Д-р Джон Барт Классен (США)

Обзор вызванной прививками перегрузки иммунной системы и результирующих эпидемий диабета I типа и метаболического синдрома с акцентом на объяснении увеличившегося в последнее время риска преддиабета и других иммуноопосредованных заболеваний


Journal of Molecular and Genetic Medicine, 2014, S01:25

Перевод Зои Дымент (Минск)
Классен Джон Барт — американский врач и иммунолог, исследующий связь прививок и сахарного диабета, автор ряда публикаций в рецензируемых журналах, основатель (1991), президент и главный исполнительный директор компании "Классен имьюнотерапиз".

Оригинал можно скачать здесь


Абстракт

Существует эпидемия воспалительных заболеваний, развивающаяся параллельно эпидемии ятрогенного иммунного стимулирования прививками. Многочисленные свидетельства связывают иммунную перегрузку, вызванную прививками, с эпидемией диабета I типа. Недавно полученные данные показывают, что ожирение, диабет II типа и другие компоненты метаболического синдрома тесно связаны с иммунизацией и могут быть проявлениями петли отрицательной обратной связи с иммунной системой, реагирующей на иммунную перегрузку. Эпидемия диабета/преддиабета усиливается в то время, когда распространенность ожирения стабилизировалась, что указывает на перегруженность отрицательной обратной связи с иммунной системой. Теория иммунной перегрузки, вызванной прививками, может объяснить результаты наблюдений, которые опровергают многие соперничающие гипотезы. В настоящей статье рассматриваются доказательства того, что вызванная прививками перегрузка иммунной системы объясняет разрыв между увеличением преддиабета и неалкогольного стеатогепатита в то время, когда эпидемия ожирения у детей идет на убыль.

Введение

Двадцать лет назад было предсказано, что значительный рост иммунизации может привести к огромному увеличению числа людей с хроническими болезнями, связанными с иммунитетом, такими, как сахарный диабет I типа, аутоиммунные болезни и астма [1]. Такой значительный рост иммунизации произошел в действительности. В Соединенных Штатах, например, уже с 1999 года дети получают, в соответствии с календарем прививок, на 80 вакцин больше (в пересчете на одновалентные вакцины. — прим. перев.), как будет объяснено ниже. Рост иммунизации сопровождается огромным увеличением связанных с воспалением заболеваний. Такие болезни, как аутизм, диабет I типа, астма, пищевая аллергия, многие аутоиммунные болезни, ожирение, диабет II типа, неалкогольный стеатогепатит и метаболический cиндром, встречаются сегодня у детей во много раз чаще. Заболеваемость некоторыми болезнями, за которыми ведется пристальное наблюдение, увеличилась, а другими — замедлилась. В настоящей статье разъясняется, как теория о перегрузке иммунной системы прививками может объяснить многие наблюдаемые изменения эпидемий.

При поиске альтернативного объяснения этих эпидемий было выдвинуто много гипотез, например, гигиеническая гипотеза для объяснения аутоиммунных болезней, неправильное питание или недостаток физической активности для объяснения эпидемии ожирения. Однако эти гипотезы не могут в достаточной степени объяснить недавние изменения в росте заболеваемости вышеуказанными болезнями. Например, заболеваемость ожирением у детей в США стабилизировалась вследствие отказа от нездоровой пищи и перехода к более активному досугу, но эпидемии аутоиммунных болезней продолжают усиливаться и в то время, когда улучшения гигиены не происходит.

