Мищенко В. С., Бондаренко Г. Н., Жуковская Н. Л.

О судьбе одного архива по гомеопатии и его собирателе


Гомеопатический ежегодник, МГЦ, 2003, стр. 10–24

Не раз уже бывало в истории гомеопатии России, что в наиболее трудные периоды развития ее поддерживали и защищали пациенты, горячие сторонники гомеопатического метода лечения.

Об одном таком защитнике гомеопатии в советский период, выступившем за ее честь и достоинство в 1967—1990 гг., нам бы хотелось рассказать.

Имя этого человека — Николай Иванович Терещенко (1904 — 30 декабря 2001). В пяти папках его архива по 200 страниц в каждой, аккуратно скрепленных, заключена, пожалуй, вся драматическая история сложнейших взаимоотношений гомеопатии с официальной медицинской наукой и ее представителями того времени. Это письма Н. И. Терещенко, его запросы в различные медицинские и государственные организации, членам партии и правительства с просьбой ответить на один-единственный вопрос: на каком основании запрещены эффективные гомеопатические лекарства, распущено Московское научно-медицинское общество врачей-гомеопатов, закрыта городская гомеопатическая поликлиника, запрещено обучение гомеопатии и издание гомеопатической литературы.

Николай Иванович Терещенко окончил юридический факультет Московского Государственного университета, участник Великой Отечественной войны, с 1942 г. работал с итальянскими военнопленными, так как в совершенстве владел итальянским языком, после отставки работал редактором в газете "Московские новости". Дважды спасенный врачами-гомеопатами от операции, Н. И. Терещенко счел своим долгом выступить в защиту права человека самому выбирать метод лечения и врача. Он сумел найти и собрать материалы, доказывающие противозаконность изданных в 1968—1969 гг. приказов по гомеопатии. Газетные и журнальные статьи, интервью, книги по гомеопатии — все было в поле его зрения.

Н. И. Терещенко сумел объединить знаменитых людей того времени, лечившихся у врачей-гомеопатов: балерину Г. С. Уланову, композитора А. И. Хачатуряна, контр-адмирала в отставке В. Боголепова, писателя Л. С. Соболева и др., с тем, чтобы они писали письма в защиту гомеопатии. Он был знаком с известными гомеопатами С. А. Мухиным, Д. Т. Липницким, В. И. Варшавским, Л. С. Корсаковой.

В архиве Н. И. Терещенко собраны уникальные документы. Вот только некоторые из них:

  • инструктивное письмо Наркома здравоохранения РСФСР тов. Каминского Г. Н. всем край-, облздравотделам № 35 от 19 февраля 1935 г., на основании которого было разрешено открыть в 1936 г. Московскую гомеопатическую поликлинику на Трубной пл.;
  • результаты клинических испытаний по гомеотерапии в 1934—1935 гг., 1955—1956 гг., 1977—1978 гг.;
  • жалоба в порядке общего надзора генеральному прокурору СССР тов. Руденко В. А. от врачей-гомеопатов Московской областной гомеопатической поликлиники Вавиловой Н. М., Мухина С. А., Хабада Л. Е., Малева Д. Б. о противоречии приказов № 610 от 07.07.68 г. и № 240 от 08.04.69 г. Конституции СССР и действующему законодательству;
  • официальный ответ фармалогического комитета М3 СССР от 01.09. 1977 г. о том, что "гомеопатические препараты, запрещенные к медицинскому применению приказом Министра здравоохранения СССР № 240 от 8.04. 1969 г., никогда не проходили специальной проверки".

Вашему вниманию предлагаем только один документ, составленный Николаем Ивановичем. Это открытое письмо министру здравоохранения СССР и главному редактору "Большой медицинской энциклопедии" академику Б. В. Петровскому по поводу статьи о гомеопатии, напечатанной в БМЭ.

Image

ПИСЬМО С ПРИЛОЖЕНИЯМИ

Министру здравоохранения СССР и
главному редактору Большой медицинской энциклопедии
академику Б. В. Петровскому

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО
по поводу псевдонаучной статьи в БМЭ
и проблемы добросовестности в медицинской науке

Уважаемый товарищ министр!

Я со вниманием прочитал пространную статью о гомеопатии, помещенную в очередном томе Большой медицинской энциклопедии и подписанную Главной редакцией БМЭ.

Поскольку Главная редакция возглавляется лично Вами, я обращаюсь непосредственно к Вам со своими читательскими замечаниями по статье.

Статья, на мой взгляд, не может вызвать интереса и доверия квалифицированного читателя не столько вследствие своей очевидной компилятивности и бессистемного, путаного изложения, сколько вследствие своей открытой предвзятости и тенденциозности.

Тенденциозность эта выказывается уже в первых абзацах статьи, где личность основоположника гомеопатии С. Ганемана, который хорошо известен как выдающийся ученый, химик, фармаколог и физиолог, профессор Лейпцигского университета, освещена в виде мистика, "энергично пропагандирующего" свою антинаучную систему лечения и препятствовавшего науке "построить лекарствоведение на материалистических основах".

