Гомеопат Наталья Вавилова

Д-р Наталия Вавилова


Принцип подобия как принцип выбора модели лекарств

Стенограмма доклада на Пленарном заседании Московского научно-медицинского общества врачей-гомеопатов 22 апреля 1965 года

Гомеопатический ежегодник, МГЦ, 2006, стр. 22–34

Я считаю, что гораздо правильнее дать этому докладу другое название — "Новое теоретическое обоснование гомеопатического метода лечения".

Я коснусь здесь истории возникновения гомеопатии, которая вам всем хорошо известна, но приходится это повторить. Гомеопатический метод лечения появился на рубеже XVIII и XIX веков, когда господствовала в медицине гуморальная теория. Врачи стремились самыми грубыми приемами очистить организм больного от "болезненного начала". В книге о выдающемся русском терапевте Мудрове ("Мудров М. Я.", изд. АМН СССР, 1949, стр. 97) варшавский врач Лавенштейн, характеризуя состояние лечебной медицины той эпохи, пишет: "Мы сами были очевидцами, как жестоко относились к страдающему человечеству. В то время едва хватало сиделок, чтобы поддерживать головы тем несчастным, у которых ежедневно вызывали рвоту, ведя постоянную борьбу с доброкачественной желчью; едва хватало помощников, чтобы поддерживать на ночных стульях тех слабых больных, которые теряли, благодаря слабительным, последние жизненные соки, и на этом больничном троне не один кончал свою жизнь".

Лекарства давались в огромных дозах: ртутные препараты до 3 г. в день, доверов порошок назначался чайными ложками. Широко практиковалась полипрагмазия. Были лекарства, называемые арканами, состоящие из 40 ингредиентов.

В это время господства рутины, гуморальной теории, полного непонимания тонкой структуры человеческого организма, непонимания токсического действия лекарственных средств, выступил немецкий врач Самуил Ганеман (1755—1843) с жесточайшей критикой современной ему медицины. Он обвинял врачей в том, что они вызывают опасные и неизлечимые болезни, злоупотребляют лекарствами, слабительными, кровопусканиями. Он требовал, чтобы в лечении врачи исходили не из умозрительных теорий, а из понимания целостности организма, лечили бы индивидуально каждого больного. Он требовал уничтожения старой фармакологии и создания новой науки о лекарствах. В качестве коренной реформы, могущей оздоровить медицину, Ганеман предложил гомеопатический метод лечения.

Сущность этого метода заключалась в трех положениях:

  1. Принцип подобия. "Для врачевания легким, быстрым, верным и безопасным образом необходимо избирать при всякой болезни такое лекарство, которое в здоровом организме производит само по себе страдание, подобное данному случаю болезни" ("Органон", 1884, стр. 41)
  2. Изучение действия лекарственных средств на здоровых людях
  3. Применение лекарств в малых дозах

Все эти три положения противоречили привычным, прочно установившимся в течение многих столетий понятиям врачей на применение лекарств и на дозы. Естественно, что они вызвали бурю негодования не только со стороны врачей, но и аптекарей, чьи интересы были кровно затронуты предложением применять лекарства в ничтожно малых дозах.

Гомеопатический метод подвергся жестокому осмеянию, и гомеопатические дозы стали синонимами полного отсутствия в них лекарственного вещества. Такое мнение сохраняется у некоторых и на сегодня. В недавно появившейся книге Д. А. Когана "Гомеопатия и современная медицина" ("Медицина", 1964) автор прямо говорит о том, что в гомеопатических дозах лекарственное вещество отсутствует.

Конфликт, возникший между официальной медициной и гомеопатией, так и остался неразрешенным. В Советском Союзе этому мешали установки некоторых представителей медицины, — не зная гомеопатии, они дали неправильное освещение гомеопатическому методу в таком ответственном руководстве, как "Большая Медицинская Энциклопедия" (см. И. Страшун "Медицина", т. 17, 1936, стр. 338 и Б. Н. Вотчал "Гомеопатия", т. 7, 1959), где гомеопатия названа идеализмом и анахронизмом.

