями, которая, однако, бесследно пропала в 1920-е годы67.

Первый французский пациентский журнал, который был отредактирован Арнольдом Михаловски68 как часть историко-критического издания, вышел в 1992 году и сразу же вызвал большой интерес среди врачей-гомеопатов, которые надеялись, что получат больше информации об использовании Q-потенций в парижские годы. Но они были разочарованы, судя по рецензиям, потому что тщетно искали в этом журнале ссылки на пятидесятитысячные потенции69. Помимо прочего, предполагалось, что редактор просто мог просмотреть соответствующую запись или что он был не в состоянии расшифровать аббревиатуру или обозначение. Поскольку парижские регистрационные журналы не были упорядочены в хронологическом порядке, как они велись, а шли по порядку пациентов, Михаловски отверг эти возражения, заявив, что отсутствие ссылок на Q-потенции в историях пациентов, описанных в DF5, является совпадением.

До этого Рима Хэндли, автор биографий Самуэля и Мелани Ганеман — впервые книга была опубликована на английском языке в 1990 году и теперь также доступна в 5-м издании в немецком переводе — пыталась исследовать Q-потенции в журналах Ганемана. Для того чтобы доказать свою точку зрения, она обращается к истории мадам Карре, которая, видимо, получила Sulphur в 7-й потенции в начале своего лечения70. Хэндли подробнее пишет о Q-потенциях в своей книге "В поисках позднего Ганемана" (англ. изд. — 1997 год, немец. — 2001 год). Она считает, что музыкант Руссело был одним из первых пациентов, которого лечили новым методом. Впервые он консультировался у Ганемана в октябре 1837 года из-за проблемы со слухом. Вначале он получал лечение целым рядом гомеопатических лекарств в сотенной потенции. 16-го сентября он получил, по словам Хэндли, одну крупинку Sulphur в 10-й потенции, растворенную в стакане воды. Поэтому она убеждена, что обозначение "о" определенно относится к ганемановскому новому подходу использования глобул вместо капель. И "использование глобул, — пишет она, — применяется для того, что мы называем сегодня LM-потенциями"71. Этот английский автор, очевидно, не обращает внимания на исследования французских журналов случаев, проведенные Зейлером, хотя они были опубликованы еще в 1988 году. Но Хэндли также не предоставляет надежных доказательств того, что ганемановские обозначения в самом деле относятся к Q-потенциям. Она заметила, однако, что Ганеман записывал довольно большие числа (190 и выше) арабскими цифрами под маленьким кружком. Из-за того, что числа были велики, Хэндли подумала, что это были сотенные потенции. По ее мнению, следующие лекарства назначались Ганеманом в последние годы его жизни в экстремальных разведениях: Sulphur, Calcium carbonicum, Graphites, Silicea, Lycopodium, Natrium muriaticum, Nux vomica, Phosphor, Hepar sulphuris, Belladona, Bryonia и Opium, но она обнаружила, что в большинстве случаев назначался Sulphur. Хэндли также приходит к удивительному выводу, что Ганеман назначал Q-потенции не только так, как он рекомендует в 6-м издании своего "Органона", в порядке возрастания, но также в порядке убывания. Так, она для примера описывает историю скульптора Ришома72. Ему, по-видимому, вначале была назначена 11-я, а затем 10-я Q-потенция. После этого Ганеман пропустил несколько шагов и назначил Q15, за которой последовала Q16 и далее в порядке возрастания (Q17, Q18, Q19). Хэндли делает вывод из своих исследований, что Ганеман использовал Q-потенции главным образом для лечения хронических болезней, и что он демонстрировал явное предпочтение Sulphur. В острых случаях он, похоже, предпочитал сотенные потенции.