Недавние публикации представили доказательства того, что прививки ответственны за эпидемии как аутоиммунных болезней, так и диабета I типа, а также эпидемии диабета II типа, ожирения и метаболического синдрома [2]. Одна из основных прививочных проблем заключена в концепции, что одна и та же доза подходит всем. Вкладыши почти всех вакцин рекомендуют дозу в зависимости от возраста. Предполагается, что для того чтобы вакцины имели коммерческий успех, они должны вызывать защитный иммунный ответ более чем у 90% детей. Для этого доза, рассчитанная на основе возраста, должна стимулировать защитный иммунный ответ у детей с самой слабой иммунной системой. При этом остальные 90% или более детей получают избыточное стимулирование иммунной системы. Процесс многократной избыточной стимуляции иммунной системы увеличивает риск воспалительных болезней, таких, как аутоиммунные болезни и аллергии, вызывающие еще больше воспалений. Клинические проявления болезни зависят от физиологической реакции индивида на воспаление, о чем говорилось ранее [3]. Воспаление приводит к выработке цитокинов, которые могут вызывать аутоиммунные болезни, а также стимулировать выработку кортизола, основного фактора образования петли отрицательной обратной связи с иммунной системой. Согласно теории воспаления, индуцированная выработка кортизола изменяется в зависимости от расы [3], что можно объяснить наличием генов, влияющих на выработку кортизола. Индивиды, в организме которых вырабатывается много кортизола в ответ на воспаление, склонны к развитию при этом синдрома Кушинга, включающего в себя ожирение, диабет II типа/резистентность к инсулину, гипертонию и дислипидемию (нарушение обмена холестерина и других жиров, в результате чего меняется их соотношение в крови. — прим. перев.), которые и составляют так называемый метаболический синдром. Имеются убедительные доказательства, что прививки вызывают диабет I типа. Данные крупного проспективного клинического исследования вакцины от гемофильной инфекции типа b [4], а также данные эпидемиологии [5] подтверждают, что прививки являются основным провоцирующим фактором диабета I типа. Данные клинических испытаний подтверждаются на модели токсичности, испытанной на животных [4]. Полученные результаты были также проверены другими исследователями [6]. Как неоднократно подтверждалось на практике, прекращение прививок приводило к снижению заболеваемости диабетом I типа [5, 7]. Недавно был опубликован обзор, содержащий свидетельства того, что прививки вызывают диабет II типа, ожирение и метаболический синдром [2]. Эти свидетельства включают в себя наблюдение, что в Японии прекращение вакцинации БЦЖ в школьном возрасте привело к снижению заболеваемости диабетом II типа у детей [8].

С 1999 года календарь детских прививок [9, 10] увеличился на 80 вакцин. Это число получено на основании того факта, что мультивалентные вакцины содержат специфические вакцины для каждого отдельного штамма. Были добавлены: пневмококк (13-валентная), менингококк (4-валентная), вирус папилломы человека (4-валентная), гепатит А (1-валентная), ротавирус (4-валентная), грипп (3-валентная, раз в год х 18 лет = 54).

Разрыв между усилением эпидемии диабета и стабилизацией заболеваемости ожирением

Теория вызванной прививками иммунной перегрузки объясняет усиление эпидемии диабета в то время, когда эпидемия ожирения прекратилась. Данные из США показывают, что эпидемия ожирения у детей 12-19 лет закончилась [11], однако в то время, когда нет увеличения заболеваемости ожирением у детей в возрасте 12-19 лет, заболеваемость преддиабетом или диабетом увеличилась с 9% до 23%. Согласно альтернативной гипотезе, ожирение является причиной эпидемии диабета, и можно было бы ожидать, что рост заболеваемости диабетом и преддиабетом прекратится, если заболеваемость ожирением не будет расти. Однако теория иммунной перегрузки прививками объясняет это наблюдение. Согласно данной теории, эпидемия ожирения была вызвана физиологической реакцией на стимулирование иммунной системы и выработку кортизола, вследствие существования петли отрицательной обратной связи с иммунной системой [2–3, 12–13]. Поскольку количество вакцин увеличилось, петля отрицательной обратной связи достигла своего максимума, и уровень ожирения стабилизировался. В этот момент иммунная стимуляция, вызванная дополнительными вакцинами, не столкнулась с усилением отрицательной обратной связи, но эпидемия диабета (воспаления, вызванного повреждением островковых клеток) усилилась.