Попытки теоретического обоснования гомеопатии

Создав совершенно новый метод лечения, Ганеман, естественно, должен был дать ему теоретическое обоснование. Отдавая дань своему времени, Ганеман объяснил "жизненной силой" действие лекарств.

Такое объяснение, конечно, не могло удовлетворить научно мыслящих врачей-гомеопатов. Делались многочисленные попытки дать материалистическое объяснение гомеопатии. Большое количество сторонников имеет каталитическая теория, рассматривающая гомеопатические лекарства как своего рода катализаторы, действующие подобно ферментам.

Наиболее близко к истинному пониманию действия гомеопатического метода подошел в 1888 году выдающийся русский химик А. М. Бутлеров (А. М. Бутлеров "Антиматериализм в науке", С.-Петербург, 1911):

В живом организме происходят физические и химические процессы, но эти процессы управляются деятельностью нервной системы, которой принадлежит первостепенное значение. Прямое, грубое, механическое или химическое влияние вещества проявляются иногда, когда оно введено в организм в количестве более или менее значительном. Такое действие влияет на нервную систему, но преимущественно только косвенно. При неосторожности аллопатические приемы, упорядочивая ход одного процесса, нередко производят беспорядок в другом. Но есть другой способ влиять на ход процессов, влиять не прямо, но, тем не менее, могущественно. Способ этот заключается в непосредственно исключительном действии на то, что управляет процессом, — на нервы. Это гомеопатический метод.

Из приведенных слов видно, как правильно А. М. Бутлеров понял оба метода лечения. Но, к сожалению, эта работа его, касающаяся гомеопатии, мало кому известна.

В 1950 году мы, врачи-гомеопаты, — я и д-р Зенин — впервые выступили на Ученом совете Министерства здравоохранения с докладом "Основные положения гомеопатии в свете теории нервизма". Доклад не был опубликован, и потому мы считаем необходимым кратко с ним ознакомить, так как высказанные в нем мысли соответствуют нашему настоящему пониманию гомеопатии.

Организм представляет собою сложнейшую динамическую систему, в которой все части и функции связаны между собой, зависят друг от друга и обусловлены друг другом. Организм поэтому целостно отвечает единой деятельностью на все раздражения, идущие к нему из окружающего мира и возникающие в его внутренней среде.

Нарушение равновесия есть болезнь. Болезненное состояние от здорового отличается появлением патологических симптомов. Комплекс симптомов отражает сущность болезни. Когда мы в лечении исходим из симптомов, то обязательно в известной мере лечим и самую болезнь, ибо симптомы от болезни неотделимы.

Из понятия симптомокомплекса болезни как целостного акта организма следует, что каждый симптом в отдельности является одновременно одним из звеньев в той цепи реакции, которая характеризует заболевание, и исчезновение даже одного патологического симптома служит указанием на изменение в болезненном процессе и тем самым во всем организме. Прекращение всех болезненных симптомов указывает на уничтожение внутреннего расстройства, на возврат к норме, на излечение.

Задачей врача-гомеопата является получение возможно полной картины болезни у данного больного. В нее входит: тип больного, (пропуск. — ред.) и весь симптомокомплекс болезни. Последний состоит из объективных симптомов, полученных путем непосредственного обследования больного врачом или посредством лабораторных и специальных методов исследования, и из субъективных симптомов, беспокоящих больного. К ним относятся в первую очередь эмоции — горе, отчаяние, страх, беспокойство, депрессия — и ощущения: боли, зуд, жжение и др. Все эти симптомы сами по себе отрицательно влияют на общее состояние больного и тесно связаны с самой сущностью болезни.

Диагнозу болезни в гомеопатии придается такое же важное значение, как и в клинической медицине. В диагнозе сконцентрирован опыт, проделанный человечеством в течение многих веков, поэтому диагноз сразу дает возможность ориентироваться врачу в отношении больного. Но для индивидуального лечения, каким является гомеопатическое, одного общего диагноза недостаточно.

Для лечения больного врач-гомеопат должен поставить индивидуальный диагноз болезни у данного больного. Одновременно он должен поставить и терапевтический диагноз, т.е., назначить лекарственное средство, картина действия которого должна быть подобной индивидуальному диагнозу.