Между тем, даже такой яростный противник гомеопатии, как проф. М. Ф. Меркулов, указывает в своей статье "Исторические этапы развития фармакологии" (журн. "Фармакология" № 6, 1970 г.), что Ганеман "выдвинул ряд разумных требований* к тактике проведения лечения, ввел единую и обязательную для всех аптек рецептуру, усовершенствовал технику приготовления лекарств и аптечное оборудование, исключающие случайные примеси одного лекарства с другим".

Знаменитый коллаудо-химик Таубе публично отметил, что Ганеман своими микродозами опередил на 100 лет коллоидную химию, впервые установив дисперсность нерастворимых металлов (золота, серебра, меди и т. д.) и возможность их лекарственного использования.

На целый век Ганеман опередил и швейцарского ботаника Карло Негели, открывшего олигодинамические явления.

Излишне перечислять другие научные заслуги Ганемана, признанные учеными многих cтран.

Неслучайно поэтому прославленный советский ученый, фармаколог и физиолог проф. Н. П. Кравков заявил 18 апреля 1924 г. на многолюдном заседании тогдашнего фармакологического комитета Наркомздрава, посвященному вопросу о судьбе гомеопатических аптек:

"Считаю Ганемана несомненно великим человеком. Положение Ганемана о действительности веществ в минимальных количествах моими опытами подтверждается" (см. приложение № 1).

Тенденциозное изображение Ганемана Главной редакцией переплетается с абсолютно негативной оценкой всех его доктринальных принципов и гомеопатии как таковой, что в корне расходится с оценками не только таких авторитетов-негомеопатов, как Н. П. Кравков, проф. Бир, А. В. Луначарский, но и с оценкой члена комиссии ВИЭМ акад. В. И. Воячека (см. приложение № 2).

Несмотря на значительный объем статьи, критика основных принципов гомеотерапии не подтверждается должными научными аргументами и практически сводится лишь к декларативным легко опровергаемым утверждениям, что эти принципы "научно не обоснованы".

Минздраву СССР и Главной редакции известно, что подлинно серьезная, солидно аргументированная критика ошибочных и устарелых положений доктрины Ганемана давно произведена самими гомеопатами.

Основательность этой критики можно видеть, в частности, из книги видного советского гомеопата Т. М. Липницкого "Основные проблемы гомеопатии" (Москва, 1964, стр. 13–26), а также из трудов руководителя французских гомеопатов-биотерапевтов доктора О. Жюлиана (см., в особенности, его антивиталистические статьи: "Источники витализма у Ганемана" и "Гомеопатия в свете современного рационализма" в сборнике "Recherches théoriques et pratiques en homéopathie", Paris, 1965).

Минздраву хорошо известно, что французские гомеобиотерапевты являются первым и уже довольно крупным течением в гомеопатии капиталистических стран, которое публично прокламировало свою приверженность МЕТОДУ ДИАЛЕКТИЧЕСКОГО МАТЕРИАЛИЗМА и на его основе выработало современную материалистическую теорию гомеотерапии.

Гомеобиотерапевты разработали также и повседневно применяют совершенно новый высокодейственный метод лечения, основанный на комплексном использовании достижений современной науки и многочисленных новых весьма эффективных препаратов.

Статья в БМЭ, однако, полностью умалчивает обо всех этих важных обстоятельствах. Умалчивает с тем, чтобы "с научной достоверностью" информировать медиков, что "за всю историю гомеопатии ее догмы не претерпели никакого изменения".

Фундаментальным в проблеме гомеопатии является вовсе не вопрос о ее научной обоснованности или "связанности" с витализмом Ганемана, как это трактуют ученые-антигомеопаты.

Минздрав СССР и наши высшие медицинские круги нисколько не посчитались с тем, что китайская АКУПУНКТУРА лишена даже тени научного обоснования и целиком построена на ветхозаветных таоистско-виталистских концепциях.

Ее приняли в лоно общей терапии и уже много лет внедряют в клиническую практику, считаясь с ее терапевтической действенностью.

Следовательно, решающим в проблеме гомеопатии является лишь вопрос, обладает ли ее лечебный метод реальной действенностью и подтверждается ли эта действенность в клинических условиях.

Естественно, что в утвердительном случае отпадают основания для дальнейшей изоляции гомеотерапии от общей терапии.

Однако перспектива включения гомеотерапии в общемедицинскую клиническую практику представляется нашим высшим медицинским кругам абсолютно престижно-неприемлемой и одиозной.

Настолько одиозной, что, оказавшись перед лицом бесспорных клинически подтвержденных эффектов гомеотерапии, эти круги, начиная уже с ленинградских испытаний 1934—1936 годов и по сей день, не находят для себя ничего более достойного, чем крючкотворное отрицание и умаление этих эффектов (см. приложение № 3), искажение и откровенная фальсификация фактов.

Все это мы видим наглядно отраженным и в статье БМЭ.