Разрыв между эпидемий диабета и другими компонентами метаболического синдрома

Как обсуждалось выше, данные о детях в возрасте 12-19 лет показали, что заболеваемость ожирением выросла от 18% до 20% (статистически незначимо), в то время как заболеваемость диабетом/преддиабетом выросла с 9% в 1999—2000 годах до 23% в 2007—2008 годах [11]. В течение этого времени другие компоненты метаболического синдрома не росли. Не происходило роста заболеваемости гипертонией или снижения уровня холестерина высокой плотности. Уровень холестерина низкой плотности также не поднимался. Эти данные можно объяснить теорией перегрузки иммунной системы прививками. Петля отрицательной обратной связи, включающая в себя выработку кортизола, достигла своего максимума, и дальнейшая иммунная стимуляция ведет к иммунному разрушению островковых клеток, подобно тому, что происходит при диабете I типа, без роста симптомов, наблюдаемых обычно при увеличении выработки кортизола или при ожирении, гипертензии и дислипидемии.

Диабет 1,5 типа у детей, двойной диабет

В последнее время увеличилось число детей, у которых диагностируются признаки диабета I и II типа [14] — такое состояние получило название двойного диабета, или диабета 1,5 типа. Это новая болезнь. Аналогичное состояние диагностируется гораздо чаще у взрослых и называется латентный аутоиммунный диабет взрослых (LADA), а также диабет 1,5 типа. Теория иммунной перегрузки объясняет растущую распространенность этого состояния. В условиях малого количества прививок и низкой иммунной стимуляции, аутоиммунный диабет I типа развивается у индивидов с низким уровнем выработки кортизола в ответ на воспаление, в то время как те, у кого развивается диабет II типа/метаболический синдром, имеют очень сильную реакцию кортизола на воспаление [3]. Так как рост числа вакцин приводит к усилению воспаления, у лиц с умеренной выработкой кортизола в ответ на воспаление развивается диабет. У лиц с умеренной выработкой кортизола вырабатывается недостаточно кортизола, чтобы предотвратить вызванное воспалением разрушение островковых клеток, то есть диабет I типа, однако его хватает для того, чтобы развилась резистентность к инсулину и симптомы диабета II типа.

Уменьшение роли MHC (главного комплекса гистосовместимости) высокого риска в развитии диабета I типа

Было показано, что со временем, при усилении эпидемии диабета I типа, доля детей с генотипом, характеризующимся МНС высокого риска для диабета I, уменьшается [15–18]. Это можно объяснить иммунной перегрузкой, вызванной прививками. Когда общий уровень воспаления в популяции низок, более склонны к развитию диабета I типа индивиды, имеющие гены высокого риска. В среде, где уровень воспаления у населения повышается из-за массовой иммунизации, генотипы с MHC высокого риска меньше влияют на развитие болезни, потому что главными факторами болезни являются повышенные цитокины и активированные иммунные клетки.

Эпидемия НАСГ (неалкогольный стеатогепатит)

НАСГ является относительно новой болезнью, которая впервые была описана в 1979—1980 годах. Это один из видов жирового перерождения печени. Как было обнаружено при посмертном вскрытии детей, умерших с 1993 по 2003 годы, НАСГ поражает 3% детей [16]. Это исследование показало, что стеатогепатит был обнаружен у 38% детей, страдающих ожирением, и лишь у 5% детей с нормальным весом.

В недавно опубликованной статье указано, что процент детей в возрасте 12-19 лет с повышенной активностью печеночных ферментов и, в частности, с повышенным уровнем аланин-аминотрансферазы, увеличился с 3,9% в 1988—1994 годах до 10,7% в 2007—2010 годах [17].

В то время как нет сообщений о каких-либо прямых эпидемиологических исследованиях связи НАСГ с прививками, эта эпидемия может быть объяснена подъемом воспаления и вызванного прививками диабета.

НАСГ, как полагают, связан с несколькими факторами. Одним из предрасполагающих факторов является диабет, который, как описано выше, вызывается прививками. Другой фактор — цитокины [18], активность которых также может быть связана с вызванным прививками воспалением [2].