Зачастую приходится назначать не одно средство, а два или несколько, чтобы полностью охватить лекарственным действием весь симптомокомплекс болезни.

Субъективные и объективные симптомы возникают под влиянием одного и того же болезнетворного фактора, одного и того же раздражителя, и поэтому они должны рассматриваться в их единстве, что имеет место в гомеопатии.

Важная роль патологических ощущений как сигналов из внутренней среды организма в мозговую кору получило свое объяснение на основе открытых И. П. Павловым и К. М. Быковым внутренних органов чувств, или интерорецепторов.

Человек, стоящий на высшей ступени эволюционного развития, отличается от животного обладанием второй сигнальной системы, что дает ему возможность в словах рассказать о том, что он переживает и что у него болит. Подробно описывая все беспокоящие его ощущения, больной старается раскрыть врачу сущность своей болезни. Для врача-гомеопата важно выделить из этих ощущений наиболее своеобразные, наиболее характеризующие данное заболевание. Они являются для него вехами, по которым он находит лекарство, могущее воздействовать на самою болезнь. Но, поскольку всякая болезнь, рассматриваемая как реакция организма на болезнетворный фактор, есть в первую очередь известная деятельность нервной системы, то и наши лекарства, действующие через симптом, т.е. через некоторую реакцию в нервной системе, своим лекарственным объектом воздействия имеют именно нервную систему и, прежде всего, ее высший координирующий отдел — кору головного мозга.

Согласно учению о нервизме И. М. Сеченова, И. П. Павлова, Н. Е. Введенского и А. А. Ухтомского, все многообразие нашей сложнейшей нервной деятельности сводится к двум процессам: возбуждению и торможению.

При заболевании внутренняя среда посылает в мозговую кору свои сигналы, которые возбуждают нервные центры, функционально связанные с патологическим процессом.

Эти сигналы преобразуются в нервных центрах в стойкие стереотипные неизменно повторяющиеся патологические ощущения, на что указал еще в свое время И. М. Сеченов. Задачей гомеопатического лечения в первую очередь является освобождение больного от беспокоящих его патологических симптомов. Исчезновение их из сознания служит указанием на начавшееся прекращение патологического процесса. Гомеопатия, исходя в лечении из индивидуального диагноза, всегда имеет ключ к практической борьбе с заболеванием.

Этим ключом является принцип подобия, в основе которого лежит определенная биологическая закономерность. Сущность и динамика этой закономерности с наибольшей полнотой, по-видимому, раскрываются в учении А. А. Ухтомского о доминанте.

Доминанта

Учение А. А. Ухтомского развивалось в тесной связи с общим направлением русской физиологической мысли в лице И. М. Сеченова, И. П. Павлова и Н. Е. Введенского и представляет собою блестяще обоснованную и экспериментально, и теоретически концепцию о координирующей деятельности нервных центров, тем самым в некотором отношении дополняя и углубляя учение И. П. Павлова о высшей нервной деятельности животных и человека.

В связи с этим понятие болезни, рассматриваемой как доминанта, остается в кругу тех же идей нервизма, в свете которых рассматриваются основные проблемы гомеопатии.

Доминанта, согласно А. А. Ухтомскому, есть центр стойкого возбуждения, который в силу определенных условий приобрел "доминирующее значение в определении хода всех протекающих в организме процессов". Однажды начавшийся рефлекс, требующий времени для своего разрешения, изменяет и тормозит прочие рефлексы на очередные раздражения (Собр. соч. А. А. Ухтомского, т. 1, 1950, стр. 326).

Доминанта характеризуется следующими признаками:

  1. Повышенной возбудимостью,
  2. Стойкостью возбуждения,
  3. Способностью суммировать возбуждение и
  4. Инерцией.

Для доминанты характерно, что самые различные по месту приложения раздражения вызывают в первую голову реакции в одном определенном направлении, в одном определенном центре, именно в том центре, который в момент раздражения удовлетворяет четырем только что перечисленным положениям (стр. 232).