Image Image
Илл. 21 Рима Хэндли
"Гомеопатическая любовная история" (1993)
Илл. 22 Рима Хэндли
"В поисках позднего Ганемана"
(2001)

Бразильский гомеопат Убиратан С. Адлер в своей статье, опубликованной в журнале "Медицин, гезельшафт унд гешихте" в 1995 году, подошел к вопросу не так, как Хэндли73. Он использовал следующие критерии для распознавания Q-потенций, которые, по его мнению, довольно часто появляются во французских пациентских журналах. Во-первых, следует рассматривать обозначения в историях пациентов, начиная только с 1837 года, поскольку, как указывает Ганеман в 6-м издании "Органона", он экспериментировал с Q-потенциями только в течение последних четырех или пяти лет. Если согласиться с датами, отмеченными биографом Ганемана Хаелем74, рукопись для этого издания была завершена в феврале 1842 года. Это означает, что первые упоминания об этих потенциях могли относиться только к 1837—1838 годам. Следовательно, первые ссылки могут быть найдены в журналах за 1837 или 1838 год. Кроме того, по мнению Адлера, степень потенцирования должна быть 3 или меньше, или потенция выше 3, при условии, что лечение начиналось с одной из трех первых потенций того же лекарства и продолжалось с постепенным увеличением до потенций выше 3.

Пациентка: г-жа де Шанон

Страница
Дата
Лекарство
Потенция
1
25.5.1842
/1
1
8.6.1842
1/2
2
25.7.1842
1/3
2
20.8.1842
1/4
2
5.9.1842
5
2
5.9.1842
Sulphur
/6

Источник: Адлер (1995), с. 139

В качестве примера Адлер приводит историю пациентки из журнала DF12, которая, как он полагает, доказывает, что Ганеман не использовал никакого отдельного названия для Q-потенций ни при записи лекарства, ни при описании процесса динамизации. Адлер считает, что, опираясь на три указанные выше критерия, он может распознать всего 681 назначение Q-потенций. Он полагает, что это небольшое число, учитывая то значение, которое Ганеман придавал новому методу потенцирования, подготовленного им к публикации в 6-м издании "Органона". Спустя несколько лет, Адлер поставил перед собой задачу вновь просмотреть парижские журналы систематически, вместе со своей женой. На этот раз он включил в свой список и те препараты, которые были отмечены маленьким кружком (о), о чем мы уже говорили ранее. На основе этого исследования Адлер пришел к выводу, что Ганеман в последние шесть лет своей жизни назначал Q-потенции по крайней мере в 1836 случаях75.

Назначение Ганеманом Q-потенций в 1837—1843 годах

Критерии
"Органон", 6-е издание
Добавлен "°"
Всего
Дата неизвестна
15
53
68
1837
1
0
1
1838
4
0
4
1839
2
0
2
1840
10
9
18
1841
20
556
576
1842
588
188
776
1843
361
30
392
Всего
1001
835
1836

Источник: Адлер/Адлер (2006), табл. 2

Адлер указывает на три этапа, в течение которых Ганеман экспериментировал с Q-потенциями. На первом этапе (1837—1839) Ганеман применял новый метод потенцирования довольно редко. Вначале он склонялся к использованию Q1 почти исключительно при назначении Sulphur и Hepar sulphuris. На втором этапе (1840/41) Ганеман проводил сравнительное исследование эффективности Q- и С-потенций. Диапазон Q-потенций ограничивался Q4 и Q10, более высокие Q-потенции почти никогда не упоминались. В это же время Ганеман назначал и С-потенции (начиная с C4 и выше) тем же самым пациентам, чтобы иметь возможность сравнить результаты.

Адлер полагает, что на протяжении третьего этапа Ганеман двигался дальше и записал инструкции по назначению Q-потенций в шестом издании "Органона". Он начинал с Q1 или Q2, а затем увеличивал потенции по мере необходимости. В это время Ганеман гораздо реже использовал символ ° для обозначения Q-потенций. Адлер указывает также на то, что другие исследователи заметили раньше: маленький кружок может быть выше или ниже разделительной черты, рядом с которой указана потенция лекарственной дозы. Так же, как Рима Хэндли, Адлер приходит к выводу, что вначале Ганеман явно предпочитал использовать Q-потенции Sulphur. В целом, Адлер находит во французских журналах упоминание 36 гомеопатических лекарств, которые назначались в Q-потенции. Примечательна высокая доля Sulphur (69%) среди остальных лекарств.