Статья от начала до конца направлена на то, чтобы доказать лечебную ничтожность и фиктивность гомеотерапии.

Она безапелляционно утверждает, что гомеопатия лишь "создает иллюзию исцеления", подает больному ложные надежды, чреватые опасными последствиями для его жизни.

Но если еще недавно, для убедительности тезиса об "иллюзорности" гомеолечения, 25 ученых-медиков в "Известиях", академик В. В. Закусов в "Здоровье" и проф. М. Ф. Меркулов в "Фармакологии и токсикологии" просто ссылались на пустопорожностъ, "плацебностъ" гомеопрепаратов, то статья в БМЭ уже не опирается на этот истлевший аргумент. Она путано говорит об оценке гомеопатами действия низких, средних и высоких разведений своих препаратов, однако сама не дает собственной аргументированной оценки действенности каждого из этих трех видов гомеоразведений.

Это не мешает Главной редакции утверждать, что, якобы "строгим химическим анализом установлено" отсутствие в каких-то "многих" гомеопатических лекарствах "действующего вещества" и что именно это отсутствие будто бы явилось причиной запрещения 26 гомеосредств.

Между тем, твердо выяснено, что в действительности никакой специальной проверки 26 препаратов Минздрав не производил. Во-вторых, — и это главное, — все эти препараты, помимо высоких, имели и низкие, и средние разведения, в изобилии содержащие молекулы "действующих веществ".

Следовательно, в данном случае, как и в известном интервью "Литературной газете" от 1.5.74 г., приводятся целиком выдуманные мотивы изъятия высокодейственных лекарств.

Центр тяжести доказательства лечебной "иллюзорности" гомеотерапии Главная редакция переносит на результаты клинических испытаний гомеосредств, которые, якобы, "неизменно указывали на неэффективность гомеопатического метода лечения".

а) Воспроизводя фрагмент из интервью "Лит. газете", статья БМЭ утверждает, что уже первые испытания гомеосредств в ленинградских институтах ВИЭМ в 1934—1936 годах показали, будто комиссия ВИЭМ "не могла обнаружить ни в одном из 1600 случаев лечебного действия гомеосредств".

В действительности же, как явствует из прилагаемых документов, эти испытания показали реальную действенность гомеосредств, в частности, при таких заболеваниях, как фурункулез, карбункулы, бациллоносительство, язвы роговицы глаз и язвы голени, острый суставной ревматизм, абсцесс и гангрена легких и др. (см. приложение № 4).

Более того, испытания показали "поразительную", по словам руководителя испытаний проф. И. В. Черноруцкого, биологическую действенность (вплоть до разведения З0D, т. е. 10-3) малых и ультрамалых доз на животном материале (физиологическо-экспериментальные исследования).

Несмотря на попытки большинства авторитетов ленинградской медицины под любыми надуманными предлогами отказаться признать эффективность гомеопрепаратов, всячески умалить эту эффективность или архаически объяснить ее "психотерапевтическими факторами", факты действенности гомеотерапии все же были зафиксированы в компромиссной резолюции ВИЭМ, которая опровергает, практически, утверждения и интервью, и Главной редакции БМЭ (см. приложение № 4).

Еще более разительно опровергают утверждения о "ни одном случае излечения" прилагаемые ФОТОСНИМКИ стадий клинического гомеолечения тяжелейшей формы карбункула — одного из двадцати четырех(!) случаев излечения тяжелых форм карбункула (см. приложение № 5).

Избавление больного неоперативным путем от мучительного и опасного заболевания, каковым является карбункул в тяжелой форме, ни один рядовой врач не назовет, конечно, как это делает Главная редакция БМЭ, "некоторым субъективным улучшением", вызванным "психологическим эффектом". Тем более, никто, сознающий ответственность за свои слова, не назовет, вместе с Главной редакцией БМЭ, подобное излечение "иллюзией исцеления".

б) О степени научной "добросовестности" утверждения, что все данные клинических испытаний гомеопатического метода якобы "неизменно указывали на его неэффективность", красноречиво говорит и другой факт: Главная редакция БМЭ, равно как и интервью "Лит. газете", обходят абсолютным молчанием итоги двух длительных испытаний гомеосредств, осуществленных в Боткинской больнице в 1953—55 годах на основании приказов Минздрава СССР.

Обходят их потому, что результаты Боткинских испытаний оказались еще ярче и неопровержимее, чем ленинградские результаты.

В частности, здесь воочию подтвердилась удостоверенная заведующими отделениями больницы профессорами Соловьевым и Шабановым, высокая эффективность гомеопатического лечения фурункулеза, карбункулов, тяжелых ожогов, различных нагноений, маститов, инфильтратов, тромбофлебитов и других форм, которые никак нельзя отнести к эффектам "психотерапии".

в) В качестве последнего и новейшего доказательства неэффективности гомеотерапии, статья БМЭ приводит данные об итогах "сравнительных" испытаний 1974—75 годов.