Доминанта, как известная односторонность действия, сама в себе носит свой конец… На своем собственном пути возбуждение, доведенное до кульминации, приведет (доминанту) к торможению под влиянием тех же факторов, которые перед тем производили суммирование. Чуть-чуть учащенные или усиленные волны при одном и том же функциональном состоянии центрального прибора переведут его возбуждение в торможение (А. А. Ухтомский, стр. 286).

В учении о доминанте для нас важны следующие моменты: во-первых, характеристика доминантного центра, во-вторых, прекращение доминанты от тех же самых раздражителей, которые вызвали доминанту, и, в-третьих, прекращение доминанты от слабых раздражителей.

Все вышеуказанные положения А. А. Ухтомского в отношении доминанты мы можем приложить к патологическому процессу.

Патологический процесс, ставший господствующим в организме, возбуждает соответствующий нервный центр или центры, которые приобретают указанные четыре свойства доминанты.

Патологический процесс вызывает повышенную чувствительность рецепторов к адекватному раздражителю, иначе говоря, повышенную возбудимость соответствующих ему центров.

Патологический процесс является сложной цепной реакцией, длительной во времени, и в течение своего развития влияет на ход всех других реакций в организме, — соответственно этому и его доминантные центры находятся в состоянии стойкого возбуждения.

Патологический процесс, подобно доминанте, в своем течении усиливается под влиянием сторонних раздражителей, т.е. проявляет способность суммировать возбуждение.

Наконец, болезнь, раз начавшись, без стороннего вспомогательства стремится к своему естественному завершению, как и доминанта, так как организм, согласно Ухтомскому, стремится к удалению изменяющего и раздражающего фактора и, следовательно, к равновесию — в этом заключается инерция болезни.

Сделанная нами аналогия в отношении патологического процесса и доминанты дает нам возможность объяснить действие ничтожно малых доз гомеопатического средства, т.е. средства, действующего подобно патологическому раздражителю. Для нахождения такого средства нам в качестве показателей или вех служат патологические ощущения больного, аналогичные ощущениям, вызываемым лекарственным средством, что устанавливается испытанием последнего на здоровых людях.

Минимальные дозы гомеопатического средства, попадая в организм больного, улавливаются чувствительными к нему рецепторами. Возникающие в рецепторах слабые возбуждения передаются в доминантный центр, находящийся в состоянии максимального возбуждения: "…При очень большой величине возбуждения в центре… малейший добавочный раздражитель может повести к торможению" (Ухтомский, стр. 281).

Эта мысль А. А. Ухтомского точно соответствует действию гомеопатического лекарства. Являясь ничтожно слабым раздражителем, оно вызывает торможение перевозбужденного центра, функционально связанного с патологическим очагом. Болезненные ощущения исчезают, что свидетельствует о начале выздоровления. Такое же действие оказывает гомеопатическое лекарство, когда доминантный центр находится в состоянии чрезмерного торможения, снимая торможения и освобождая больного от угнетающих ощущений, оно ведет к излечению. Сила и степень возбуждения нервных центров учитывается в гомеопатическом лечении в применении лекарств в различных дозах. При слабом возбуждении даются низкие или средние разведения от тинктуры до 10-3, при сильном возбуждении применяются высокие разведения от 100-6 до 100-30.

Итак, разрешение болезненного процесса, рассматриваемого как доминанта, происходит под влиянием ничтожно малых доз гомеопатического лекарства, т.е., под влиянием раздражителя, подобного патогенному раздражителю, но это возможно только в тех случаях, когда патологический процесс еще обратим, т.е., когда нервные механизмы, хотя и расстроенные болезнью, но не разрушеные, и регуляция их возможна.

Согласно Ухтомскому, продолжившему и развившему учение Введенского о парабиозе, доминанта представляет собой начальную фазу парабиоза. (Парабиозом Н. Е. Введенский назвал состояние перевозбуждения, граничащее с торможением, в которое приходит нервно-мышечный препарат под влиянием сильных раздражений. В таком препарате проводимость сохраняется только для слабых раздражений, а сильные раздражения ведут к необратимому состоянию.)

При переходе патологического процесса в конечную фазу парабиоза состояние тканей находится на границе между жизнью и смертью, в большинстве случаев процесс становится необратимым, но и здесь вопрос о необратимости является спорным, и гомеопатия знает ряд случаев, когда больные, находясь в состоянии, близком к агональному, под влиянием минимальных доз гомеопатических лекарств возвращались к жизни.