Параллельные эпидемии воспалительных болезней

Теория иммунной перегрузки прививками объясняет параллельные эпидемии многочисленных различных аутоиммунных болезней. Известно, что патофизиология многих аутоиммунных и воспалительных болезней сходна. Пациенты с аутоиммунной болезнью часто страдают еще от одной или нескольких аутоиммунных болезней или имеют семейную историю с многочисленными различными аутоиммунными болезнями. Таким образом, не удивительно, а вполне ожидаемо, что при росте заболеваемости диабетом I типа растет и заболеваемость многими воспалительными болезнями. Сообщается об увеличении заболеваемости детей многими болезнями. Однако нет достаточных данных для выяснения того, увеличилась ли заболеваемость большинством воспалительных болезней. Тем не менее, учитывая сообщения о росте и увеличении разнообразия болезней у детей, вполне вероятно, что заболеваемость многими другими болезнями также выросла.

Эпидемиологические исследования показывают тесную связь между диабетом I типа и другими аутоиммунными болезнями. Диабет I типа тесно связан с другими аутоиммунными болезнями, относящимися к полигландулярному аутоиммунному синдрому типа II [19]. У 52% больных с этим синдромом имеется сахарный диабет, у 69% — аутоиммунная болезнь щитовидной железы, и все 100% больных с этим синдромом страдают от болезни Аддисона. Пациенты с диабетом I типа и их близкие родственники имеют повышенный риск органоспецифической аутоиммунной болезни [20]. Некоторые эпидемиологические данные получены при наблюдении за семьями, в которых несколько человек имеют аутоиммунную болезнь. Семейные исследования показывают, что диабет I типа связан с развитием нескольких других аутоиммунных болезней, в том числе органоспецифических аутоиммунных болезней и ревматоидных болезней. Близкие родственники пациентов с диабетом II типа имеют повышенный риск появления аутоантител широкого спектра [21–22]. Было обнаружено, что, в зависимости от семьи, диабет I типа связан с повышенным риском органоспецифической аутоиммунной болезни или ревматизма [23]. Большое исследование меннонитов показало связь между диабетом I типа и другими аутоиммунными болезнями, в том числе органоспецифическими и ревматоидными [24].

Иммунная стимуляция альфа-интерфероном увеличивает риск развития диабета I типа и широкого спектра других аутоиммунных болезней. Люди получают альфа-интерферон для лечения вирусного гепатита и рака. Как неоднократно сообщалось, альфа-интерферон может вызывать у людей диабет I типа [25–28]. В японском исследовании у одного из 40 пациентов, получавших альфа-интерферон, появились антиостровковые клеточные антитела [28]. В одном итальянском исследовании обнаружено, что у 14 из 11241 пациента, получающих альфа-интерферон, развился сахарный диабет [29]. Альфа-интерферон также увеличивает риск органоспецифических аутоиммунных болезней, таких, как тиреоидит и аутоиммунные ревматические болезни: СКВ, ревматоидный артрит, псориаз и саркоидоз [30]. Сообщалось, что при назначении альфа-интерферона у одних и тех же пациентов развивались и ревматизм, и органоспецифическая аутоиммунная болезнь [31–32].

Хорошо известно, что заболевание аутизмом приобрело характер эпидемии. Многие случаи аутизма имеют сильный воспалительный компонент, и эту эпидемию уже связывают с вызванной прививками перегрузкой [33]. Аутизм эпидемиологически связан с диабетом, и пациенты с аутизмом имеют семейную историю повышенного риска аутоиммунных болезней. Синдром дефицита внимания эпидемический, и он эпидемиологически связан с повышенным риском иммунных нарушений [34].

Многие болезни, возникающие на фоне воспаления, отличные от диабета, являются эпидемическими. Сообщают, что заболеваемость детей псориазом выросла в два раза [35]. Также увеличилось число случаев васкулита, ассоциированного с аутоиммунными антинейтрофильными цитоплазматическими антителами, при котором развивается почечная недостаточность [36]. Сообщается также, что у детей выросла заболеваемость гранулематозом Вегенера [37]. Также резко участились случаи воспалительных заболеваний кишечника у детей [38].