Этим "данным" предпосылает заверение, что органы Минздрава провели эти испытания "последовательно соблюдая объективность в отношении гомеопатии" и придерживаясь "строго научной основы" их.

Однако о каком, кроме как ироническом, "соблюдении объективности" может идти речь, если глава советской медицины накануне испытаний публично в интервью "Лит. газете" охарактеризовал гомеотерапию как лжемедицину и призвал медиков рассматривать ее только так?

О каком "последовательном соблюдении объективности в отношении гомеопатии" может идти речь, если Минздрав запретил гомеопатам профессионально готовить свои врачебные и научные кадры, лишил их, в отличие от официальной медицины, возможности заимствовать новаторский опыт международной гомеопатии, приобретать и применять новейшие эффективные препараты зарубежной гомеопатии, получать импортное сырье для изготовления важных лекарств?

О какой "строгой научной основе" испытаний можно говорить, если Минздрав СССР, с целью общего ослабления действенности гомеотерапии, запретил применение 26 эффективных препаратов и не разрешил опробовать их в "сравнительных" испытаниях, хотя они беспрепятственно и успешно применялись в Ленинграде и в Боткинской больнице?

И, наконец, что это за "строго научная объективность", если испытания имели, как подтверждает все сказанное, своей явной целью не беспристрастное изучение терапевтических возможностей гомеотерапии, а лишь получение "свежих" данных для подтверждения тезиса о фиктивности, "иллюзорности" гомеопатического метода лечения, т. е. для дальнейшей дискредитации этого метода?..

Тем не менее, даже в таких ультраненормальных, антинаучных условиях, гомеотерапия в испытаниях 1974—75 годах вновь показала по целому ряду заболеваний свою действенность, что нашло робкое, но ясное признание в заключениях ряда институтских комиссий. Более того, сама Главная редакция, хотя и пытается опорочить общую результативность гомеотерапии в этих испытаниях, все же вынуждена указать, что имели место "положительные результаты", объясняемые не только пресловутым "психотерапевтическим" эффектом, но и действием "разрешенных фармакологических препаратов", т. е. действием применявшихся гомеосредств.

Что касается утверждения Главной редакции БМЭ, что в ходе испытаний якобы наблюдалось "ухудшение в состоянии многих больных" после гомеопатического лечения, то оно не покоится на заключениях комиссии, оценивавшей гомеотерапию 12 видов заболеваний, перечисленных в статье.

Не покоится оно и на решении Ученого медицинского cовета от 3 февраля 1977 г. по итогам испытаний.

Более того, УМС в своем решении (почему-то даже не упоминающемся в статье БМЭ) констатировал невозможность конкретно "оценить полученные результаты" вследствие "малого клинического материала".

На этом основании (а также вследствие твердо выявившихся отдельных важных эффектов лечения бронхиальной астмы, как мне это устно заявил председатель Ученого мед. cовета А. С. Павлов в беседе от 23 августа 1977 г.) Ученый совет предложил продолжить сравнительные испытания.

К сказанному следует добавить, что ни институтские комиссии, ни Ученый мед. совет в своих заключениях не ссылались на влияние "психотерапевтических факторов" при гомеолечении.

Таким образом, Главная редакция БМЭ дает в статье свое собственное, явно волюнтаристское освещение итогов испытания, не имеющее ничего общего с подлинной научной объективноcтью.

Статья в БМЭ, вместе с подобными ей печатными выступлениями влиятельных представителей медицины, воочию показывает, что наша медицинская наука в своих высших сферах, определяющих пути развития медицины, еще, к сожалению, весьма пропитана предвзятостью и предрассудками, унаследованными от прошлого.

При всех общеизвестных достижениях советской медицины, обусловленных безграничной поддержкой ее партией и нашим социалистическим государством, она еще лишена подлинно научной устремленности к поискам и впитыванию в себя из сокровищницы лечебного опыта человечества того, что способно обогащать арсенал действенных средств борьбы с болезнями, со страданиями больных.

Прибегая же к искажению истины и к фальсификациям ради оправдания своей неразумной, чуждой интересам народа политики остракизма в отношении одного из эффективных видов медицины, наши медицинские авторитеты тем самым наносят сильнейшие самоубийственные удары собственному научному и общественному престижу, доверию к ним сотен и сотен тысяч советских людей.

Н. Терещенко
Полковник в отставке
25 июня 1978 г.

ПРИЛОЖЕНИЯ

Приложение № 1

18 апреля 1924 г. в фармакологическом отделе НКЗдрава состоялось заседание, посвященное вопросу дальнейшего существования гомеопатических аптек.

С обширным докладом выступил перед аудиторией из 60 профессоров и врачей известный ленинградский врач-гомеопат доктор медицины Н. Е. Габрилович.

В прениях выступил профессор Военно-Медицинской Академии выдающийся физиолог и фармаколог, директор Института экспериментальной медицины академик Н. П. Кравков.