В явлениях парабиоза и доминанты находит себе объяснение тот факт, долгое время казавшийся парадоксальным, что ничтожно малое количество веществ, не поддающееся учету при помощи самых тонких современных методов физики и химии, проявляет могущественное действие на организм человека, когда оно дается по принципу подобия.

Однако полную ясность в понимании основных положений гомеопатии мы получили только, когда обратились к новой науке — кибернетике.

Кибернетика

Кибернетика — еще очень молодая наука, она возникла только в 1948 году, но за этот короткий период времени оказала очень сильное влияние на самые различные области знания. Интерес к кибернетике объясняется ее огромными практическими достижениями, признанными математиками, физиками, экономистами, радиотехниками, биологами, физиологами, медиками и др. Появились сотни монографий и тысячи статей, посвященные этой науке, в которых авторы стараются использовать закономерности кибернетики в приложении к своей области.

Для нас, врачей-гомеопатов, кибернетика имеет совершенно особое значение. Она позволяет дать более полное объяснение основному положению гомеопатии — принципу подобия.

Особенно важен для гомеопатии самый факт создания кибернетики силами двух различных по специальности ученых — математика Норберта Винера и нейрофизиолога Артура Розенблюта. Впервые в математический расчет для правильной наводки зенитного орудия на движущийся самолет потребовалось включить нервно-психические реакции пилота.

С этого времени психические реакции признаны за объективную реальность, их можно учитывать математически. Психология в известном смысле вошла в число точных наук.

Нервно-психические симптомы, отражающие физико-химические изменения, происходящие в целостном организме, так же материальны, как и объективные симптомы, возникающие при нарушении функций и структур органов. Успех гомеопатического лечения обусловлен не психотерапией, как это часто неправильно приписывают врачам-гомеопатам представители официальной медицины, а тем, что в своей терапии они опираются не только на объективные признаки болезни, но и на субъективные реакции больного.

Остановимся кратко на том, что же такое представляет кибернетика и как мы можем ее использовать для объяснения принципа подобия.

Кибернетика — наука об управлении и связи в сложных саморегулирующихся системах любой природы, способных воспринимать, перерабатывать информацию и использовать ее для управления.

Еще задолго до появления кибернетики физиологией признавалось, что организм человека является сложной саморегулирующейся системой. Это видно из слов И. П. Павлова: "Человек — система в высшей степени саморегулирующая, сама себя поддерживающая, восстанавливающая, поправляющая, совершенствующая" (И. П. Павлов, собр. соч. т. II, кн. 2, 1951, стр. 188).

Физиологии было известно, что для нормального функционирования организма требуется строгое поддержание постоянства физиологических процессов и постоянства состава входящих в него химических веществ. Человек не может сам изменять произвольно температуру своего тела или кровяное давление, содержание углекислоты или сахара в крови и т.п. Процессы получения питательных веществ, воды, кислорода, расщепление и синтез химических веществ, снабжение ими тканей и органов должны быть согласованы друг с другом и протекать одновременно. Постоянство этих процессов поддерживается посредством гомеостаза (понятие, введенное в физиологию американским физиологом Кенноном), под которым понимается совокупность всех сложных приспособительных реакций организма, направленных на устранение действия различных факторов внешней и внутренней среды, нарушающих это постоянство. Малейшее отклонение от установленного уровня, например, температуры тела, содержания в крови кальция, калия и т.п. автоматически, подсознательно выравнивается посредством механизмов саморегуляции организма. Но как происходит саморегуляция в организме и чем можно восстановить управление в организме при стойком расстройстве автоматики, на эти вопросы дан ответ кибернетикой.

Информация

Саморегулирование и управление в организме совершается при помощи информации. Слово "информация" старое, оно хорошо всем известно, оно аналогично таким словам, как "сообщение", "знание", "сведение", но для кибернетики такого определения информации недостаточно. Под информацией понимается любое раздражение, которое вносит нечто новое в систему и преобразуется ею. Информация как специфическая форма воздействия отличается от других форм воздействия своей малой порцией энергии, столь ничтожной, что она не нарушает работу системы, однако достаточной, чтобы приводить в движение механизмы управления в сложной динамической системе.