Данные исследований показывают, что прививки могут повышать чувствительность людей к антигенам окружающей среды. Центр профилактики и контроля заболеваний [39] установил, что несколько вакцин связаны с повышенным риском астмы, в том числе вакцина против гемофильной инфекции типа b, c относительным риском 1,18 (1,02—1,36), и вакцина против гепатита В, с риском 1,20 (1,13—1,27). Также неудивительно, что обнаруживается все больше пищевых аллергенов [40]. По сравнению с 1997 годом, аллергия на арахис у детей выросла в три раза [41]. Заболеваемость иммунной болезнью, связанной с питанием, целиакией [42], также существенно выросла.

Заключение

Существует эпидемия воспалительных болезней, параллельная эпидемии ятрогенной иммунной стимуляции, вызванной прививками. По-видимому, эпидемия диабета/преддиабета усиливается в то время, когда распространенность ожирения стабилизировалась, что говорит о перегрузке петли обратной отрицательной связи с иммунной системой.

Теория иммунной перегрузки, вызванной прививками, объясняет результаты наблюдений, которые опровергают многие соперничающие гипотезы. К сожалению, проспективные контролируемые испытания вакцин, выполняемые с целью их лицензирования, либо слишком малы и непродолжительны, либо контролируются ненадлежащим образом (для сравнения используются другие вакцины), что не способствует изучению на соответствующем уровне взаимосвязи между вакцинами и рассматриваемыми эпидемиями. Более того, большинство эпидемиологических исследований, проводимых после того, как вакцины прошли лицензирование, страдают от тех же недостатков. Выводы в этой статье основаны на данных единственного клинического исследования, результатах исследований токсичности на животных и эпидемиологических исследований. Несомненно, идеально было бы получить больше данных из клинических испытаний, однако промышленность и правительство неохотно предоставляют такую информацию. Тем не менее, выводы о токсичности многих агентов, включая сигареты и асбест, были сделаны без проведения клинических исследований. Автор считает, что совокупность данных, описанных и рассмотренных в настоящей статье, подтверждает причинную связь, о которой говорилось выше.

