Д-р Клеменс Мария Франц фон Беннингхаузен

Клеменс Мария фон Беннингхаузен

К истории гомеопатии. Предупреждение д-ру Беннингхаузену, чтобы он прекратил гомеопатическую ветеринарную практику

Allgemeine homöopathische Zeitung, B. XXXIX, S. 339

Перевод д-ра Сергея Бакштейна (Москва)

Королевскому советнику в отставке
Д-ру философии фон Беннингхаузену
Городскому дворянину
№ 404, I.M.

Уважаемый сэр,

Нам было сообщено, что, когда комиссар Геншен из Гольхаузена обратился к Вам за медицинской консультацией по поводу свиньи, укушенной бешеной собакой, Вы дали ему порошки для животного, после чего свинья заболела бешенством, и поэтому вместе со своими тремя маленькими поросятами, родившимися после укуса собаки, была забита в присутствии ветеринарного врача Штайнкюлера.

Мы воспользовались этим случаем, чтобы обратиться к Вам с копией приказа Королевского министра по духовным, образовательным и медицинским делам от декабря 1840 года ("Журнал Министерства внутренних дел", 1840, стр. 476). Этот документ гласит, что лица, не утвержденные к ветеринарной практике, не могут осуществлять лечение домашних животных при заболеваниях, относящихся к инфекционным и эпидемическим. Поскольку Вы не получили квалификацию, требуемую в этом приказе, а опираетесь лишь на приказ Королевской канцелярии от 11 июля 1843 года, дающий Вам разрешение в единичных случаях обеспечивать пациентов гомеопатическими консультациями и соответствующими лекарствами, мы вынуждены запретить Вам заниматься лечением бешеных животных и тех домашних животных, которые были укушены бешеными животными и подозреваются в бешенстве, а также запретить лечение животных страдающих инфекционными и эпидемическими заболеваниями. В противном случае Вам не избежать штрафа от 5 до 10 долларов.

Мюнстер, 24 июня 1850 года
Королевский министр внутренних дел

Затем следует № II, уведомление Министерства внутренних дел.

III.

Уважаемому Королевскому правительству

Мюнстер, 10 июля 1850 года

Приказ, присланный мне, налагает на меня обязательство не для собственной выгоды, а для пользы дела не оставлять этот приказ без ответа, чем я бы признал вину, хотя я полностью невиновен как по форме, так и по существу. Вся наша уважаемая коллегия не откажется засвидетельствовать, что я никогда не был жалобщиком, но всегда посвящал все свое время и силы науке, советовал и помогал, и всегда и всюду служил науке верой и правдой. Я не должен бояться, что мое настоящее обращение будет неверно истолковано, потому что я искренне стремлюсь только к истине, и при этом, насколько это уместно, решителен и непреклонен в противостоянии всякому препятствию в этом стремлении.

Несмотря на то, что нельзя отрицать правду, доказанную бесчисленными фактами, что излечение заболеваний животных происходит по тем же законам, что и излечение людей, я едва ли собирался обратиться к ним, если бы возражения приверженцев старой школы, повторяемые ad nauseam (до тошноты. — прим. перев.), не вынудили меня это сделать. После стольких поразительных фактов, не оставляющих в силе ни одно из отрицаний, у них осталось лишь одно возражение: "Исцеления гомеопатов происходят только за счет диеты и внушения, потому что пустышки, которые они назначают, никак не могут привести к излечению". Если бы такие смешные заявления были сделаны только как низкопробная и глупая шутка, любой разумный человек самое большее мог бы сочувственно пожать плечами или не обратить на это внимания как на временную причуду. Но после того, как все другие возражения, в основном исходящие из абсурдной теории, оказались бессмысленными, эта чепуха была в конце концов подхвачена, а поскольку она произносилась с миной всезнания, нашлось достаточно глупых людей, поверивших в это.