Image
Илл. 23 Регистрационный журнал DF12, стр. 240

После первой публикации Адлера Луиза Кюнкле также попыталась раскрыть тайну Q-потенций с помощью ганемановских регистрационных журналов76. Она попыталась выяснить, были ли в ганемановской парижской практике еще какие-либо случаи экспериментирования с другими Q-потенциями, кроме 681 случая, которые обнаружил Адлер. Его анализ показывал, по мнению Кюнкле, что Ганеман назначал Q-потенции только 27 раз до завершения шестого издания "Органона" и что все эти назначения были сделаны за 15 месяцев до завершения. Она предполагала, что Ганеман, вероятно, испытывал Q-потенции гораздо чаще на протяжении четырех–пяти лет, предшествующих завершению новой редакции, то есть примерно до 1837/38 годов. До того, как Адлер опубликовал свой новый анализ французских регистрационных журналов, она подозревала, что обозначения Q-потенции должны быть найдены преимущественно, если не исключительно, в рецептах Sulphur. Поэтому она решила сосредоточиться на потенции, которые раньше рассматривались как сотенные (от 1/190 до 1/198), в случаях, где было заметно постепенное увеличение последней цифры. Кюнкле смотрела на обозначения 190, 191, 192, 193 как на очевидную параллель современного обозначения Q1, Q2, Q3, Q4, Q5. Если это так, то число 19 должно представлять постоянный фактор, соответствующий букве Q, которая используется сегодня и обозначает специальный режим разведения. Цифры в конце должны тогда указывать на степень потенцирования (1, 2, 3, 4, 5). Остается вопрос, почему Ганеман выбрал именно номер 19 в качестве обозначения своих сверхвысоких потенций. У Кюнкле имелся интригующий ответ на этот вопрос: 1:50 000 разведения, если их записать в виде десятичной дроби, выглядят как 0,00002. В этом случае Ганеман, вероятно, выбрал обозначения 20, 21, 22, 23 и т.д. В соответствии с § 270 "Органона", разведения, однако, получаются несколько выше, чем 1:50000 , то есть 1: х>50 000. Для любого х между 50001 и 53000 это соотношение равняется 0,000019. Для экономии времени Ганеман мог отбросить все нули перед цифрой 19. Это может выглядеть как махинация с числами, но видно, какие необычные способы отыскивались для того, чтобы понять ганемановские регистрационные журналы и воплотить теорию на практике. Хотя Адлер считает, что теория Кюнкле интересна, он полагает, что она совершенно маловероятна из-за способа производства крупинок в то время, как он описан в "Органоне".

Image

Число назначений каждой степени Q-потенций, обозначенных знаком °
Источник: Адлер/Адлер (2006), диаграмма 2.

На сегодняшний день гипотеза Адлера относительно несомненного использования Q-потенций во французских журналах случаев кажется наиболее полной и убедительной. Она основана на наблюдениях, сделанных ранее Кюнцли, Зейлером и Хэндли.

Производственные спецификации Q-потенций: от Ганемана до Пьера Шмидта

Ганеман

Подробное описание того, как Ганеман готовил Q-потенции, можно найти в § 270 в 6-ом издании "Органона" с соответствующими сносками. Ввиду важности этого параграфа, мы включим его здесь полностью:

§ 270: Для того чтобы наилучшим образом добиться развития силы, небольшая часть вещества должна быть динамизирована: скажем, один гран вещества растирается трижды в течение трех часов со ста гранами молочного сахара, в соответствии с описанным ниже методом (1), пока не составит одну миллионную часть от получаемого порошка. По причинам, приведенным ниже, один гран этого порошка растворяют в 500 каплях смеси, состоящей из одной части спирта и четырех частей дистиллированной воды, и одну каплю этого раствора помещают в пузырек. К ней добавляют 100 капель чистого спирта (2), и пузырек сто раз сильно встряхивают вручную, посредством постукиваний по твердой, но эластичной поверхности (3). Это лекарство первой степени динамизации, которым маленькие сахарные крупинки (4) должны затем быть смочены (5), и их необходимо быстро разложить на промокательной бумаге для высушивания, после чего они должны храниться в хорошо закрытом пузырьке с пометкой (I) для обозначения степени потенцирования. Только одна (6) такая крупинка, взятая для дальнейшей динамизации, помещается во второй новый пузырек (с каплей воды, чтобы растворить ее), который затем 100 раз сильно встряхивается.
Крупинки вновь увлажняются этой лекарственной спиртовой жидкостью, распределяются по промокательной бумаге и быстро высушиваются, помещаются в хорошо закупоривающийся пузырек, защищенный от тепла и солнечного света, на котором ставится метка (II) второй потенции. И, таким образом, процесс продолжается до двадцать девятой степени. Затем, с использованием 100 капель спирта и 100 встряхиваний, получают лекарственную спиртовую жидкость, которая придает тридцатую степень сахарным крупинкам, правильно увлажненным и высушенным.
С помощью этой манипуляции над необработанными лекарствами готовятся препараты, которые только таким образом достигают полной способности сильно влиять на страдающие части больного организма. Таким образом, с помощью подобного искусственного болезненного воздействия нейтрализуется влияние естественной болезни на присутствующий внутри жизненный принцип. С помощью этой механической процедуры, если она проводится правильно, в соответствии с указаниями выше, происходит изменение в лекарстве, которое в своем необработанном виде проявляет себя только как материал, иногда даже не лекарственный материал, но с помощью такой все более высокой динамизации оно изменяется и утончается, становясь духоподобной (7) лекарственной силой, которая, по сути, сама по себе не воспринимается нашими чувствами, но для которой лекарственно подготовленная крупинка в сухом виде, а тем более растворенная в воде, становится носителем и в этом состоянии проявляет в больном теле целительную мощь этой невидимой силы77.
(1) Одна треть из ста гранов молочного сахара помещается в глазурованную фарфоровую ступку, дно которой предварительно сглаживается, для чего натирается мелким влажным песком. На этот порошок высыпается один гран порошкообразного лекарства, из которого готовится тритурация (капля ртути, нефти и т.д.). Молочный сахар, используемый для динамизации, должен быть особенно чистым, то есть кристаллизоваться в нить, и поступать к нам в виде длинных брусков. Лекарство и порошок быстро смешивают фарфоровой лопаточкой и растирают довольно сильно, от 6 до 7 минут, с помощью сглаженного пестика, затем остатки соскабливаются со дна ступки и с пестика в течение трех-четырех минут; масса должна стать однородной. После этого растирание продолжается таким же образом в течение еще 6–7 минут, без каких-либо добавок, и вновь соскабливается то, что пристало к ступке и пестику, в течение 3–4 минут. Теперь добавляется вторая треть молочного сахара, размешивается лопаточкой и снова растирается 6–7 минут, после чего приставшая смесь соскребается 3–4 минуты и еще 6–7 минут вся масса растирается. Затем добавляется последняя треть молочного сахара, размешивается с помощью лопаточки и растирается как прежде 6–7 минут с самым тщательным отскабливанием приставшей массы. Приготовленный таким образом порошок помещают в пузырек, хорошо закупориваемый, защищенный от прямых солнечных лучей, и на нем помечается наименование вещества и обозначение первого продукта — /100. Для того чтобы повысить этот продукт до /10000, один гран порошкообразного /100 смешивают с третьей частью 100 гран порошкообразного молочного сахара и затем поступают как и прежде, но каждая треть должна быть тщательно растерта дважды, каждый раз в течение 6–7 минут, и необходимо соскребать приставшую массу 3–4 минуты перед тем, как добавляется вторая и последняя треть молочного сахара. После каждой трети процедура повторяется. Когда все выполнено, порошок помещается в хорошо закупоренный пузырек, промаркированный как /10000, т.е. (I), при этом каждый гран содержит 1/1000000 исходного вещества. Соответственно, такая тритурация третьей степени требует 6 растираний по 6–7 минут и 6 соскребаний по 3–4 минуты, по часу для каждой степени. Через час такого растирания в получаемой тритурации первой степени будет содержать в одном гране 1/100; второй степени  — 1/10000, а третьей — 1/1000000 используемого лекарства*.