ЗАЯВЛЕНИЕ Н. П. КРАВКОВА

  1. Не вижу основания для закрытия гомеопатических аптек.
  2. Считаю С. Ганемана несомненно великим человеком.
  3. С положением его о необходимости исследования лекарств на здоровых людях не могу не согласиться, только с оговоркой "наравне с экспериментами на животных".
  4. Положение Ганемана о действенности веществ в минимальных количествах моими опытами подтверждается.
  5. Положение "симилия симилибус курантур" могу только считать как возможный в некоторых случаях ключ к отысканию подходящих средств, что экспериментально еще, однако, не доказано.
  6. Что касается терапевтического значения метода Ганемана, гомеотерапии, то, не имея личного опыта, не могу высказаться. Знаю толькомного случаев, где врачи-гомеопаты получали заметный терапевтический эффект.
  7. Полагая, что не следует тем или иным способом препятствовать врачам-гомеопатам производить экспериментальные исследования и клинические наблюдения, высказываюсь против закрытия гомеопатических аптек.

18 апреля 1924 г.

Из архива доктора медицины Н. Е. Габриловича, копия с копии

Приложение № 2

Из статьи наркома просвещения А. В. Луначарского:

"В последнее время теория Ганемана (основателя гомеопатии) приобретает все больший и больший вес.

Недавно одна часть ученого мира была шокирована, а другая обрадована, и весь мир был взволнован, когда один из крупнейших хирургов нашего времени Бир заявил, что приходится пересмотреть весь спор о гомеопатии и признать, что, в основном, в своей философии болезни она права.

Знаменитое ганемановское положение "Симилия симилибус курантур", т. е. "нужно выбрать для лечения то же средство, которое причинило зло", сводится к тому, что организм имеет в себе гигантское количество наследственных, выработанных за многие тысячи лет самолечащих приспособлений…

Что это значит для нас, негомеопатов? Вовсе не будучи новообращенным гомеопатом, я считаю, что во всем этом есть глубокий биологический смысл, с которым нельзя не считаться".

"Избранные статьи по эстетике". Москва, 1975, стр. 185

*****

Выступление в защиту гомеопатии проф. Бира в 1925 году в статье "Как мы должны относиться к гомеопатии?" всколыхнуло умы.

Громадная заслуга Бира заключается в том, что он сделал возможным обсуждение вопроса о гомеопатии в научных кругах.

Не говоря уже о признании им действия малых доз, что, кстати, в его известной брошюре больше всего занимает его внимание, он вполне сочувственно относится к принципу подобия.

Т. Липницкий. "Основные проблемы гомеопатии", стр. 23

*****

Проф. В. И. Воячек (член бюро ВИЭМ по испытаниям гомеотерапии, директор Института уха, горла, носа).

"Каждый врач может лечить больных какими угодно способами, но при условии успешного лечения.

Гомеотерапия есть часть общей медицины. В свете современного интереса микротерапией, гомеопатию мы можем рассматривать как действие на организм олигодинамических веществ.

Если гомеопатические средства могут принести человеку даже ничтожную пользу, то это уже хорошо, и не следует пренебрегать этими средствами.

Мы отмечаем хорошие успехи лечения фурункулеза. Нужно гомеопатию изучать и исследовать, как и всякие другие способы лечения.

Гомеопаты должны пользоваться одинаковыми с нами правами".

(Из заключ. слова на заседании общеинститутской конференции Института уха, горла, носа от 16.11.1936 г.)

*****

Проф. В. Д. ШИРВИНСКИЙ, заслуж. деятель науки, Москва.

...Наступило время пересмотреть этот (гомеопатический) метод врачевания с научной точки зрения и отсеять здоровое от больного.

Учение о микродозах и их эффективность вполне доказаны еще академиком Кравковым.

Ганеман, положивший в основу своего учения совершенно верный взгляд, требовал тщательного его изучения, чего, к сожалению, в дальнейшем не последовало.

Пора положить конец антагонизму, который существует между аллопатами и гомеопатами. Можно, с известной оговоркой, допустить сочетание тех и других методов лечения.

Надо только со всей серьезностью подойти к этому вопросу и путем тщательного изучения гомеопатии определить, что из нее можно взять и с пользой применить для лечения человеческого организма.

"Медицинский работник" № 5, 5 февраля 1938 г.

Приложение № 3

РАЗНОБОЙ В ОЦЕНКАХ ГОМЕОТЕРАПИИ

Д-р М. А. Мельштейн (глазная клиника).

Сегодня ровно 7 недель, как мы притупили к изучению эффективности гомеотерапии в офтальмотологии.

Гомеотерапия плюс смешанное лечение проводилось у 9 больных с тяжелыми язвами.

Заслуживают внимания несколько больных. Один с легким поражением роговицы, который до применения гомеопатии лечился около 2-х месяцев безрезультатно, а с применением указанного лечения выздоровел на 10-й день.

Двое больных с тяжелыми по форме язвами роговицы около 10 месяцев лечились препаратами серебра безрезультатно, а с применением гомеосредств улучшение началось на 5-й день и выздоровление до остроты зрения 0,01 на 28-й день.