Управление и передача информации тесно связаны друг с другом. На изучении этих двух процессов сосредоточены все проблемы современного естествознания. Изучение закономерностей информации привело к созданию научной теории информации, которая впервые была дана американским математиком и инженером Клодом Шенноном в 1947—1948 гг. Теория информации обобщила самые разнообразные виды сообщений и перевела их на единый точный язык — язык математических формул. Количество информации стало возможно измерять благодаря формуле, предложенной Шенноном. Пользуясь этой формулой, можно вычислить, сколько информации содержится в среднем в каждом сообщении.

Формулу Шеннона можно использовать для оценки любых сообщений. Она позволяет учесть воздействие информации на всякого человека, независимо от его индивидуальных свойств, дает возможность установить объективные закономерности психологических реакций.

Количество информации измеряется в единицах, называемых битами. (Название "бит" происходит от сокращения английских слов, означающих "двоичная единица".)

Передача информации в замкнутой, саморегулирующееся системе представлена на схеме:

Image

На схеме показано, как происходит циркуляция информации в замкнутой системе. Информация, получаемая рецепторами органов чувств, передается в головной мозг, оттуда идут нервные импульсы (команды) в исполнительные органы, где они перерабатываются и по линии обратной связи снова поступают в мозг. В сложных замкнутых системах автоматическое регулирование совершается с помощью обратной связи. Обратная связь поддерживает постоянство системы — гомеостаз. В физиологии до последних лет обратная связь не учитывалась. На нее впервые обратил внимание физиолог П. К. Анохин в 1935 г., он назвал ее обратной афферентацией.

По существу, обратная связь есть лишь новый взгляд на хорошо известное понятие рефлекса. Рефлекс является не открытым процессом, не дугой, а циклом. Если информация не преобразуется, а продолжает циркулировать, то это указывает на расстройство соответствующего автоматизма.

Управление больным организмом есть лечение

В медицине понятие управления организмом аналогично понятию лечения. Здоровый человек не нуждается в управлении. Лечение требуется больному, у которого приспособительный автоматизм в том или другом звене нарушен и требует восстановления.

Возможность управлять организмом с помощью информации для традиционной медицины является совершенно новым понятием. Для гомеопатии, применяющей ничтожно малые невесомые дозы, это понятие ново только по названию, а по существу оно отвечает действию гомеопатического лекарства. Управляемая система реагирует не на всякую информацию, а только на такую, которая необходима в данный момент и в данных условиях для управления.

Для управления больным организмом может служить только то лекарство, которое соответствует всей картине болезни данного больного, т.е. когда оно дается по принципу подобия.

Принцип подобия и кибернетика

Как понимается принцип подобия в гомеопатии, было изложено выше, но для того, чтобы объяснить этот принцип, основываясь на кибернетике, мы должны предварительно остановиться на основных положениях кибернетики, моделирования и изоморфизма.

Моделирование изоморфизма

Моделирование есть воспроизведение свойств исследуемого объекта на специально построенном аналоге, называемом моделью. Пользование моделями было известно с древних времен. К модели обращались обычно, когда нужно было дать представление о каком-либо предмете или явлении, которое нельзя было изучить в естественных условиях, например, модель строения Вселенной дана была Коперником, модель строения атома дал датский физик Нильс Бор. Первая механическая модель работы головного мозга была создана в XVII столетии французским философом и математиком Рене Декартом (1596—1650), она сыграла большую роль тем, что внесла в физиологию понятие рефлекторной дуги. В генетике в качестве модели для изучения проблемы наследственности служила и продолжает служить муха дрозофила, из-за ее огромной скорости размножения.

Кибернетика широко пользуется методом моделирования. Модель мыши, созданная Шенноном, обладает всеми признаками, которые свойственны животному, а именно: памятью, рецепторной системой, избирательностью действия. Благодаря чувствительным щупам, "мышь", обыскивая 25 квадратов лабиринта, может достигать "кормушки". Сконструировано уже много моделей, которые по поведению подобны человеческому организму.