* Эти три степени тритурации сухого порошка, выполненные правильно, окажутся эффективным началом динамизации лекарственного вещества.
Ступка и лопаточка должны быть очищены перед тем, как вновь будут использованы для другого лекарства. Ступка и пестик, а также лопаточка, отмываются сначала теплой водой и высушиваются, а затем их следует положить на полчаса в емкость с кипящей водой. Меры предосторожности могут быть применены до такой степени, что использованные принадлежности можно положить на горящие угли, где они подвергнутся действию светящегося тепла.
(2) Флакон, используемый для потенцирования, заполняется на две трети и встряхивается сильно сто раз вручную посредством ударов о твердую, но эластичную поверхность.
(3) Это может быть кожаный переплет книги.
(4) Они готовятся под наблюдением кондитера из крахмала и сахара, и маленькие крупинки просеивают через сито, очищая от мельчайших пылевидных частиц. Затем они пропускаются через фильтр, который пропускает только 100 крупинок общим весом в один гран — наиболее подходящий размер для нужд врача-гомеопата.
(5) Для придания крупинкам лекарственных свойств их вначале помещают в небольшой цилиндрический сосуд в форме наперстка, изготовленный из стекла, фарфора или серебра, с маленьким отверстием в дне. Крупинки смачивают динамизированным лекарственным спиртом, перемешивают и высыпают на промокательную бумагу, чтобы быстро их высушить.
(6) В соответствии с первыми указаниями, одна капля жидкости низшей потенции должна была быть помещена в 100 капель спирта для более высокого потенцирования. Эта доля лекарства относительно того количества лекарства, которое должно быть динамизировано (100:1), оказалась в целом слишком недостаточной для получения в полной мере более высокой силы лекарства посредством ряда таких встряхиваний без специального использования большой силы, в чем убедили меня утомительные эксперименты.
Но если взять только одну крупинку из тех 100, что вместе весят один гран, и динамизировать ее 100 каплями спирта, получится пропорция 1 к 50000 и даже больше, так как 500 таких крупинок вряд ли могут поглотить одну каплю для своего насыщения. При таком непропорционально высоком соотношении между лекарством и разбавляющим веществом, большое количество последовательных ударов флакона, заполненного на две трети спиртом, может привести к гораздо большему развитию силы. Но при таком малом соотношении разбавляющего вещества к лекарству, как 100 к 1, если выполнить много встряхиваний с помощью мощной машины, полученные лекарства, особенно при высокой степени динамизации, действуют почти сразу же, но с неистовой, даже опасной силой, особенно на слабых пациентов, не вызывая продолжительной мягкой реакции жизненного принципа. Однако метод, описанный мною, напротив, производит лекарства, сила которых развита в высшей степени, а действие — мягкое, но которые, тем не менее, если хорошо выбраны, действуют на все страдающие части целебно.*
* В очень редких случаях, если, несмотря на почти полное восстановление здоровья и при хорошей жизненной силе, старая раздражающая местная проблема пребывает безмятежно, полностью разрешено и даже непременно необходимо назначать в увеличивающихся дозах то гомеопатическое лекарство, которое зарекомендовало себя эффективным, но оно должно быть потенцировано до очень высокой степени с помощью большого количества встряхиваний вручную. Такое местное заболевание часто при этом исчезает чудесным образом.
При острых лихорадках малые дозы самой низкой степени динамизации таким образом усовершенствованных лекарств, даже лекарств продолжительного действия (например, белладонны) могут быть повторены через короткие промежутки времени. При лечении хронических заболеваний лучше всего начинать с самой низкой степени динамизации и при необходимости продвигаться к более высоким, даже более сильным, но действующим мягко степеням.
(7) Это утверждение не покажется невероятным, если учесть, что с помощью этого метода динамизации (к такому способу подготовки препаратов я пришел после многих трудоемких опытов и проверочных экспериментов в поисках самого сильного и в то же время самого мягкого действия, т. е. самого совершенного) материальная часть лекарства уменьшается с каждой степенью динамизации в 50000 раз, но сила его невероятно увеличивается, так что дальнейшая динамизация до степени, записываемой как 125 с 18 нулями, дает лишь третью степень динамизации. Тридцатая степень, приготовленная таким образом, с трудом выражается цифрами. Становится совершенно очевидным, что вещественная часть с помощью такой динамизации (развития истинной, внутренней лекарственной сущности) в конечном счете растворится в его индивидуальной духоподобной (концептуальной) сущности. В необработанном состоянии лекарство можно рассматривать как состоящее действительно только из этой слаборазвитой концептуальной сущности.