Благодарности/Конфликт интересов

Автор имеет патенты на методы тестирования способности вакцин вызывать диабет и на методы профилактики диабета.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Classen JB (1998) Method and Composition for an Early Vaccine to Protect Against Both Common Infectious Diseases and Chronic Immune Mediated Disorders or Their Sequelae. USA Patent 5723283.
2. Classen JB (2012) Review of evidence that epidemics of type 1 diabetes and type 2 diabetes/metabolic syndrome are polar opposite responses to iatrogenic inflammation. Curr Diabetes Rev 8: 413-418.
3. Classen JB (2009) Evidence childhood epidemics of type 1 and type 2 diabetes are opposite extremes of an immune spectrum disorder induced by immune stimulants. Role of race and associated cortisol activity as a major determining factor of diabetes. Diabetes Metabol Syn Clin Res Rev 3: 67-69.
4. Classen JB, Classen DC (2002) Clustering of cases of insulin dependent diabetes (IDDM) occurring three years after hemophilus influenza B (HiB) immunization support causal relationship between immunization and IDDM. Autoimmunity 35: 247-253.
5. Classen JB (2008) Risk of vaccine induced diabetes in children with a family history of type 1 diabetes. Open Pediatr Med J 2: 7-10.
6. Wahlberg J, Fredriksson J, Vaarala O, Ludvigsson J; Abis Study Group (2003) Vaccinations may induce diabetes-related autoantibodies in oneyear- old children. Ann N Y Acad Sci 1005: 404-408.
7. Classen JB, Classen DC (2003) Clustering of cases of type 1 diabetes mellitus occurring 2-4 years after vaccination is consistent with clustering after infections and progression to type 1 diabetes mellitus in autoantibody positive individuals. J Pediatr Endocrinol Metab 16: 495-508.
8. Classen JB (2008) Discontinuation of BCG vaccination precedes significant drop in type 2 diabetes in Japanese children. Role of inflammation and cortisol activity as a cause of type 2 diabetes. Open Endocrinol J 2: 1-4.
9. [Авторы не перечислены] (1999) Recommended childhood immunization schedule-United States, January-December 1999. American Academy of Pediatrics Committee on Infectious Diseases. Pediatrics 103: 182-185.
10. Centers for Disease Control and Prevention (CDC) (2013) Advisory Committee on Immunization Practices (ACIP) recommended immunization schedules for persons aged 0 through 18 years and adults aged 19 years and older - United States, 2013. MMWR Surveill Summ 62 Suppl 1: 1.
11. May AL, Kuklina EV, Yoon PW (2012) Prevalence of cardiovascular disease risk factors among US adolescents, 1999-2008. Pediatrics 129: 1035-1041.
12. Classen JB (2011) Italian pediatric data support hypothesis that simulataneous epidemics of type 1 diabetes and type 2 diabetes/metabolic syndrome/obesity are polar opposite responses (i.e symptoms) to a primary inflammatory condition. JPEM 24: 455-456.
13. Classen JB (2008) Type 1 versus type 2 diabetes/metabolic syndrome, opposite extremes of an immune spectrum disorder induced by vaccines. Open Endocrinol J 2: 9-15.
14. Pozzilli P, Guglielmi C, Caprio S, Buzzetti R (2011) Obesity, autoimmunity, and double diabetes in youth. Diabetes Care 34 Suppl 2: S166-170.
15. Vehik K, Hamman RF, Lezotte D, Norris JM, Klingensmith GJ, et al. (2008) Trends in high-risk HLA susceptibility genes among Colorado youth with type 1 diabetes. Diabetes Care 31: 1392-1396.
16. Schwimmer JB1, Deutsch R, Kahen T, Lavine JE, Stanley C, et al. (2006) Prevalence of fatty liver in children and adolescents. Pediatrics 118: 1388-1393.
17. Welsh JA, Karpen S, Vos MB (2013) Increasing prevalence of nonalcoholic fatty liver disease among United States adolescents, 1988—1994 to 2007—2010. J Pediatr 162: 496-500.
18. Tilg H, Diehl AM (2000) Cytokines in alcoholic and nonalcoholic steatohepatitis. N Engl J Med 343: 1467-1476.
19. Trence DL, Morley JE, Handwerger BS (1984) Polyglandular autoimmune syndromes. Am J Med 77: 107-116.
20. Batterle C, Zanette F, Pedini B, Presotto F, Rapp LB, et al. (1984) Clinical and subclinical organ specific autoimmune manifestations in type 1 (insulin dependent) diabetic patients and their first degree relatives. Diabetologia 26: 431-436.