Кибернетикой признается, что если две системы ведут себя одинаково, то из сходства их поведения можно сделать заключение, что системы имеют много общего в своем устройстве.

Выводы, сделанные на модели, становятся почти такими же достоверными, как и выводы, сделанные при изучении самого объекта. Это дает возможность исправлять сложные устройства, внутренний механизм которых полностью не открыт для наблюдения, а известно лишь внешнее поведение таких устройств. В кибернетике такая проблема носит название "черного ящика".

Для того чтобы какая-либо система могла служить моделью для другой системы, она должна быть изоморфной, т.е. подобной по форме, иметь одинаковую, тождественную объекту структуру; лишь в рамках изоморфизма можно переносить результаты, полученные на модели, на изучаемую систему.

Еще не так давно умозаключениям по аналогии в традиционной логике отводилось скромное место. Считалось, что в лучшем случае они могут дать лишь вероятность истины. Но огромные успехи вычислительной техники, быстрое развитие автоматического управления промышленных предприятий показало, что модели имеют большое значение для всей науки. Метод моделей в математике и логике позволяет более глубоко проникнуть в сущность изучаемых отношений и делать доступными тщательному изучению множество новых сторон и связей, которые раньше ускользали от исследователей.

Модель признаётся в философии одним из способов познания, она является формой отражения объективной действительности.

"С точки зрения диалектического материализма, метод моделей служит к познанию той действительности, которая непосредственно не познается органами чувств и не наблюдается" (В. А. Штофф "О роли моделей в познании", Л., 1963).

Гомеопатия и метод моделирования

Гомеопатический метод лечения есть метод, который всецело основан на моделировании. Назначение лекарства по принципу подобия есть выбор лекарства, лекарственная болезнь которого подобна естественной болезни у данного больного. Такое лекарство служит для него моделью.

Моделями служат лекарственные средства, действие которых изучается в гомеопатии иначе, чем в официальной фармакологии. Фармакология занимается изучением действия лекарственных средств на животных. Ее интересуют, как изменяется, например, деятельность сердца под влиянием того или другого средства. Гомеопатию же в первую очередь интересует действие лекарственного средства на весь организм здорового человека, а во вторую — действие на отдельные органы. Изучение целостного действия средства производится посредством так называемых испытаний на здоровых людях. Животные для этой цели не подходят; не имея второй сигнальной системы, они ничего не могут сказать об ощущениях, которые они чувствуют при раздражении их рецепторов лекарственным средством.

Именно благодаря испытаниям лекарственных средств на здоровых людях, гомеопатия обладает изоморфными моделями, отражающими в субъективных и объективных симптомах патофизиологические изменения, произведенные лекарственным средством. Совокупность симптомов представляет собой модель лекарственной болезни, вызванной тем или другим лекарством, например, белладонной. В гомеопатии лекарственная болезнь известна еще под названием лекарственного патогенеза. Гомеопатическая фармакодинамика состоит из нескольких сот лекарственных моделей или лекарственных патогенезов. В гомеопатии принято определять некоторых больных названием лекарства, например, говорят: это больная пульсатилла или это больной нукс вомика. Определение больного посредством лекарства очень удобно, благодаря своей простоте и наглядности. Оно дает возможность представить врачу в одном названии все многообразие физиологических индивидуальных особенностей индивидуума и патологических изменений, имеющихся у него, для описания которых потребовалось бы врачу затратить много труда и времени.

Определение больного лекарством дает типовую модель, которая охватывает ряд лиц, сходных по структуре тела, по характеру поведения и по склонности к определенным заболеваниям. Типовые модели известны в гомеопатии под названием конституциональных средств.

Особое внимание в лекарственных моделях уделяется нервно-психическим симптомам и отрицательным эмоциям: страху, грусти, ревности, гневу, тоске как симптомам, отражающим материальные изменения в клетках и органах, вызванные болезнью. По ним устанавливаются особенности психической деятельности нервной системы. Лекарственная модель должна своими нервно-психическими реакциями соответствовать нервному типу больного, например, нельзя назначить больной, если она упряма и весела, пульсатиллу, как нельзя дать графит больному, если он подвижен и энергичен.