Для того чтобы сделать эту последнюю лазейку бессмысленной для оппонентов новых и естественных методов лечения, не остается ничего более подходящего, чем применение гомеопатии на животных. Здесь ничего не может быть приписано ни диете, которая остается одной и той же, ни тем более воображению и вере. Поэтому, когда такое лечение помогает, причем в кратчайшие сроки, нельзя отрицать исцеления благодаря этим осмеянным "пустышкам", разве что отбросив всякий разум и доведя скептицизм до безумия. В 38-м томе "Allgemeine hom. Zeitung" Гартмана и Руммеля в № 23 содержится доклад на эту тему с приложением об исцелениях животных этими "пустышками", и причем "пустышками" в высочайшей степени.

Исключительно по этой причине и основываясь на принципе similia similibus, я не считал себя слишком высокомерным, если меня просили помочь "в единичных случаях" и только тогда, когда ветеринарные методы не имели успеха, и не отказывался оказывать помощь также и животным разных видов. Начиная с 18 января 1849 года, я также вел официальный журнал, и поэтому всегда готов дать отчет по поводу каждого случая так же, как я могу доложить и о лечении людей, хотя в первом случае отчеты будут менее подробными. Поэтому в журнале имеется также сообщение от 8 мая этого года о свинье и поросятах, принадлежавших Генше, и лекарствах, которые давались свинье от укуса бешеной собаки. Далее, согласно последующей информации, есть слова о том, что "свинья, как утверждалось, стала, тем не менее, бешеной, хотя не кусалась и ни на кого не нападала, в отличие от того, как ведут себя бешеные свиньи". Следовательно, весьма спорно, была ли данная свинья больна бешенством, когда ее забили. По многим научным причинам я имею полное право оспаривать и отрицать это до тех пор, пока полный отчет о вскрытии не докажет утверждение ветеринарного врача Штайнкюлера, с которым я совершенно незнаком.

Но даже если в этом случае и была гидрофобия, несмотря на течение, это заболевание не было единственным, поскольку такие случаи даже среди людей возникают слишком часто и при аллопатическом лечении, как нам часто показывают бесстрастные статистические годовые отчеты. Два печальных примера этого были у нас перед глазами за последние два года перед самыми воротами Мюнстера и в городке Кёсфельд. С другой стороны, мне не известен ни один точно подтвержденный случай, когда бы человек, укушенный бешеной собакой и заболевший гидрофобией, был спасен аллопатией, но я могу указать случай гомеопатического излечения бешенства. Сообщения Королевского правительства от начала 1830 года содержат доклады д-ра Сентрупа, в то время бывшего врачом района, о бешенстве, которым заболела Луиза Клюземан, 21 года, рожденная в Ибурге, служанка на ферме Менкена, около Альвескирхена. В течение нескольких дней она получала аллопатическое лечение без всякого эффекта. Однако из того, что позднее опубликовал суд по этому делу, я сомневаюсь, что в сообщении было включено мое гомеопатическое излечение этой женщины, которая иначе бы погибла без шанса на спасение. Но даже теперь я могу привести подробный и точный отчет, как он был опубликован в "Archiv für die hom. Heilkunst", vol. X, No. 3, стр. 85, подтвержденный сообщением тамошнего пастора, а также заявлением, написанным со слов излеченной в присутствии недавно умершего тайного советника баронета фон Корффа через несколько недель после события. Молва об этом случае, который не забыт и по сей день, а также о последующих замечательных исцелениях, привела ко мне большое количество людей, укушенных предположительно бешеными собаками. При этом ни один из обратившихся и лечившихся гомеопатическими средствами не заболел гидрофобией, хотя некоторые из них были серьезно искусаны и даже искалечены собаками, чьи укусы вызвали бешенство у других животных. Однако названия этих лекарств не держатся в секрете, они повсюду беспрепятственно продаются и используются, а информация о них не требует государственных затрат, как это было с некоторыми другими лекарствами. О них можно бесплатно узнать из моих и других работ вместе с указаниями по их применению. Эти лекарства также служат единственной и надежной профилактикой бешенства, и при этом способны излечивать само заболевание, даже когда оно уже проявилось. Это последнее условие является обязательным. Гомеопаты считают, что, если профилактическая ценность препарата не доказана, это низводит его в разряд сомнительных и ненадежных, либо вообще к уловкам шарлатанов и обманщиков. Время необоснованных мнений и утверждений ушло и никогда не вернется, в будущем истиной станет признаваться лишь то, что точно доказано повторенными экспериментами и соотносится с законом природы, неоспоримым, как закон земного притяжения Ньютона. Но у нас появляется все больше причин строго критиковать старую медицинскую практику, поскольку даже среди известных приверженцев старой школы встречается немало честных людей, считающих ее коллекцией ошибок и фальсификаций.