И один больной с тяжелым поражением роговицы после хирургического вмешательства также безуспешно лечился по поводу кератита, а с применением гомеосредств улучшение наступило на 7-й и выздоровление — на 22-й день.

Гомеотерапия дает кое-какие результаты, но еще рано подводить жирную черту итога.

Доклад на конференции, 1934 г.

*****

ВЫСТУПЛЕНИЯ на заседании в ВИЭМ (Москва) 5 июня 1936 г.

Проф. ЧЕРНОРУЦКИЙ (руководитель работ по испытанию гомеотерапии):

По фурункулезу (уха) получены прекрасные результаты. По хроническому бациллоносительству получены очень благоприятные результаты. Из 18 случаев в 17 было значительное сокращение срока бациллоносительства.

По хирургической клинике проф. Теплица наблюдался в общем благоприятный результат, в частности, по карбункулам. Было 24 случая выздоровления.

По костно-туберкулезной клинике проф. Корнева около 50 случаев. В 50% отмечено субъективное улучшение. Там примерно половина детей в возрасте до 12 лет. Улучшение общего самочувствия.

Физиологические исследования изолированных органов показали, что на изолированном тонком кишечнике кролика удается ПОРАЗИТЕЛЬНОЕ действие гомеопатических микродоз.

Такое же у биологических — до 30-го десятичного деления.

Но… "Мне кажется, эффективность гомеотерапии нельзя считать доказанной". (!! — Н. Т.)

Проф. ФЕДОРОВ (директор ВИЭМ):

"По материалу впечатление такое, что все-таки даже в отношении ПОРАЗИТЕЛЬНЫХ результатов, которые получены в целом ряде отдельных случаев, не было достаточного контроля. И, раз так, нет никаких оснований (!! — Н. Т.) в отношении ни одного раздела сказать, что можно считать объективно доказанным.

По фурункулезу не было достаточного контроля, и, раз так, нет никаких оснований сказать, что можно считать объективно доказанным".

ПРОФ. РАЗЕНКОВ И. П.

"Подходить нужно серьезно, так как нас ДОЛЖНА ИНТЕРЕСОВАТЬ НЕ САМА ГОМЕОТЕРАПИЯ, но, поскольку сейчас есть большая тяга к гомеопатии, следовательно, есть какие-то недостатки в работе аллопатии.

Если ВЕСТИ БОРЬБУ С ГОМЕОПАТАМИ, надо быть во всеоружии знаний".

*****

ИЗ ВЫСТУПЛЕНИЙ в Ленинграде после заседания в ВИЭМ:

Проф. ЛАНГ:

"Действительно, гомеотерапевты пользуются успехом, который непрерывно возрастает.

Нужна тщательная проверка на большом материале, чтобы доказать окончательно, насколько этот метод вреден.

При проверке вынести этот вопрос на широкое обсуждение и раз навсегда с ним ПОКОНЧИТЬ".

Выступление на заседании Ленинградского терапевтического общ-ва 27.09.1936 г.

ПРОФ. ЧЕРНОРУЦКИЙ:

"Успех гомеопатов объясняется, с одной стороны, бессилием современной терапии, а, с другой, безвредностью применяемых гомеопатами лекарственных веществ.

Но, главным образом, успех этот базируется на ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКОМ воздействии на больных, которое обусловлено тем, что гомеопаты… ближе подходят к больному, расспрашивая его более детально".

Выступление на заседании Ленинградского филиала ВИЭМ 23.04.1936 г.

ПРОФ. МАНДЕЛЬШТАМ:

"В отношении большинства гомеосредств нельзя сказать, чтобы они не действовали. Например, отдельные клинисты прописывают сульфур 6. Я и сам грешен, прописываю мазь гамамелис и получаю эффект при геморрое. Больные уверяют, что помогает быстро — на второй, третий день".

Но… "Для установления общебиологического закона необходимо продолжать изучение".

Выступление на заседании Ленинградского терапевтического общ-ва 27.09.1936 г.

*****

Доктор медицины Н. Е. ГАБРИЛОВИЧ, член бюро ВИЭМ по испытаниям, врач-гомеопат:

"Существенной несправедливостью является то, что аллопаты признают все методы лечения в медицине, за исключением гомеотерапии.

Действительно, мы лечим симптомы, но, устраняя весь симптомокомплекс, мы тем самым излечиваем больного.

Если лечение неуспешно, то это еще не дает права отрицать гомеопатию, а можно объяснить незнанием врача, как именно лечить".

Выступление на заседании общеинститутской конференции Института уха, горла, носа 16.11.1936 г.

*****

ПРОФ. ШВАРЦ Н. И.:

"Чем объяснить успех гомеопатии, то, что громадное количество больных идет к ним лечиться?

Тем, что есть отдельные болезненные формы, которые прекрасно ПОДДАЮТСЯ ГОМЕОПАТИЧЕСКОМУ лечению".

Выступление в больнице Ленинградского Красного Креста 29.10.1937 г.

