Хилари Батлер (Новая Зеландия)

Хилари Батлер

Просто верьте нам

Перевод Зои Дымент (Минск)

Оригинал здесь

Кто контролирует риторику?

На прошлой неделе "Сайентист" вышел со статьей Мегана Скуделлари под названием "Беспокойный больной" и с подзаголовком "Ожидания могут превратить вас в больных. Страх может ослабить вас. Понимание эффекта ноцебо способно помочь предотвратить это болезненное явление".

Эта статья из "Сайентист" послужит основой для серии статей в моем блоге, поэтому, прежде чем читать его дальше, пожалуйста, прочитайте эту статью. Основные понятия в ней выходят за рамки ранее принятых представлений, коренным образом меняют подход к медицинским исследованиям и могут полностью нарушить возможность людей понимать, что доктора имеют в виду под словами, которые они произносит, или даже что они думают. При чтении этой статьи не забывайте поговорку: "Тот, у кого золото, устанавливает правила".

Часть 1 "Воспоминания" была написана, чтобы создать условия для понимания остальных материалов этого блога.

Во-первых, давайте определим термины и ошибочные предположения.

Ноцебо. Врачи определяют ноцебо следующим образом: "Безвредное вещество, которому, после того, как его принял пациент, приписываются вредные эффекты, вызванные негативными ожиданиями или психологическим состоянием пациента".

С самого начала здесь имеется первое неверное предположение… "безвредное вещество". Многое из того, что медики считают безвредным, очень опасно.

Второе неверное предположение можно увидеть в цитате из статьи в "Сайентист", в которой утверждается, что любой эффект ноцебо вытекает из "качества, присущего пациенту, а не лекарству".

Чтобы поверить остальной части этой статьи, читатель должен принять как неоспоримый научный факт содержащуюся в ней основополагающую предпосылку, что "лекарство" всегда является "безвредным" веществом и любая реакция или осложнение всегда происходят из-за ущербности (изначально присущего качества) пациента .

Это подразумевается в подзаголовке последней трети, где делается вывод, что если бы люди поняли, что проблема в них, а не в лекарствах, то побочных эффектов не было бы.

Только подумайте об этом новом оплоте для "диагностических критериев", которые можно создать на основе этой концепции.

"Сайентист" обновил "Холодные матери вызывают аутизм" до "У матерей, которые заболевают гриппом во время беременности, происходят преждевременные роды и рождаются дети с аутизмом", подталкивая к прививкам против гриппа, причем журнал игнорирует тот факт, что матери всегда были восприимчивы к любым инфекциям во время беременности, но заболеваемость аутизмом и число преждевременных родов стремительно растут. Тем не менее, посыл все тот же. Ничто и никогда не должно указывать на врача или лекарство.

В последнем абзаце статьи в "Сайентист" читаем: "Большинство врачей не знают, что такое ноцебо", что противоречит следующему заявлению: "Всем известно, что то, как вы разговариваете с пациентом, оказывает огромное влияние на побочные эффекты, настроение и душевное состояние".

Так что же на самом деле? Они либо знают… либо нет.

Знание ноцебо было продемонстрировано в книге сэра Грэхема Уилсона "Опасности иммунизации" (pdf-копию книги можно получить из Библиотеки почвы и здоровья), основанной на серии лекций, прочитанных автором в 1966 году на Лондонском факультете гигиены и тропической медицины. В расширенных лекциях сэра Уилсона, на стр. 4 и 5 введения, говорится:

Риски, связанные с использованием вакцин и сывороток, известны недостаточно хорошо. В сущности, наши знания о них все еще слишком малы, а то неполное знание, которым мы обладаем, не очень широко распространено. Я был поражен, когда прочитал заявление университетского преподавателя в области бактериологии, сделанное на симпозиуме по иммунизации в 1965 году, что первым зарегистрированным бедствием, связанным с прививкой, была известная трагедия в Любеке. Неспособность санитарного врача оценить риски иммунизации вызывает сожаление, но то, что медик-бактериолог совершенно в неведении о длинной череде несчастных случаев, которые произошли в течение сорока лет, предшествующих 1930 году, казалось мне почти невероятным, пока я не понял, что его невежество вызвано почти полным отсутствием информации по этому вопросу в существующих учебниках бактериологии. Отсюда надо извлечь урок, что необходимо рассматривать любой вопрос с исторической точки зрения, ибо, если нам неизвестны ошибки наших предшественников и мы не можем извлечь выгоду из этого знания, мы склонны совершать еще больше ошибок.