После смерти Ганемана Q-потенции были преданы, как мы видели, забвению, и то же произошло со способом изготовления, хотя несколько адептов (таких, как преп. Эверест) знали о них.

Рудольф Флюри

Image
Илл. 24
Аптечка Ганемана

Прошло 100 лет, прежде чем кто-то снова нашел в себе мужество приготовить Q-потенции: в 1943 году Рудольф Флюри в Швейцарии приготовил свои первые Q-потенции. Он, как говорят, помогал няне своей родившейся в том году дочери78. Флюри строго придерживался § 270, о чем писал в мемуарах, которые остались неопубликованными. Вначале один гран (0,062 г.) тритурации С3 гомеопатической субстанции он растворил в 500 каплях 20% винного спирта. Флюри не взвешивал один гран каждый раз, но запомнил количество, которое он использовал в первый раз (на кончике ножа). Для упрощения подсчета капель он использовал градуированную колбу. Из этого разведения Флюри поместил одну каплю в пузырек и добавил 100 капель 90% винного спирта. 1 гран в 500 каплях соответствует коэффициенту разбавления 1:500. Одна капля этого разведения в 100 каплях спирта дает разведение 1:50000.

Для встряхивания Флюри придумал следующий способ, который точно следовал инструкциям Ганемана:

Пузырек [с пятидесятитысячным разведением. — Р.Ю.] встряхивается сто раз вручную посредством постукивания о твердые предметы (например, о книгу в кожаном переплете), но не с помощью машины. После того как я испортил несколько книг, переплетчик сделал для меня специальную доску толщиной в один сантиметр, покрытую тканью […]79.

Флюри также рекомендует не использовать слишком маленькие пузырьки (с вместимостью до 3 г.), так как невозможно "постукивать им достаточно жестко".

Швейцарский гомеопат также четко защищал ганемановский трудоемкий метод ручного встряхивания:

По мнению Ганемана, придававшего большое значение процессу встряхивания, множество сильных ударов, выполняемых машиной, может нарушить мягкий эффект подготовленных вручную лекарств: в результате можно получить лекарство, которое работает с силой, пропорциональной той, с которой она была приготовлена. Такие лекарства нельзя назначать повторно из-за риска обострения80.

Image
Илл. 25 Флаконы из аптечки Рудольфа Флюри

Пьер Шмидт

Пьер Шмидт также использовал Q-потенции, сначала в хирургии, но не исключительно их, как Флюри. В основном он соблюдал производственный процесс, описанный в 6-м издании "Органона":

Для того чтобы приготовить эти так называемые Q-потенции, возьмите 1 каплю вышеупомянутой материнской настойки, 100 капель 95% спирта и встряхните это хорошенько 100 раз. Затем смочите 500 крупинок размером с маковое зерно (крупинка о = ноль), поместите их в маленькую платиновую чашку, которая имеет небольшое отверстие в дне, размером с булавочную головку, через которую может стекать жидкость, используемая для увлажнения крупинок... Если вы сейчас растворите одну из этих крупинок в одной капле дистиллированной воды и добавите еще 100 капель 95% спирта, встряхнув сто раз, как описано выше, то в результате получите II. (вторую) динамизацию Q81.

Жена Пьера Шмидта, фармацевт, таким образом готовила Q-потенции своему мужу, который, однако, использовал их только изредка, и другим гомеопатам (например, Дoрчи)82.

К стандартизированному производству

На конференции в немецком городе Бад-Висзее в 1965 году заинтересованные гомеопаты обсуждали конкретные проблемы, с которыми столкнулись при приготовлении Q-потенций фармацевты и производители гомеопатических лекарств. Одной из основных проблем явился режим тритурации. Фармацевт Шпайх из Геппингена, например, указал, что смесь 1:100 зависит не только от относительного соотношения ингредиентов, но и от общего количества и времени тритурации: факт, который также свидетельствует в пользу ручного растирания.

Также обсуждались различные способы увлажнения глобул. Фармацевт Цинсер предложил не использовать воронку с отверстием, так как небольшое отверстие может быть легко забито одной из крупинок. Он решил заливать 500 крупинок соответствующим алкогольным раствором, а затем "сцеживать его сверху"83. Это сделало бы процесс увлажнения проще, и воронка была бы не нужна. Он рекомендовал, однако, кипятить флаконы, используемые для увлажнения, после каждого использования, промывать их дистиллированной водой и высушивать при 250°С в сушильной камере, прежде чем использовать снова.