Приложение № 4

РЕЗОЛЮЦИЯ ВИЭМ (важнейшие фрагменты).

Бюро по изучению гомеотерапии в ВИЭМ (в состав которого входили проф. Черноруцкий, проф. Воячек, Корнев, Подвысоцкая, Красногорский и два представителя врачей-гомеопатов; проф. С. В. Аничков не фигурировал ни в составе бюро, ни как участник институтских комиссий по испытаниям гомеотерапии. — прим. Н. Терещенко) на основании проведенной им за два года своего существования работы, а также на основании заслушанных на конференции докладов и развернувшихся по ним прений, констатирует нижеследующие результаты работ:

А. По экспериментальному разделу:

  1. Методами физических и химических исследований микродозы различных веществ обнаруживаются до разведения D12 включительно.
  2. На изолированном сердце (лягушки) и на изолированном отрезке тонкого кишечника (кошки и кролика) действие МИКРОДОЗ гомеопатических фармакологических средств определяется в пределах до 12D.
  3. Методами биологических тестов (ферменты) выявляется действие микродоз до разведения 30D.

Б. По клиническому разделу:

  1. При изучении гомеотерапии в клинике заболеваний уха, горла и носа отмечается благоприятный результат во МНОГИХ случаях вазомоторных (вазомоторные риниты) и функциональных (фонастения) расстройств… фурункулеза наружного слухового прохода.
  2. При изучении влияния гомеосредств на бациллоносительство получен благоприятный результат.
  3. При гомеотерапевтическом лечении заболеваний глаз благоприятный эффект отличался в легких и средней тяжести случаях язв роговицы.
  4. Опыт применения гомеотерапии при костно-суставном туберкулезе показал, что приблизительно в половине случаев отмечается улучшение общего самочувствия больных.
  5. В хирургической клинике получен благоприятный результат гомеотерапии при фурункулезе, гидроаденитах и карбункулах.
  6. В кожной клинике положительный эффект отмечен в половине случаев при язвах голени и пиодермитах.
  7. В клинике внутренних болезней при применении (гомеотерапии) наблюдались благоприятные результаты, значительное улучшение и выздоровление в отдельных случаях ряда заболеваний, как-то: острый суставной ревматизм, абсцесс и гангрена легких, колит.

Характерные выводы:

…10. Возможность эффективного влияния отдельных гомеосредств на те или другие заболевания, на основании имеющихся у нас данных, не исключается, но в то же время влияние это и не доказано (?! — Н. Т.)

На основании полученных до сих пор результатов, бюро вносит следующие предложения:

  1. Экспериментальные и физико-химические исследования необходимо продолжить.
  2. Оценка результатов клинических исследований представляет очень большие трудности. Для понимания каждого отдельного случая необходимо учесть или исключить влияние:
    a) психотерапевтического фактора;
    б) устранение местных раздражений;
    в) естественного хода болезни или выздоровления.

*****

СПРАВКА

В ходе гомеопатического лечения карбункулов в 1934—1936 гг. в больнице им. Нечаева в Ленинграде (по заданию ВИЭМ) была сделана целая серия фотоснимков начальных, средних и финальных стадий заболевания.

Прилагаемые четыре фото находились в архиве покойного весьма известного ленинградского врача-гомеопата доктора медицины Н. Е. ГАБРИЛОВИЧА, который был инициатором предложения об испытании эффективности гомеотерапии, с целью последующего включения ее в ОБЩУЮ терапию. Руководство ВИЭМ приняло Н. Е. Габриловича в состав своих научных сотрудников и включило в число членов бюро по изучению эффективности гомеотерапии.

Судьба остальных фотоснимков неизвестна. Возможно, они были переданы гомеопатами в ВИЭМ.

Заслуживает внимания текст под фото, что лечение карбункула 69-летней женщины производилось только внутренними гомеосредствами для доказательства их эффективности.

Однако если бы это лечение сопровождалось обработкой раневой поверхности гомеопатической КАЛЕНДУЛОЙ (как это делалось в последующих испытаниях в Боткинской больнице в 1953—1955 гг.), заживление раны происходило бы гораздо быстрее.

Нельзя не отметить также, что среди применявшихся эффективных гомеосредств лечения карбункулов были, в частности, ЛАХЕЗИС (препарат из змеиного яда) и АКОНИТ (препарат из одноименного растения), безосновательно изъятые Минздравом из употребления в 1969 г.

И, наконец, несмотря на вполне доказанную испытаниями в ВИЭМ и в Боткинской больнице высокую эффективность гомеопатического метода лечения фурункулеза, карбункулов и других воспалительных заболеваний, этот метод до сих пор не допущен к применению в общей терапии. Ибо "это же гомеопатия"!

Н. Терещенко

Адрес: 117296, Москва
Ломоносовский пр., 2/62
Тел. 134-03-61
№ 88 В
АКАДЕМИЯ МЕДИЦИНСКИХ НАУК СССР
Ордена Ленина и Ордена Красного знамени
Научно-исследовательский институт педиатрии
17 апреля 1978 г.