…Печальные сообщения о несчастных случаях, сопутствующих прививкам, и обстоятельства их возникновения, которые я представил, неполны. Далеко не полны, на самом деле. Даже если бы у меня было время просмотреть всю соответствующую литературу, я не смог бы представить полный отчет. Основная причина этого заключается в том, что о большом количестве случаев — я подозреваю, что о большинстве, — никогда не сообщалось в печати: либо из-за страха появления требований о компенсационных выплатах, либо из-за нежелания вооружать антипрививочников, либо по какой-то другой причине.

…Предположительно, о большинстве крупных случаев сообщалось, но даже относительно некоторых из них были предприняты попытки скрыть их от общественности. Однако очень немногие спорадические случаи были опубликованы. Покойный д-р Дж. Р. Хатчинсон, работавший в Министерстве здравоохранения, собрал сообщения о фатальных несчастных случаях, связанных с прививками, в военные годы, и любезно показал их мне. Я был откровенно удивлен, когда увидел их и узнал о большом количестве лиц, гражданских и военных, которая умерли, вероятно, в результате попытки иммунизации против тех или иных болезней.

…Однако лишь об очень немногих из них упоминалось в медицинских журналах.

…Если учесть, что записи д-ра Хатчисона охватывают случаи, произошедшие на протяжении всего четырех или пяти лет и только в Великобритании, и что в других странах — в Европе, Азии, Африке, Америке и Австралии, вероятно, имелась та же доля несчастных случаев, и что они происходили на протяжении последних шестидесяти или семидесяти лет, то можно представить, какая малая доля случаев когда-либо была описана в медицинской литературе во всем мире.

Точно такая же ситуация сложилась к 1981 году, когда у нас родился первый сын. Не было абсолютно никакой информации о возможных побочных эффектах, и врачи утверждали, что побочных эффектов прививок вообще не существует.

Найти какие-либо сообщения о побочных реакциях на прививку было нереально.

Через три года я начала раскапывать факты и поняла, что врачи очень неохотно признаю́т, что что-то может пойти не так, особенно когда они сами делают укол ребенку. Позже, в 1986 году, когда в "Нью Зиланд геральд" была опубликована статья о нашей работе, на нас обрушились телефонные звонки и письма от родителей из Новой Зеландии, продолжавшиеся нескольких месяцев, и нас благодарили за то, что, наконец, кто-то задал вопросы, которые подтверждали их собственные предположения. Все, без исключения, говорили:

  1. Им НИКОГДА не давали никакой информации о том, что могут натворить прививки, говорилось лишь о том, что они спасли мир.
  2. Им ВСЕГДА говорили, что ИХ ребенок был ОДНИМ НА МИЛЛИОН, и что никогда прежде ничего подобного не происходило.
  3. О реакции их ребенка на прививку НИКОГДА не сообщалось.

Сам объем этих телефонных звонков и писем от родителей был для нас поразительным и сенсационным откровением. Это было первое случайное подтверждение, на основе отдельных наблюдений, помимо книги сэра Уилсона, того, что существует скрытая проблема, исторически и систематически отрицаемая медицинской системой.

В такой атмосфере невежества находились родители в 80-х годах и ранее, и на этом фоне в серии статей в этом блоге далее обсуждается статья в "Сайентист".

Врачи по отдельности и все вместе, как система, контролировали и по сей день контролируют успокоительную риторику, потому что уже тогда они знали о ноцебо.

Врачи и медицинская система осознавали и раньше, и после сообщений сэра Уилсона, что если они призна́ют перед каким-либо родителем, что прививки вызвали серьезные проблемы в здоровье их ребенка, их слова разбудят и у других людей понимание проблем их детей. Родители смогут понять, что им лгали, а также осозна́ют, что информационное молчание, если и является золотом, то лишь для медицинской системы. Молчание иногда бывает просто трусливым.

Памятные слова Воспоминания   оглавление Оглавление   Суть дела Название игры