Учет нервно-психических симптомов дает возможность врачу лечить больных, которым из-за отсутствия объективных признаков нельзя поставить диагноза болезни. У них имеются лишь субъективные признаки болезни. Такие больные подходят под кибернетическое понятие "черный ящик". Врач-гомеопат, наблюдая за ответными реакциями больного на раздражения его лекарственным средством, имеет возможность воздействовать на его нервную систему и вылечить его.

Заключение

Кибернетика внесла ясность в понимание гомеопатического метода лечения.

Принцип подобия есть выбор лекарственной модели

Гомеопатическое лечение проводится по единому плану; в назначении лекарств врач руководствуется симптомокомплексом данного больного, подбирая ему лекарственное средство, лекарственная болезнь которого имеет подобный симптомокомплекс.

В лекарственном средстве, выбранном по принципу подобия, содержится информация, близкая информации, циркулирующей в организме больного, вызванной болезнетворным фактором.

Информация, введенная с лекарством, поступает в доминантный центр головного мозга и действует здесь как слабый раздражитель, согласно учению А. А. Ухтомского, снимая возбуждение. Отсюда идут нервные импульсы, изменяющие деятельность механизмов, участвующих в патологическом процессе.

Эффект лечебного действия гомеопатического лекарства может наступить даже после однократного приема, но в большинстве случаев для получения лечебного эффекта требуется суммация лекарственных раздражений, и поэтому лекарство приходится принимать многократно.

В одной сахарной крупинке или в одной капле спиртового раствора, например, нукс вомика в разведении 100-6, содержится, как в шифровальном коде, все многообразие его действия. Посредством этой крупинки или капли передается организму больного информация лекарственной болезни, приводящая в действие все механизмы, служащие для восстановления автоматической регуляции.

Создание гомеопатического метода в XVIII в. показывает, что кибернетические воззрения стихийно существовали уже тогда. Несомненно, Ганеману была известна ценность умозаключений по аналогии, которыми пользовались с древних времен, чем, по-видимому, и можно объяснить, что Ганеман взял афоризм Гиппократа "подобное лечится подобным" и опытным путем создал на нем метод, названный им гомеопатией.

Гомеопатический метод прошел испытание временем, подтвержден практикой на миллионах больных в различных странах. В Советском Союзе проверка его эффективности проводилась с положительным результатом дважды: в 1935—1936 г. и в 1952—1955 гг. В 1935—36 г. в Институте экспериментальной медицины и в 1952—55 гг. в больнице им. С. П. Боткина. Метод, безусловно, безвредный, не вызывающий никаких побочных явлений, никаких новых заболеваний типа аллергических. Этим методом должен владеть каждый врач.

Гомеопатический метод труден для изучения из-за необходимости хранить в памяти большое количество лекарственных патогенезов и из-за напряжения, которое испытывает врач, стараясь выбрать лекарство, наиболее подобное больному.

На помощь врачам должны прийти математики и инженеры созданием кибернетической машины, которая сможет облегчить труд врача в выборе лекарства, наиболее соответствующего больному, а самое главное — сделать этот выбор более быстро и правильно. На обязанности врача останется тщательное обследование больного для постановки общего и индивидуального диагноза.

Гомеопатический метод является одним из методов лечения, неразрывно связанный с общей медициной, пользующийся всеми достижениями. Отдельно от общей медицины гомеопатия существовать не может. Будем надеяться, что кибернетика поможет объединить гомеопатию с общей медициной.

Мы не должны оставаться в отношении гомеопатии в XVIII веке, мы должны исходить из симптомокомплекса, но подходить к нему, исходя из ХХ века.

Нам нужно, чтобы гомеопатическим методом обладал теперь каждый врач, который действительно хочет помочь больным, и тут кибернетические машины могут помочь. И не только наши внуки, но в течение ближайших лет мы будем иметь эти машины. Вначале они будут несовершенные, но смогут дать ответ, что такому-то больному нужно дать 4 лекарства, и сам врач будет объективно участвовать в этом. И если будет еще положительный результат лечения, эти машины быстро войдут в жизнь. и я надеюсь, что это будет быстро освоено.