Некоторые присутствующие эксперты также видели проблему в подготовке растений для тритурации таким образом, как предписывал это Ганеман, поскольку считали, что ферменты, находящиеся в свежих растительных соках, вступят в реакцию с молочным сахаром. Они предложили при производстве Q-потенций фиксировать растительный сок в спирте84.

HAB

Первая гомеопатическая фармакопея в Федеративной Республике Германии (НАВ) была опубликована в 1978 году. Второе пересмотренное издание 1983 года впервые включало в себя инструкции для приготовления Q-потенций (в то время еще называемых LM-потенциями). В пункте 17а мы читаем:

Для приготовления потенции степени LM1, 60 мг тритурации C3 потенцируемого вещества растворяют в 20,0 мл 15% этанола (эквивалентно 500 каплям). Одна капля этого разведения затем помещается в небольшой стеклянный флакон с 2,5 мл 86% этанола (эквивалентно 100 каплям) и встряхивается сто раз. Используйте этот раствор для равномерного увлажнения 100 г крупинок размера №1 (около 50000). После пропитки в закрытом контейнере глобулы высушивают на воздухе85.

Теперь стандартизация производства Q-потенций, о необходимости которой говорили врачи-гомеопаты и фармацевты на конференции в Бад-Висзее в 1965 году, была достигнута, но вскоре вновь появились критика и обоснованные возражения. Петер Бартель, например, был критически настроен относительно инструкций НАВ, т.к. считал, что они не следуют в точности инструкциям Ганемана.

Image
Илл. 25
Титульный лист HAB издания 1983 г.

Он упоминает, в частности, метод встряхивания, в котором важно, чтобы использовались "те же величины, та же сила и то же время"86. Бартель также подчеркивает важность ручного растирания и указывает, что производственные инструкции Кюнцли (1960) и Шмидта (1961) также отличаются от 6-го издания "Органона". Поэтому он призывает врачей-гомеопатов "выбрать производителя, который точно выполняет требования, установленные Ганеманом"87. Вскоре после этого Бартель, строго придерживаясь указаний Ганемана, разработал свои "точные производственные инструкции"88 для Q-потенций. Все вещества, например, должны были быть тщательно тритурированы до C3, в то время как количество и время растирания должны были быть именно такими, какими им предписано быть в 6-м издании "Органона". Он рекомендовал использовать для разведения 10% спирт, а для пропитки использовать чашку Петри, в которой 50000 крупинок, каждая весом 0,62 мг, пропитываются потенцированным и подвергнутым встряхиваниям раствором, после чего высушиваются.

В 1991 году фармацевт Андреас Гримм отметил другую проблему в стандартах НАВ: рекомендуемые крупинки были в 3,3 раза тяжелее, чем те, которые использовал Ганеман. Это может привести к совершенно другой пропорции разведения — лишь 1:22,700, а не 1:5000089. Но даже публичное "воззвание" Вилла Клункера, прозвучавшее в 1992 году, исправить в руководстве НАВ пункт 17а, осталось без реакции90, пока годом позднее Андреас Гримм не взялся подготовить новую инструкцию в НАВ на основе § 270 из 6-го издания "Органона" и не представил его на обсуждение в журнале "Цайтшрифт фюр классише хомёопати"91.

Гримм также обнаружил, что в гомеопатической фармации в других странах не придерживаются в точности разработанных им инструкций. Например, он упоминает о гомеопатической фармакопее Индии (изд. 1971 года). Даже индийские гомеопаты, которые глубоко изучали Q-потенции, рекомендуют неправильный размер крупинок. Гримм здесь упоминает Раманлала П. Пателя92 и Харимохона Чоудхури93, которые использовали крупинки размером № 10 как стандарт при подготовке Q-потенций94. Бразилия начинала с использования инструкций Пателя, которые были приняты Нельсоном, английским производителем гомеопатических лекарств. В начале 1990-х годов результаты исследований Питера Бартеля по производству LM-потенций были приняты во внимание на бразильском рынке95.

пятидесятитысячные потенции Часть 1     Часть 3 пятидесятитысячные потенции