21. Hagglof B, Rabinovitch A, Mackay P, Huen A, Rubenstein AH, et al. (1986) Islet cell and other organ-specific autoantibodies in healthy firstdegree relatives to insulin-dependent. Acta Paediatr Scand 75: 611-618.
22. Lorini R, Larizza D, Livieri C, Cammareri V, Martini A, et al. (1986) Auto-immunity in children with diabetes mellitus and in their relatives. Eur J Pediatr 145: 182-184.
23. Torfs CP, King MC, Huey B, Malmgren J, Grumet FC (1986) Genetic interrelationship between insulin dependent diabetes mellitus, the autoimmune thyroid diseases, and rheumatoid arthritis. Am J Hum Genet 38: 170-187.
24. Jaworski MA, Severini A, Mansour G, Hennig K, Slater JD, et al. (1989) Inherited diseases in North American Mennonites: focus on Old Colony (Chortitza) Mennonites. Am J Med Genet 32: 158-168.
25. Waguri M, Hanafusa T, Itoh N, Imagawa A, Miyagawa J, et al. (1994) Occurrence of IDDM during interferon therapy for chronic viral hepatitis.Diabetes Res Clin Pract 23: 33-36.
26. Murakami M, Iriuchijima T, Mori M (1995) Diabetes mellitus and interferon-alpha therapy. Ann Intern Med 123: 318.
27. Fabris P, Betterle C, Floreani A, Greggio NA, de Lazzari F, et al. (1992) Development of type 1 diabetes mellitus during interferon alfa therapy for chronic HCV hepatitis. Lancet 340: 548.
28. Imagawa A, Itoh N, Hanafusa T, Waguri M, Kuwajima M, et al. (1996) Antibodies to glutamic acid decarboxylase induced by interferon-alpha therapy for chronic viral hepatitis. Diabetologia 39: 126.
29. Fattovich G, Giustina G, Favarato S, Ruol A (1996) A survey of adverse events in 11,241 patients with chronic viral hepatitis treated with alfa interferon. J Hepatol 24: 38-47.
30. Nesher G, Ruchlemer R (1998) Alpha-interferon-induced arthritis: clinical presentation treatment, and prevention. Semin Arthritis Rheum 27: 360-365.
31. Pittau E, Bogliolo A, Tinti A, Mela Q, Ibba G, et al. (1997) Development of arthritis and hypothyroidism during alpha-interferon therapy for chronic hepatitis C. Clin Exp Rheumatol 15: 415-419.
32. D'Hondt L, Delannoy A, Docquier C (1993) Hypothyroidism and arthritis during interferon therapy. Clin Rheumatol 12: 415-417.
33. Classen JB (2013) Prevalence of Autism is Positively Associated with the Incidence of Type 1 Diabetes, but Negatively Associated with the Incidence of Type 2 Diabetes, Implication for the Etiology of the Autism Epidemic. Open Access Sci Rep 2: 1-3.
34. Chen MH, Su TP, Chen YS, Hsu JW, Huang KL, et al. (2013) Comorbidity of Allergic and Autoimmune Diseases Among Patients with ADHD: A Nationwide Population-Based Study. J Atten Disord.
35. Tollefson MM, Crowson CS, McEvoy MT, Maradit Kremers H (2010) Incidence of psoriasis in children: a population-based study. J Am Acad Dermatol 62: 979-987.
36. Sethna C, Frank R, Infante L, Gottlieb B, Eberhard A, et al. (2012) Anti- Neutrophil Cytoplasmic Antibody Vasculitis in Pediatric Patients: Is the Incidence Rising? Open J Nephrol 2: 19-22.
37. Grisaru S, Yuen GW, Miettunen PM, Hamiwka LA (2010) Incidence of Wegener's granulomatosis in children. J Rheumatol 37: 440-442.
38. Lehtinen P, Ashorn M, Iltanen S, Jauhola R, Jauhonen P, et al. (2011) Incidence trends of pediatric inflammatory bowel disease in Finland, 1987—2003, a nationwide study. Inflamm Bowel Dis 17: 1778-1783.
39. DeStefano F, Gu D, Kramarz P, Truman BI, Iademarco MF, et al. (2002) Childhood vaccinations and risk of asthma. Pediatr Infect Dis J 21: 498-504.
40. Prescott S, Allen KJ (2011) Food allergy: riding the second wave of the allergy epidemic. Pediatr Allergy Immunol 22: 155-160.
41. Sicherer SH, Muñoz-Furlong A, Godbold JH, Sampson HA (2010) US prevalence of self-reported peanut, tree nut, and sesame allergy: 11-year follow-up. J Allergy Clin Immunol 125: 1322-1326.
42. Dydensborg S, Toftedal P, Biaggi M, Lillevang ST, Hansen DG, et al. (2012) Increasing prevalence of coeliac disease in Denmark: a linkage study combining national registries. Acta Paediatr 101: 179-184.

К списку статей   В раздел "Прививки"   На главную   На форум