СПРАВКА
о проведении клинического испытания гомеопатических средств
при лечении бронхиальной астмы у детей

Выписка из протокола научной конференции инфекционного отделения совместно с пульмонологическим отделением, отделением функциональной диагностики, отделением лечебной физкультуры.

30 марта 1978 г. Присутствовало 37 врачей

Был заслушан доклад д-ра Глаза В. Г. "Применение гомеопатических средств при лечении бронхиальной астмы и астматического бронхита".

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Проводившаяся в течение 8 месяцев работа выполнена на 30 детях от 7 месяцев до 11 лет, обследованных в период острого приступа, в постприступном и частично в межприступных периодах с применением клинических и функциональных методов исследований. Конференция отметила значительную эффективность гомеопатических средств в детской клинике, при этом отмечено отсутствие психотерапевтического элемента воздействия этих средств на детей.

Автор показал, что гомеопатические средства дают известный эффект у детей с астматическим бронхитом и бронхиальной астмой инфекционно-аллергического генеза (легкой и средней тяжести). На фоне гомеопатической терапевтической терапии постприступный период значительного числа детей протекал гладко, с улучшением функциональных показателей внешнего дыхания. У 10 из 12 детей, давших астматические приступы на фоне лечения, удавалось купировать приступы учащенными приемами гомеопатических средств. При тяжелых приступах бронхиальной астмы гомеопатические средства не показаны. Однако применение этих средств непосредственно после купирования приступа у отдельных детей позволяло быстро отменить сильнодействующие аллопатические средства (преднизолон) и уменьшить общую дозу их приема.

В тесте на бронхоспазм у детей в остром периоде бронхита гомеопатические средства не дают выраженного эффекта.

Ни у одного из 30 детей, пролеченных с применением гомеопатических средств, не было обнаружено побочных явлений от их применения.

ДИРЕКТОР НИИ ПЕДИАТРИИ АМН СССР, ПРОФЕССОР М. Я. Студеникин
ЗАВЕДУЮЩИЙ ИНФЕКЦИОННЫМ ОТДЕЛЕНИЕМ
ДОКТОР МЕДИЦИНСКИХ НАУК, ПРОФЕССОР
В. К. Таточенко

Image

Заместитель главного редактора БМЭ профессор И. П. Лидов ответил Н. И. Терещенко и предложил организовать обсуждение открытого письма, пригласив 2-3 врачей-гомеопатов и 4-5 ученых-медиков. Любезно поблагодарив за приглашение, Николай Иванович счел нецелесообразным редакционное обсуждение важных проблем, поднятых им в открытом письме, обосновав свое мнение в письме от 30.07.78 г., которое направил академику Б. В. Петровскому и копии зав. отделом науки ЦК КПСС С. П. Трапезникову, президенту АМН СССР Н. Н. Блохину и заместителю главного редактора БМЭ профе. И. П. Лидову.

"Настоящей инстанцией такого рода, на мой взгляд, — пишет Н. И. Терещенко, — должна быть прежде всего Академия медицинских наук СССР, в которой наиболее концентрированно представлены ведущие научно-медицинские круги и которая вместе с руководством Минздрава СССР несет ответственность за издаваемую БМЭ, за научную трактовку проблем медицины и за пути решения этих проблем.

Однако обсуждение письма и на уровне АМН СССР может быть обречено на полную бесплодность, если не будут правильно определены задачи и направленность этого обсуждения. И наоборот, обсуждение в АМН может стать общественно важной поворотной вехой, если открытое письмо будет рассматриваться учеными-медиками так, как оно задумано автором, а именно как искренний и горячий призыв к влиятельнейшим представителям медицинской науки подойти здравым образом к проблеме советской гомеотерапии".

Это второе письмо Николая Ивановича осталось без ответа. Он попытался еще раз заинтересовать проблемами гомеопатии председателя Ученого медицинского cовета МЗ СССР академика АМН СССР А. С. Павлова, памятуя о своей благожелательной беседе с ним в 1977 г., послав ему копию открытого письма, но письмо так же осталось без ответа…

Прошло 15 лет, и в 1991 г. появился приказ М3 РСФСР № 115 об организации гомеопатических аптек во всех крупных городах России, а в конце 1995 г. пришло и столь долгожданное для Н. И. Терещенко признание гомеопатии как одного из направлений практической медицины в России.

Воистину приходится удивляться терпению, упорству и выдержке Н. И. Терещенко, который вел в течение почти трех десятилетий переписку с самыми высокими государственными и медицинскими чинами, несмотря на их отписки и молчание. Воздадим должное ему за огромное мужество, за неистребимое чувство собственного достоинства, с которым Николай Иванович отстаивал право человека на выбор врача, лекарств и методов, которыми он хочет лечиться, право просто жить достойно. Он доказал своей жизнью и собранными им документами, что гомеопатия — это полноправная часть медицины и что она живет, невзирая на запреты и гонения.

Примечание

* Все подчеркивания выполнены автором пиcьма.