Именно поэтому я считал своим долгом высказаться относительно этого приказа уважаемого Королевского правительства от 24-го числа этого месяца. Я не буду упоминать ни о своем высоком положении среди гомеопатов, ни о почестях, оказанных мне, дипломах и проч., которые я получал и продолжаю получать из самых дальних стран, а перейду сразу к выводам, которые необходимо из всего этого сделать.

В этом отношении нельзя оставить без внимания тот факт, что приказ Высшего Королевского кабинета о моей гомеопатической деятельности датирован 11 июля 1843 года, тогда как упоминаемый министерский приказ относится к 6 декабря 1840 года. Следовательно, этот министерский приказ не может повлиять на королевский, даже если бы министр мог своей властью аннулировать или произвольно ограничить приказ Королевского кабинета.

Во-вторых, в приказе Королевского кабинета невозможно обнаружить никаких ограничений или исключений любого рода болезней. Поэтому не может быть никаких толкований этого приказа, даже если кто-то ставит жизнь свиньи выше жизни человека.

Наконец, вышеупомянутый приказ кабинета четко оговаривает, что мне не могут чиниться никакие препятствия из-за того, что у меня не хватает квалификации, тогда как в приведенном вами приказе содержится прямое противоречие этому, когда говорится, что я не получил квалификации, требуемой этим (министерским) предписанием, а поэтому отстраняюсь и т.д. под угрозой штрафа от пяти до десяти долларов.

Бывают ситуации, когда толкование не считается со здравым смыслом, однако такого неприкрытого и поверхностного противоречивого истолкования как это, мне еще ни разу в жизни не встречалось. Поэтому в данном случае я не могу подчиниться уважаемому приказу Королевского правительства.

Доктор К. фон Беннингхаузен,
Королевский советник в отставке

К истории гомеопатии (продолжение). Allgemeine homöopathische Zeitung, vol. XL, S. 96

VI.

Королевскому советнику в отставке
Д-ру философии фон Беннингхаузену
№ 459, I. M.

Мы не удовлетворены причинами, приведенными в Вашем ответе от 10 июля c.г. на наш приказ от 24 июня c.г., где нам предлагается отказаться от наших требований. Мы отсылаем Вас, особенно в отношении лечения бешеных собак и укушенных ими, к указанию в § 100 правил, утвержденных королевской властью от 28 октября 1835 года (Кодекс № 27, стр 239). Согласно этим правилам, человеку, не являющемуся врачом, строго запрещается лечить такие случаи. Это позволяется лишь врачам и ветеринарам, причем только при определенных строгих ограничениях. Приказ Королевского кабинета от 11 июля 1843 года разрешает Вам давать гомеопатическую консультацию и назначать гомеопатические препараты тем пациентам, которые в единичных случаях обращаются к Вам, потому что доверяют Вам. Вы никоим образом не можете требовать более обширных привилегий, чем те, которые закон предоставляет даже признанным врачам.

Мюнстер, 6 сентября 1850 года
Королевское правительство

высокие потенции в гомеопатии Письмо советника д-ра фон Беннингхаузена д-ру Руммелю   оглавление Оглавление   Идея нозологической системы нозологическая система в гомеопатии